Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: tiwik

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

13.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Новогодние приключения Кота.

Почему-то считается, что самое подходящее имя для кота – Васька. Не знаю. Среди знакомых мне котов Васька только один. И тот не совсем. Не совсем кот, как бы. Хотя формально-то да. А так - нет.

Был в одной конторе новогодний случай с Васьками. То ли газовики, то ли нефтяники, а может и золотодобытчики даже. Два зама из конторы возвращались из полугодовой дальней командировки. Перед новым годом. Вид как у киношных геологов, если выше воротника смотреть. Бороды, морды обветренные с северным загаром. Северный загар знаете, нет? В отличие от южного только нефтью смывается, если песочком потереть.

Костюмы конечно напялили с галстуками. И надо сказать, что работа на свежем воздухе исключительно способствует развитию мышечного каркаса. Костюмчики с рубашками в натяг на плечах. Отчего в фигурах несуразность и боязливость. Чтоб одежда по шву не разошлась на радостях. В самолете литр ХО выели до донышка – что слону дробина. Но запах есть. Коньячный.

Перед самым Новым годом возвращались. Прям в Домодедово, в старое еще, а может и Шереметьево тоже не новое. Их встретить должны были водители. Замы все-таки. Но они от спешки то ли позвонить забыли, то ли еще чего не срослось в диспетчерской. Не встретили. Наняли такси. Один вперед сел, другой, понятно сзади. А там в машине пассажир еще оказался. Забившийся в угол мальчишка.

- Сын что ли, - водителя спрашивает, который спереди зам, - взял с собой покататься?

- Не, - шофер, - не сын. Пацан в аэропорту нашелся. Третий день по очереди катаем. Пробовали в милицию сдать, один раз сбег, второй мало того, что сбег еще и покусал там всех и поцарапал. Ничего про себя не говорит, беглый, видать, из приюта. Зовут Васькой.

- Хе, - ржут оба пассажира, - Васькой. Как Кота.

- Сами вы коты сраные, - пацан отреагировал, - а я - Василий.

Эти бородатые еще сильнее ржут.

- Не обижайся, парень, поехали с нами, мы тебя с этим Котом познакомим. Мы сейчас в контору на праздник, у нас там елка, артисты с Кобзоном, Кот тоже там. Вы друг другу точно понравитесь. А если чего шеф тебя обратно в аэропорт отвезет.

И забрали. С Котом знакомиться. Кот, он ненастоящий кот ведь. А целый генеральный директор. А что зовут его как кота Васькой – так это только друзья. Так-то он Василий Иванович Кот. Васька Коту понравился, он мальчишку домой забрал, новый год встретить. Кот один, Васька один, вдвоем веселее новый год праздновать. Почти тридцать лет назад.

Теперь один из замов не то что бы на пенсии, какая пенсия в шестьдесят пять – мужик в полном расцвете сил, сто пятьдесят лежа жмет. Но по командировкам вместо него мотается Кот. Василий Васильевич Кот, сын Кота. Выпускник какого-то престижного института, то ли по нефти, то ли по газу, то ли вообще по бриллиантам. Нет, я-то точно знаю какого. И фамилию с именем настоящие знаю, но не скажу. Скажу только, что под Новый год и Рождество случается всякое, если в это верить. Если не верить – тем более. Но реже.

+532
Обсудить (69)

24.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Навеяно историей Грязнова про «Золотые ложечки Епифана» https://www.anekdot.ru/id/975010/ Написано правда лет за десять до того для журнала научной фантастики, но там не опубликовано, так как основано на вполне реальных событиях.

Давным-давно и даже в СССР, наверное при Сталине, жил мужчина и даже еще подросток, или юноша. Середнячок как все. Ничем не выделяющийся тихий человек. Никакой. На таких незаметных мужиках обычно земля держится потом, когда вырастут. Образование у пацана, как у всех - начальное, на чугунном заводе на среднем счету: ни плохой, ни хороший - средний.

Он влюбиться хотел, а тут бац - статья в газете. Так мол и так: ударник, передовик, стахановец без отрыва от производства в университет учиться на большого технического ученого поступил, за что честь ему и почитание от народа. А Фамилия и даже отчество того самого среднего и никакого. И даже домашний адрес, хотя обычно в газетах не указывают. Он два раза прочел, все сомневался, что о нем написано. А на утро его в профком вызвали. Там человек в кожанке ему все объяснил. Объяснил, что наши газеты никогда не ошибаются, а если ошибаются, то смотри пункт первый, а редактора и всех журналистов в расход обязательно. А у него выхода нет, раз написано: ударник, передовик, стахановец без отрыва от производства в университет учиться поступил, значит неделя сроку и даже специально проверять не будем, потому что ведем постоянное наблюдение неотрывно.

Кранты, в общем мужику. Но он же средний и темный, он даже не понял, что кранты. Из профкома вышел, в цех пришел чего-то в станке покрутил и выполнил три нормы за смену. Даже наблюдатели чуть с ума не сошли от удивления.

Дома у соседа пару книжек из его библиотеки выпросил и прочел сразу запоем. Он бы и всю библиотеку прочел, только сосед другие три книжки на раскурку пустил по глупости. А наш середняк через неделю уже в университете учился пять лет.

Учился незаметно. Средне учился. Средне окончил и на среднюю работу устроился. Тихо так, незаметно. Жениться планировал, а тут бац - статья в газете. Так мол и так: молодой гениальный ученый, комсомолец, стахановец открытие сделал, за что ему Сталинская премия выдана, он ее получил, на бульдозер истратил и на этом бульдозере с другими комсомольцами уехал Комсомольск-на-Амуре строить. А Фамилия и даже отчество того самого среднего и никакого. Домашнего адреса на этот раз не было. Место работы только, но даже номер комнаты несмотря на секретность.

Он два раза прочел, все сомневался, что о нем написано. На утро его в профком вызвали. Там человек в кожанке ему опять все объяснил. Так он из профкома вышел, в лабораторию пришел чего-то там из двух мензурок смешал, покрутил и так взорвалось, что даже наблюдатели опять удивились. А от шума и дыма все столько удовольствия получили, что Сталинскую премию прям завтра на бульдозерный завод перевели. Ну, а от комсомольцев отбоя не было с ним ехать город строить, других, кстати, никто и не спрашивал.

Как с пароходов сошли, он опять потерялся. Так в бригадирах и проработал до конца стройки. Ни хорошо, ни плохо - средне. Незаметный. Он и воевать ушел незаметно и воевал незаметно без геройства. Два ордена дали незаметно как-то. Война уж давно кончилась. Он третьего ребенка планировал ждать, а тут бац - статья в газете. Так мол и так: немолодой бульдозерист, ударник и коммунист был назначен секретарем райкома партии, и за два дня так настроил работу, что производительность труда выросла вместе с кукурузой в пять раз, а сам собрал народ и добровольцем на целину. А Фамилия и даже отчество того самого среднего и никакого. Ни домашнего адреса, ни места работы. Зато фотография. Он два раза прочел, все сомневался, что о нем написано, фотографию даже на просвет смотрел. А на утро его в профком вызвали. Там человек в кожанке ему ничего объяснять не стал. Посмотрел только строго. А чего объяснять, если и так все понятно? Да и старый он был очень этот человек в кожанке. Очень старый, даже говорить не мог.

Утром этот никчемный человек не стал заводить бульдозер, зашел в свой новый кабинет, ручку-самописку подкрутил и написал за два часа два приказа. Все одурели от тех приказов, кроме наблюдателей, но и наблюдатели опять удивились.

Целину, когда поднимали, нового директора совхоза никто не замечал. А чего его замечать если он середняк и ничем не выделяется. Серость обыкновенная. Совхоз работает, ничем от других не отличается: ни урожайностью, ни лозунгами. Просто работает по-тихому и все. Наш мужик уже на пенсию планировал, а тут бац - статья в газете. Даже не статья - некролог. Так мол и так: умер директор совхоза, ударник, бывший коммунист перестроивший свою работу в первых рядах перестройки, орденоносец, лауреат Сталинской премии за секретное открытие. И фотография и домашний адрес и место работы. Все сходится не увернешься. Но мужик все равно два раза прочел. Все думал, что не о нем.

А на утро его в профком вызвали. Только он не пошел. И умирать не стал, потому что может и нормально жизнь по чужой газетной статье провести, но умирать как-то неправильно. До сих пор живет, и никто не знает где. Потому что он такой средний и незаметный, что даже наблюдатели не удивились, когда потеряли. Но он точно живет и статьи в газетах про него иногда попадаются, никто просто не знает какие.

+-161
Обсудить (70)

23.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Город Нерехта. Названием на языке шипит и переливается, как пузырьки газировки в детстве. Не очень-то давно, если в мировом масштабе. По делам приехал. Планировал на целый день, но местные заводчане, несмотря на всю свою неторопливость, оказались очень оперативны и все дела у меня в одиннадцать кончились. Уезжать следующим днем планировал, но тут планы менять надо. Пошел на железнодорожный вокзал. Там все недалеко ведь. А он закрыт. То есть вокзал-то открыт, а билетные кассы закрыты. И нет никого, только дворник метлой по чистому асфальту ширкает.

- Здравствуйте!
- Здравствуйте, - ширк, - из Москвы на завод к нам? – ширк.
- На завод. Вот обратно хочу уехать, а вокзал закрыт. Случилось чего?
- А чего ему открытом-то быть, когда у нас один поезд утром, один вечером. Вот и закрыт днем. Ты на автобусе попробуй. Автовокзал на площади, -ширк, ширк, ширк.
- Автовокзал? Туда? – машу рукой в сторону площади.
- Автовокзал. Туда. Только он тоже сейчас закрыт. У нас же один автобус утром, один вечером.
- И?
- Там на площади подсказать могут, как уехать.

Пошел на площадь. Автовокзал, почта, таксисты стоят. Люди редкие ходят. Поймал одного редкого, стоит подошвой об чистый асфальт шаркает, что у него прилипло, видимо. Поймал и спрашиваю:

- Здравствуйте, не подскажете, как мне прям сейчас из Нерехты выбраться. Автовокзал вот закрыт…
- К нам на завод приехали? Из Москвы. А автовокзал у нас днем закрыт, потому что у нас один автобус утром, а один вечером, - шаркает похожий на дворника своей подошвой, - Вам на железнодорожный вокзал надо. Но он тоже закрыт, потому что…
- Один поезд утром, один вечером, ага. А по-другому никак?
- Никак. Хотя у таксистов спросить можно, - шарк, шарк, шарк, Они тебя или до Костромы, или до Ярославля довезут.
- Таксисты? Туда? – машу рукой в сторону таксистов и уже поворачиваюсь.
- Молодой человек!
- ?
- Я знаю, что нам надо делать. Нам надо в интернете посмотреть, как вам уехать. У вас интернет есть?
- Нет.
- А у нас есть. На почте. Пойдемте, я вам покажу, - шарк, шарк, шарк. И последний раз шарк. Наконец-то отлипло, даже я обрадовался.
- Галочка, - здравствуйте, - у нас сегодня интернет есть?
- Не, сегодня не работает. В центральном наверное есть.
- Галочка, а вы не узнаете?
- Центральная? У вас интернет есть? Нет? Кабель перекопали, завтра дадут? Спасибо, Центральная.

Мы вышли из почтового отделения, я искренне поблагодарил, участливого человека и пошел было к таксистам.

- Молодой человек! – шарк, шарк. Не до конца отлипло-то, - тут подумал… давайте я вас сам довезу до Ярославля. У меня машина недалеко. Двести рублей вас не обременят?
- Нет, - я рассчитывал на порядок больше, - и пятьсот не обременят.
- Пятьсот? – я сейчас машину подгоню, а вы только таксистам ничего не говорите.
- Не скажу.
- Я мигом.

И мы поехали. Машиной была Нива. Если бы я не знал сколько мне лет, я бы подумал, что мы одногодки. Но в год моего рождения Нив еще не делали. Однако шла ходко, ящики деревянные поскрипывали. Вместо заднего сиденья ящики и сено сверху.

- А можно мы к маме заедем?
- К маме?
- У меня мама в деревне живет по дороге. Неделю уже не был. Старенькая она, А мы только чаю попьем и поедем.
- Давайте к маме. Только к чаю что-нибудь купим.

И мы заехали к маме. На чай.

- Спасибо. Когда бы я еще к маме выбрался. Ты не волнуйся, из Ярославля поезда часто ходят. А если что я тебя и до автостанции довезу.
- Спасибо. До свидания.
- До свидания. Вы как билет купите, мне рукой махните. Я подожду на всякий случай, чтоб до автовокзала довезти.

Я купил билет и помахал ему рукой.

+521
Обсудить (29)

10.11.2018, Новые истории - основной выпуск

На нашей военной кафедре служили и учились замечательные люди, среди которых жили замечательные традиции, шутки и тосты.

У курсантов-студентов была прекрасная традиция «допиливать» часы. Не в новомодном понятии, и не в смысле буквального распила, а в значении «доделывать». Никто не знал основателя обычая. Корни традиции утонули в веках. Но часы, творение изощренного студенческого разума с факультета технической кибернетики, доделывалось многими поколениями студентов и так и не были доделаны по причине ликвидации военной кафедры в смутные времена.

Показывающий «дисплей» часов был точечным. Точки представляли собой лампочки от карманных фонариков хитро спаянные медными проволоками таким образом, что при подаче напряжения на один из контактов из десяти загоралась определенная цифра, а оставшаяся часть базовой восьмерки, оставалась темной. Переключение цифр осуществлялась шаговыми искателями, уведенными из институтской АТС. Дальнейшее описание конструкции не имеет смысла, потому что дело дальше шаговых искателей не продвинулось, а я так вообще только сгоревшие лампочки перепаивал.

В армии ведь как? Кто умеет паять? Я! Иди паяй! И ты идешь.

Мимо офигевшего дневального.

- Вань, что с тобой?

- Пельмень подошел и спрашивает командным голосом: «Дневальный! Куда полетит снаряд, пущенный вертикально вверх?»

- Не могу знать, товарищ майор! - А он так пальцем поманил, чтоб я к нему наклонился и вкрадчиво: «К ебаной матери!». Шутник, блядь.

И ты идешь дальше. Мимо армейского юмора. Мимо учебных аудиторий. В весьма отдаленный конец кафедры, где располагается уютная мастерская с часами. Приходишь. Включаешь паяльник. Тыкаешь им, нагревшимся, в канифоль. Чисто для запаха. Берешь пинцет и хочешь уж было выпаять первую лампочку, как в каморку входят трое. Бутылка коньяка и два самых уважаемых офицера на кафедре. Один из них был списанным по ранению десантником, а другой доктором наук, что совершенно не мешало дружить между собой и зеленым змием. То есть приятно коричневым змием, потому что коньяк был КВВК.

Офицеры вытащили ложечки из чайных стаканов, причем десантник протер свой носовым платком, а профессор стакан не протирал, поэтому после заполнения его коньяком там весело закружились останки грузинских чайных деревьев.

- Ну,.. – начал было десантник, но его прервали открывшаяся дверь и внезапно вошедший начальник кафедры, - ну, Николай Геннадьевич, чай-то у нас хорош, да сахара нет.

- Как же нет, Василий Петрович? Вот же он! – подполковник-профессор пододвинул сахарницу к майору десантнику, - пожалуйста, пожалуйста.

- Чай пьете? – недоверчиво спросил начальник кафедры и немного покрутил носом, внюхиваясь в дурманящий запах.

- Конечно чай, товарищ полковник, что же еще? – майор отодвинул сахарницу от себя в сторону подполковника, - нет, нет, Николай Геннадьевич, старшим по званию в первую очередь.

- Спасибо, майор! – профессор под бдительным взглядом начальника высыпал в стакан с коньяком первую ложку сахара. В стакане трагическим веером взметнулись чаинки, а подполковник поднес стакан ко рту, прижав ложечку пальцем.

- Что же вы одну-то? – ехидно поинтересовался майор, - да еще и не размешали толком?

Подполковник поставил стакан на стол, высыпал туда еще две ложки сахара и со звоном начал размешивать песок, неотрывно глядя на красного от сдержанных эмоций майора. И этот взгляд не обещал ничего хорошего.

Подполковник закончил мешать. Посмотрел на стакан. Посмотрел на начальника кафедры. Как-то по особенному всхлипнул, поднес стакан к носу и понюхал. Лицо его просветлело. Он принял решение.

- Ну, сука, за дружбу народов! – и выпил залпом.

И тут меня выгнали. Учиться военному искусству.

+152
Обсудить (8)

03.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Я уколов не боюсь.

Оттого не боюсь, что мне как-то пришлось сделать больше двухсот внутримышечных подряд здоровым мужикам ночью в зимнем пионерском лагере в уральском лесу. При всем этом, я инженер и к медицине до того имел отношение только как от нее потерпевший.

Челябинская область и соседняя Башкирия - эндемичные районы по клещевому энцефалиту. Заставлять непривитых людей работать на природе, а в другом месте магистральных нефтепроводов почему-то не прокладывают, - не то чтобы совсем-совсем преступление, но очень большой риск, как для них, так и для руководства.

И вот у двухсот мужиков неожиданно, как первый снег, наступил срок ревакцинации. Вакцины с растворителем полный холодильник, а колоть некому. То есть девки-то в обслуге пионерлагерной есть. Красивые. Но насчет инъекций совершенно необразованные в медицинском смысле. А мелкое руководство любит приехавшему большему проблемы подкидывать. Срочно колоть надо, медиков нет, ай-ай-йяй все пропало, работу бросим в город поедем, неделя минимум из графика вылетит.

Картофельный Чапай должен быть впереди на картофельном коне ведь.

- Паразиты, - говорю, - узнавайте куда эту гадость надо вкалывать, и после работы стройтесь по трое со спущенными штанами в коридоре первого корпуса. Я вас сам переколю всех к чертовой матери. Нахрен.

И двести человек взял и переколол. Литровый пузырь спирта стратил задницы протирать в нужных местах. Двоих заставил вакцину разводить и в шприцы набирать. Шприцы, - орал, - снаряды несите, а то патроны кончаются. Потом сказали, что вроде и не в задницу надо было, а «под лопатку». Но тут уж как получилось. Не переделывать же. Ну их. А тот кто считает, что задница не под лопаткой просто камасутры пересмотрел.

Но на этом не кончилось. Два соседних корпуса еще один подрядчик арендовал. Для своих рабочих. Приходит ко мне вечером их главный инженер.
- Коллега, - говорит, - я слышал у вас широкая медицинская практика в некоторых вопросах? Нашим тоже пора прививаться. Ну что вам стоит?

Я отказался, конечно. Нельзя же две ночи подряд спирт переводить. Никакого здоровья на медицину не хватит. Так и сказал:

- Сам учись, в жизни пригодится. У меня трое недоколотых осталось, сейчас придут, я тебе на одном продемонстрирую, на двух потренируешься и пойдешь своих окучивать.

И он-таки тоже ушел вакцинацией заниматься. А ночью у них одному сварщику плохо стало. Подумали что от прививки. Дали стакан водки. Полегчало. Через час опять поплохело. Подумали, что похмелье уже и еще стакан. Потом все-таки скорую вызвали. Инфаркт оказался. Так врачи ей-богу говорили, что сварщика своевременно оказанная медицинская помощь только и спасла. Не дали б водки, он бы мог и навсегда по-настоящему умереть.

+340
Обсудить (69)

29.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Пару лет назад в Перми шел белый и совершенно пушистый снег. В ресторанчике, где я ужинал черными пельменями, к столику подошла молодая красивая пермячка с очаровательной девчушкой лет пяти, обе в белобрысых кудряшках, и спросила:

- Здравствуйте, вы меня не узнаете?

За десять секунд я вспомнил все свои пермские грехи конца восьмидесятых (которых и не было практически никогда, я про грехи), подумал, что на кого-то похожи обе, подумал, как быстро растут дети и внуки, раз пять обрадовался и покаялся. Видимо все это отражалось на небритой физиономии, потому что девушка спросила еще раз:

- Не узнаете, нет? Так вы не Радик Карлович?

- Не-а, - замотал я головой, - извините. Тут уж точно нет.

Они удалились, грациозно подпрыгивая, а я ел чоорные пельмени со щукой, судаком, креветками и чувствовал себя полным, полным Радиком Карловичем.

+-93
Обсудить (29)

20.09.2018, Новые истории - основной выпуск

Как-то в начале осени.

Когда отпуск кончился, жена заехала за мной на дачу, где я отдыхал последнюю неделю, имитируя ужение рыбы. Погрузили редкий скарб в машину аккуратно, особенно удочку, поехали домой. Машину в гараж, вещи с женой делим, кто чего понесет. У нас лифта в гараже нет, и надо по стилобату тащиться до подъезда метров пятьдесят. Делим-то как: все несу я, а у нее выбор: нести удочку, или не нести.

Не понесу, - говорит, - даже не проси. Могут на смех поднять. У нас тут пока тебя не было история произошла.
И рассказывает.

Дама лет тридцати пяти, поругавшись с мужем, или кто он ей там, глубокой ночью собрала все его рыболовные принадлежности и выбросила в окно.

- Жить ей оставалось три часа, - тут же влез я с анекдотом.

- Нет, нет, она жива до сих пор, хотя ей немножечко стыдно. Чуточку.

Среди снастей была какая-то особая удочка с катушкой. За очень много тысяч рублей. И вот эта удочка и катушка, вылетев с двадцатого этажа, ринулись вниз и совершенно случайно выбили нафиг люк какого-то спортивного мерседеса. До раннего утра об этом не знал никто.

Кроме владельца удочки. Который проснувшись еще ночью и не обнаружив снастей... Зачем ему снасти было проверять в это время, я не понимаю... Не обнаружив своей самой любимой удочки и катушки, сразу все понял. Подкрался к жене, или кто она ему там, и выкинул нафиг в окно. Нет, не угадали. Ящик с ее косметикой.

А в ящике был прибор для массажа по-моему лица, и мы так и будем считать, ведь мы взрослые люди. Тоже на многие тыщи рублей тянул и по форме и по возможностям. Хрен знает, какая форма, можно сказать. Так вот прибор, вместе с ящиком, вылетев с двадцатого этажа, тоже ринулись вниз и совершенно случайно разбили теперь лобовое стекло спортивного мерседеса.

Хозяин мерседеса, уже практически днем, если отталкиваться от ночных событий, проснулся, вышел, обнаружил удочку, катушку и, главное, отчетливый массажер, в разнесенном в дребезги спортивном автомобиле, долго рассматривал прибор, размышляя, каким способом ему воздействовать на владельца удочки с катушкой и каким образом написать про эту интимную штуковину в заявлении в страховую компанию.

Короче, у нас во дворе с удочками лучше не появляться. Засмеют.

+296
Обсудить (109)

17.09.2018, Новые истории - основной выпуск

В седьмом классе Юрка влюбился. В Полякову из десятого. Увлекся страстно, попав своим увлечением на переходный возраст, когда выказывать любовь портфелем по голове и дерганьем за косички уже не прилично, а из всех ресторанов пускают только в кафе-мороженое.

Тупик. А внимание предмета обратить на свои чувства хочется. И не так хочется внимания, как ответных чувств. Записки подкидывал. Под окнам шлялся с биноклем. В дверь звонил и убегал. По телефону тоже названивал и трубку бросал. Возле классов, где их занятия шли, отирался. А эффекта никакого. Или даже полностью противоположный желаемому эффект и частичные страдания.

Чтобы страдать полностью у Юрки не было фотографии Поляковой. В то время десятиклассницы свои фотографии по интернетам не развешивали. Даже в одежде. За тогдашним неимением и дефицитом интернета и фотографий. Про одежду я и говорить не хочу. Стесняюсь.

На школьной доске почета фотография Поляковой была, а у Юрки не было. Он пытался исправить эту вопиющую несправедливость несколько раз. То ли Юрке не везло, то ли школьный сторож, Василий Иванович, действительно был бдительным, но фотография осталась там где была, а Юрка остался ни с чем.

И решил записаться в фотокружок. Понятное дело. Сам сфотографировал, сам напечатал, сам ребятам сказал, что подарили. А эти злые люди подсмеиваться уже начали. Неделю ухаживаешь, под окнами дежуришь с морским биноклем, в дверь звонишь, а тебя даже фотокарточкой не поощрили, не то что в щеку поцеловать.

