Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: Ваше имя

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

17.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Давным-давно решили мы (в смысле фирма, в которой работал) осчастливить город качественным и дешёвым кабельным телевидением. Создать здоровую конкуренцию существующему поставщику услуг. Который на тот момент вообще охренел, брал с людей 195 рублей в месяц за 30 каналов, причём, качество вещания оставляло желать лучшего. А мы планировали выйти на рынок с 55-ю каналами всего лишь за 90 рублёв. И, конечно же, в связи с этим чувствовали себя, как минимум, Посланниками Небес.
Тарелки, станция, магистрали, договора на контент - всё сделалось и утряслось подозрительно быстро и беспроблемно. Дело за малым - получить формальное согласие жилтоварищей (ТСЖ, ЖСК, ДУ) на подключение домов. И тут начало твориться непредсказуемое.
Манагеры службы развития, отправляемые к жилтоварищам за согласованиями, возвращались натурально в слезах. Не согласовывают. А ещё и жуликами обзывают и грозятся милицию вызвать.
- Как так?
- Да вот так! Приходим, рассказываем, какое у нас крутое кабельное будет, проспекты показываем, кружки фирменные дарим, обращаем внимание, что каналов у нас в два раза больше, а цена в два раза ниже. Не забываем говорить, что подключение бесплатное и монтажники квалифицированные и аккуратные.
- Ну?
- Что ну! Глаза у них загораются. Спрашивают, - что для этого нужно? Отвечаем, - подпись и печать ваша. Начинают морды кривить, и нах посылать.
- Почему?
- Да вот там - сказали, что не хотят, чтоб мы крышу их эксплуатировали, там - что не верят ни в какое кабельное, там - что вообще не позволят на них наживаться...
В общем, - жопа. За три недели - всего два согласования. А время идёт. Оборудование уже простаивает, материалы на площадке валяются, квалифицированные монтажники ропщут "когда?"
Давай же мы ситуацию исправлять. манагерам униформу забацали, тренинги каждое утро (как презентовать, как улыбаться, как возражения правильно преодалевать). Ещё хуже. Дошло до того, что одного из манагеров, предложившего жилищному кооперативу скромное вознаграждение за возможность их подключить, просто выкинули за руки-за ноги с заседания оного кооператива. Изорвав униформу и отбив филей.
И вот, разглядывая сию производственную травму в виде синяка на полжопы, я вдруг проникся Откровением.
На следующий день вместо стаи манагеров по жилтоварищам пошёл самый небритый квалифицированный монтажник. С самыми бегающими глазами. В обязанности которого входило
1. Найти председателя или председательшу жилтоварищества
2. Отвести за угол
3. Свистящим шёпотом сказать "Слы, дядя (или тётя), мы тут дешёвое кабельное рядом с вами проводим. Если надо - пять тысяч с вас - мы и вам веточку кинем. Только, чтоб всё это между нами, лады?"
Неделя делов - и все согласны, все счастливы, все довольны.

Это был просто ход. А по настоящему гениальный я видел ещё раньше, в первой половине девяностых.

Меня тогда кум уговорил бросить всё и идти зарабатывать настоящие деньги вместе с ним на рынке. А он торговал тогда сантехникой. Сантехнику, несмотря на всеобщее обнищание, люди тогда брали хорошо. Ибо, даже без колбасы прожить можно, а вот ежели унитаз течёт или кран в ванной струёй в потолок бьёт - это даже с колбасой не жизнь.
И вот поехали мы с ним, с кумом, однажды к оптовику и нарвались на офигительнейшие смесители. Довольно качественно исполненные, красивые (чем не фирма?), некустарной сборки, и, самое главное - наидешевейшие. Как сейчас помню - 65 рублей они в оптовой продаже были.
Накупили мы их немерянно - кумова "Нива" аж чуть не до земли просела. И на следующий день выставили в продажу. По 125 рублей. Что было весьма и весьма дёшево (даже отечественный страшный-престрашный смесюн стоил 130-140). Весь день только и успевали деньги считать и товар выдавать. В четыре руки торговали, и то иногда очередь образовывалась. Вечером, посчитав прибыля, позволили себе даже без угрызений совести стриптизёрж в кабаке денежкой пообсыпать.
На следующее утро, утро не предвещающее беды, мы разложили наш супер-товар, и кум отправился за традиционным утренним глоточком и не менее традиционным утренним пирожком. Вернулся без пирожка, без глоточка, мрачнее тучи, извергая неслыханные проклятья.
Оказывается, на того класснейшего оптовика напали не мы одни. И на углу какой-то дрыщ продаёт эти смесители - по 110, блядь! И очередь, естественно, - у него.
Кум метался возле прилавка, как в жопу раненный пингвин, кряхтя, причитая и хлопая по карманам руками. Минут пять. Потом вдруг застыл на минуту (с оттопыренными руками) и внезапно просветлел. Как-то нехорошо улыбнулся и выложил на прилавок второй точно такой же смеситель. Два рядом. Только один - голиком, а второй - в пакетике. И сразу же на вопрос покупателя "Ребята, почём краник?" Ответил - "какой именно?"
- Как какой? Вот этот же. Они ж одинаковые?
- Нет, это они только с виду одинаковые. На самом деле вот этот - подделка, хорошая, качественная, но подделка, из заводских деталей кооператив собирает. 100 рублей ему цена. А вот этот, в кулёчке - это фабричная сборка. 140.
Так вот. За 100 мы тогда только один продали. Какому-то наркоману. Который заявил, что ему всё по хуй и вообще он не себе берёт. А за 140 распродали всё,что было, полностью. За исключением предпоследнего. Предпоследний по результатам аукциона (покупателей на него оказалось много) ушёл за 165.