Как члену фотокружка был нужен фотоаппарат. Так принято. И как влюбленному Юрке тоже был нужен фотоаппарат. Только не обычный, а шпионский. Такие в магазинах тогда продавались. Рублей за тридцать, я точно не помню. Ни название, ни цену. Ненамного побольше спичечного коробка аппарат, а пленка чуть пошире магнитофонной ленты. И работает как коробок спичек: приоткрыл, закрыл и кадр в кармане. В смысле на пленке. Истратив почти все деньги, откладываемые на мопед, с таким фотоаппаратом Юрка пришел в фотокружок.

Не сказать чтоб руководитель фотокружка удивился выбору новичка. Потому что не только руководил школьным кружком, а был полковником уголовного розыска на пенсии и за свою долгую службу в МУРе всяких дураков повидал. Подумаешь, человек за пятнадцать минут попросил научить фотографировать, пленки проявлять и фотографии печатать. Даже стрелять в преступников за меньшее время можно научить. Попадать, конечно, не научишь, а стрелять можно.

Не за пятнадцать минут, но через целую неделю Юрка считал себя крупным специалистом проявителя с фиксажем и мог по часу обсуждать глубину резкости и построение кадра. Фотоаппаратик был заряжен чистой пленкой, и симпатичная десятиклассница Полякова была офотографирована со всех сторон, незаметно для себя самой и прочего школьного народа.

Юрка еле-еле дождался вечерних занятий кружка. Разделенные перегородками кружковцы печатали свои фотографии. И Юрка. Вот только рассмотреть, что получилось на негативе в отличии от остальных, он не смог. Мелко очень. Но с хорошим объективом на увеличителе можно вытянуть. И вытянул.

Юрка ошарашенно взирал на появляющиеся контуры снимка, когда к нему подошел тактичный полковник на пенсии. Ахнул и даже руками всплеснул, старый лис:

- Смотрите ребята, как Юра отлично сказку в театре сфотографировал! Ведьма, как живая в кадре. И остальные чудища вокруг тоже удались. Ты в каком ТЮЗе это снимал, Юра?

Юра сопел, а вокруг его стола собирались будущие фотографы. Полковник по милицейской привычке несколько смягчил увиденное: по сравнению с лицом на фотографии физиономию самой страшной ведьмы можно смело называть эталоном красоты. А Баба-Яга в исполнении Милляра получила бы средь тех персонажей первую премию. За красоту и фигуру.

- Надо остальные кадры посмотреть, - продолжал хвалить полковник, - скоро городская выставка, выберем лучшие и отправим. Театр в кадре получится.

От выставки Юрка открутиться не смог и занял там третье место. А вот к Поляковой неожиданно остыл, хотя она ни в чем не провинилась, а просто так получилась на им же сделанном снимке. Сердцу не прикажешь, в конце концов, и Юрка увлекся фотографией.

Недели через две фотографию сильно потеснила Ленка из его же класса.

+225
Обсудить (30)

15.09.2018, Новые истории - основной выпуск

На Ярославской железной дороге есть платформа Тарасовская. Это про нее у Коваля в Приключении Васи Куролесова фраза: "Запомни! Иод из Тарасовки!". Кроме иода из Тарасовки и московский Спартак. У него там база футбольная с прошлого века. И фанаты, в смысле, болельщики. Во второй половине семидесятых этих фанов-болельщиков у Спартака не то чтобы много было, их тогда ни у какой команды много не было, но в электричке после матча с ними лучше не ездить. Электричку с ними лучше пропустить, пусть они сами себя там уродуют. Ну если ты один-двое, а не пятьдесят.

Стекла били, лавочки портили, иногда народец редкий поколачивали. Милиции побаивались, но не сильно. Надеялись удрать потому что по глупости. По такой же причине, то есть глупости два молодых человека, совершенно не футбольные болельщики, в такую электричку сели в Мытищах. Они в Строитель ехали на вечернюю тренировку. В секцию карате. А тут спартачи бузят.

Каратек ты, или штангист-айкидок по боксу, а коли попал в такую катавасию, где противников раз в сто больше чем тебя, то от конфликта лучше уйти, или замаскироваться. Лучший поединок - это тот, которого удалось избежать. Нет, ситуации разные бывают. В некоторых случаях совсем наоборот. Защитить кого-то. Родину, например. За девушку заступиться. Старушку через дорогу перевести. Но тут не такая ситуация.

Кроме друзей в вагоне только фанаты. Замаскировались ребята в уголке и выжидательной позиции. Разговоры слушают. А в разговорах звучит, что вся эта банда в Строителе выходит, кого-то "отоваривать" собираются. Услышав такое дело, приятели, быстренько к выходу, чтоб этот выход в Строителе возглавить, поорать и слинять по-тихому в знакомую тину. Встали прям возле дверей первыми. Сзади народ вроде тоже собирается, Спартак-чемпион скандируют и еще чего-то про динамо плохое. Динамо типа говно, а Спартак - чемпион.

Подвалила электричка к Строителю. Каратеки наши собрались с духом, в смысле, воздуху в грудь набрали и с криком "Динамо - говно, Спартак - чемпион" на платформу вылетели.

Одни. Потому что за ними никто не вышел. Майор на платформе стоит. Прям перед ними. И тридцать три милиционера, как в сказке, в дополнение.

Вот, говорит, как и в сообщении: буянили в электричке, били стекла, приставали к пассажирам, в Строителе собирались выходить. Динамо, значит, говно, а Спартак - чемпион? И в чухальник.

Так местное отделение милиции познакомились со своими новыми тренерами-инструкторами по рукопашному бою.

+317
Обсудить (130)

30.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Сопромат у нас вел молодой очкастый ботаник по фамилии Тархов. Предмет знал (чего там знать-то?), семинары вел увлеченно, из-за чего был вечно перепачкан мелом, так как все нагрузки и воздействия демонстрировал с помощью рук. Он их ломал, сжимал, растягивал, крутил и изгибал, вырывая из заделки. А однажды пришел преподавать с загипсованной рукой. Причем не просто загипсованной а торчащей вперед на подставке. Зал стих.

- Допрыгался, - с сожалением шепнул кто-то.

- Доломался скорее, - ответило негромкое эхо, - как же теперь?

Преподаватель с грустной миной, молча сел на краешек стула. Было слышно, как в самом уголке тихо всхлипывает какая-то впечатлительная девица, тайно влюбленная в сопромат.

- Семинара не будет? - разорвал тишину чей-то робкий и от этого хриплый мужской голос.

- Отчего же? - очнулся Тархов и постучал пальцем по гипсу, - так даже нагляднее, мела на гипсе не видно, а вместо шарнирной заделки теперь жесткая.

+399
Обсудить (23)

18.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Сел как-то ночью в автобус Домодедовского аэропорта к самолету ехать. А там внутри сплошь негры и только один поддатый белый мужичок, углубленный в себя. Где-то на полдороге нас тряхнуло от ускорения, он по сторонам глянул и так вкрадчиво меня спрашивает: вы не знаете, куда это нас везут?

+291
Обсудить (24)

10.08.2018, Новые истории - основной выпуск

На кафедре иностранных языков в нашем институте преподавала матушка Марка Анатольевича Минкова. Композитора, кроме всего прочего, автора музыки к песне «Незримый бой» из сериала «Следствие ведут Знатоки». "Наша служба и опасна, и трудна, и на первый взгляд как будто не видна. Если кто-то кое-где у нас порой..." Помните, да?
На семинарах она спрашивала: а хотите я вам новую серию "Знатоков" расскажу? Которую еще не показывали? Кто ж откажется. Это сейчас пираты, интернет и прочие прелести, а тогда вообще все секретно. Интересно же, а она и рассказывала. По-немецки.

+767
Обсудить (19)

28.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Как-то двух молодых геодезистов послали площадку подснять. В тайгу. Комбинат строить собрались обогатительный. А может даже газоперекачивающую станцию, чтоб нефть качать. Или еще чего-то серьезное. Ну как в тайгу… В лес. То есть тайга, конечно. Но речка течет, деревня на берегу речки. Леспромхоз еще недалече был. Вот на его месте и комбинат, леспромхоз все равно не работает. В деревне мужики остались еще. Кто фермер, кто на огороде просто, кто рыбой, кто охотой с орехами. Или вообще все способы прокормиться вместе взятые.

И вот топают геодезисты в сапогах с оборудованием и рюкзаками по деревне, ищут кто дорогу к леспромхозу покажет. Там заросло все, потому что не работает. Деревенскому-то найти плевое дело, а городскому даже геодезисту с оборудованием лучше проводника найти. Из местных. Топают геодезисты, всех встречных спрашивают, не согласятся ли проводить. А всех их посылают культурненько. Некогда людям. В поте лица добывают, кто хлеб свой насущный, кто рыбу, кто мясо со шкурками. Поэтому и посылают. Или к чертовой бабушке или к Ваське какому-то. Идите, говорят, к Василь Иванычу, он вас проводит. Он у нас особо ничем не занятый и лес как свои пять пальцев.

Стали геодезисты уже Василь Иваныча искать и про него спрашивать, а не про леспромхоз. И наконец нашли. Мужик в ватнике на огороде ковырялся. В ватнике, трениках и кедах. Шапка солдатская без кокарды. Ватник офицерским ремнем перехвачен. На ремне кобура.

Серьезный, видать, мужик, подумали геодезисты, раз с пистолетом. И попросили их до леспромхоза проводить. И тысячу рублей посулили. За двести, такой серьезный человек не согласится ведь.

Василий Иванович за две тысячи соизволил после переговоров. Переночевать предложил, идти-то далеко, а вечереет уже. И провести обещал при одном условии. Что слушать его в тайге будут беспрекословно. А то он за геодезистов отвечать потом не собирается. Потому что аккурат неделю как двоих геологов медведь прям с околицы в лес утащил. Так и не нашли пока. И вряд ли найдут. У медведей сейчас гон, все на нервах. И голодные еще. Им все равно чего жрать, хоть ветки с листьями, что геологов, что геодезистов, что тракториста недавно тоже напрочь. И профессором из самой Москвы в прошлый раз не побрезговали.

Утром, когда выдвигались. Василь Иваныч одному геодезисту оркестровые тарелки выдал, другому бубен, а себе вообще тубу на шею повесил.

- Смотрите, - говорит, раз слушать обещали, - я по дороге как в тубу дуну, ты тарелками сразу «дзынь», а ты потом бубном звяк-звяк на нисходящий манер. И ни один медведь нам не страшен. Потому что я сейчас вам еще красные панамки дам, а медведи красного сильно боятся, когда бубном звяк-звяк особенно. На нисходящий манер.

Так и пошли лесом к леспромхозу. Василь Иваныч в тубу «фа-фа», геодезист тарелками «дзынь», другой бубном так «звяк-звяк-звяк» на нисходящий манер. В лесу вроде кто-то ворочался медведи, наверное. Но до леспромхоза целыми добрались. Там площадку подсняли и обратно тем же манером. Фа-фа, дзынь, звяк-звяк. Заправлены в планшеты космические карты. В красных панамках в белый горошек. Впереди Василий Иванович с тубой, сзади два геодезиста. Идут, медведей распугивают.

На подходе вся деревня собралась, занятые люди дела побросали, стоят ждут, радуются. Встречают как героев, подумали геодезисты. Мы-то всех медведей распугали, а деревенские даже носа за околицу высунуть трусят. И сильней стучат. Один тарелками, другой бубном. Василий Иванович тем более не отстает на тубе. Фа-фачит себе как на концерте в консерватории.

Подошли. И тут один из встречающих, вежливо так, издалека спрашивает:

- Мужики, вы в своих панамках не охуели тарелками в бубен бить? Ладно Васька, он у нас дурак, с детства медведей в лесу деревянным пистолетом пугает, а вы-то куда? У вас, правда, заебись, получается. Весело…

И тут из за спины этого серьезного пожилого мужика девчонка выглядывает.

- Ну вот всегда вы так, дядя Петя, быстро. Я опять не успела видео на ютуб снять. Мальчики, может вы еще раз пройдете, а? Ну, пожалуйста…

Все совпадения вымышлены, кстати. А имена настоящие. Только не те.

+471
Обсудить (20)

24.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Деревня у нас замечательная. Хотя многие говорят, что деревня обычная, просто люди выдающиеся, в некотором смысле этого слова, но они ошибаются. Люди тоже замечательные, дети особенно прекрасные независимо чьи. Тем более, что днем в деревне все дети перепутываются и никто их до ночи не распутывает: к кому занесло, тот и накормил, не разбирая на свой-чужой, кто первый чью-нибудь разбитую коленку заметит, тот чей-нибудь локоть зеленкой намажет, если успеет поймать.

А в следующую субботу у нас в деревне свадьба с пятницы начнется. Потому что некоторая часть бывших деревенских детей решила пожениться. Катька и Димка. Теперь Дмитрий и Катерина, потому что одному уже 31, другой 27. Не знаю что у них получится. Дай им бог здоровья. То есть дай бог здоровья воспитателям и учителям, кому их дети достанутся. Здоровья, терпения, удачи. Ей богу это понадобится все сразу и побольше.

Они когда еще жениться не собирались, а просто в деревне хулиганили, в силу того, что Катьке лет пять было, а Димке соответственно девять, тоже вовсю дружили. Поэтому-то Димка и решил девочке помочь Малиновского с дерева снять.

Малиновский – это кот. У нас в деревне всех котов по фамилии хозяев зовут, а остальных по именам и отчествам. Катька, отлавливая кота, чтоб немного, совсем чуть-чуть погладить, загнала кошачьего маршала на небольшое дерево. Тоненькую березку метров пяти-шести росту, на самую ее макушку, килограмм восемь сволочной кошачьей натуры, черно-белого пушистого меха, усов и хвоста.

Загнала и караулила, чтоб не сбег, а Димка просто мимо шел с пацанами. Деревья у нас в деревне рядком растут перед палисадниками. Украшают и озеленяют улицу. Из-за этого мимо Катьки с Малиновским никто бы не прошел.

- Уступайте места женщинам и детям с животными, - зачем-то сказал Димка и полез на березу.

Он с ребятами совсем недавно новый трюк в лесу освоил - если на тонкое дерево залезть прям до самой вершины, а потом от ствола ногами оттолкнуться, то дерево согнувшись опускает человека на землю, как на парашюте, медленно и красиво. Димка так и хотел кота снять. Он бы дерево согнул, а Катька бы Малиновского зацапала. И полез.

Пока он лез, кот на самую-самую макушку березы уместился. Очень ему не хотелось в цепкие детские руки попадать. Там сидел и шипел, не пытаясь смириться с неизбежным, готовясь удрать при случае. Может и удрал бы. Тем более, что дерево под Димкиным весом уже до земли опустилось. Катерина руки за Малиновским протянула, кот уже спрыгнуть готовился, но не успел.

Тонкий березовый ствол из пальцев у Димки выскользнул и распрямился.

- Ы! - сказал Димка, - следя за распрямляющимся деревом.

- Ый! - расстроено сказала Катька, из ручонок которой выскользнул хвост уносящегося вверх Малиновского.

И только соседский кот Малиновский, не успев мяукнуть, молча взмыл в небеса и по баллистической траектории ушел вдоль ряда деревьев навстречу судьбе. Воздушные потоки трепали шерсть на его щеках и лапах и прижимали к туловищу усы.

Судьбой оказалась похожая береза у соседнего дома, гостеприимно распахнувшая ветви навстречу кошачьим лапам. Трямм! И кот закачался на дереве.

- Дим, - сказала Катерина, голосом не терпящим возражений, - уступайте места женщинам и детям с животными. Ты теперь туда за Малиновским лезь.

Димка не выдержал просьбы и полез на другую березу.

Чуть погодя. Запыхавшийся сосед пожилого возраста, не кот, но по фамилии Малиновский и прозвищу «Дядя Гена», прибежал к трем мужикам, очищавшим тропинку к роднику в бывшем графском парке.

- Вот вы тут сидите, - отдышавшись, начал он невпопад, - а там ваши Катька с Димкой, моим котом в волейбол играют. Пропадает животное ни за грош. Пошли скорее, вы такого никогда не видели. И все побежали. В это время Димка лез уже на третье дерево.

Свадьба у нас в деревне в следующую субботу. Начнется, правда, в пятницу, но это ничего, это даже замечательно.

+920
Обсудить (87)

15.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Прочитал в интернете про канадского клошара, который всем примелькался, жил ровно как все, ходил как все с магазинной тележкой, в которую вещи складывал. Потом бомж умер, а в коляске у него миллион долларов нашли. Прочитал и тут же вспомнил, что в Питере давным-давно слышал совершенно похожую историю, тоже про бомжа, но про отечественного.

Ходил отечественный бомжик с магазинной тележкой по Питеру (ну не по Москве же, в конце концов ему ходить), всеми любимый и оттого никем почти не гоняемый. Кроме строгого, но справедливого участкового полицейского. Полицейский его гонял из общественных мест и пытался в приемник-распределитель распределить. А всё потому, что как полицейское начальство не приедет работу участкового проверять, или просто так водки в гастрономе взять, как им этот бомж поперек дороги улицу перебегает. Неприятная такая ситуация.

Большой полицейский начальник захотел как-то бомжика пнуть, поскользнулся, упал испачкался и палец указательный сломал в решетке ливневой канализации. И над ним остальные полицейские начальники уничижительно посмеялись. Сдуру, говорят, и палец сломать можно, хи-хи. А тот на работу вышел, прям загипсованным пальцем участкового по телефону вызвал и приказал бомжа извести и тем самым пальцем еще пригрозил страшным образом.

Участковый было взялся бомжа гонять, но поскольку был человеком неравнодушным и даже ветераном войны в Афганистане (отмороженным на всю голову), гонять, гонял, но без энтузиазма, а с жалостью, то есть недалеко. И даже сосисками подкармливал.

То есть он его отравить хотел, потому что сосиски у него в холодильнике долго лежали, но потом одумался и сам съел половину.

А у полицейского еще жена была парализована и деньги нужны на операцию. Но зарплата маленькая, на работе ссуду обещали, но только если он этого бомжа прогонит.

Такая дилемма у полицейского. Прям как у милиционера, только хуже. И вот он решил все-таки бомжа застрелить. Приходит с пистолетом и говорит:

- Руки вверх, нафиг, стой стрелять буду.

- Не стреляй меня добрый молодец, то есть полицейский, - отвечает бомж, - я тебе пригожусь.

- Нет, не пригодишься, - заявляет полицейский и целится уже, - я такими предосудительными вещами с бомжами ни-ни, не занимаюсь. И вообще я не такой, меня только начальство немного и все.

И пока он про начальство рассказывал, бомж убежал вместе с тележкой. Полицейский расстроился, что теперь без ссуды и сам застрелиться решил. Дома. И пошел домой.

Приходит, а там возле квартиры коляска стоит и бомжик рядом валяется мертвый. А на коляске записка: прости меня Вова, я твой брат Максимка, нас в детстве разлучили. тебя милиционеры украли, а меня банкир усыновил. Но я тебя всю жизнь искал, нашел и теперь могу умереть спокойно. Целую, Максик. П.С. В тележке мильён долларов на мелкие расходы. П.П.С У нас с тобой на интимном месте родинки одинаковые (ты проверь, если не веришь).

Тут полицейский обрадовался, что брата нашел и расстроился, что тот умер. Мильён долларов взял, жену вылечил, купил себе звание генерал-майора полиции и стал гнобить своего бывшего начальника насчет другого бомжика на районе.

А вот родинки он так и не сверил. Зачем, спрашивается, это надо-то? И так все понятно.

Так что попу - гармонь, козе - баян, попадье - хрящик, а вам всем – историю, которая со мной не происходила, но я ее где-то в Питере слышал.

+-308
Обсудить (28)

09.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Плиток не хватило на даче. Бетонных 40х40 см. Двух штук. А тут жена кстати заехала на автомобиле к отпускному мужу.

- Не будет ли любезен многоуважаемый джин, в смысле, фея?
- А поехали!

Мы в этом месте много всяких плиток покупали. Чо почем знаем. Квадратный метр такой плитки стоит 450 рублей. Сложным математическим подсчетом с округлением в проспекте данной фирмы установлено, что в квадратном метре шесть штук. Думаете, ныть буду по поводу округления? Не-а. Устраивает.

Выхожу из машины возле бытовки-сарайчика-столовой-магазина.

- Эй, - говорю, - люди! Есть кто живой и торгующий?

- Есть, - отвечают. Такой бородато-небритый и загорелый до черноты мужичок лет шестидесяти, - чего изволит господин?

- А господин изволит две штуки красной плитки сорок на сорок.

- Две квадратных метра? - переспрашивает с надеждой.

- Нет, два плитка всего, - дразнюсь.
- Сколько стоит? - спрашиваю уже для уточнения. Я еще в машине 450 на три разделил, стописят рублей получилось, и в отдельный карман отсчиталось.

- Скока стоит, щаз в проспекте посмотрим! - Смотрит проспект. Шевелит губами шепчет про себя: шесть штук в квадрате, это выходит... Нифига у него не выходит. Зовет на помощь еще одного, похожего, только рубашка другого цвета. Спрашивает: Сколько стоит два красный плитка?

- А ты в проспекте смотрел?

- Смотрел. Шесть штук стоят четыреста пятьдесят рублей. А две штуки сколько стоит?

- Ты еще посмотри, может там написано?

Склоняются над проспектом, водят пальцами. Меня начинает медленно трясти. Я б подсказал, но зубы свело от смеха. Не находят ничего нового в бумажке. К ним подходят еще двое. Как первые, только без рубашек и загорелые до черноты. Обсуждают проблему. пробуют хором поделить 450 на шесть. О том, что полученное потом надо умножать на два они еще не догадываются. Каждый предлагает свой вариант. Спорят, где еще можно посмотреть сколько стоят две плитки. Или позвонить куда. Звонят, чего-то спрашивают.

Наконец к ним подходит девушка Галя в белой блузке, она там продавец и ходила обедать. Улыбается. Ворчит, что пустяковину продать не могут, а она только на полчаса и отошла всего. Бестолочи. В чем вопрос? Сколько стоит две плитки сорок на сорок красные? Фигня вопрос. Сколько у нас в квадратном метре? Шесть? Ага.

Галя достает из сумки сотовый, включает калькулятор, делит 450 на шесть и умножает на два. С победным видом показывает всем экран. Потом озвучивает число мне: 150. Вынимаю из кармана заготовленные сто пятьдесят. Меня уже не трясет. Я больше не могу ржать. Отправляемся грузить плитку в багажник. Я, Галя и первый рабочий.

Мужик аккуратно расстилает в багажнике полиэтилен, укладывает одну плитку. Я тащу вторую. Галя наблюдает и продолжает подсмеиваться над рабочим: Учить надо было математику-то, Сергеич!

Плитку я уронил.

+86
Обсудить (68)

30.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Все говорили им обоим, что они не пара друг другу, потому что разные совершенно. Но Леха все равно подал заявление жениться и в этот же день уехал на производственную практику в Тамбов на завод Пигмент.

С самого начала практики Лехе не везло. Он должен был свалить чуть раньше всех, чтоб успеть жениться до сентября, а судьба всячески старалась помешать.

Во второй же день пребывания Леха хлопнул рукой по двери общежития, в двери оказалось крашеное масляной краской оконное стекло, о котором никто не подозревал, Лехе настолько сильно разрезало руку, что пришлось вызывать скорую.

После того как Лешку отпустили из травмпункта с зашитой рукой, его шатающегося от кровопотери приняли в вытрезвитель.

Зажила рука, он полез в Цну купаться и ржавым ведром на дне разрезал себе ногу в 27 местах. Скорая, травмпункт, вытрезвитель. Они там как караулили.

Потом он воспаление среднего уха подхватил. Неделю лежал. Было очень больно. За неделю болеть перестало, в связи с чем его укусила змея, но тут-таки повезло, - это был уж.

Наконец, редкий день, вышел на работу. Практиканты футеровали полиизобутиленом цех, полный разного химического оборудования. И вот сидит Леха у ворот цеха на бревнышке с девчонками. В каске, как положено. И у него голова зачесалась. И он каску снял. В это же время кто-то нашел в другом совершенно углу цеха, метрах в двадцати, очень красивый итальянский болт М12. С английскими стрелочками открыть-закрыть на головке. Весь в блестящем хроме. Нашел, рассмотрел и выкинул, чтоб не мешался. За спину, где никого-никого не было.

Болт весело срикошетил раз десять от оборудования и трубопроводов, последний раз как-то ловко отпружинил от нержавеющей трубы, вылетел из цеха и вписался Лехе в лоб, через секунду после снятия им защитного головного убора. Леха вздохнул и надел каску обратно. Поэтому никто сразу не заметил, что в набухающей шишке явно читались перевернутые английские буквы: «open-closed».

По приезду Леха женился. Сорок лет живут душа в душу, хотя обоим все говорили, что не пара друг другу совершенно. Самое странное, что Леха за эти годы даже не бритвой ни разу не порезался. Хотя это ладно, это не в счет, она у него электрическая.

+438
Обсудить (84)

21.05.2018, Новые истории - основной выпуск

Лошадь, кошки и корова. Сказка.

Как-то в субботу, я купил чая, молока и сушек и поехал на дачу. С тех пор, как мне стало лет гораздо больше, чем было раньше, я так каждую неделю делаю. Каждую, каждую, можете не сомневаться. А с очередного своего дня рождения даже прогуливать перестал и езжу туда без всяких пропусков, как трамвай по правительственному маршруту.

Иначе мне нельзя, у меня теперь на даче лошадь живет в сарае. Она, кстати, сарай конюшней называет и на сарай обижается, так что вы меня не выдавайте, если спросит. Спросит? Спросит, спросит, она такая.

Никогда не думал, что всякие народные домыслы с поверьями в реальности сбыться могут. Когда говорили, что как только человеку четвертую подкову на счастье подарят, так у него сразу лошадь должна завестись. Или конь. Я вообще, с детства был уверен, если человек руки перед едой моет, зубы утром и вечером чистит и душ пару раз в день принимает, то у него даже мелочь какая завестись не может не то что лошадь. А она взяла и пришла вслед за четвертой подковой. И живет. Вместе с кошками в сара… в конюшне то есть. Кошки лошадиное сено от мышей охраняют, а лошадь им чай с молоком готовит на примусе. Чай с молоком я привожу, а на сено лошадь сама себе зарабатывает. Я ей газонокосилку брать разрешаю и тележку. Косилкой она соседям газоны за траву косит, а с тележкой извозом занимается по мелочи. Так и живут.

До дачи я хорошо доехал, долго только. Пешком, на метро, на электричке, на автобусе потом опять пешком. Две сушки съел по дороге. Проголодался потому что. Но чай с молоком целы, все. Подхожу к калитке, а там разорение какое-то. Сирень мою кто-то обглодал, дубок маленький сломал, березку из земли вывернул вместе с колышком, к которому привязана, чтоб от ветра не сломалась. А прям перед калиткой коровья лепешка лежит.

Я-то человек почти деревенский, хотя и из города приехал. А для тех, кто совсем городским жителем является, поясню. Коровьи лепешки несколько отличаются от лепешек, допустим, узбекских. Прежде всего тем, что узбеки свои лепешки пекут и едят, а коровы – нет. Они ими, прямо скажем, совсем наоборот с лепешками поступают. Поступают где ни попадя и прям перед моей калиткой в частности.

Меня, правда, не столько лепешка возмутила, лепешка-то в конце концов – удобрение. Меня поломанные деревья расстроили. Жалко деревья. Сам сажал, поливал, воспитывал практически. Как мог. А их поломали. И кусты еще перед забором тиранил кто-то. Совсем возмутительное дело, потому что там ягоды вкусные в кустах.

Пока я расстраивался и возмущался сзади на дороге белая «Волга» остановилась.

Здравия желаю! – это сосед не выходя из машины здоровается по-военному. Он и есть военный, в отставке только. Зато целый генерал-лейтенант сразу.

- Ты, - это он меня расстроенного и возмущенного строго спрашивает, - корову мою не видел? Пропала корова. Все обыскал, нигде нету. А следы прям к тебе на участок ведут.

- Так вот кто у меня тут разор и беспорядок навел, значит, - я когда расстроенный построже любого генерала буду, - твоя корова? Сирень обглодала, дуб сломала, березку с корнем выворотила, кусты переломанные все, а в калитку мне теперь прыжком входить надо, чтоб не вляпаться в это вот самое. Твоя корова, говоришь, наследила?

- Не, моя корова животное приличное, к дисциплине на ать-два приученное, - генерал сразу на попятную, - не могла она такого натворить, это я в следах ошибся наверное. А это другая корова безобразничала.

Генерал-то на попятную - это понятно: какому генералу охота за коровьи проделки ответственность отвечать. Никакому.

Только никакой другой коровы у нас в деревне нету. Одна она, генеральская. Рыжая с белыми пятнами. И на участке у меня тихо подозрительно. Ни лошадь не ходит, ни кошки не показываются. Кошки-то вообще меня возле калитки встречают. У них на молоко нюх. Лошадь тоже вежливая. Навстречу выходит и первой здоровается. Я все же какой-никакой, а хозяин. Тем более с сушками приезжаю. Солеными.

Ну я к сараю сразу, к конюшне то есть. Постучал, дверь открыл. Не так все. Сразу чувствуется.

- Здравствуйте, - говорю, - наше вам с кисточкой, чаем, молоком и сушками.

- Мы вас не ждали, а вы приперлися, - это самая старшая кошка мяукнула. Она деревенская у нас полностью. С уличным воспитанием. За словом в карман никогда не лазит. Нет у нее карманов потому что. Зато слов всяких навалом. Есть среди них и приличные, но, в основном, вот такие вот все. Так-то она добрая, мурлыкать даже умеет, но и нагрубить у нее не задержится.

- Как-то ты неожиданно приехал, - лошадь мне навстречу вышла все-таки, - не ждали мы тебя так рано.

- Не ждали? – удивляюсь я, притворно так, а сам слышу, что в сарае за кучей сена пыхтит кто-то. Отдувается и чавкает еще, - Ага. Три года в одно и то же время приезжаю, чего меня ждать-то. Не нужно меня ждать все равно приеду. Вы, кстати, корову тут поблизости не видели? У соседа корова пропала, а следы к нам во двор ведут.

- Не видели мы никакой коровы, рыжей с белыми пятнами и в ошейнике, - это младшие кошки хором почти, - мы молоко все время в магазине покупаем, или ты привозишь, а коров мы только на картинках в энциклопедии Брема видели.

Любая кошка соврет недорого возьмет, это все знают, но наши все границы уже перешли. В углу пыхтят, чавкают, из-за сена один рог высовывается, а они только на картинках видели. В энциклопедии Брема еще. Интересно, правда, откуда они про Жизнь животных знают. Но это мы потом выясним, а сначала с текущей коровой разберемся.

- Ладно, - говорит лошадь, - такое все равно не спрячешь. Выходи знакомиться будем.

Это она к корове обращается. Мне-то выходить неоткуда, я и так посредине сара… то есть конюшни стою. С кошками разговариваю.

- Здравия желаю, товарищ хозяин, - выходит корова из-за сена, - старшина первых коровьих статей, Муха, представляюсь по поводу прибытия к новому месту стойла.

Нифига себе заявочки, думаю. А тут лошадь еще:

- Действительно. Мы тут подумали и решили. Пусть с нами живет. Совсем ее генерал замуштровал, сам видишь, как разговаривает. Жалко ее, сил нет.

- Иди отдохни, а мы потрещим пока, - это лошадь уже к корове обращается.

- Слушаюсь! – корова развернулась кругом, по-военному щелкнув копытами, и пошла себе обратно за сено, начав движение с обоих левых ног, как в армии положено.

- Так что мы решили, - продолжала лошадь, а кошки кивали ушастыми головами, - пусть с нами живет и все тут. Корова – животное нежное, к ней с лаской надо, а не по уставу строевой службы шагистикой заниматься. А ее вон и назвали в честь гранатомета и петь на вечерней поверке заставляют и «отбиваться» пока спичка горит.

- Вы-то решили, - говорю, - только получается, что вы корову у генерала свистнули, а отвечать я буду. Генерал, на меня ведь в милицию жаловаться пойдет. На вас-то бесполезно жаловаться. Скажешь, что лошадь с кошками корову со двора свели, так никто никаких мер принимать не будет, а вот если сосед корову украл, то его сразу за воротник и в кутузку потащат.

- Разрешите обратиться, - раздалось из-за сена, - генералу за меня надо денег предложить, он много не возьмет потому что я строевым шагом ходить сбиваюсь и лево с правом путаю. Генерал меня на гауптвахту за это хотел сдать. Вот я и ушла. Равняйсь, смирно, - ни к селу ни к городу добавила корова и замолчала.

- Вот видишь, - продолжала обрабатывать меня лошадь, - на гауптвахту. Это он ей сказал, что на гауптвахту, - лошадь перешла на шепот, - на мясо он ее хотел сдать, честное слово. Так что, как хочешь, - иди к генералу договаривайся.

- Договаривайся, договаривайся, - а я пока примус раскочегарю, поддержала лошадь старшая кошка, будем чай пить с молоком. Нам теперь парное молоко два раза в день выдают. Не чета твоему городскому из холодильника.

- А сирень, а березу? А кусты кто покорежил? Про препятствие возле калитки я не спрашиваю, с препятствием мне и так все ясно.

- Извините, разрешите обратиться, - все еще из-за сена подает голос корова, - но пока я стучала в калитку случилась маленькая неприятность. У вас звонка нету, пока домычишься, чтоб открыли, всякое может случиться. И сирень я нечаянно попробовала, она у вас невкусная. Больше не буду, слушаюсь, так точно.

- Кусты мы отремонтируем, препятствие уберем, - заявляет лошадь, - пока ты с генералом переговоры будешь вести, мы даже березу новую посадим, а препятствие как удобрение используем. Ты иди.

- Иди, иди, - поддерживают лошадь младшие кошки, - тебе ж сплошная выгода выходит: теперь молоко из города возить не нужно, будешь теперь в город молоко возить.

Против такой логики не попрешь ведь. Корова мне и самому нравилась. Она газон очень хорошо стрижет. Почище всякой газонокосилки. И бензина не требует с электричеством. Последний аргумент у меня остался.

- А как же, - спрашиваю я лошадь, - конь? Мне ведь через месяц опять четвертую подкову на счастье подарить должны. Ты же сама говорила, что теперь конь может появиться. А жить он где будет, если мы корову к себе возьмем? Сарай же не резиновый.

- Лучше корова в сарае, чем конь у тебя в квартире, - философски заметила лошадь, - да и будет ли он еще, конь этот? А корова вот она. С ней прям сейчас дружить можно.

И пошел я к генералу. Договариваться насчет коровы. А то получается, что все у меня добрые: лошадь добрая, кошки добрые. Только один я злой и сомневающийся. Не, не выйдет. Коровой больше, коровой меньше – уже без разницы ведь, когда лошадь есть.

Пошел к генералу договариваться. И договорился.

Теперь, когда еду на дачу, я молоко из города не везу. Только чай с сушками. Сушек, правда, в два раза больше приходится покупать, но это не главное. Главное, что меня на даче немного больше ждут, чем раньше. И молоко парное теперь. Со «здравия желаю», правда, но это тоже не главное.

+-104
Обсудить (36)

12.05.2018, Новые истории - основной выпуск

«В Москве нефть нашлась. Много.». Д. Горчев

У нас как-то тоже нашлась. Не в Москве, правда. В Уральском хребте.

Спал как-то главный инженер конторы по прокладке трубопроводов из одних ебеней в другие. Он спал и ему снился страшный сон, что прораб, Колька, сапоги снял. А раз сапоги снял, значит дождь пойдет, а раз дождь пройдет, значит грязь и отставание от графика. У них в конторе Колькина обувь – верная примета. Стоит ему резинботфорты снять, так дождь начинается. Даже если небо чистое и солнце вовсю. Снимет он сапоги и ливень. Так и ходил не снимая с ног резины в плюс сорок во имя соблюдения сроков строительства. Его даже в Каракумы выпросили переводом. Но там природа свое взяла, пустыня отринула и Николая обратно вернули.

А пока главному такая херня снилась, люди у него работали. На трассе магистрального нефтепровода первый раз. Потому что они до этого магистральными газопроводами занимались. И не спрашивайте знающих людей, какая в них разница, потому что есть большой шанс кроме мата в ответ ничего не услышать.

Он спал. И тут зазвонил телефон.

- Да, - сказал главный, - и назвал свою фамилию. Он всегда называл свою фамилию в телефон. Даже если было три часа ночи.

- Шеф?! – заорала трубка радостным голосом начальника участка, - Шеф, у нас нефть нашлась.

- Блядь, - сказал сонным голосом главный, - ты из-за этого мне звонишь? Нашлась, и закопай её обратно, пока экологи рядом не нашлись.

- Шеф, я не могу закопать. Потому что это не совсем нефть. Она на вкус и цвет как солярка и струей из земли херачит.

- Жди, еду. И если вы продуктопровод порвали, я из вас чопиков с заплатками понаделую, а оставшихся на катушки пущу.

- Жду, я тебе к дороге экскаватор вышлю.

Экскаватор был кстати. Участок вел трубу по небольшому болотцу, в сухую погоду там могли пройти гусеницы болотной техники. В мокрую не проходило ничего, а на колесах зимой только, когда проморозят болото. В таких местах экскаватор еще и лимузин для начальства. На короткие дистанции.

В свете фар и прожекторов из земли фигачил фонтанчик дизельки. То есть вроде бы из земли, а на самом-то деле из тонкой трубки, порванной ковшом экскаватора.

- Эксплуатацию вызвали? – спросил главный, глядя на красоту искрящихся соляркой радуг.

- Вызвали, сейчас будут. И светлых вызвали, их же труба.

- Фонтану почему не дали отдохнуть?

- Светлые предупредили, чтоб не лезли, они милицию с прокуратурой вызвали. Просили следов не оставлять, чтоб не подумали, что это мы топливо воруем.

Надо сказать, что нефтяник-транспортники делятся на две больших категории. Темные - отвечающие за перекачку нефти. И светлые - качающие нефтепродукты. Бензин, солярку и прочий углеводородный керосин. По цвету перекачиваемого, а вовсе не по характеру деятельности, как думают некоторые дозорные фантасты.

- А ты, можно подумать, еще ни литра себе не набрал?

- Как можно, шеф? Мы чтим Уголовный Кодекс, - рожа начальника участка была слишком довольной, чтоб ему можно было верить, и даже светилась радужной пленкой, - хотя… Может наберем? На землю ведь течет. Экологи оштрафуют

- Я тебе наберу. Наберешь – посадят, не наберешь – оштрафуют.

Главный вспомнил прошлогоднего плачущего колхозника и улыбнулся. Он тогда зашел в кабинет руководителя колхоза при птицефабрике, чтоб решить вопрос с землей, на которую его контора случайно заехала бульдозером, выйдя из полосы отвода. Секретаря не было, он и зашел. За столом сидел пожилой человек и смеялся, читая газету. Смеялся, всхлипывал и явно выглядел сумасшедшим. Вызвать, или подождать, - подумал главный о психиатрах, а пожилой человек перестал смеяться, хрюкнул, спросил по какому делу и предложил сесть.

И рассказал о причинах странного поведения. Основная работа подсобного хозяйства птицефабрики вовсе не выращивание птичьего корма. Основная работа – утилизация зело ядовитого куриного дерьма методом удобрения почв. Кур кормят специальной едой, в состав которой входит конопляное семя. Только куроводы знают зачем конопляное семя используется в курином корме, потому что это практически единственное семя, которое куры не переваривают. Попавши через кур в колхоз, а через колхоз в паровую землю, прорастает это семя и колосится будьте-нате.

Любой хозяйственный руководитель, у кого на земле прут конопляные растения, обязан их собрать и уничтожить. Иначе его оштрафуют за неуничтожение. Но если собрать, то могут и посадит уже как за сбор наркосодержащих растений, так и за их выращивание. Хоть смейся, хоть плачь. Что и делал пожилой хозяйственник читая в местной прессе фельетон, о том что из-за его беспечности местные наркоманы очень любят веселиться на колхозных землях и скоро начнут обниматься с курами в благодарность.

Главному стало смешно, но тут приехала эксплуатация, милиция, экологическая прокуратура и бог знает кто еще. Светало. В рассветных сумерках накладывали штраф, заводили уголовное дело и занимались прочими серьезными делами. Невдалеке, поглядывая на занятых людей, курили главный и начальник участка.

- Знаешь, - сказал главный, - а я все равно из твоей заявки тонну дизельки уберу.

- Восемьсот.

- Чего восемьсот?

- Восемьсот литров. У меня всего четыре бочки было.

- А в баки, не успел?

- Не успел. Но это ничего. Мне тут эксплуатация шепнула, что у светлых в этом болоте не труба, а ежик из таких врезок. Народ из их бывших работников, врезаются, металлополимерной трубой к месту, куда машина может подъехать дотягивают и доят потихоньку. Так что мы еще не раз нефть найдем.

- Ищите и обрящете, толцыте и отверзется вам, - главный затянулся, бросил окурок в лужицу, придавив его сапогом для верности, - тут невдалеке тоже один нефтяник решил нефть добывать. Купил для хозяйственных целей участок земли рядом с нефтебазой и оттого никому не нужный. Сарай построил. Бурильную машину арендовал с бурильщиками. Только не простую машину, а наклонно-направленного бурения. И из сарая начал бурить. В сторону резервуара с бензином.

- Попал в резервуар-то? – начальник участка улыбнулся.

- Нет, слава богу. Кто ж из нормальных бурильщиков на такое согласится? Промазали. На нефтебазе только охерели, когда у них из под земли буровая головка показалась. Думали, что укусит, уж больно страшно зубьями вращала. Земляной червь, блядь. А заявку я все-таки на тонну урежу.

- А и режь. Говорю ж, все равно нефть найдем.

Появилось солнце. В его лучах по-прежнему бил ослабевший фонтанчик солярки, вокруг него копошились следственно-экологические мероприятия, невдалеке курили главный инженер и начальник участка, а где-то еще люди искали свою нефть.

+241
Обсудить (5)

02.05.2018, Новые истории - основной выпуск

У одного немолодого и очень терпеливого человека завелся породистый, умный кот. Он сам выходил гулять в форточку. Сам возвращался. Сам приносил хозяину тапочки. Сам уносил.

У кота был только один недостаток. Он никак не хотел пользоваться лотком. Он уходил гулять в форточку, гулял, возвращался и гадил посреди гостиной.
Хозяин своего кота любил, терпел, стоически убирая за животным продукты жизнедеятельности. Целый год терпел. Потом решил насильно приучить кота к лотку, отучив его от ковра гостиной.

Каждый раз он ловил несчастное животное сразу после процесса, тащил в туалет нагребал кошачьими лапами кучу наполнителя, сажал кота в лоток, выдергивал из лотка, несся в гостиную, тыкал его мордой в дерьмо и выбрасывал в форточку, прямо намекая, где и что надо делать. Месяц.

Через месяц до кота дошло, чего от него хотят. Вмешательство хозяина больше не требовалось. Умный, самостоятельный зверь сам уходил гулять, сам приходил обратно, сам гадил посреди гостиной, сам совершал невероятные танцы над лотком, сам тыкался мордой в экскременты и пулей вылетал в форточку. Живое опровержение тому, что коты плохо поддаются дрессировке.

+553
Обсудить (58)

30.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Когда Большой театр собирались открывать после длительного и скрупулёзного ремонта к большой строительной победе решили прибавить большую театральную. Премьеру. Как строитель пропустить я такого не мог и поперся.

Премьерная опера называлась Руслан и Людмила, музыка сами знаете чья, по мотивам сами знаете кого. По-моему она до сих пор так называется. Про актерско-оперный состав я распространяться не буду, кому интересно, посмотрят где-нибудь еще. Скажу только, что пели замечательно, а насчет обещанной Образцовой - надули. И я понимаю почему.

Мне, когда говорили о новом прочтении и "пропении" старого сюжета, я не то чтобы мимо ушей пропустил, но не напрягся даже. Голоса отличные, музыка гениальная, сюжет... А еще Большой театр ведь. В общем не напрягся я зря.

Хотя начало не предвещало. Отъехал занавес. Замечательная штука, кстати, вся в двуглавых орлах с подписями Россия, чтоб не перепутали. Отъехав, занавес открыл синевато-красный русский терем в псевдомосковском стиле эпохи Ивана Васильевича. По сцене были расставлены столы, за столами сидели девицы в кокошниках и мужики в одеждах польской шляхты и Ивана-дурака из кино про Морозко. Пили, ели, закусывали.

Шла свадьба Руслана и Людмилы. Пропев отказы Фарлану с Ратмиром, Людмила с папиного одобрения хотела было уж за Руслана, но тут все начали водить хороводы вокруг столов и притащили маленького мужика в карикатурной чалме с бородой на весь хоровод. Черномор, - подумал я, - что-то рановато. Не успели допеть как бы, а уже женщин воруют. Но ошибся.

Потому что вслед за карикатурой на Черномора выкатилась и забегала по сцене карикатурная голова, карикатурный Финн и карикатурная старушенция типа Наина. И толстый бородатый викинг в рогатом шлеме с кухонным топориком для разделки мяса, которого я не опознал. Викинг поймал голову и отвесил ей пару фофанов. Всем повеселело. Но Людмилу все-таки украла какая-то сволочь. Не скажу какая, потому что того куска сцены, где крали я не видел.

Спохватившись и погоревав, Светозар пообещал бадью портвейна, полцарства, жениться и снарядил погоню на конкурсной основе из трех конкурсантов. Тут все как бы кончилось и сцену загородили. Но не занавесом а экраном. На экране показали мужика, жутко похожего на покойного Джобса в длинном плаще и черных джинсах, и женщину, жутко похожую на колдунью Наину после химической завивки. Они смотрели друг на друга и разговаривали. Молча. Но с титрами. Тиры были видны только из партера, поэтому все-таки молча. О том, что на экране разговаривают Финн и Наина, зритель должен был догадаться самостоятельно. Дураков не было, догадались все.

Открывшаяся после экрана декорация напоминала давешнюю ресторацию, но во время уборки. Всего лишь перевернутые стулья на неперевернутых столах, хотя в новом прочтении могли и наоборот. Пели "та самая Наина" и Фарлан. Пели Финн и Руслан. Причем Финн пел с финским акцентом, а Руслан пел в куртке типа Аляска и штанах-хаки с карманами. Наина и Фарлан так же оказались стилизованы под модников ранних девяностых. Зачем Наина таскала за собой шкуры убитых песцов я так и не понял, зато по совершенно недвусмысленным жестам Фарлана, танцующего на столе стриптиз вместе со своим голым торсом, все поняли, что именно и как именно он сделает с Людмилой если найдет.

Долго ли коротко сказывалась сказка. Опять сменили декорации и Руслан пришел к Голове. На словах "о поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями" зрителям открылся горный пейзаж камуфлированного цвета. По пейзажу были рассеяны мертвые кости в виде трупов в советско-натовской военной форме. Половина зала тут же вспомнила "По танку вдарила болванка" и "Четыре трупа возле танка". Правда, трупов было больше чем четыре, а танков не было вовсе.

Руслан в неизменной Аляске испугался и с необыкновенной ловкостью пятясь задом вперед залез на самую высокую точку декорации (под потолок) и забился в угол. Откуда запел. Пел красиво. За что ему кричали браво, хлопали и ждали голову. Не зря.

Голова появилась на скинутой сверху тряпочке типа экран. Лысая, наголо проекционная голова (хотя некоторые обозвали ее неканонической еще вчера) поведала Руслану куда и зачем ему ийтить. И пропала вместе с экраном. Начался антракт.

Я хочу сказать, что буфет по-прежнему на седьмом этаже, там офигенно дорогой коньяк, средней паршивости кофе, но зато шоколадки "Вдохновение", как и в детстве там есть.

После антракта началось соблазнение Руслана с Ратмиром. В декорациях беленького борделя на диком западе типа салун. Внизу общий зал, а наверху, во втором свету, балюстрада с номерами и женщинами легкого поведения, то есть с хазарскими девами прекрасной наружности. Назначение помещения сценически подтверждалось поведением и полуголым видом этих самых хазарских дев на любой вкус.

Главой борделя выступила Наина. О чем много пели и бегали по лестнице туда-сюда непонятно зачем. В перерывах между беготней, Руслана с Ратмиром соблазняли долго, умеючи (где они столько профессионально настроенных хазарских дев нашли при общем дефиците, мне интересно) и даже принесли им домашние шлепанцны. Пели замечательно, но вмешался Финн и уберег Руслана от непоправимого. Тут все кончилось и начался второй антракт.