11.04.2013, Новые истории - основной выпуск

Давным-давно, аж в прошлом веке, на заре моей тревожной юности, делали мы в школе постановку. Театрально-патриотическую. Не помню уже, как это всё называлось, и к чему было приурочено, но суть была в следующем. Сначала на сцене, за длинным столом сидят ученики и делают длинный такой доклад о комсомольцах-героях. Типа, вступление такое, идеологически выдержанное. Потом стол по быстренькому уносят, и на сцену выходят те же самые ученики, только уже не в школьной форме, а во всяких платюшках-костюмчиках и разыгрывается как бы выпускной бал 41-го года. Который, естественно, прерывается взрывами и сообщением Советского Информбюро о начале войны. Участники бала - кто падает, кто разбегается. И на фоне тех, кто упал и не успел убежать, романтичные парень с девушкой, обнимаются, говорят трогательные слова и клянутся в верности друг дружке и стране. Ну и последняя сцена - участники выпускного бала, уже в военно-партизанской одежде, с перевязанными головами и руками, сидят как бы на полу землянки и поют под аккордеон, естественно, "Землянку". Вот такой, в общем, серьёзный и проникновенный сценарий.

Долго готовились, репетировали. Ибо должны были приехать на просмотр делегации с других школ и комиссия какая-то из ГОРОНО. Подготовились на славу, старались. На репетициях у учителей даже слёзы на глаза наворачивались.

И вот долгожданное выступление.

...Наверное, в каждом классе была, есть и будет девочка, с которой постоянно что-нибудь случается. Была такая и у нас. Танька. Замечательная девочка, красивая и фигуристая. Но если есть на какой-нибудь скамейке гвоздь, то джинсы на заднице об этот гвоздь порвёт Танька. Если кто с утра в школу без платья, но в фартуке придёт, то это Танька. Если на ком-то на физкультуре на канате футболка выше головы задерётся, то тоже на Таньке. И если кто-то свой сокровенный личный девичий дневник каким-то чудом на столе у учительницы литературы забудет, то да, конечно же, Танька. Все это знали, все понимали, но в постановку её всё равно взяли. Ибо пела замечательно, танцевала хорошо, да и просто шустрая была и славная. Думали, пронесёт - репетировали же. Да фиг там.

Всё началось в самом начале, когда все участники выступления сидели на сцене за длинным столом. На столе этом конечно же была самая настоящая красная скатерть. Очень идеологическая. Но короткая. И конечно же в самый патетический момент Таньке приспичило раздвинуть ноги. И не просто раздвинуть, но ещё и размахивать коленками из стороны в сторону. Туда-сюда, туда-сюда. И так до конца первой части. Зрительный зал был в восторге. смеяться было нельзя - постановка-то серьёзная, про войну, поэтому народ просто сгибался и корчился под сидениями. По очереди. Чтобы не нарушать патетику выступления.

Потом был "выпускной бал". Танька по сценарию была в числе тех, кому не суждено было убежать, и кто должен был рухнуть на сцене под звуки первых взрывов. Она и рухнула. На первом плане. Как полагается, трагично, лицом вниз. Но, блин, с задранным по шею бальным платьем. И клятву "комсомольцы" давали на фоне тех же самых, уже знакомых зрителю, розовых трусов с клубничками, только вид сзади. В зале царило небывалое оживление.

Ну и последняя сцена. Землянка. Перед её началом возникла заминка. На аккордеоне некстати оборвался ремешок. А, стало быть, играть на нём, сидя на полу вместе со всеми, не получится. Нужен стул. Вынести его на сцену попросили Таньку, она быстрее всех переоделась в свою коротенькую партизанскую юбку и гимнастёрку. Танька вытащила стул посреди пустой сцены, поглядела по сторонам и на всякий случай на него села. По залу, готовому уже ко всему, пробежал радостный гул и кто-то даже крикнул "Ну, давай!" Танька в этот момент, наверное, поняла, что сидеть на стуле должна не она, а аккордеонист, встала, плавно и без суеты обошла стул вокруг, зачем-то пристально посмотрела в зрительный зал и села рядом. На корточки. Потом немного подумала и умостилась "по-турецки". Тут многострадальный зал не выдержал и грохнул.