После антракта началась сцена соблазнения Людмилы Черномором в одноименном замке чисто белого цвета. Соблазняли ее пением, что для оперы нормально и цирком из поваров и горничных. Повара делали игрушечную пиццу, жонглировали ингредиентами и сковородками. Людмила не соблазнялась. Поэтому как по волшебству поднялся проем в декорации и открылся магазин женского белья и обуви, отослав всех на годы вперед к чертовщине и разоблачениям. Людмила не соблазнялась. Открылся другой проем побольше. В поеме обозначилась стеклянная клетка. В клетке стоял столб, загримированный под сосну. Под столбом торчали зелененькие кустики, а из столба торчал сук. На суку сидел настоящий попугай. Под попугаем целовались в засос. Людмила смотрела и не соблазнялась.

Я смотрел на попугая, попугай смотрел на меня. В это время вокруг стеклянной клетки, по сцене большого театра бегали голые и полуголые тетки и девушки. Людмила почему-то не соблазнялась, хотя тоже нарезала кружок вокруг столба для пробы.

Черномору это не понравилось и на сцену выпустили лысого, татуированного культуриста типа молодого Шварценеггера.

Поиграв мышцами, культурист оказался массажистом, завалил Людмилу на кровать, начал с икроножных мышц и стал подниматься все выше и выше. Обслуга замка пела, Людмила массировалась и отвергала, а массажист делал свое дело.

Кончилось тем, что Людмила пошла танцевать с массажистом, но тут приперся Руслан в своей неизменной аляске, штанах и с ножиком типа меч-кладенец. Посомневавшись он вызвал белого Черномора на бой и выиграл. Повара и обслуга замка делали ставки. Пока побеждался Черномор, Людмила заснула, была украдена Фарланом и увлечена обратно в княжий терем на свадьбу.

Квелая Людмила с расплывшимся макияжем и съехавшим на затылок кокошником спала сидя за столом, а Фарлан пытался на ней жениться. В зале на полном серьезе и громко уже была поднята тема "передоза", как пришел Руслан одел Людмиле колечко и все хорошо кончилось.

Прошу прощения за такое длинное либретто. Мой незамысловатый взгляд может, да и не только может, а и отличается от взгляда режиссера-постановщика и художника по костюмам в одном лице. Не, я люблю новшества, но не в таком количестве сразу. Мне бы постепенно как-нибудь и понемногу. Зал разделился приблизительно пополам: кто кричал позор, кто кричал браво. Кто аплодировал, кто свистел. Правда никто не свистел артистам и дирижеру. Но четвертая часть зрителей ушла еще до второго антракта.

У меня не осталось однозначного мнения от оперы. Но я считаю, что надо сходить и посмотреть самому это, по крайней мере, очень интересно и запомнится. Я такого не видел никогда, хотя в 1984 году смотрел в тбилисском театре мимики и жеста "Малую землю" по книге дорого Леонида Ильича Брежнева. А поют-то как, черти. Как поют...

+-7
Обсудить (37)

16.04.2018, Новые истории - основной выпуск

АГВ-3у или автодегазационная станция предназначена для дегазации паровоздушно-аммиачной смесью обмундирования, валяной обуви, снаряжения и средств индивидуальной защиты, зараженных капельножидкими отравляющими веществами и их парами. Станция может быть использована, кроме того, для дезинфекции и дезинсекции обмундирования, обуви, снаряжения и средств индивидуальной защиты. Станция состоит из силовой, двух дегазационных и подсобной машин, оборудование которых размещено на автомобилях ЗИЛ-131.

Теперь о главном.

Для дегазации и дезинфекции личного состава, прибывшего из зоны поражения, прям в средствах защиты, в комплект входит специальная складная палатка. Палатка соединяется специальным рукавом с силовой установкой из которой херачит пар в 110 градусов Цельсия и может отдельно подаваться горячая вода, подогретая той же силовой установкой.

Ширина у палатки меньше метра, длина метра 3-4, точнее не помню. В общем там личный состав как бы в очереди в рай стоит.

В мирное время химики, то есть РХБЗ, используют палатку как баню. 110 градусов все-таки. На сборах после четвертого курса весь наш батальон оказался сражен дизентерией, городская баня не системно какающих студентов мыть отказалась. В дивизионную тоже не пускали ради защиты от бактериологического поражения рядового и офицерского состава. Помывочную организовали в поле. Метрах в двухстах от селения с ткачихами (Ивановская область). Триста человек голых мужиков. В поле. Моются под душем подручными средствами. И по очереди в такие вот палатки для пропарки заходят.

Из чистого любопытства посмотреть на сие действо прибыл командир дивизии. И был крайне раздражен разносившимся по округе матом.

- Да вы охуели, - сказал он, - начальнику кафедры. У меня офицеры так не матерятся, как твоя обосравшаяся интеллигенция. Прекратить немедленно. И пусть нам отдельную палатку поставят поновее, пойдем париться.

И им поставили поновее. И вместо старого проверенного рукава для подачи пара взяли тоже новый. Промасленный. И дали пар. Те самые 110 градусов.

Из палатки. А надо сказать, что там темно, пар и просто так хуй вылезешь. Толкая друг друга. На карачках. Выбрались два неодетых полковника. Коричневого оттенка с радужными масляными разводами. Все стихло, кроме двигателя силовой установки. Две кукушки в лесу заткнулись, недосчитав кому-то лет по десять. И над полем повис такой военно-полевой мат, на который не способна тысяча опытных сапожников.

- Вот видишь, - через полчаса сказал один отмытый уже полковник другому, наливая коньяк в алюминиевую кружку, - а ты, говоришь, интеллигенция. Все-таки правильный офицер кого угодно перематерить способен.

+626
Обсудить (40)

13.04.2018, Новые истории - основной выпуск

В нашем (а может и не нашем, а совершенно постороннем) подземном гараже запрещено хранить велосипеды. Детские можно, а взрослые нельзя. Говорят от этого машины страдают. И не в поэтическом плане ревности, а в совершенно прозаическом плане – от царапин.

Потому что Бентли поцарапали. Или Феррари с Диабло, или Мерседес-Макларен. В общем-то все равно дорого. В нашем (а может и не нашем, а совершенно постороннем) гараже совершенно спокойно и доброжелательно соседствуют разные автомобили. От самых дорогих, до самых дешевых.

Сначала в гараж заехали два пацана велосипеды поставить. Это мы (а может вовсе и не мы) с председателем ТСЖ увидели на видео. Хотели поставить велосипеды на стоянку, но один паренек бейсболку уронил. Другой ее пнул нечаянно. Классно пошла. И они стали шапкой в футбол играть только на колесах.

Не успели запыхаться, как в гараж вошла компания молодых людей постарше, хотя это смешно звучит. Лет тридцати. Куда-то ехать собирались, но им так пацанское занятие понравилось, что они присоединились, разбившись на команды. Бейсболку то ли стало жалко, то ли она об пол стерлась, потеряв летательные качества, там не видно было. Но они у охраны мячик выпросили. Теннисный.

Ходчее пошло. Три на три велобол в гараже теннисным мячом. Видели? Великов там прям и набрали. Они ж почти за каждой машиной прятались.

И тут старшее поколение подтянулось. Два мужика за пятьдесят. Давно не виделись, встретились, один другого подвезти до дома хотел. А тут такое дело на велосипедах. Перед тем как влезть в игру они пошептались:

- А помнишь, как мы в детстве консервной банкой играли? Есть тут у вас консервные банки?

- У охраны спроси.

- Мужики, салям алейкум. Есть у вас консервная банка? Есть? Полная со свиной тушенкой? Давайте ее сюда. Для вас все одно «харам», а мы вам суши закажем с пиццей. Хотите пиццу?

Заказали и стали банкой в велобол играть. И тут один из последней смены как треснет. В смысле, гол забил. Банка по машине скрипнула и поцарапала.

Все стоят и на машину смотрят и на гол забившего. Смотрят и переживают, как он за это Бентли расплачиваться будет. Или даже за Мерседес-Макларен. А он так рукой махнул:

- Хуй, - говорит, - с ней с царапиной, все равно это моя машина. Давайте дальше играть.

А председатель ТСЖ это все потом на видео видел. И принял решение запретить в гараже велосипеды хранить, провел общее собрание, запретил и пошел с внуком по дорожкам кататься в парке. На самокатах.

+211
Обсудить (11)

09.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Ждем лифта. Я, девушка с Апельсином и семейная пара, черт знает с какого этажа. Черт знает – это точно выше двадцатого, Апельсин – мелкая собака марки «голый лопоухий дрищ на курьих ножках», отличающаяся, как ни странно, умом, сообразительностью и храбростью записного идиота.

Апельсин на руках у хозяйки - личность в доме известная. Он покусал двух боксеров и одну баскетболистку Московского Спартака. Пытался загрызть телеведущего центрального канала, но тот его заговорил.

- Ути-пути, Апельсинчик, - Мужик, черт знает с какого этажа, тянет к нему руку.

- Гав, - Апельсин делает вид, что кусает мужика за палец. Только это не просто «гав», это басовито-хриплый «гав» как минимум алабая, если его заставить гавкать. Или собаки Баскервилей, если бы она с воя перешла на лай.

Мужик отдергивает палец. Все ошарашено вздрагивают, даже хозяйка Апельсина.

- Он у меня простудился и охрип, - извиняется девушка.

- О! Вов, - вступает в разговор жена мужика черт знает с какого этажа, - помнишь ты на нашу Оку в восемьдесят восьмом сигнал от тепловоза поставил? Все небось тоже думали, что она простудилась.

+570
Обсудить (18)

02.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Сказка про лошадь.

Когда мне стало лет больше, чем было раньше, у меня участились дни рождения. В детстве дни рождения были редкостью, и их приходилось чертовски долго ждать. Потом они немного участились, и ждать их уже не приходилось. Потом дни рожденья начали случаться так часто, что слоило проводить гостей и помыть посуду, как в дверь снова звонили и снова поздравляли. Когда тебе лет гораздо больше, чем было раньше, твое время уходит гораздо быстрее.

А тут еще у меня появилась внеплановая работа, которую надо было делать между днями рождения. Я вешал подковы. Сначала мой друг, кузнец, подарил мне одну подкову.

- Вот тебе подкова на счастье, - сказал он и ушел, сославшись на занятость.
Я повесил подкову над дверью и стал ждать прихода счастья, но следующий день рождения пришел быстрее. А с ним еще одна подкова. Потом еще.
- Четвертая? – спросил я друга на этот раз.
- Четвертая, теперь тебе точно повезет, и счастье не за горами, - ответил друг, и хотел уже было снять ботинки, как в дверь позвонили.
- Вот и счастье пришло. – Пошутил я, открывая дверь.

На пороге стояла лошадь.
- Я не счастье, я лошадь, - пояснила лошадь, - и хотя нас часто путают, я настаиваю на этом тезисе.
- Нифига себе, - вырвалось у меня.

- А я, пожалуй, пойду, - друг передумал снимать ботинки, - я, кажется, горн у себя в кузнице не выключил, - оправдался он и, уходя, тихо добавил, - да и лошади почему-то мерещатся.

Мы остались вдвоем: я и лошадь. Я молчал, а лошадь взялась разговаривать:
- Может, спросить о чем-то хотите? – сказала она, - так вы спрашивайте, не стесняйтесь.
- Хочу, - ответил я и спросил, - зачем мне лошадь?
- Странный вы народ, люди, - лошадь прошла в комнату, и я пошел за ней, - я вовсе не «зачем», а «почему». Потому что если у человека есть четыре подковы, то обязательно должна быть лошадь.

- Может конь? – поддержал я разговор.
- Кому конь, кому лошадь, - лошадь присела в мое любимое кресло перед телевизором, - я вообще отвергаю гендерную дискриминацию, но вы можете потребовать замены.
- У кого потребовать? – поинтересовался я.
- Не знаю. – Лошадь устроилась в кресле поудобнее, - но у кого-то точно можете.
- Жалко, что кузнец ушел, - сменила она тему разговора, - мне перековаться нужно. Вы-то небось не сможете?
- Смогу, - я прикинул наличие инструмента, - только у меня специальных гвоздей нет.
- Гвозди у меня свои. – лошадь помахала мешочком с гвоздями у меня перед носом, - Несите молоток и рашпиль. Подковы на плите калить будем.

- А конюшня у вас где? – спросила лошадь, и я ляпнул молотком себе по пальцу, в попытке загнать последний гвоздь.
- Нет у меня никакой конушшшни, - прошепелявил я. Нормально разговаривать мешал находящийся во рту ушибленный палец, - сарай есть. На даче.
- Поедем смотреть? – лошадь встала из кресла, и рассматривала новые подковы, - или я у вас тут жить буду? - и зачем-то посмотрела в сторону спальни.
- Нет уж, - отрезал я, - сарай на даче – это как конюшня почти. У меня там сразу две лошади поместится может и даже для велосипеда место останется. Поехали смотреть. Если тебя в метро пустят. И в электричку потом с автобусом.
- Зачем нам метро, - удивилась лошадь, - если у вас лошадь теперь есть? Верхом ездить умеете? Нет? Ну ничего, быстро научитесь, если не упадете сразу и ничего себе не сломаете. Едем.

И мы поехали. Ехали долго. Лошадь ехала медленно, потому что рассматривала окрестности и разговаривала сама с собой, а я ехал медленно, потому что медленно ехала лошадь. Погода была хорошей. Воздух чистым. Я научился ездить верхом до такой степени, что заснул.
- Слезайте, приехали, - сказала лошадь, и я проснулся, - это что ль ваш сарай?
- Этот, - я слез с лошади и протер глаза, - а как ты умудрилась дорогу найти?
- Вы, сударь, навигатор в телефоне включили ведь. Он и довел. – лошадь отщипнула клок газонной травы, пожевала и продолжила, - вкусная. Жалко, что у навигатора голос противный, и маршруты на лошадей не рассчитаны. А так ничего штуковина – полезная. Надо будет себе такой установить.
- Телефон, значит, уже имеется, - буркнул я, открывая двери сарая, - пожалуйста, вот и конюшня.

Лошадь вошла и опасливо осмотрелась.
- Косилка? - сказала она, - это хорошо. Можно сено заготавливать. А мыши тут есть? А тоя мышей не люблю, потому что боюсь.
- Мышей вроде нет, а косилкой можешь пользоваться сколько влезет. Газон у меня большой, а не хватит – там поле есть большое за деревней.
- Поле газонокосилкой не косят, - резонно заметила лошадь, - но я что-нибудь придумаю. Яблоки у вас растут? Я яблоки люблю.
- Яблоки растут и груши еще, только они еще зеленые совсем и маленькие. Зато много. Там морковка еще на грядках посеяна. А на всякий случай тут и магазин рядом, я тебе денег оставлю.

Так мой сарай стал конюшней. А я уехал в город. Мне на работу надо было.
Лошадь в деревне освоилась быстро. Взяла косилку, накосила себе травы, высушила ее на солнышке. Сена получилось немного, и лошадь договорилась с соседями: она им газоны косит, а они ей сено отдают и яблоки, когда лишние есть.
А еще она извозом стала подрабатывать, кто-то ей тележку подарил небольшую. Работящая, в общем, лошадь попалась, ничего не скажу. Только мышей боится. А мыши в сарай сразу пришли, как сено появилось. Когда там косилка стояла и бензином пахло, сарай мышам совсем не нужен был. А как сено появилось, они тут как тут и объявились.
Но лошадь с соседскими кошками познакомилась. Кошки стали приходить к ней в гости, ловили мышей и спали на сене. А когда не спали, то разговаривали. Общих тем для разговора с лошадью у кошек было немного, но лошадь оказалась хорошим рассказчиком и они любят ее слушать.

Я приезжаю туда по выходным, привожу молоко и бублики и мы пьем чай с молоком. Я, лошадь и соседские кошки. С молоком, потому что кошки без молока чай не пьют, а лошадь от молока без чая отказывается. Потом я уезжаю обратно в город работать и счастья ждать.

Я по-прежнему дружу с кузнецом и он дарит мне подковы на день рождения. Дни рождения у меня часто, и подков уже три. Скоро четвертая появится. Интересно, кто теперь в дверь позвонит: конь, лошадь, или счастье? Мне-то все равно уже, а лошади с конем веселее будет, я думаю.
А насчет счастья… Не верю я в эти приметы с подковами. В лошадей, впрочем, тоже не многие верят.

+107
Обсудить (117)

29.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Сел как-то в автобус вечером. Пока покупал у водителя, жилистого, немолодого мужика какой-то кавказской народности талон, под турникет поднырнул длинноволосый толстозадый паренек в очень узкой кожаной курточке. Заяц, как бы. Нередкий случай, я и внимания не обратил. Обратил водитель. Подождав пока я протиснусь через вертушку, он пролез за мной и с сильным акцентом обратился к толстозадому:

- Слюшай э, парень э, я тебя два раза вчера пустил, да? Ты сказал денег нету, да. Я пожалэл, да? Наглеешь в конец, э? Даже не поздоровался, да. Плати, или выхади. Так не повезу, э.

Толстозадый, растопорщив усишки и бородку аля мушкетер Людовика, басом заверещал в ответ:

- Отойдите, вы не имеете права у меня билеты проверять. Только контролеры имеют право, водители не имеют. Покажите мне, где в правилах написано, что водитель может билеты спрашивать. Водитель везти должен и все. Никуда не пойду. Понабрали черте откуда, я жаловаться буду.

- В правилах написано, что я тебя бесплатно везти должен, э? - возмутился водитель, - иди читай, вон висят.

- Не пойду, я их наизусть знаю.

Они препирались минут пять. Тыкали пальцами в правила, наконец водителю надоело. Со словами: паршивец, никуда не поеду пока не выйдешь, пусть тебя народ осудит, он сел за руль и выключил двигатель. Редкий народ потихоньку зашумел. Все были на стороне водителя. Серьезный дядька с портфелем, представившись бывшим работником Минтранса, рассказал про инструкцию, дающую право водителю выгонять безбилетников. Тетка с кошелками и бесплатным проездом пыталась усовестить зайца. Толстозадый задорно отбрехивался. Партию соло исполнял водитель, хлопая по баранке ладонями:

- Денег нет работать иди, да. Автобусы водить, э. Трутень, да.

- Я не трутень, - обиделся толстозадый с бородкой, - я человек творческой профессии, я год без работы, я поэт.

Голос его треснул, и из трещины явно выкатилась слеза. Все примолкли. Тут с заднего сиденья поднялась она. Тетка. Я сначала подумал, что их двое поднялось: рост за два метра, вес центнера под два. Были в СССР сестры-метательницы такого габарита когда-то. Молча надвинулась на поэта. Одной рукой за воротник, другой за задницу. Поэт воспарил и вылетел в открытую дверь, как мхатовская чайка, подбитая Дорониной. Народ безмолвствовал, примеряя на себя его судьбу. И только водитель восхищенно ахнул: Женщина, да, ээээ.

И поехал. А я всю дорогу думал, что старею. Как кино смотрел. Раньше бы влез обязательно. И заступился. Не знаю за кого только.

+862
Обсудить (82)

21.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Когда-то макетчики и художники в конструкторском бюро были очень нужными людьми. Для понимания сущностей. Не всякий ведь может чертежи понять. Художники и макетчики сами понимали и до других умели донести. Посмотрят на чертеж, нарисуют картинку или макет сделают и всем все ясно.

Механизм работает, здание красивое, аппарат функционирует и его создателям премию можно давать. Или медаль.

Поэтому когда разработки нашего КБ на ВДНХ отправляли плакаты делали и макеты. Разработки, правда, секретные, поэтому их на выставке из посетителей никто не видел, обратно только медали возвращались. И макеты с плакатами.

И вот прям перед отправкой макет мыши испортили. Здание старое, центр Москвы, вокзал рядом. Мышей пропасть. Вечером целый макет оставили, а к утру его какая-то сволочная мышь насквозь изгрызла и изгадила.

Начальник КБ посмотрел, посмотрел, выругался культурно и объявил макетчикам выговор. Вы, говорит, гады, столько всего умеете, вон даже пульт дистанционного управления к телевизору КВН присобачиваете, ключи утерянные для секретных сейфов запросто, фонарь на Волгу из цельного куска стекла лучше, чем из магазина. Вы что мышеловку не можете сварганить? Уйдите с глаз моих и без мышеловки не возвращайтесь. Ушли макетчики.
Зря начальник так с ними. Они и так исполнительные передовики производства, победители социалистического соревнования и перевыполнители плана. Моей лаборатории как-то поручили спираль противозачаточную разработать по конверсии. Дело сложное, но выполнимое. Самое трудное, кстати, было от желающих в испытатели избавиться.

А еще в макетной мастерской макеты заказали того места, куда вставляется в разрезе. Десять штук. Для наглядной демонстрации и быстрого опробования. А макетчики план перевыполнили. Раз в двадцать. И эти самые очень натуральные макеты по всему КБ и на кульманах висели, и в столах валялись, и вообще всюду. Даже в первом отделе, несмотря на полную открытость. Открываешь шкафчик с чаем и сахаром, а на тебя такой макет падает.

Так что сделанные мышеловки мало того, сами по себе являлись чудом техники и достижением прогресса. Их еще и много получилось. Уловистых, не хуже голодного кота. По три штуки в день, а то и больше попадалось. Три десятка особей в одной мастерской в первые сутки. Мастерская, правда, с волейбольную площадку размером.

Мыши, они, тоже ведь своего рода люди. Их иногда до такой степени жалко, что у некоторых народов Микки-мышь – национальный герой. Это я еще про Джери забыл. Поэтому десяток здоровых мужиков, у них даже штанга с гирями в углу макетки стояла, решили, что убить тридцать мышей подряд выше сил человеческих. Но все в наших умелых руках. Мышам сделали дом.

В виде огромного аквариума. С колесиками, переходиками и качелями. Про кормушки с поилками я вообще не говорю, тем более, что ходят слухи о том что мыши не пьют. Или не потеют, я точно не помню.

Через пару недель мышей было уже штук сто, им стало тесно в огромном аквариуме и им сделали еще один аквариум чуть поменьше в другом углу комнаты. На этот раз "аквариум" изготовили из какого-то прозрачного макета. Все равно простаивает. Чтоб один мышиный домик не скучал по другому устроили прозрачный переход. Со всякими лесенками внутри и полосой препятствий по дороге.

Через год, а может и полгода. Не, мышей уже никто не считал. Они ведь еще и размножаются, как будто вы не знали. Макетка представляла из себя большой макет мышиного города, где люди были лишними. Потому что могли головой задеть мышиную дорогу. Штанге и гирям тоже не осталось места. Жители города тренировались бегать в колесах, ходить по канатам, лазить по вертикальным спицам и вообще.

На счастье туда зашел опять начальник. От увиденного он настолько удивился, что смог выдавить из себя лишь несколько начальственных слов. Но их хватило.

Обитателей городка за пару дней выловили, посадили в контейнеры и вывезли ночью в один из московских лесопарков. Городок, хотели было впарить Московскому цирку, но цирк отказался из-за сложности конструкции.

Вскорости в новостях из серии "одна баба сказала" передавали, что в этом самом лесопарке небольшая стайка мышей пыталась поймать несчастную белку на дереве и им даже почти удалось. Вы что охуели? - спрашивал я макетчиков. Это ж рядом с моим домом, зачем мне там тренированные мыши? Скажи спасибо, отвечали макетчики, что мы наши мышеловки, из твоих макетов сделанные, туда не выгрузили. Чудно б получилось, да?

Пошляки. Нет, а куда деваться-то? Нужные люди.

+405
Обсудить (42)

27.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Во времена редких видеомагнитофонов. На выставке, где мы и куча народа еще демонстрировали достижения нашей научно-технической мысли в строительном прогрессе, большой популярностью пользовался стенд Одной Оконной Компании. Там работало три стендистки с ногами настолько же длинными, насколько были укорочены их мини-юбки. Из белых блузок наружу рвалось такое, что у проходящих мимо перехватывало дыхание от всего комплекса впечатлений. Хотя мимо все равно пройти было нельзя - только протиснуться.

Я по выставке не шастал, мне водитель сказал:

- Иди посмотри, как надо предприятие рекламировать. У нашего стенда человек пять-шесть все время, а там полвыставки мужиков столпилось. Надо опыт перенять.

- Как компания-то называется, - спросил я, - чем занимается?

- Так фиг его знает, я на девок смотрел.

Девок мне было не переплюнуть. Нет, если б я снял штаны и надел белую блузку на меня бы внимание обратили, но толпа мужиков точно бы не собралась. Да и девчонок, пожалуй, тоже. Надо было что-то делать.

И мы сделали, воспользовавшись разработанной Дарвином теорией эволюции, согласно которой человечество имеет вполне себе обезьянье происхождение. Что делает нормальная обезьяна смотрясь в зеркало? Корчит рожи. Зеркала не было и мы стащили из гостиничного номера телевизор, воткнули в него видеокамеру и все заработало.

Надо вам сказать, что корчить рожу в видеокамеру народ любит не меньше, чем смотреть на красивых девок в мини. Но у видеокамеры есть неоспоримое преимущество. Ее в конце рабочего дня можно выключить и пойти на соседний стенд знакомиться с красивыми девками.

А в номере, откуда мы забрали телевизор, нас ждал Алексеич, дальнобойный водитель КАМАЗа. Я про него и подарок рассказывал. Телевизор из номера мы забрали, но там остался видеомагнитофон, с маленьким красным огоньком, потому что выключен, и Алексеич, с глазами красными от недосыпа, потому что только из рейса.

После того как выставка закрылась на ночь и еще чуть позже. Захожу в номер, телевизор вернуть. Сидит Алексеич, напротив видеомагнитофона с горящей красной точкой.

- Как поживаешь, - спрашиваю, - Алексеич, чего делаешь?

- Нормально поживаю. Видеомагнитофон смотрю, блядь!

+184
Обсудить (16)

24.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Правильная одежда - для охоты первое дело. Вы улитку видели? Она почему-то в домик одета. Поэтому любой охотник после покупки ружья и одежды норовит охотничий домик купить у черта на куличках. Потому что на куличках дичи больше.

Домик был маленьким: изба-пятистенок, земли тридцать соток. Конюшня, другие сарайчики. По участку ручей течет с рыбой. Настоящие кулички в моем понимании. Самодостаточные. Там даже сотовые брали только если на крышу влезть, лестницу на трубу поставить и с лестницы его вверх подкидывать. Здоровый отдых, все для охоты.

А тут еще с утра завьюжило, морозец в 20 градусов, живность попряталась, снегоходы сами в конюшню залезли. Хороший хозяин в такую погоду и собаку на улицу гнать не будет, а охотники что хуже собаки?

Нисколько не хуже. Лепота: в печи дрова трещат, в окна пурга долбится, за столом пять мужиков, только из бани, разговоры ведут. К ночи второй литр на душу уже пошел, кто уже спать лег, кто только собирается.

На улице темно, хоть глаз коли, и вьюга. Слышим в окошко стучит кто-то. Пошел дверь открывать. Как открыл меня снегом шибануло, пар кругом и не видать ничего. Дверь закрылась, пар спал, смотрю, девчоночка стоит лет четырнадцати на первый взгляд (потом выяснилось, что ей шестнадцать уже - мелкая просто). Куртка легкая, шапчонка худая, лицо белое в инеи всё, губы синие и дрожит еще.

- Дяденька, пустите погреться, пожалуйста, - и на пол села. Да какой там села - по стенке сползла, - Я со второго раза только понял, что говорит, губы не шевелятся с мороза. А тут она еще с пола:

- Я не одна...

- Зови, - говорю, - кто там есть еще. Так не шутят. Хотя, сиди я сам выйду, - и унты натягиваю.

- Лошади...

- Какие лошади? - сам спрашиваю, а думаю, что совсем у девчонки от мороза крышу снесло, - посиди пока, я посмотрю.

И вышел. Действительно лошади. Три штуки. Все в снегу и сосульках к стене жмутся - там ветер тише. Вернулся в дом растолкал мужиков, девицу к печке перенес.

Васька (у него приемной дочери как раз двенадцать лет тогда было, оторва та еще: то ногу отморозит, то школу подожжет) за девчонку взялся: ноги с руками водкой растер, немного внутрь дал, чтоб быстрей согрелась и на русскую печку пристроил, в тулуп завернув.

Остальные. Я - конюшню откапывать, а остальные по лошадям специалисты - в деревне оба выросли, один в татарской, другой в осетинской.

Девчонка молодец, даже не пискнула, когда ее растирали, только как заведенная:

- Лошади у меня там. Не говорите никому...

Почему не говорить? Зачем? Подумаешь лошади. Потом узнали. Лошадей в конюшне почистили, сена дали, овса полмешка нашли, что от старых хозяев остался, - все, что положено, в общем, не разбираюсь я в лошадях.

Девчонка успокоилась, засопела, а мы еще по рюмке-другой накатили - сон как рукой сняло после таких событий. К утру пурга кончилась. Рассвело. Слышим девица наша завозилась на печке.

- Дяденьки, - говорит, - а одежда моя где? Мне ехать надо, пока не нашли.

- Кто ищет-то? От родителей небось бегаешь? - спрашиваем, рассматривая ночную гостью. Стрижка под мальчика и физиономия в веснушках - эдакий чертенок рыжий с курносостью, но безрогий еще.

- Милиция, наверное. Я их украла.

Ну, понятно, что лошадей увела у кого-то. Рыжие, они такие.

- Зачем?! - хором почти спрашиваем. Только нам конокрадов малолетних не хватало. Иди потом доказывай, что это не мы... Хорошо, что следы все замело.

Расспросили. Оказалось с бойни она их увела. Старые лошади были, для работы негодные, а есть просят. Девчонка летом из города к бабушке с дедушкой приезжала и ухаживала за этими лошадьми - ее помощником конюха в бывший колхоз пристроили. Зимой с кормами "не очень" - забить решили коников. На колбасу.

Собрали мы ее, кто чего отдал, великовато, правда, все, но что было. Лошадей вывели, подсадили и распрощались. Славка потом сказал, что посадка у девицы - что надо посадка. Он потомственный конник, ему в таких делах верить можно.

Мы еще потом следы до дороги ямахами закатали, на всякий случай. Кстати, не зря. Часов в одиннадцать дня милиция с председателем и бульдозером пожаловали. Милиция с председателем - лошадей искать, а бульдозер дорогу чистить. Дорогу расчистили, спасибо им, а лошадей не нашли - мы ж никого и не слышали даже. Но посочувствовать, посочувствовали - двумя бутылками и закусить.

Все подумали, что домик на охоте - первое дело? А еще пурга, огонь в печи, друзья и малолетние преступницы. А вот остальное на охоте не главное.

Через несколько лет отдыхали печенью на турбазе километров за двести от места событий. То ли праздник какой-то, то ли день рождения, то ли свадьба, я не помню уже. Управляющий предложил конную прогулку. Вышли посмотреть. Спросил у конницы сколько стоит.

- Для вас, - говорит, - бесплатно, вы что меня не помните? Ну меня-то ладно, а лошадей?

Иди узнай в симпатичной накрашенной девице того самого замороженного подростка. А лошадь, она и есть лошадь.

+1527
Обсудить (66)

14.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Как-то давно в гостинице, хорошей гостинице, первой-второй в городе по выеб... по забористости, вдруг ночью стук в номер. Открываю. Водитель наш, Алексееич, с КАМАЗа. Меньше всего ожидал увидеть. Ну кроме тени отца Гамлета, пожалуй.

- Алексееич, - говорю, - рад лицезреть, случилось чего? Ты вообще что тут делаешь, если мы вам номера в кемпинге на въезде в город забронировали, рядом с объектом? И где остальные?

- Остальные в кемпинге. А я, понимаешь, "шестисотый" по дороге в кювете увидел. Помог из снега вытянуть. Спасибо сказали, адрес спросили, где остановился, и фамилию. Подарок, мол, пришлем. Отмахнулся и уехал. В кемпинге на вахте сказали, что мне номер в эту гостиницу перекинули.

- Ну и хорошо, спать иди, завтра вставать рано.

- Не могу. Там у меня подарок в номере, забери его нахуй.

- Какой подарок?

- Да только заселился, в дверь стучат. Девка. Лет восемнадцать. Я, говорит, ваш подарок. Чтоб я в свои шисят пять начал жене изменять? Да еще с внучками? Я уж ее и ужином накормил, а она все не уходит. Ждет чего-то. Выгнать-то неудобно. А мне спать надо. Ты ж здесь небось каждую собаку знаешь. Забери ее нахуй, а?

+1148
Обсудить (48)

07.02.2018, Новые истории - основной выпуск

Охота? Охота - это когда всем охота, а так и не охота вовсе.

Первый раз меня на охоту на Алтае пригласили, когда я молодым совсем был. Только я не охотник совсем, говорю. Стрелять ведь умеешь, раз биатлоном занимался? Умею. Ну и все. На охоте стрельба - первое дело, остальное - не главное. И поехали. В горы на жигулях. Зимой, впятером.

Где застрянем - там толкаем, где не застрянем - так едем.

Дотолкали до охотничьего домика. А там занято. На ступенях туша лежит замерзшая. Холодно ведь - градусов под тридцать в минус. А раз туша лежит - значит домик занят, местные так определяют.

Дотолкали до следующего. Там туши на ступенях нет - свободно, значит. Заселились. Печь разожгли, снегу натопили, чаю с тушенкой выпили и спать легли. Утром на охоту потому что.

Проснулись, чаю хотели выпить, но в чайнике вода замерзла, а печку долго растапливать. Так пошли.
- Видишь склон?
- Вижу.
- Следы видишь?
- Вижу.
- Это кабарга. Идешь по следу, догоняешь, стреляешь и все. Потом обратно идешь, кабаргу несешь. Мы ее есть будем. Понял?
- Понял.
- Ну иди.
Я и пошел.
- Стой!
- Зачем?
- Ружье возьми.

Дали мне ружье. Трехствольное. И три патрона. Я даже спрашивать не стал почему патронов три. И так понятно. И пошел. По склону кабаргу догонять.

Три раза навернулся со склона. Полчаса эти три ствола в снегу искал. Хорошо патроны в кармане непромокаемом были. И их искать не пришлось и порох надо сухим держать ведь. В четвертый раз как-то сразу в голову пришло, когда летел: ну его нафиг эту кабаргу. Кабаргой больше, кабаргой меньше. Тем более я ее ни разу не видел, встречу, могу и не узнать вовсе и какого-нибудь козла вместо нее грохнуть. А он мне ничего плохого не сделал. Она, впрочем, тоже. Ну их обоих, а я обратно пойду. И пошел. С ребятами встретился. Они тоже никого не встретили. Издалека, говорят, показывалась кабарга-то. А мы чаю попили и обратно жигули толкать стали. Чай на охоте - первое дело, остальное - не главное. Но тоже дело.

На вторую охоту меня уже с директором пригласили. Я ж уже постарше, уровень повыше. И директор, опять же. Поэтому нам каждому по егерю специальному дали. Ружья тоже хотели дать, но я от своего отказался, мне в прошлый раз хватило. И вообще на охоте без ружья удобнее по снегу лазить. Тоже зима была, кстати. Не кстати то, что директор от ружья не отказался. Он вообще охотник был, по слухам.

Так и пошли на охоту трое с ружьями, а я с рюкзаком только. Чай, конфеты и прочая еда. Я ж помню, что чай на охоте - первое дело, а остальное - не главное.

Поэтому мы сначала костер развели, чаю выпили. Потом директор со своим егерем за зверем по следам ушли, а мы с моим остались чай пить. Пили, пили и чувствую надоедает чай-то. Даже егерю. По лицу видно. Тут егерь встал:

- Пойдем, - говорит, - я тебе бобров покажу. У них тут плотина вниз по ручью недалеко совсем. Километра два.

И мы пошли бобров смотреть. Впереди егерь с ружьем, сзади чай несу в термосе. Чай на охоте первое дело ведь, остальное - не главное. Идем, далеко уже ушли и слышим в кустах по ручью сопит кто-то совсем по-бобриному. Громко только. Я-то не знал тогда, как бобры сопят, а егерь сразу ружье вскинул.

- Сейчас, - шепчет, - из него шапку сделаю. Или целый воротник.

А из кустов директор выползает. Один. То есть с ружьем конечно, но без егеря. Он его потерял и под снег провалился, а там ручей тот самый с бобрами. Так мокрый и полз всю дорогу в валенках и без егеря. Метров пятьдесят до нас полз. Сразу видно, что устал человек. Так я ему сразу:

- Вась, - спрашиваю, - чаю хочешь? Чай на охоте - первое дело.
- Да идите вы со своим чаем, - отвечает директор, - не спрашивая куда.
- Правильно, - поддержал директора его егерь, который вдруг нашелся, из тех же кустов выйдя, - у меня вот спирт есть. Сейчас мы им вплоть до ног разотремся, потому что в таких ситуациях на охоте первое дело - спирт. И мы растерлись спиртом. Бобрам и прочему зверю не повезло, они так просто мерзнуть продолжили, а я прочно запомнил, что спирт на охоте - первое дело, остальное - не главное.

Третий раз… Впрочем, еще про охоту я потом как-нибудь расскажу. Я ж там шесть раз был на охоте-то.

+179
Обсудить (17)

27.01.2018, Новые истории - основной выпуск

У людей не бывает окраса.

Все события случайны, все совпадения вымышлены. Кошка тоже. И очень, очень давно.

Ирина и Решат - люди совершенно небогатые. Ирина на треть полицейский, то есть сутки через трое сидит в наушниках на пульте вневедомственной охраны с зарплатой тысяч в пять (точно не знаю, когда-то было две с половиной, должны были за это время немного повысить) и ведет домашнее хозяйство, Решат днем работает водителем в государственном учреждении, а по ночам и выходным бомбит по вызовам в "радиотакси".

Они говорят, что за всю жизнь у них всего два стоящих приобретения: семилетняя дочь Яна, занимающаяся художественной гимнастикой, и годовалая собака-далматин Лорд, ничем полезным не занимающаяся. Причем если Яна - самое любимое их приобретение, то Лорд - самое дорогое.

Яна, девочка умная, воспитанная и дисциплинированная. Воспитанная и дисциплинированная до такой степени, что любимый бутерброд с икрой съест только после двадцати минут физических упражнений без всяческих родительских напоминаний. Чтоб не растолстеть и не выйти из маминого образа художественной гимнастки.

Лорд, как по слухам и все далматины, собака не то что бы умная, но исполнительная. Скажут ему "сидеть и сторожить" будет сидеть и сторожить, пока хозяин за ошейник от места "сторожения" не оттащит, при этом пес будет упираться всеми четырьмя лапами вместе с хвостом, мордой выражая недоумение: "чего тащишь-то, я же работаю еще". Что он сторожит Лорд не совсем понимает. Людям улыбается и позволяет брать любой предмет в области досягаемости его зубов, кроме собственного поводка.

Лорд очень любит маленькую хозяйку, Яна - жить не может без этой собаки. Оба они очень элегантны и стройны. "Как мама". А тут после того как Решату на несколько дней попался очень выгодный клиент, они стали похожи. Яне подарили исключительной красоты ослепительно белую шубку с яркими черными подпалинами. Такие же сапожки-валенки и белую с черным шапочку. Встречные оборачивались на улице, видя такую девочку вместе с таким псом. Злые же люди что-то там бормотали насчет второй собаки и происхождения шубы. Очень уж были элегантны Яна и Лорд. Элегантны и молчаливы. Слова из них бывало не вытянешь из обоих.

Для всех женщин, даже для очень и очень юных, все новые шубы, да и не только шубы, а просто все новые вещи очень похожи на собак. Вещи, по мнению женщин, тоже нуждаются в частом выгуливании. И тут женщинам везет. Стоит купить шубу, как на улице наступает зима с пронизывающим до костей ветром, морозом и снегом. Стоит приобрести купальник - так на улице все тает и открываются пляжи. В нашем случае уже наступила осень, подул тот самый холоднющий ветер и надвинулись совершенно черные тучи. Самое время, чтоб сходить в новый торговый центр за продуктами. Втроем. Мама собака и дочь.

Новый торговый центр напротив старой березовой рощи на дверях имел четыре запрещающих таблички с перечеркнутыми запрещенными элементами: сигаретой, мороженым, собакой и роликовыми коньками. Курящим собакам на роликах сюда нельзя, - шутил Решат, - особенно, когда они с мороженым. Решат шутил, а Ирина с Яной попросту привязали Лорда к березовому дереву в березовой роще, перешли дорогу и, оглянувшись на выделявшегося белым пятном на фоне недавно завезенного чернозема Лорда, углубились в изучение торгового ассортимента.

Очень много написано про две вещи. Про женщин в магазинах и про резко континентальный климат Урала. Тут и объяснять ничего не надо. Все и так это знают. Никто и не удивится, когда я скажу, что за время пребывания девчонок в магазине черные тучи выжали резкий снежный заряд и противная осенняя слякоть покрылась непрочным, но очень белым ковром. Только кое где выглядывали черные комочки земли.

Так что очень красивую картину увидели Ирина с Яной, когда вышли из магазина. В картине не хватало одного. В картине не хватало Лорда. Он пропал. Береза, к которой был привязан пес, есть. Вокруг все березы на месте, а собаки нет и мимо ходят очень подозрительные люди.

- Лорд, - робко позвала Яна, - Лорд, Лордушка, ты где? Мам, у нас Лорда украли? - глаза ребенка начинали наполняться слезами, - а может он сам сбежал, испугался снега и сбежал?

- Не волнуйся, все хорошо будет, никуда наш Лорд не денется, - успокаивала дочь Ирина с такими же слезами, но в голосе, - я сейчас папе позвоню, он приедет и всех найдет.

Ирина достала из сумочки сотовый телефон и принялась нажимать кнопки. От волнения кнопки нажимались плохо.

- Мам, я пока сама его поищу ладно? - спросила Яна.

- Через дорогу аккуратней, - автоматически напутствовала мама, глядя в телефон, - и далеко не уходи.

Набрав, наконец, номер Ирина приложила телефон к уху и… Теперь ей стало видно. Что в красивой картине только что выпавшего снега теперь не хватает двух вещей. Если раньше в ней не было любимого далматина то теперь не было и любимой дочери. Руки у Ирины опустились, сотовый выпал из онемевших пальцев.

- Пропала! - подумала Ирина в слух, - дура! Какая же я дура! Разве можно ребенка одного отпускать искать собаку? Найду, убью обоих, - закончила она мысль и устремилась через дорогу в сквер. На поиски.

В лежащем на чистом снегу недорогом телефоне раздавался взволнованный голос Решата: Ира, что случилось, Ира? Почему ты молчишь? Я сейчас буду.
Трубка немного погудела отбоем и выключилась.

В этот безусловно трагический момент Ирина добежала до первых деревьев. Она намеревалась раскатать все зеленые насаждения города по брёвнышку, приподнять все газоны и асфальтовое покрытие, но найти ребенка. И собаку, если получится.

И вот добежав до первых деревьев широко распахнутыми глазами, полными таких намерений и ужаса, Ирина внезапно увидела Яну. Девочка сидела на корточках и обнимала за шею совершенно невозмутимого Лорда.

- Вы откуда здесь? - выпалила Ирина, - вас же здесь только что не было?

- Были, мам, - весело сказала Яна, девочка не только дисциплинированная, но и очень сообразительная, - и Лорд никуда не пропадал, у нас просто окрас такой, что нас на снегу не видно.

- У людей не бывает окраса! - успокаиваясь заявила мама, - людям шубы такие покупают.

Они отвязали пса, перешли дорогу и подобрали телефон. Ирина уверено набрала номер мужа и не слушая спросила строго: нет, ты мне скажи, ты дочери эту маскировочную шубу специально купил, чтоб я ее на снегу найти не могла, да?

Кошка? Какая кошка? Ах, да. Яна недавно вышла замуж, у них с мужем нет собаки, но они не переживают по этому поводу. У них кошка есть. Белая.

+77
Обсудить (20)

25.01.2018, Новые истории - основной выпуск

В одной семье сын очень любит учить маму водить машину. Хлебом его не корми. Это полностью укладывается в поговорку про яйца, поучающие куриц, - именно мама действительно научила сына ездить на автомобиле, потому что папа все время ошивался в командировках и вообще у него персональный водитель, а рулить он почти не умеет, так уж получилось.

В восемнадцать сын получил права, сейчас стаж его двенадцать лет, это не много, но вполне достаточно, чтоб считать себя ассом. Теперь, когда семейство выбирается куда-нибудь на мамином автомобиле, сын руководит мамой с заднего сиденья. Куда и как ехать. Хотя в своей машине советов ни от кого не терпит и даже грубит.

- Мама! - возмущается сын, - которому досталось внезапно сложившимся подголовником по голове, - когда ты освоишь кнопки?! Сколько можно повторять, что эта складывает задние подголовники, чтоб удобней смотреть в зеркало заднего вида.

- Извини, - говорит мама и едет дальше. И стоически терпит всяческие поучения, почти не обращая на них внимания. Но подголовник время от времени стукает сына по затылку. Не часто, но регулярно.

- Дорогая, - спросил как-то папа, - даже я уже запомнил кнопку. Это единственная кнопка из твоей машины, что я запомнил, но запомнил твердо. А у тебя память на эти штуки куда лучше и тридцать лет водительского стажа.

- Вот именно, - ответила жена, - тридцать. И чтоб дать им подзатыльник мне надо встать на табуретку. И как я по-твоему это сделаю за рулем?

+692
Обсудить (14)

19.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Как-то очень давно, так давно, что некоторые столько не живут, два молодых человека вместе с бандой таких же научных конструкторов оборонного характера поехали оказывать шефскую помощь колхозу-миллионеру в подмосковный поселок Крекшино.

Это сейчас Крекшино - элитный коттеджный поселок с проживающими в нем артистами, а тогда это был обычный советский поселок практически городского типа при племенном колхозе по выращиванию корово-бычков на радость мясной и молочной промышленности.

Собрав положенное количество кормовой свеклы и штабелировав ее в бурты эти двое промокли, испачкались и утомились, но совершенно не расстроились. Потому что не только были частью советской интеллигенции, но и у них с собой было. Совсем немного, а именно поллитра спирта. У колхозной бабушки они купили соленых огурцов, отхлебнули, захрустели и направились в сторону железнодорожной платформы, чтоб отбыть по месту жительства. Но. Но проходя мимо поселкового детского сада, огороженного прореженным штакетником, они заметили это. То есть деревянную скульптуру колобка. И затормозили. Чтоб рассмотреть. И засмотрелись.

На территории детского сада появился сторож. Несколько минут все присутствующие созерцали. Двое смотрели на колобка, сторож смотрел на двоих, а колобок смотрел внутрь себя, потому что был деревянной скульптурой.

- Вы заметили молодые люди? - спросил сторож, - я ведь давно говорил заведующей, а она мне не верит.

- Конечно заметили, - поддержал разговор один из двоих, - это ж вылитый Неизвестный.

- Не Неизвестный, - чуть поправил его второй, - а скульптура Неизвестного на могиле Хрущева. И таки да. Вылитая. Только немного больше, деревянная и одноцветная.

- Сразу видны интеллигентные люди, разбирающиеся в искусстве, - резюмировал сторож, - там чуть левее калитка, заходите, поговорим.

Они зашли и поговорили. Немного выпили за Никиту Сергеевича, за Неизвестного, за кукурузу в конце концов, потому что ее убирать легче чем свеклу. И еще поговорили. Просто так об искусстве. Когда двое научных конструктора распрощавшись с гостеприимным сторожем дошли наконец до платформы, электрички уже не ходили.

- Вася, - спросил второй первого, - а не вернуться ли нам в детский сад? Поедем утром.

- Хуйня, - ответил Вася, - сейчас чего-нибудь тормознем.

И тормознул-таки грузовой состав. Мы понимаем, что скорее всего это была случайность. Но Вася поднял руку с зажатым в ней случайно оставшимся огурцом, а состав остановился.

- Шеф! - обратился Вася к человеку, выглянувшему из мотовоза, - до столицы подкинешь?

- Вы идиоты? - задал нелицеприятный вопрос машинист.

- Нет! - сразу нашелся Вася, - мы ученые из Москвы.

- Тогда садитесь в любой вагон, - разрешил железнодорожник, - видимо удостоверившись в своем мнении.

И они сели. В полувагон. Второй от начала. Устроились поудобней и заснули. Проснулись часа через три. Поезд опять стоял. Они посмотрели на часы, вылезли из вагона и пошли в сторону машиниста.

- Шеф! - опять обратился к нему Вася, - а Москва скоро?

- Дня через два, - ответил машинист, - или через три. Как повезет.

- Чего так долго-то? Тут ехать всего ничего было.

- Так мы сначала в Киев, потом в Москву.