"Землянку" петь не стали. Не было смысла.

08.04.2010, Новые истории - основной выпуск

Как-то давным-давно в одно прекрасное, по настоящему прекрасное
субботнее утро моя дорогая жена, вскочив с постели чуть ли не с первыми
лучами солнца, с весёлым таким рыком "Блин! Сегодня ж Мама на
минутку-другую собиралась нас навестить, посмотреть, как живём" начала
устраивать в рамках отдельно взятой квартиры идеальную семью. В чём и
преуспела весьма изрядно. Почти что совсем без угроз, скандалов,
разводов и прочих шума-пыли уже к обеду жилище наше если и не являло
собой сам Небесный Храм Чистоты и Гармонии, то, как минимум, на
удалённый офис филиала его дочерней фирмы тянуло вполне. То есть, Маму
на порог пустить и даже напоить чаем было не стыдно.

Правда, всю эту благостную умильность за малым не испортил в последний
момент мой закадычный друг Джонник-панк (цн), внезапно заявившийся к нам
в гости в своём обновлённом амплуа - с неизменным зелёным ирокезом, с
миллионом колечек-серёжек во всех ушах, но зато почему-то в отутюженных
брючках и в белой-пребелой накрахмаленнной рубахе с приколотыми на ней
тринадцатью октябрятскими звёздочками. Мы даже выгнать его, такого
славного, к ебеням собачьим сначала хотели. Но потом вдруг подумали и
решили, что так оно даже к лучшему. Маме ж, наверное, всё равно добрые
участливые люди или уже настучали, или вот-вот настучат, что мы с
панками дружим и что эти панки к нам домой ходят. И будет она это знать,
знать и переживать, представляя себе невесть что, по обыкновению самое
ужасное. А так - посмотрит на этого милого обаятельного парня в
брючках-рубашечке и вселится в неё надёжная уверенность, что панки - это
не придурочные алкоголики-наркоманы, а просто причёска такая. Звёздочки
и серёжки ведь снять же можно, если для святого дела. Сняли. И оставили
Джонника. А для комплекта и меня в рубашечку приодели, такую же белую и
накрахмаленную.

В общем, к приходу Мамы у нас всё чин-чинарём было. И даже лучше. В
одной комнате - наш замечательный сынуля в белых носочках в Вар Крафт
режется, бабушку ждёт, в другой комнате - мы с Джонником в белых
рубашечках с открытыми и приветливыми лицами на неподключенных гитарках
музицируем, на кухне - пирог домашний яблочный, самовар хохломской и
прочие вареньи-лимоны на белой скатёрочке, в коридоре - кот с бантиком
(жалко, блять, что не с белым - не нашли). Прям хоть бери, фотографируй
и отсылай на обложку "Сторожевой Башни" или ещё куда подальше.
Посмотрела жёнушка моя восторженными глазами на всё это великолепие
(даже, наверное, "Заебись!" подумала), смахнула набежавшую слезу, и
упорхнула встречать Маму, сказав на всякий случай "Ведите себя хорошо".

Вот лучше б не говорила. Ибо даже совсем нормальные, не склонные к
рефлексии люди, заслышав "Ведите себя хорошо" начинают самым активным
образом предаваться философским измышлениями на тему "Что такое хорошо"
и, как следствие, расширяются сознанием до удивительнейших открытий "Что
такое плохо".

А мы с Джонником, чего греха таить, нормальными не были сроду. Да и
времени на обдумывание у нас не было. Не было его даже на то, чтоб
обмолвиться-переглянуться, ведь в запасе всего каких-то две-три минуты,
Мама во дворе, считай. А посему, как только закрылась дверь, мы быстро,
но предельно организованно ринулись на кухню. На раз-два-три
практически.

Раз - рюмки, два - холодильник, три - бутылка, раз - разлили, два - а
чем закусим, три - лимоном, раз - отставить, два - а чем же, три - да
соком же. Хорошим таким соком, виноградным, самотканным. Как раз рядом с
водкой стоит, зря что ли.

... Вот хрен его знает, что там в этой бутылке произошло, ибо не химик
я, и хрен, опять же, его знает, как оно всё это там поместилось, но
когда я бутылочку откупорил, хватило на всё и на всех. И на стены, и на
пирог домашний яблочный, и на самовар хохломской и на белые
скатёрочки-занавесочки и даже на кота с бантиком, зашедшего
полюбопытствовать, что за суета такая. За рубашечки наши белые и
накрахмаленные вааще ни слова не скажу и просто промолчу. Вот ни фига не
преувеличиваю - как будто Всемирный Донорский Банк у меня на кухне в
одну секунду взял и лопнул. С треском, блять. Даже с потолка, не то, что
капало, - стекало.

А тут и жена с Мамой, конечно же, пришли.
Ну и всё.

Рейтинг@Mail.ru