- Вася, - встрял в разговор второй ученый, - мы идиоты, мы поехали в другую сторону.

- А я вам что говорил? - завершил разговор машинист, гуднул и тронул состав в сторону Киева.

+889
Обсудить (53)

17.12.2017, Новые истории - основной выпуск

Взаимоотношения между соседями многоэтажных домов есть искусство, чем-то родственное искусству кун-фу. Это я к тому, что если ваш сосед вооружен перфоратором и детьми, то вам без детей и перфоратора его не одолеть. Мне кажется, что именно поэтому увеличивается рождаемость и перфораторная промышленность потеет и выбивается из сил.

Хотя могут быть разные случаи. С соседями. Родителей моих с момента получения новой квартиры по выходным доставал звук раздалбливаемых где-то по соседству стен. Первые пять лет. Да, первые пять лет после переезда это несколько раздражало. Вторые пять лет после переезда это не только раздражало, но и вызывало некоторое удивление. Третьи пять лет. Это удивляло уже не на шутку: за пятнадцать лет этот внебрачный сын аббата Фариа и графа Монте-Кристо вполне был способен продолбить себе ход наружу в любую из сторон дома даже по диагонали. Несмотря на то, что советский бетон превосходит по прочности камни замка Иф на 98%. Еще пять лет прошли просто незаметно. То есть этого, мягко говоря этого перфорированного дятла просто перестали замечать. По привычке. Еще через пятилетку перфоратор смолк.

Знаете, что сказала мама? Не буду ли я любезен узнать. Не случилось ли чего с этим безусловно немолодым уже человеком. Месяц уже не слышно. Не умер ли, не дай бог. Или заболел. Может помощь нужна? И отправился было узнавать, но тут тихо-тихо и все-таки весьма слышно раздалась знакомая трель электродрели. Извините за рифму, но от сердца отлегло даже у меня, а я весьма циничен и злопамятен. Жив курилка. То есть долбилка. У него сломался перфоратор, но сын подарил новый.

Или вот еще у нас был такой случай, который я и хотел вам рассказать с самого начала, но был уведен в сторону новогодней мыслью, блуждающей между запеченной бараньей ногой и рюмкой холодного дистиллята. Мысль, между тем, проста как плинтус.

Плинтус – это такая длинная деталь интерьера, прилегающая обычно к полу и стене. Или к стене и потолку. Или вообще не прилегающая, а просто стоящая в углу, оставшись лишней после ремонта.

Плинтусы бывают старыми и новыми. Соседи тоже. Иногда соседи бывают такими старыми, что сменяются в результате смены поколений. Вместе с поколениями меняются и отношения. Потому что в новых поколениях появляются новые перфораторы и новые дети. А иногда просто новые полы.

Однажды над квартирой моей знакомой девушки новые соседи сделали новые полы. Не совсем правильно, потому что настолько забыли про шумоизоляцию, что умудрились затопить мою знакомую жидким раствором выравнивающего слоя. Но отношения между соседями были хорошими и это было прощено. Как было прощено еще много чего с обеих сторон.

Но тут к соседям сверху переехала их замужняя дочь с ребенком и мужем. Ребенок – девочка четырех пяти лет, обычная с виду, оказалась оборотнем. Ничем не проявлявшая себя днем. Ровно в двенадцать ночи при полной и даже не полной луне. Девочка превращалась в маленького слоненка с явно подкованными копытами. Ну и что, что не бывает у слонов подкованных копыт? Оборотни, они такие. Ровно через час после превращения, не дождавшись даже крика первого петуха слоненок втягивал копыта и превращался обратно в девочку. А может просто засыпал, снизу этого видно не было. Но этого часа вполне хватало чтоб довести соседку снизу, мою знакомую и очень симпатичную девушку до белого каления.

Девушка работала средним начальником в крупной компании с напряженным рабочим графиком. В соответствии с графиком до красного каления ее доводили подчиненные перед уходом домой. До белого оставалось немного подкалить и все.

Для этого «подкалить» вполне хватало четырехлетнего слонопотамчика с копытами. Знаете, что делают интеллигентные девушки в таком состоянии? Правильно. Они хотят вежливо поговорить с соседями. Объяснить свои позиции, попросить и даже потребовать. Если соседи, конечно, пойдут на контакт. А они не пошли. Они не открыли дверь и просто притихли. Притихли все. Кроме оборотня. Оборотень наоборот оживился, и частота топота копыт увеличилась.

В таких случаях на страшное решаются даже очень интеллигентные люди. Они решаются. И немного стучат по батарее. Тихо так. Чтоб не беспокоить ни в чем не виноватых людей. И эти невиноватые люди совершенно не беспокоятся. И стучат в ответ. Слышим, мол, вас, сволочей. Слышим, видим и спуска не дадим. Поэтому после интеллигентного стука по батарее. Звуковая волна соревнования в перестукивании стихает очень нескоро. Но стихает. В отличие от топота зловредного, копытного слонопотама, от которого ужасно болит голова и вообще. Если уж стук по батарее не дает никаких результатов, то нужно что-то придумать. Можно по потолку постучать шваброй. Но потолок натяжной и швабры подходящей нет. Хотя плинтус есть. Плинтус. О!

Идея! Нужно взять плинтус и постучать в окно верхнего этажа. Тогда они точно услышат. Можно упасть с восьмого этажа? Ну и пусть. Голова внизу все равно сильнее болеть не будет. Окно на распашку, табуретку к окну, а-то неудобно.

Стук. Стук-стук-стук. Перестань топать, пожалуйста.

- Кто это там орет наверху? И нечего орать. Топать просто не надо.

- Аааааа! Иииии! Визг-визг-визг! Мааааама! Иииии! Там медведь в окно стучится!

- Придумываешь! Откуда в окне медведь? Мы на девятом этаже!

- Аааааа! Иииии! Боря! К нам медведь в окно лезет! Белый.

- Какой медведь, мы на девятом этаже живем! Ой, блядь, спаси нас грешных от геенны огненной!

Вот. Топать перестали. Но орать начали. Зато голова прошла от свежего воздуха, наверное. Подумаешь медведь. Должна ж я была что-то на плинтус примотать, чтоб стекло не разбить. О них же заботилась, а они – «медведь». Топать меньше надо и никаких медведей.

+356
Обсудить (6)

19.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Чем больше проходит времени после окончания школы, тем понятнее становятся тебе твои учителя. Хорошие и плохие. Хороших все-таки было гораздо больше, да и плохие не такими уж плохими и были. Терпели же они наши издевательства, как могли, но терпели же. (я бы себя тогдашнего чем-нибудь бы убил, честное слово). Зачем было над ними издеваться, я не понимаю. Не понимаю сейчас, когда старше большинства своих тогдашних учителей. Причем некоторых из них старше окончательно, потому что они уже стариться перестали, а у меня, я надеюсь, все впереди. Все персонажи случайны, все совпадения вымышлены. Или, как угодно, наоборот.

- Этот шестой «Б» когда-нибудь доведет меня до цугундера, - вздохнула учитель химии, Ангелина Федоровна, сразу после того, как последний ученик шестого «Б» класса покинул кабинет. Она затолкала под язык таблетку валидола, отметив таким образом завершение наполовину сорванной контрольной работы, взяла классный журнал, любимую стеклопластиковую указку и отправилась в учительскую. Впереди была большая перемена.

Приблизительно за час до этого, в ближнем к мужскому туалету углу рекреационного зала, к Кольке Зинину подвалили Илюша Мечников и Пашка Яблочков.

- Контрольная по химии сейчас… - многозначительно напомнил Пашка, - твоя очередь…
- Может не надо? – в Колькином голосе звучало сомнение, - Ангелина совсем не вредная тетка вроде? И учительница хорошая.
- А Нина по биологии плохая? – задал Пашка совершенно риторический вопрос, - Отличная даже. Но Илюха-то уговор выполнил? Выполнил. Твоя очередь.
- Ладно, - обреченно согласился Зинин, - уговор есть уговор. Но мне это не нравится.
- А на биологии значит нравилось? – сурово спросил Мечников, - иди давай, и чтоб без фокусов.

- Здравствуйте! Садитесь, - Ангелина Федоровна, вошла в класс, положила на стол журнал и указку, и села сама, окинув учеников привычным взглядом, - сегодня у нас контрольная… Чего стоим, Зинин?! Ты без отдельного приглашения не садишься уже, или у тебя вопрос, не требующий отлагательств?

- Не требующий, Ангелина Федоровна, вопрос у меня, - согласился Колька с предположением учителя и сразу затараторил, - вот везде написано, что фугасность этиленгликольдинитрата выше фугасности нитроглицерина, а на самом деле наоборот… Вот если провести эксперимент, то можно доказать.

- Прямо сейчас доказать? – с деланой невозмутимостью спросила Ангелина Федоровна, - или сначала контрольную напишем?

- А чего откладывать-то? – ответил Зинин вопросом на вопрос, - можно и сейчас.

- Так, - Ангелина Федоровна вспомнила, чем закончились наполовину успешные опыты Зинина и Яблочкова по нитрации глицерина. Наполовину. На ту самую уцелевшую половину лаборантской комнаты школьного кабинета химии, ключи от которой она неосмотрительно доверила вполне успевающему по химии Зинину. Вспомнила, несколько раз демонстративно втянула носом воздух и заявила:

- Так, мне кажется, что кабинет недостаточно проветрен после предыдущего урока. Всем выйти из класса и не шуметь в коридоре. Зинин, останешься, поможешь открыть окна. Не шуметь, я сказала! На цыпочках чтоб мне в коридоре молча! Перерыв на десять минут.

Когда Все вышли, Ангелина подошла к обреченно пыхтящему Зинину с вопросом:
- Где?
- Чего «где»?
- Ты мне дурака не строй тут, - Ангелина Федоровна внимательно осмотрела стол, за которым сидел Зинин, - показывай портфель и иди открывай окна, - сам ведь знаешь, что такие эксперименты в школе проводить нельзя. Предлагаю все выдать добровольно.

- Выдать что? – Колька продолжал валять дурака, открывая окно.
- Этиленгликольдинитрат и нитроглицерин, - осмотр портфеля к вящей тревоге учителя результатов не дал, - или ты хочешь сказать, что просто так свой вопрос задал?
- Просто так, - облегченно согласился Колька, - из чисто теоретического интереса.
- Ладно, после уроков поговорим. Прикрой окно и зови всех. – учительница вернулась на свое место, по дороге осматривая ученические столы. На всякий случай. - Контрольная не отменяется. – Заявила рассевшимся ученикам. - Просто времени вам меньше достанется и все вопросы к Зинину, если у кого будут. Всем ясно? Начали.

- Этот шестой «Б» когда-нибудь доведет меня до цугундера, - вздохнула учитель химии, Ангелина Федоровна, сразу после того, как последний ученик шестого «Б» класса покинул кабинет. Она затолкала под язык таблетку валидола, отметив таким образом завершение наполовину сорванной контрольной работы, взяла классный журнал, любимую стеклопластиковую указку и отправилась в учительскую.

- Что случилось, Ангелина Федоровна? – участливо поинтересовалась, преподаватель биологии, Нина Сергеевна, - я слышала вам пришлось прервать урок…
- Слышали уже? – улыбнулась Ангелина, досасывая валидол, - вопрос они мне задали. Как и вам на прошлой неделе. Теоретический, правда.
- Господи, - всплеснула руками Нина Сергеевна, - и вам тоже? Шестой «Б». С ними надо что-то делать.

- Опять змею в школу притащили? - опасливо поинтересовалась учительница литературы, Клавдия Ивановна, - совсем вы их распустили. Строже с ними надо, гораздо строже. Запись в дневник, двойка по предмету и поведению и родители сразу пусть к директору идут поясняться.

- Может все-таки «объясняться», - поправила учитель химии учителя литературы. Историю про змею знала вся школа. Лучший ученик шестого класса «Б» по биологии, Илья Мечников перед самостоятельной работой по отряду безпозвоночных задал Нине Сергеевне вопрос: как отличить гадюку от ужа.
- Какую гадюку? - спросила вполне себе молодая, черноволосая и красивая Нина Сергеевна.
- Обыкновенную, - уточнил Мечников, - вот у вас под столом змея «сидит». Вроде уж, а пятнышек желтых на голове нету.
- Всем влезть на парты, - спокойно, но уже сидя на своем, учительском столе, скомандовала Нина Сергеевна, - сейчас мы посмотрим, кто там ползает. Издалека желтых пятнышек можно и не заметить.

Учитель заглянула под стол. На голове живой и даже шевелящейся змеи не было никаких желтых пятен. Змею со всеми предосторожностями поймали и посадили в аквариум. А в копне черных волос еще молодой, красивой учительницы биологии на следующий день можно было заметить первые седые волосы.

Кому пришло в голову покрасить голову ужу из школьного живого уголка черной тушью, после чего выпустить его в классе, осталось неизвестным. Вполне мог и сам сбежать и выпачкаться где-нибудь под шкафом, как раз перед самостоятельной работой по беспозвоночным.

- Нет, змею мне не приносили. Меня про фугасные свойства этиленгликольдинитрата спросили. Стоит, мол, проводить эксперименты, или можно верить источникам.
- И что в этом страшного? Я в вашей химии ничего не понимаю, я и без нее в жизни нормально обхожусь, - Клавдия Ивановна достала из сумки домашние пирожки, чтоб перекусить.
- Да вы в жизни и без литературы нормально обходитесь, Клавдия Ивановна, я вас с книжкой в руках ни разу не видел, кроме как на уроке - в разговор влез самый молодой из учителей физкультуры, Сашка, - а из этиленгликольдинитрата динамит делают, я правильно помню, Ангелина Федоровна, да?

- Правильно, Саша, - благожелательно согласилась Ангелина Федоровна и по привычке добавила, - садись, пять.
Саша до поступления в институт физкультуры был учеником этой же самой школы и на «садись, пять» ничуть не обиделся. Зато на него обиделась Клавдия Ивановна.

- Наглец! - Заявила она, - я, между прочим, тебя тоже со шведской стенкой в учительской не видела. А вам, Ангелина Федоровна, не надо позволять ученикам вопросы задавать. Это они должны отвечать на наши вопросы, а не на оборот. Вот мне никаких вопросов никто не задает, только я на уроках спрашиваю.

- Ага, спрашиваете, - не успокаивался Сашка, - вот вы нас в девятом классе спрашивали, чем Владимир Ильич Ленин отличается от командира партизанского отряда из Разгрома Фадеева. Никому не знал, а вы сказали, что Владимир Ильич гораздо "здоровее" Иосифа Абрамыча. Оно, конечно, верно...

- Уймитесь, Саша, - в разговор вступил преподаватель физики Петр Васильевич, - так нельзя с женщинами разговаривать. А с шестым «Б» надо точно что-то делать. Они похоже сговорились чертенята. Вас, Нина Сергеевна, Мечников про змею спрашивал? Лучший в классе по биологии. А вас, Ангелина Федоровна, Зинин? Что у него с вашим предметом?
- Пожалуй, он не в классе, он в школе лучший по химии, хотя и в шестом классе пока - задумчиво сказала, Ангелина Федоровна, - думаете, сговорились?

- Других вариантов быть не может, - отрезал физик, - таких совпадений по теории вероятности не бывает. Это нам Анна Федоровна как учитель математики подтвердит.

- Не подтвержу, - Анна Федоровна отвлеклась от рассматривания памятника Ленину за окном, - теория вероятности говорит нам, что случится может всякое, но с разной долей вероятности. Однако, вы скорее всего правы. У кого следующая контрольная в шестом «Б». У вас, Петр Васильевич? Вот и проверите ваше предположение. Будьте готовы к вопросам. Кто там у них физику лучше всех знает?

- Яблочков! – учитель физики задумался на секунду, - или Попов. Трудно сказать. Они оба неплохо знают предмет. Но ничего – кто предупрежден, тот вооружен. Контрольную мы им сорвать не позволим.

Через три дня в кабинете физики сидевший на второй парте Яблочков поднял руку.
- Я вас слушаю, Павел, - сказал Петр Васильевич, понимающе улыбаясь, - задавайте свой вопрос.
- Можно выйти?
- Выйти? – Удивленно переспросил физик, - ну выйди, только быстро, а то не успеешь решить задачи. Скидок не будет.

Яблочков вышел, учитель облегченно вздохнул и заметил еще одну поднятую руку.
- Что случилось, Александр? Тоже выйти? Вы с Павлом перепили столовского компота перед контрольной?
- Нет, Петр Васильевич, - поднялся Саша Попов со своей третье парты, - у меня есть пара вопросов по расчету критической массы урана 238. Вот смотрите…
Он подал учителю листок, где корявым, ученическим почерком было выведено несколько строк.

- Нет, уран им точно не достать, а критическую массу четные изотопы вообще не образовывают, - подумал предупрежденный и вооруженный учитель физики, пытаясь разобрать каракули и найти ошибку - а значит вопрос чисто теоретический. И интересный. Ну и пусть, что мы по программе до этого не дошли. Будущее за ядерной физикой, а им интересно. Это хорошо. Надо объяснить.

- Ну что же, - все еще вчитываясь в листок, учитель подошел к доске, взялся было за мел, почесал испачканной рукой нос, опять взялся за мел и вывел на доске какую-то букву, - контрольную можно немного и отложить… Необходимым условием для осуществления цепной реакции является наличие достаточно большого количества делящегося вещества, например, урана 235…
Контрольную они писали на следующем уроке физики.

+242
Обсудить (47)

12.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Верьте, не верьте, но я, когда комбинезоны эти французские увидел сразу много купил. Классная вещь. Это сейчас их завались под названием «каспер», а раньше… Отвез на дачу. Соседям по паре подарил. Остальные лет десять своего часа ждали, пока в отпуск не пошел.

Летом. Чтоб забор покрасить и от работы отдохнуть. Краской запасся, валиками небольшими. Забор у меня решетчатый из квадратного прутка, его валиком удобней чем кисточкой красить. У узбеков в Москве подсмотрел. Валиком сразу с двух сторон можно. Как крючком пруток охватываешь и красишь. Милое дело. Но вечером или ночью. Днем в этих «касперах» жарко на солнце. Вечером и ночью – хорошо. Комары только.

И вот крашу. Комбинезон белый нетканый с капюшоном, наушники в ушах, в наушниках трехтомник Довлатова. Кончается уже.

А я крашу. Темнеет. Фонарик на лоб нацепил и опять крашу. С фонариком вообще классно. Но комары. Бейсболку снял капюшон напялил и снова надел фонарик с бейсболкой. Работаю. Первый час. Довлатов вдруг прервался в наушниках. Гарнитура села. И звук какой-то посторонний слышно стало, несмотря на затычки в ушах. Снял наушники. Вроде косит кто-то. «Вжик», замах потом - «зззз», и опять вжик. Косит. Огляделся. В дальнем углу соседского участка что-то белое мелькает. Свет еще бледный впереди. Мертвенный. Светодиодный такой. Или от ртутной лампы холодной.

Пошел на свет. Открыл калитку, подхожу к косцу. Сосед, вроде бы, Славка. Косит в бледном свете фонарика. В таком же комбинезоне. Белом и с капюшоном. Я ему сам две штуки отдал. От комаров спасается.

Он косит, а я из темноты с валиком в руке. Фонарик-то свой выключил, чтоб не пугать человека. У него ж коса в руках все-таки.

- Здравствуй, - говорю, - Слава. Это я пришел, - а сам валиком от комара отмахиваюсь. Он, падла, нашел незащищенный нос и укусить подбирается.

- Здравствуй, - Славка отвечает хрипло так, как покойники в кино. Так всегда бывает с голосом, если молчишь долго - Докрасил? Я тебя видел, когда приехал, но отвлекать не стал.

А сам улыбается. И я улыбаюсь. Встретились ночью два ночных дятла с фонариками. И главное Славка и договорить не успел, как из кустов через забор со стороны кладбища кашляет кто-то. И шебуршит. И ругается еще матом.

- Долбоебы, - говорит, - нецензурные. Кто ж по ночам с косой-то ходит? В белом, главное.

Тамара. Соседка наша. Матерится как сыч из дупла на солнышко. Вышла из дома посмотреть, что там такое белеется. А тут неизвестное в саване с косой девятиручной и звездой во лбу горящей. Она с перепугу в кустах спряталась, чтоб разузнать что к чему. И к этому чуду с косой из темноты выползает другое такое же чудо, крестит его малярным валиком и молвит загробным голосом: Здравствуй, Слава. Я пришел...

На этих словах, - поясняет Тамара, - у меня страх и кончился. Я ж не никакая не Слава, не за мной, значит, пришел. Узнала соседей и сейчас я вас обоих поленом ухуячу, чтоб не пугали мирных женщин.

Хорошо у меня полбутылки коньяка оставалось еще. Сбегал, чтоб на сон грядущий. По-соседски, так сказать. А комбинезоны такие я только днем теперь одеваю. Или в дождь. Они непромокаемые, потому что что изнутри, что снаружи мокрые.

+238
Обсудить (1)

05.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Как-то группе советских директоров оборонного характера присвоили очередные воинские звания генералов, собрали в Кремле и поздравили.
После поздравления был банкет, а после банкета экскурсия в Мавзолей В.И.Ленина без очереди.
И вот на выходе из Мавзолея один из новоиспеченных генералов, надевая смятую в руке пыжиковую шапку, сказал:
- Етит твою мать, как живой ведь.
За что была задержана вся группа. Потом-то отпустили, разобравшись, но посоветовали свой "искренний восторг", так было написано в объяснительной, выражать цензурными методами.
- А вот хуй, - сказали генералы удаляясь, - в цензурные методы наш восторг не умещается. И ушли ковать ракетный щит.

+272
Обсудить (9)

02.11.2017, Новые истории - основной выпуск

Пропавший дважды.
Коты бывают разными. От ми-ми-ми до оторви и выбрось. Бывают даже немые коты. У приятеля такой жил. Немой. Провалился в детстве в унитаз, простоял там на задних лапах в холодной воде, пока хозяева с работы не пришли, простудился и голос потерял навсегда. Его даже ветеринары не смогли найти, голос этот.

Ценный экземпляр получился. Не только усы, мех лапы и хвост, но и мурлыкать может, а орать - ни-ни, нибожемой. Этим, между прочим, сохранил себе свое кошачье достоинство, потому что сезонную тягу к кошкам сносил молча. Кричать-то не мог, а мурлыкать от этого ему в голову как-то не приходило.

В детстве кот был таким серым и пушистым, что вполне мог сойти за белого. Золотой характер. Ничего не требовал, никого не доставал. Приходил, когда позовут, уходил, когда не был нужен. Молчал вдумчиво, со смыслом, во всем соглашаясь с мыслями хозяев. Он всем нравился.

Так вот этот кот понемногу рос и из серого пушистого котенка приятной наружности и уступчивого характера превратился в огромного серого кота с самым препаршивым нравом, что я за всю жизнь встречал у котов.

Если бы существовала теория Ломброзо для кошек, то в этой скотине можно было бы сразу определить склонность ко всем преступлениям, когда-либо совершавшихся на этой планете, вплоть до клеветы в газетах.

Голову, это исчадье ада, имело размером с коровью, зубы с человеческую ладонь, а когти… Когти как у медведя, если их немного подстричь. И всем этим арсеналом кот пользовался без предупреждения и объявления военных действий. Я люблю кошек, но ей-ей неоднократно предлагал хозяевам сдать его в поликлинику для опытов, хотя поликлинику было жалко.

Хозяева его любили, несмотря на то, что хозяйку, женщину исключительной миниатюрности, он сбил с ног, случайно боднув головой в коридоре. А хозяину, попавшему в хирургию, после того как эта сволочь немного пожевала ему руку, пришлось долго объясняться с вызванной хирургом прокуратурой. И все равно не поверили, а сочли, что он прячет за котом свое пострадавшее от ножевого бандитизма самолюбие.

Когда кот пропал в первый раз, хозяева за день оклеили весь район объявлениями с обещаниями вознаграждения. Которое и выплатили дворовым пацанам на следующий после потери день. Пацаны долго рассказывали, что на дальней от дома помойке они храбро спасли двух местных дворняжек и одного бомжа, загнанных котом в угол. Кота принесли запутанного в сетке для браконьерского лова рыбы. Не надо и говорить, что пришлось платить еще и за наполовину разодранную сеть.

Буквально через месяц кот пропал во второй раз. Сашка еще только печатал розыскные объявления, как в дверь позвонили. Не, это не кот пришел. Это пришел один из соседских мальчиков-погодков, Петя. С вопросом.

- Дядя Саша, а вы в этот раз вознаграждение давать будете?

На лбу у Петьки была зеленка, а правая рука неумело перевязана до локтя свежим бинтом.

- Буду, - серьезно сказал дядя Саша, всегда отличавшийся наблюдательностью и сообразительностью, - просто огромное в этот раз будет вознаграждение. Если сегодня принесут кота, я пятьсот рублей дам. Если завтра – тысячу, а если через неделю – то страшно даже подумать. Боюсь, что у меня денег не хватит через неделю заплатить.

Юный посетитель вежливо поблагодарил за информацию, предложил помощь в расклейке объявлений и удалился.

Через полчаса к Сашке заявился этого посетителя единородный брательник, Пашка. Уточнить. А правду ли люди говорят, что если кота не завтра найти, а через неделю, то столько денег дадут, что Петька таких еще не знает. Потому что Петька только в первый класс пойдет, а он, Пашка во второй, считать умеет, и хотел бы знать сколько все-таки это в цифрах на наши получается. Но можно в валюте.

При всем этом, у Пашки была забинтована левая рука, а правая просто вымазана зеленкой вместе с рубашкой.

Тут дядя Саша взял и озвучил сумму, по Пашкиным представлениям практически равную, если не стоимости самолета, то высоте полета космической ракеты точно.

Пашка так же вежливо поблагодарил и удалился, предложив помочь и расклеить оставшиеся объявления. А дядя Саша на радостях достал из бара пузырь виски и стал ждать информации. Часа через три в дверь позвонили. На этот раз братья пришли вместе, а зеленки на их физиономиях немного прибавилось.

- Дядя Саша! – обратились они к приятелю, - мы решили сегодня найти вашего кота, только вы его сами заберите, он у нас дома под диваном сидит. И вы его быстрей заберите, а то мама через час с работы придет, а нам еще убраться надо.

- А давайте я его завтра заберу, а? – совершенно серьезно предложил Сашка, - тыща же лучше, чем пятьсот. Да и лень мне сегодня кота забирать.

- Не надо нам тыщу, - сказал Пашка, а Петька гордо кивнул, - и пятьсот рублей не надо. Вы его просто так заберите.

- Тогда с вас пятьсот рублей за срочность, - заявил дядя Саша и нагло улыбнулся.

После тяжелых и продолжительных переговоров Сашка смилостивился и согласился забрать кота бесплатно. Они взяли изрядно потрёпанную рыболовную сеть и втроем пошли ловить кота в соседнюю квартиру. Кот действительно сидел под диваном, урчал и от нечего делать совершенно по-бобриному обтачивал зубы об деревянную диванную ногу. Рядом уже высилась приличная кучка опилок.

- Значит так, оглоеды, - сказал Сашка разворачивая сеть, - мы его хватаем, несем ко мне, там я буду его держать, а вы убегаете как можно быстрее. И я надеюсь, что успеете добежать до канадской границы.

- До какой границы, дядь Саш? – поинтересовался Петька, - нам не надо до границы, мы лучше домой побежим.

- Домой так домой, - согласился Сашка, - а про границу я вам там книжку приготовил. «Вождь краснокожих» называется. Возьмете по дороге на столике в прихожей.

И они двинулись на кота. Кот урчал и продолжал обтачивать диванную ногу. Он надеялся, что успеет догрызть.

+572
Обсудить (21)

30.09.2017, Новые истории - основной выпуск

Насчет скалолазов. От кого только не слышал, что с милиционерами и пожарными пить нельзя. С первыми-де западло, а вторых все равно не перепить, как не пытайся. Я пробовал и с теми, и с другими. Иногда даже вместе. В общем-то врут. Но, как показывает опыт, хуже всего со спортсменами пить. Особенно со скалолазами. Со скалолазками куда лучше.

Сидела как-то компания спортсменов со спортсменками на спортивной базе ночью и выпивала. Спирт с водкой. Так получилось. Спирт он сам по себе был, поэтому двоих, которые об этом не знали, послали в магазин вина купить. Они и купили водки. Потому что это тоже своего рода вино.

Каратеки со скалолазами. Изрядно выпив друг перед другом хвастались. Причем одни понятно чем: по стене пробежался, пару кирпичей сломал - показал, что крутой и успокоился. Все в комнате можно сделать. А скалолазу чего на одноэтажной базе? Одни рассказы про то, как они на Джомолунгме Эльбрус покоряли. Ну мы над ними подтрунивали, конечно по-дружески так. Ржали, то есть откровенно. А чего они нам сделают? Из залезть куда у них выбор ограниченный: либо под стол, либо под кровать. Пока ржали не обратили внимание, что пропал один скалолазный.

И тут во дворе мигалки, фары, сирена милицейская. Пиздец приехал, арестовывать будут. За нарушение тишины смехуечками. Завтра у лыжников из соседнего барака гонка, нажаловались небось.

Ан нет. Заходит милиционер и нашего пропавшего несет. Наш-то розовенький, а милиционер бледный как медсестра в туберкулезной больнице. Внес груз, положил аккуратно на пол, головка только стукнулась, и спрашивает:

- Ваш?

- Наш, а вы с какой целью интересуетесь? Подбросить хотите?

- А чтоб в нужном месте к кровати привязать. Водки, кстати, налейте, чтоб в себя прийти. Не, не ему. Мне.

Налили. Спирту. От спирта в себя лучше приходить. Хотя он почему-то наоборот закашлялся.
Ехал оказывается советский милиционер по городской окраине ночью со службы домой на патрульной машине, блюл чистоту с порядком, фонари разбитых улиц и прочие ментовские войны. Ехал и случайно заметил на гладкой кирпичной стене что-то типа распятия. На уровне пятого этажа. Остановился, присмотрелся. Торцовая стена шестиэтажного общежития. Ни одного окна. И на уровне пятого этажа черный человек висит. Хер его знает на чем. И не просто висит, а лезет. Хер его знает куда, потому то если в окно квартиру грабить так они, окна, с другой стороны.

- Эй, мужчина, - тихо, чтоб не спугнуть, позвал милиционер, - если украсть чего хотите, так вы не туда карабкаетесь.

- Отвяньте, пожалуйста, - сдавленным голосом сверху, - я спортсмен и тренируюсь. Сейчас вот долезу и поговорим.

После чего долез и на крыше скрылся. И тишина. Подождав немного. И еще немного покараулив. Милиционер пошел на крышу, жулика этого ловить. Пешком на шестой с половиной этаж, потому что лифт не работал, его на ночь в общаге отключали. Дошел, вспотел, а на крыше нет никого. Потому что спортсмен вниз уже полез и до четвертого этажа спуститься успел.

Милиционер, понятно, вниз побежал, чтоб жулика под стеной встретить. Прибежал и тихо, чтоб народ не будоражить, говорит:

- Спускайся, добрый человек, я тебя задерживать буду.

Добрый человек услышал, пробормотал, чего-то не внятное, типа «ну тебя к аллаху», только матом, снова вверх полез и снова на крыше скрылся. Не очень быстро, стена-то все-таки почти гладкая, для несведущего в скалолазании человека, но скоренько так.

Милиционер опять ко входу, бабульку-сторожа снова будит, на крышу лестницей запыхавшись бежит, а на крыше снова нет никого. Ага.

Тут до него дошло. Со второго раза почти до всех доходит. Поэтому он спешить не стал, а за углом спрятался. Дождался пока этот подозреваемый спустится и к нему поспешил арестовывать. Но не арестовал. Пока бежал-торопился спортсмен заснул уже. Прям под стеной.

- Ну, я его поднял и к вам привез, - закончил милиционер рассказ и опять за спиртом потянулся.

- А как это вы поняли, что он от нас отбился? Это ж уму непостижимо догадаться. Прям шерлокломство какое-то.

- Вот это-то совсем просто. Кроме вас других москвичей здесь нету ведь. Наши просто так на стены не лазят, - он все-таки еще спирту выпил и за огурчиком потянулся, - а москвичи запросто. Элементарно, Ватсон.

Так что со скалолазами лучше не пить. Ну их к аллаху. Лучше со скалолазками.

+535
Обсудить (34)

05.09.2017, Новые истории - основной выпуск

У Алана был попугай-алкоголик. Кеша. Волнистый, но чуть крупнее обычного. Коньяк очень любил. Заходишь к своему начальнику участка в гости, а тебе на голову это зеленое чудо пикирует, в шевелюру цепляется, наклоняется и орет в ухо: Коньяк, блядь, давай!

Тут хочешь, не хочешь, а коньяк отдашь. Когти острые, клюв стальной практически. За ухо укусит, так сразу отдашь весь коньяк до грамма. А если добровольно – можно половиной пробки отделаться. Ему много не надо было.

Напьется, по дому носится и матом кроет. Пока об стену не долбанется. Через пару часов опять коньяку просит. Но может месяц не пить. Потом на неделю в запой нырнет. Донырялся как-то до того что заболел. Перья вылезать начали. И вылезли все почти. Летать естественно не мог. Где шажками, где подскоками. По занавескам не хуже кота наловчился. На стол лазил. Подпрыгнет, за скатерть зацепится, карабкается, где клювом, где когтями хватается. Заберется и так скромно: Я Кеша! Коньяк, блядь, давай.

Вы голого попугая видели? То еще удовольствие. Не окончательное, потому что несколько перьев у него на спине остались. И в хохолке одно.

И вот заехал к Алану как-то заказчик. То ли начальник ОКС, то ли технадзор. Просто переночевать. Гостиницы в поселке не построили еще. По рюмке выпили в размере литра на брата и спать легли. Попугай в это время тоже дрых.

И вот этот волнистый очухался. Осмотрелся. Влез спящему гостю на грудь. Добрался до подбородка. Ущипнул. И заорал:

- Я Кеша!

Гость немного проснулся. Чувствует кто-то коготочками на нем копошится. Ласково так. Хорошее вспомнил. Глаза открыл. А у него на груди чудо. Почти без перьев. Но с голосом:

- Я Кеша! Коньяк, блядь, давай.

Алан чуть позже проснулся. Потому что нехорошее почувствовал. Заходит в соседнюю комнату, а там двое разговаривают. Один злобно:

- Я Кеша! Коньяк, блядь, давай!

А второй тихо со слезами в голосе:

- Господи, отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое; да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе… Где я тебе ночью коньяк возьму? Сгинь, нечистая сила… но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Думаете, потом гость пить бросил? Ага, как же. Попугай бросил. Перепугался, скотина, до такой степени. И перья даже выросли, месяца через три. А начальник ОКСа и не вспомнил утром. Хотя может это была притворная амнезия. Кто их этих ОКСовских разберет? Это с попугаями ясно все. Коньяк и все тут!

+499
Обсудить (8)

19.08.2017, Новые истории - основной выпуск

Деревенька как деревенька. Много таких. Вот только в этой двое арестантов. Домашний арест у них. Гошка с Генкой. Точнее Гошка и Генка по отдельности. Гошка своей бабушкой арестован, Генка своей. И сидят под арестом они отдельно. Им еще целую неделю сидеть.

Хорошо, что арестом обошлось. Тетка Мариша настаивала, чтоб высечь «прям сейчас» и по домам отправить. Не самая злая в деревеньке тетка, только ее дом как раз ближним был к помойной яме, а она взорвалась. Тут любая тетка разозлится, если испугается.

Тем утром Гошка рассказал Генке, как классно взрываются аэрозольные баллончики, если их в костер положить. И достал из-за пазухи баллончик. У бабушки сегодня дихлофос кончился. Гошка взялся выкинуть.
Генка сам знал, что они взрываются. Долго уговаривать не пришлось. Через полчаса и бабахнуло, и даже головешки в разные стороны раскидало.

- Хорошо взорвался, - оценил Генка, - у тебя один был?
- Один, - оптимистично вздохнул Гошка, - но я знаю, где еще взять. Меня послали в яму выкинуть, что за Маришиным домом, а значит, туда все их выкидывают, и там их много.

Надо сказать, что деревенская помойка от городской сильно отличается. В деревне никто объедки выкидывать не будет, – отдаст свиньям. А из других вещей выкидывают только совсем ненужное. Совсем ненужное – это когда в хозяйстве никак применить нельзя, не горит, или в печку не лезет, или воняет, когда горит. В деревенских помойках пусто поэтому. Баллончики от дихлофоса, или еще какого спрея, пузырьки из-под Тройного или Шипра, голова от куклы, керосинка, которую починить нельзя. Все видно. Только не достанешь.

Помойная яма иван-чаем заросла, бузиной и березками. Деревья сквозь мусор выперли. Когда к яме не подойти уже было, кто-то порубил и кусты, и деревья. И в яму ветки побросал, чтоб далеко не носить. Через хворост все видно, а не достанешь – провалишься.

А взорвать чего-нибудь хочется.
- А зачем нам их доставать, - к Гошке умная мысль пришла, - давай хворост подожжём и отойдем подальше. Пусть баллончики в яме взрываются. И яма заодно освободится.

Гошка и договорить не успел, а Генка уже спичкой чиркнул. Подожгли, отбежали подальше. Сидят на небольшом пригорке возле трех березок и одной липы. Ждут. Пока баллончики нагреются.

Они ж не знали, что в яму кто-то ненужный газовый баллон спрятал. Т.е. не совсем в яму и не совсем ненужный и не совсем один. Два. Тетка Мариша из города тащила четыре газовых баллона. Баллоны тяжелые, тетка старая. Решила два в иван-чае возле ямы спрятать, потом с тележкой прийти, а две штуки она играючи донесет. Тетка вредная, чтоб не украл никто, баллон так далеко в траву запихнула, что он в яму укатился. Расстроилась. Второй рядом поставила, оставшиеся подхватила и побежала за багром и тележкой. Тетка старая, бегает не быстро, Гошка с Генкой быстрее костры разжигают. А ей еще багор пришлось к древку гвоздем прибивать и колесо у тележки налаживать. Но она успела. Метров двадцать и не дошла всего и еще думала, что это там за дым над ямой. А тут как даст. Как даст, и ветки, горящие летят. И керосинка, которую починить нельзя. И пузырьки из-под Шипра и Тройного. И голова от куклы.

- Нефига себе, - говорит Генка, - там, наверное, все баллончики сразу взорвались.
- Нефига себе, - говорит тетка Мариша и добавляет еще некоторые слова.
- Пошли отсюда, - тянет Гошка приятеля за рукав, - пошли отсюда, а то накостыляют сейчас.

Они не слышат друг друга, у них уши заложило.
А вечером Гошку с Генкой судили. - Твой это, Филипповна, - Тетка Мариша обращалась к Гошкиной бабушке, - твой это мой баллон взорвал, и яму он поджог. Больше некому.

- Так не видел никто, - говорила Гошкина бабушка, сама не веря в то, что говорит, - может, и не он.

- Он, - настаивает Мариша при молчаливой поддержке всей деревеньки, - у него голова, как дом советов, вечно каверзу какую выдумает, чтоб меня извести. Фонарь вот в прошлом году на голову уронил? Уронил. Выпори ты его ради Христа, Филипповна.

- Видать сильно, Маришка, тебе фонарем по голове попало, - вмешался бывший лесник Василь Федорыч, прозванный в деревне Куркулем за крепкое хозяйство, - если у тебя дом советов каверзы строит, антисоветская ты старушенция.
А дальше, неожиданно для Гошки и Генки, Куркуль сказал, что раз никто не видел, как Генка и Гошка яму поджигали, то наказывать их не нужно, а раз яму все равно они подожгли, пусть неделю по домам посидят, чтоб деревня от них отдохнула и успокоилась.

Так и решили единогласно, при одной несогласной тетке Марише. Тетка была возмущена до глубины души и оттуда зыркала на Куркуля, и ворчала. Какая она-де ему старушенция, если на целых пять лет его моложе? Речь Куркуля на деревенском сходе всем показалось странной. У него еще царапины на лысине не зажили, а он за Гошку с Генкой заступается. Так не бывает.

С царапинами вышла такая история. Гошка с собой на дачный отдых магазинного змея привез. Змей, конечно, воздушный, это Генка его магазинным прозвал, потому что купленный, а не самодельный. Змей был большим, красивым и с примочкой в виде трех пластмассовых парашютистов с парашютами. На леску, за которую змей в небо человека тянет, были насажены три скользящих фиговинки. Запускался змей, парашютист вешался на торчащий из фиговинки крючок, ветер заталкивал парашютиста вверх, там фиговинка билась об упор, крючок от удара освобождал парашютиста, и пластмассовая фигурка планировала, держась пластмассовыми руками за нитки строп.

Змей с парашютистами Генке понравился. Он давно вынашивал планы запустить теть Катиного котенка Пашку с парашютом. Он уже и старый зонтик присмотрел для этого дела. В городе с запуском котов на парашюте проще. Там и зонтиков больше, и дома высокие. В городе, где Генка живет, даже девятиэтажные есть. А в деревеньке нет. Деревья только. С деревьев котов запускать неудобно: ветки мешают. Поэтому Пашка, как магазинного змея увидел, у Генки из рук выкрутился и слинял. Понял, что пропал.

Гошка Генку сначала расстроил. Не потянет змей Пашку. Пашка очень упитанный котенок, хоть и полтора месяца всего.
- Но это ничего, - Гошка начинал зажигаться Генкиной идеей, - если Пашку и фигурку взвесить, то можно новый змей сделать и парашют специальный. По расчетам.

- Жди, сейчас за безменом сбегаю, - последние слова убегающего Генки было плохо слышно.
Безмен оказался пружинным.

- С такими весами на рынке хорошо торговать, Гена, - Гошка скептически оглядел безмен, - меньше, чем полкило не видит и врет наверняка. Пашек на такой безмен три штуки надо, чтоб он их заметил. - В магазине весы есть, - вспомнил Генка, - ловим Пашку, берем твоего парашютиста и идем.

- В соседнее село, ага, - подхватил Гошка, - если Пашка по дороге в лесу не сбежит, то продавщицу ты сам уговаривать будешь: Взвесьте мне, пожалуйста, полкило кошатины. Здесь чуть больше, брать будете, или хвост отрезать?

- Вечно тебе мои идеи не нравятся, - надулся Генка, - между прочим, Пашку можно и не тащить, мы там, в селе похожего кота поймаем, я попрошу пряников взвесить, они в дальнем углу лежат, продавщица отвернется, а ты кота на весы положишь.

- Еще лучше придумал, - хмыкнул Гошка, - по чужому селу за котами гоняться. А если хозяйского какого изловим, так и накостыляют еще. Да и весы в магазине тоже врут. Все говорят, что Нинка обвешивает. Нет, Гена, весы мы сами сделаем. При помощи палки и веревки. Нам же точный вес не нужен. Нам надо знать во сколько раз Пашка тяжелее парашютиста. Только палка ровная нужна, чтоб по всей длине одинаково весила.

- Скалка подойдет? - Генка вспомнил мультик про Архимеда, рычаги и римлян, - у бабушки длинная скалка есть, она ей лапшу раскатывает.

- Тащи. А я пойду Пашку поймаю.
Кот оказался тяжелее пластмассовой фигурки почти в десять раз, а во время взвешивания дружелюбно тяпнул Гошку за палец. Парашютист вел себя спокойно.

- Это что, парашют трехметровый будет? - Генка приложил линейку к игрушечному куполу, - Тридцать сантиметров. Где мы столько целлофана возьмем? И какой же тогда змей нужен с самолет размером, да?

- Не три метра, а девяносто сантиметров всего, - Гошка что-то считал в столбик, чертя числа на песке, - а змей всего в два раза больше получается, - он же трех парашютистов за раз поднимает, и запас еще есть. Старые полиэтиленовые мешки на ферме можно выпросить. Я там видел.

Четыре дня ребята делали змея и парашют. За образцы они взяли магазинные.

Полиэтиленовые пакеты, выпрошенные на ферме, резали и сваривали большущим медным паяльником, найденным у Федьки-зоотехника. Паяльник грели на газовой плитке. Швы армировали полосками, бязи. Небольшой рулончик бязи, незаметно для себя, но очень кстати одолжил тот же Федька, когда вместе с ребятами лазил на чердак за паяльником и не вовремя отвернулся. Змей был разборным, поэтому на каркас пошли колена от двух бамбуковых удочек. Леску и ползунки взяли от магазинного, а в парашют после испытаний пришлось вставить два тоненьких ивовых прутика, чтоб не «слипался».

- Запуск кота в стратосферу назначаю завтра в час дня, - сказал Гошка командирским тоном, когда они с Генкой тащили сложенный змей домой после удачных испытаний: кусок кирпича, заменяющий кота, мягко приземлился на выкошенном лугу, - главное, чтоб Пашка не волновался и не дергался, а то прутики выпадут и парашют сдуется.

- А если разобьется? – до Генки только что дошла вся опасность предприятия, - жалко ведь.
- Не разобьется, Ген, все продумано, - успокоил Гошка приятеля, - мы его над прудом запускать будем. В случае чего в воду упадет и не разобьется. А чтоб не волновался, мы ему валерьянки нальем. Бабушка всегда валерьянку пьет, чтоб не волноваться. Говорят, коты валерьянку любят.

- А если утонет?
- Не утонет. Сказал же: я все продумал. Завтра в час дня.

Наступил час полета. Змей парил над деревенским прудом. По водной глади пруда, сидя попой в надутой камере от Москвича, и легко загребая руками, курсировал водно-спасательный отряд в виде привлеченной Светки в купальнике. Пашке скормили кусок колбасы, угостили хорошей дозой валерьянки, и прицепили кота к парашюту.

- Что-то мне ветер не нравится, - поддергивая леску одной рукой, Гошка поднял обслюнявленный палец вверх, - крутит чего-то. Сколько осталось до старта?

- А ничего не осталось, - Генка кивнул на лежащий на траве будильник, - ровно час. Пускать? - Внимание! Старт! – скомандовал Гошка, начисто забыв про обратный отчет, как в кино.

Генка отпустил парашют и Пашка, увлекаемый ветром, поехал вверх по леске. Успокоенный валерьянкой котенок растопырил лапы, ошалело вертел головой и хвостом, но молчал.

Сборка из кота и парашюта быстро доехала до упорного узла рядом со змеем, в ползунке отогнулся крючок, парашют отцепился от лески и начал плавно опускаться. Светка смотрела на кота и пыталась подгрести к месту предполагаемого приводнения.

Лететь вниз Пашке понравилось гораздо меньше, чем вверх, и из-под купола донесся обиженный мяв.
Подул боковой ветер, и кота начало сносить от пруда.

- Ура! – заорал Генка, - Летит! Здорово летит! Ураа!
- Не орал бы ты, Ген, - тихо сказал Гошка, - его во двор к Куркулю сносит. Как бы забор не задел, или на крышу не приземлился.

Пашка не приземлился на крышу. И не задел за забор. Он летел, растопырив лапы, держа хвост по ветру, и орал. Василь Федорыч, прозванный в деревеньке куркулем, копался во дворе и никак не мог понять, откуда мяукает. Казалось, что откуда-то сверху. Деревьев рядом нет, а коты не летают, подумал Федорыч, разогнулся и все-таки посмотрел вверх. На всякий случай. Неизвестно откуда, прям из ясного летнего неба, на него летел кот на парашюте. И мяукал.

- Ух е… - только и успел выговорить Куркуль, как кот приземлился ему на голову. Почуяв под лапами долгожданную опору, Пашка выпустил все имеющиеся у него когти, как шасси, мертвой хваткой вцепился Куркулю в остатки волос и перестал мяукать. Теперь орал Федорыч, обещая коту и его родителям кары земные и небесные.

Гошка быстро стравил леску, посадив змея в крапиву сразу за прудом, кинул катушку с леской в воду и, помог Светке выбраться на берег. Можно было сматываться, но ребята с интересом прислушивались к происходящему во дворе у Куркуля. Там все стихло. Потом из-под забора, как ошпаренный вылетел Пашка и дунул к дому тети Кати. За ним волочилась короткая веревка с карабином.

- Ты смотри, отстегнулся, - удивился Генка, - я ж говорил, что карабин плохой.
Как ни странно, это приключение Гошке и Генке сошло с рук. Про оцарапавшего его кота на парашюте Куркуль никому рассказывать не стал и претензий к ребятам не предъявлял.

- И чего он за нас заступаться стал? – думал Гошка в первый день их с Генкой домашнего ареста, лежа на диване с книжкой, - замыслил чего, не иначе. Он же хитрый.

- Ну-ка, вставай, одевайся и бегом на улицу, - в комнату зашла Гошкина бабушка, - там тебя Василь Федорович ждет.
- А арест? – Гошка на улицу хотел, но в лапы к самому Куркулю не хотел совсем, - я ж под домашним арестом?
- Иди, арестант, - бабушка махнула на Гошку полотенцем, - ждут ведь.
Во дворе стоял Куркуль, а за его спиной Генка. Генка корчил рожи и подмигивал. В руках оба держали лопаты. Генка одну, Василь Федорович - две. На плече у куркуля висел вещмешок.

- Пошли, - Куркуль протянул Гошке лопату.
- Куда? – Гошка лопату взял.
- А вам с таким шилом в задницах не все равно куда? – Куркуль повернулся и зашагал из деревни, - все лучше, чем штаны об диван тереть.

Ребята пошли следом. Шли молча. Гошка только вопросительно посмотрел на Генку, а Генка в ответ развел руками: сам, мол, ничего не знаю.

- Может, он нас взял клад выкапывать? – мелькнула у Гошки шальная мысль, а по Генкиной довольной физиономии было видно, что такая мысль мелькнула не только у Гошки.

Куркуль привел их в небольшую, сразу за деревней, рощу. Ребята звали ее Черемушкиной. На опушке рощи Василь Федорович остановился возле старого дуба, посмотрел на солнце, встал к дубу спиной, отмерял двенадцать шагов на север и ковырнул землю лопатой. Потом отмерял прямоугольник две лопаты на три, копнув в углах и коротко сказал: - Копаем здесь. Посмотрим, что вы можете.

Копали молча. Втроем. Гошка с Генкой выдохлись через час, и стали делать небольшие перерывы. Куркуль копал не останавливаясь, только снял кепку. К обеду яма углубилась метра на полтора. А Василь Федорович объявил обед и выдал каждому по куску хлеба и сала. Потом продолжили копать. Куча выкопанной земли выросла на половину, когда Гошкина лопата звякнула обо что-то твердое. - Клад! – крикнул Генка и подскочил к Гошке, - дай посмотреть.

- Не, не клад, - Василь Федорович тоже перестал копать, выпрямился и воткнул лопату в землю, - здесь домик садовника был, когда-то. Вот камни от фундамента и попадаются.
- Садовника? – заинтересовался Гошка, - а зачем тут садовник в роще? Тут же черемуха одна растет. И яблони еще дикие.
- Так роща и есть сад, - пояснил Куркуль, снова берясь за лопату, - яблони одичали, а черемуху барыня любила очень. А клада тут нет. До нас все перерыли уже.
- А чего ж мы тут копаем тогда? – расстроился Генка, - раз клада нет и копать нечего. Зря копаем.
- А кто яму помойную взорвал и пожог? – усмехнулся Куркуль, - Мариша вон до сих пор заикается, и мусор выбрасывать некуда. Так что мы не зря копаем, а новую яму делаем. Подальше от деревни.

Вечером ребята обошли деревеньку с рассказом, куда теперь надо мусор выкидывать. А домашний арест им отменили.

+688
Обсудить (45)

16.07.2017, Новые истории - основной выпуск

Мы, когда на Воробьевых горах забор строили купили себе мотобур. Самый мощный по тем временам. 300 мм на 1500 глубины бурит. Здоровенная такая штукуевина. Кило на шестьдесят-восемьдесят. Ручки мощные, чтоб два здоровых мужика держали. А что б они не угробились, когда шнек застрянет в грунте, там толи две, то ли три степени защиты. Срезной болт прям на валу и что-то там электромеханическое в приводе.

Не, я предполагал, что два умных человека способны вместо сломанного срезного болта впендюрить обычный, только каленый, но что привод полезут дорабатывать... Новая ведь фигня, только из магазина. На гарантии.

Тут мы приехали с заказчиком смотреть, как работа идет. Идем смотрим. Заказчику нравится. Еще б не нравиться, когда мы эту бессучковую доску из Карелии перли и в Москве достругивали. Штакетина к штакетине, в Леруа гораздо хуже поштучно продают за бешеные деньги. А невдалеке, на краю склона, что к трамплину ведет, рабочие пыхтят: кто траншею под цоколь копает, кто бетон принимает, кто прожилины навешивает, кто забор шьет.

И двое бурят. Один на буре прям повис, чтоб ходчее шло. Другой потяжельше, крепко за сотню кило, просто на ручку нажимает. И тут то ли камень попал, то ли доупирались они в глину, но бур заклинило. В доли секунды: висел человек на мотобуре и нет человека. Нет он здесь, только как суслик. То есть не видно его. Потому что на пол оборота прокрутило и вниз по склону скинуло. К трамплину, летающим лыжникам и канатной дороге. К чертовой матери, если коротко.

Все сначала оторопели. Во-первых, тишина, потому что мотобур заглох. Во-вторых, человек-то пропал все-таки. Я матерюсь, заказчик ржет, паразит, хотя и генерал целый. Я, конечно, побежал посмотреть. Вдруг чего. Бегу и матерюсь немного. На бегу много не поматеришься.

И не успел я ни добежать, ни закончить пятый этаж словесного построения судьбы всех обезьяньих родственников, как он таки вылез. Живой и не побежденный. Только поцарапанный немного. Внизу дорожка, а дорожку какая-то добрая душа битым кирпичом посыпала, для красоты. Об нее и поцарапался, об дорожку.

Не волнуйтесь, говорит, товарищи, я же в каске был. Все в порядке.

+206
Обсудить (11)

05.07.2017, Новые истории - основной выпуск

Конец одного бабника.

Отличный парень, душа компании. Любую мог уговорить. Девушка у вас двух копеек не будет, мне позвонить надо? Куда же вы, а номер-то чтоб звонить? Как же я без номера вам звонить буду?
А еще он женские имена угадывал. Посмотрит на девушку и сразу скажет, что Люся. И действительно Люся. Никогда не ошибался. И в последний раз тоже угадал. Увидел на улице девушку красивую очень, подошел.
- Хотите я ваше имя угадаю?
- А я ваше, - девчонка тоже не робкого десятка.
- Нет, я серьезно умею женские имена угадывать…
- И я серьезно…
- А вас Таней зовут.
- Ага. А вас Александром.
- Правильно!
Так и познакомились. Внуки уже: Татьяна и Александр. А то что она Ольга, а он Игорь выяснилось через месяц после знакомства. Когда пошли заявление подавать.

+1333
Обсудить (21)

03.07.2017, Новые истории - основной выпуск

Народ ныне недоверчивый. Не верит в летающих главных инженеров, умеющих со сварочным инвертором обращаться. Говорят, что таких не бывает, говорят, что главный инженер – это человек в белых штиблетах, белых штанах, белой рубашке и никаких сварочных роб, прочей специальной одежды и электродов с держаком.

Так и пишут, врешь, мол, и все тут. И даже технадзор требуют уволить за то, что я вру. Некоторые вообще говорят, что на газовых трубах устанавливают не краны, а вентили.

Насчет вентилей есть анекдот. Про отличия газовиков от газовщиков и водопроводчиков.

- Ой! Не туда!

- «Туда» - это к водопроводчику! А я газовщик.

Так вот вентили – у газовщиков, у газовиков – краны. Иначе забытому в трубе сварщику не просочиться. Впрочем, про забытых сварщиков – это сказки. Быль – это про главных инженеров в белых ботинках. Потому что есть у меня еще один коллега и ходит про него такая байка.

Они после гидроиспытаний газопровод-семисотку чистили. От грязи и забытых сварщиков. Зарядили с одной стороны два поролоновых поршня, с другой отрыли небольшой котлован, там воды немного должно было выйти по расчетам, кубов двадцать, поэтому и небольшой. А чтоб зону безопасности сократить и стенку-уловитель для поршня не строить, конец трубы направили в противоположный откос.

К запуску поршней комиссия переоделась вся. Семь главных инженеров и технадзор. Все как в сказке. Испытания провели, стол уже заказали в соседнем ресторане армяно-башкирской дружбы. Столпились около котлована, поршень ждут. Мой коллега, о нем и речь, весь в белом. Ботинки белые, носки белые, брюки белые, рубашка белые, то есть белая. Даже подметки у ботинок белые. Кожаные. Белоснежка, блядь.

Стоят семь главных инженеров и технадзор у котлована. Экскаватор рядом с экскаваторщиком, Петей зовут. Экскаватор. Экскаваторщика – Ваней, как положено. Стоят ждут поршень, который с другой стороны газом толкает. Ждут. Потом один такой опытный, на трубе всех собак со щенками съел, по лбу себя хлоп. Команду-то не дали, чтоб поршень пошел. И сразу в рацию:

- Пошел первый! Дай ему под жопу очков восемь.

И ждут. А в трубе хлюпает. Не шуршит, как по сухому, а хлюпает и плещет аки морские волны. И водичка из трубы течет уже. Все сильнее и сильнее. Полным сечением идет. Струйку воды на семьсот миллиметров видели? А и не надо.

Котлован моментом наполнился. Уже выше нижнего обреза трубы вода. Комиссия заматерилась не на шутку. Поршень вылетел, а вода идет? Остаточным потоком газа цепляет! Каким потоком, когда полным сечением хлещет? Помпы давайте, откачивать будем. Помпы? Тут водоотливных тыщи на полторы кубов штук пять надо, у кого близко есть? Какие отливные? Экскаватор с двухкубовым ковшом, отчерпаем махом, у Хитачи поворот тридцать секунд. Ваняяя! Черпай, вторым поршнем дочистим.

И тут второй поршень этак «бульк». И всплыл, и вода в трубу обратно пошла. Чертов Архимед с его сообщающимися, мать их. И у Паскаля еще с Бернулли всех родителей. Заново все делать надо.

- Какая сука второй дала без команды?! – это в рацию, - убью всех в извращенной форме!

- А у нас крепление сорвало…

А вода обратно в трубу прет. Даже воронка на поверхности. Все смотрят, все смирились. Только Ваня Петиным ковшом помахивает.

И тут эта Белоснежка рейку футеровочную подхватывает двухметровую, на трубу прыгает и к концу бежит, балансируя как проклятый канатоходец. Изоляция полиэтиленовая мокрая в глине вся. Подметки кожаные. Ботинки белые. Штаны. Рубашка. Не добежал конечно. Бульк.

Была бы эта Белоснежка поумнее, он ни за что не поперся по мокрой изоляции. Но что выросло, то выросло. Он поскользнулся, нелепо помахал всем телом и упал. Мутная рыжая вода сомкнулась над его (простите за патетику) головой.

Вода проводит звук гораздо лучше воздуха. Под водой слышно немного по-другому, но лучше.

- Иван, мать твою, - услышал наш герой голос председателя сверху, где тот спокойно командовал экскаваторщику, - чего спишь? Видишь человек тонет? Ну-ка подцепи эту макрель ковшиком, аккуратно.

Вот чего-чего, а встреча под водой с ковшом Хитачи никому не улыбается в конец. И сильно внутрь трубы тянет.

- Километра на два уплыву, судя по рельефу, - подумал я, - хрен найдут, - про забытых сварщиков вспомнил и вынырнул.

- Ваня, ну тя к железному паровозу, - сказал я, выплюнув воду и отфыркиваясь, - опусти ковш к откосу, я сам на него заберусь.

Вытащили. Председатель комиссии, покрутив меня из стороны в сторону, убеждаясь в целостности своего заместителя, спросил:

- И какого лешего тебя туда понесло, о мудреший из самых мудрых?

- Да я его палочкой хотел...- начал объяснять я, - поршень рейкой к трубе подтолкнуть, чтоб заткнуть ее нахрен.

- Получилось? - глумливо поинтересовался председатель.

- Вроде нет, - обозлился я, - но ты можешь сам слазить и проверить как там чего. Шутник, бля.

Комиссия отдала нужные распоряжения и все-таки пошла в ресторан. И хорошо, что главными инженерами на трубе бывают люди крепкие. Поэтому кроме прилично одетых мужчин в ресторан, за их широкими плечами, пробралась одна мокрая насквозь Белоснежка откровенно коричневого цвета. Официанты долго и недоуменно оттирали грязные следы с пола. Водитель уже ехал за костюмом. А я с тех пор белого не ношу. Черное – наше все.

+143
Обсудить (42)

11.06.2017, Новые истории - основной выпуск

Не слышали ли вы страшные истории про забытых в трубе сварщиков? Мол зазевался сварщик, или даже мастер какой-нибудь на трассе магистральных труб большого диаметра. Корень шва изнутри поправлял. А в это время две нитки в одну соединили. Отряд не заметил потери бойца. И дальше тоже соединили. А сварщик в трубе и остался. В одну сторону пошел – задвижка. В другую пошел долго в горку поднимался, все коленки сбил, а там тоже задвижка. Так и голодал, пока нефть не пустили. Или газ. Хотя на газе задвижек нет, там краны Не слышали, нет?

Услышите, не верьте. Сказки все это. Никто газ с нефтью пускать не будет пока трубу не очистят специальными очистными устройствами. Чтоб сказка не стала былью. Так что не волнуйтесь, никаких сварщиков из конфорок не повылазит и на НПЗ не приплывет. А еще сварщиков в трубу главные инженеры не пускают. Сами лазят.

По разным причинам. Вот, например, у моего коллеги был случай, когда на засыпанном уже, но не вваренном в нитку участке газопровода на три трубы вглубь дефект в корне шва нашли. С одной стороны участка захлест, с другой свободный конец на склоне. Рентген от сварки отстал. Время экономили. Сварные свои, брака не допускают. Почти. И вот это почти вылезло. На тридцать с лишним метров со стороны захлеста. По-хорошему откопать надо, шов вырезать и новый сварить. Но можно залезть и изнутри поправить.

Коллега и полез. За сварщика-то страшно, а за самого меньше. Тем более там дефект плевый, на половину электрода и шлифмашинкой чиркнуть еще. Держак, кабели, маска на голове сразу, чтоб руки не занимать, шлифмашинка болгарской национальности, краги, фонарь мощный. Ничего вроде не забыли. Роба еще сварщика. Спилковая, между прочим. Главный инженер все же.

Вот в таком виде он пузом на «потолочку» и лег. «Потолочка» на колесиках. «Потолочка» в нашем понимании это поддончик такой деревянный на котором сварщики лежал, когда потолочные швы варят. А в кино показывают, как автомеханики на таких под машины заезжают.

Тросом его прицепили, понятное дело. Там уклон. Внутрь укатится, где его потом искать-то? Легче забыть, но это сказки, как я уже и говорил.
И вот этот мой коллега, шов поправил, шлифанул, посмотрел внимательно. Хорошо сделал, самому понравилось. И тут вспомнил, что на следующем шве, чуть ниже по уклону и дальше в трубу, непонятное пятно на снимке было. То ли утяжина, то ли пленку плохо промыли. Дай, думает, посмотрю. Только троса не хватает и кабелей. Но трос-то и отстегнуть можно, а кабели нафиг не нужны. Варить все равно не собирался.

Отцепился, кабели бросил и покатился потихонечку. Сначала. Аккуратно так. Потому что если неаккуратно, то вниз совсем укатиться можно. Тормозов у потолочки нету. Не, он точно аккуратно хотел. Но не смог. И все-таки покатился.

Катится он, значит, все быстрее и быстрее. Хотя пытается тормозить. А уклон хороший, не получается. Можно с потолочки свалиться, но потом придется самому ползти, без колесиков. Ноги сотрешь и руки. Так и катится под дурацкие мысли, не успели ли там трубу заглушкой заварить для испытаний. Об нее тормозить как об стену ведь. И ехать вроде не долго, два километра без одной трубы. Но быстро и головой вперед. Тележка на стыках как трамвай стучит.

Не заварили. Там вообще не было никого. Кроме двух девок, которые по ягоды пошли. Склон, речка, травка, земляника. Подводный переход, когда еще строить начнут. И вот сидят две девки, ягоды собирают. На непонятную железяку из земли торчащую, внимания не обращают, но и близко не подходят. Там травы нет, глина одна.

И вот по трубе застучало, зашумело, зашоркало. Все сильней и сильней. Как будто поезд в метро едет. Девки еще глубже присели. И на трубу смотрят, черным полиэтиленом замотанную. А из трубы, сорвав пленку, вылетает деревянная тележка, а на тележке хрен знает чего в сварочной маске с растопыренными руками. То ли Бэтмен, то ли чайка, блядь.

Без чайки, без Бэтмена, а последнее слово почему-то у одной девицы и вырвалось. От восхищения происходящим, видимо. А это «хрен знает чего», отделилось в воздухе от тележки. Приземлилось, сгруппировавшись. Поднялось, отряхнулось, к девице подошло и, подняв наконец-то маску, молвило человеческим голосом:

- Не блядь я вовсе, а сварщик. Закурить не найдется?

Так и познакомились.

+1155
Обсудить (32)

09.06.2017, Новые истории - основной выпуск

Зима. Утро. Трасса строящегося магистрального газопровода. Светает, но еще прожекторы и фары. Напротив неровного строя рабочих и мастеров в новеньких оранжевых касках стоит главный инженер конторы, в напяленной на меховой подшлемник каске белого цвета.

Сзади от него негромко тарахтит маленький, двенадцатитонный трубоукладчик с нарощенной стрелой. Гак трубоукладчика полуопущен и немного раскачивается ветром.

Хриплым от пропитости и постоянного ора голосом, главный, привычно перекрикивает трубоукладчик и свист ветра. Он читает лекцию по промышленной безопасности. Легкий морозец в минус двадцать четыре. До акта не хватает одного градуса. Вылетевшие из главного слова замерзают и инеем падают на еще чистый утренний снег.

В кабине трубоукладчика досапывает плохоразбуженный машинист. Там тепло. Он спит и не замечает, что немного "майнует", мало-помалу травя крюк.

- Сегодня, дорогие мои, на трассе генерал Госгортехнадзора. И если кто-то из вас, сволочей, будет им замечен без каски, то его товарищи будут хоронить в этой вот траншее без всякого экскаватора, пользуясь кайлом и зубилом. А тот, кто считает, что каска на трассе нахуй не нужна, пусть скажет сразу, чтоб не мучить товарищей, я ему все популярно объясню с помощью рук, - главный показывает строю, упрятанный в меховую перчатку кулак, - и покажу очень доходчиво на примерах…

В это время. Гонимый очередным порывом ветра гак трубоукладчика. Аккуратно тюкает главного по белой каске. Сзади. Гак маленький, но тяжелый. Главный падает.

Народ очумело смотрит на устроенный главным цирк с примерами по промышленной безопасности.

- Примерно вот таким образом, - немного контуженный главный поднимается и снимает каску, чтоб почесать ушибленное место, - а не было бы каски…

Он разводит руки в стороны и опускает голову, всем свои видом показывая безысходность бытия, когда без каски. Договорить он не успевает. Чертов гак. Подчиняясь очередному порыву ветра бьет главного точно в лоб. Легко. В этот раз главный даже не падает, а просто шатается.

- А не было бы каски, - заканчивает он лекцию, - было бы гораздо больнее. А кое кто сейчас у меня независимо от каски допрыгается до несчастного случая на производстве.

И под дружное ржание расходящегося по машинам народа лезет в кабину трубоукладчика. Пиздить спящего машиниста.

+844
Обсудить (16)

02.06.2017, Новые истории - основной выпуск

Деревенька как деревенька. Как все, как многие. Только в этой деревеньке электричество вдруг кончилось. Подозревали Гошку с Генкой, но на самом деле ветер провод оборвал. Хотя Генка с Гошкой все равно на подозрении первые, даже если ураган Катрина какой-нибудь в деревеньку заглянет.

Электричество в деревне не очень нужная вещь летом. Светает рано, темнеет поздно. Встают все с рассветом, ложатся с закатом. Свет не жгут, экономят. Но тут, как раз всем электричество понадобилось телевизор смотреть. Кино про Штирлица. Телевизоров в деревеньке шесть штук всего. Кто соседей домой пригласил, а кто на подоконник телевизор выставил, и с улицы смотрят, сидя на лавочках. То есть, смотрели, пока провод не оборвало.

Ветер ветром, а про Гошку с Генкой почти каждый в деревне подумал, что это они не дают Штирлица досмотреть. Но электриков вызвали. А Генка с Гошкой с чердака слезли, когда электрики сказали, что это ветер провод порвал, точно. Невиновность невиновностью, но, когда подозревают именно тебя, подозрения лучше переждать на чердаке. А так они слезли и побежали смотреть, как «электричество чинят». Так тетка Арина сказала.

Что такое электричество Гошка знал не понаслышке. Еще когда в школе не проходили, знал. Гошкин заслуженный учитель физики Петр Васильевич вполне мог подтвердить. Заслуженным Петр Васильевич был не только потому, что преподавал когда-то Гошкиным родителям физкультуру, а еще потому, что просто был хорошим учителем физики и заслуженным учителем РСФСР. Это он Гошку с электричеством познакомил, раньше, чем школьной программой положено. Так и сказал: Гоша, если ты электростатическую машину в лаборантской хоть пальцем тронешь, получишь по лбу. Гошка и не трогал. Может, кому по лбу и хочется, а Гошке нет. Поэтому, когда Петр Васильевич в лаборантскую вернулся, электростатическая машина так и стояла, пальцем не тронутая, а Гошка с еще одним любителем физики вывели тоненьким проводочком из-под клеммника кинескопа несколько тысяч вольт и наблюдали, как ионный ветер соль из одной кучки в другую перетаскивает.

Генка тоже с электричеством знаком. Он еще в школу не ходил, когда совершенно случайно, тоненькую полоску елочного дождика из фольги в розетку засунул. Одним концом в одну дырочку, другим… В общем, ему понравилось, как пыхает. А когда Генка уже в школе учился, то на перемене у них принято было классы обесточивать. Отключат электричество на перемену, а когда урок начнется учительница либо сама сходит, включит, либо пошлет кого-нибудь повыше, чтоб до щитка освещения дотянуться мог. Так вот если, пока тока нет, розетку проводком тоненьким перемкнуть, то когда ток включат, оно тоже изрядно пыхает, а все боятся. И электриков вызывают. Раза два. Потом, правда, по шее дают. И откуда учителя догадываются, кто проводки в розетки засовывает? Сквозь стенки, наверное, видят.

Электриков приехало трое: один старый и два молодых. Молодые электрики сразу полезли на столбы, а старый расстелил на осколке бетонной плиты газету и достал из машины авоську со снедью. Вскоре на газете лежали с десяток вареных яиц, крупно нарезанные хлеб, сало и лук. Электрик достал из авоськи огурцы и помидоры, огляделся и как бы заметил отсвечивающих Генку и Гошку.

- Не в службу, а в дружбу, пацаны, не сгоняете огурцы помыть? Где тут вода у вас? Вода была на ферме: триста метров всего и через некоторое время старый электрик накрыл «на стол» полностью. Натюрморт завершала бутылка белой. «Пол-литра».

- Готово, мужики, - старый любовно оглядел картину придирчивым взглядом, переложил два огурца, поправил коробок с солью, кивнул удовлетворенно: теперь совсем готово, и позвал опять, - готово! Мужики орлами слетели со столбов.

- Бескозырка, Иваныч, - один их молодых взял бутылку, - нож дай.

- Всему вас учить надо, - Иваныч отобрал пузырь, - смотри, который раз показываю. Он шлепнул по дну бутылки корявой, крепкой ладонью. Пробка осталась на месте.

- И чо? – усмехнулся молодой, - дисквалифицировался профессор? Ножик давай, - молодой тронул пробку пальцами, и она соскочила с бутылки.

- Мастер! - второй электрик подставил стакан, - лей! Гошке и Генке водки не предложили, но по бутерброду с салом выделили. После обеда молодые снова полезли на столбы, а старый электрик, прозываемый Иванычем, свернул остатки нехитрого обеда в газету, закурил и уселся на плиту.

- А знаете ли вы, что такое электричество? – спросил он Гошку и Генку и пустил дым кольцами.

- Электричество - это движение заряженных частиц в электрическом поле, - отрапортовал Гошка, - мы по физике проходили. Он немного врал. Электричество они должны были проходить только на следующий год, а про направленное движение ему Петр Васильевич рассказал, когда подзатыльниками задавал направление вон из лаборантской. Очень ему Гошкины эксперименты с ионным ветром не понравились.

- Чего? – сморщился Иваныч, как от лимона, - по физике? Ничего ваши физики в электричестве не понимают. Какие поля? Вот это поля! – он махнул рукой на поле у себя за спиной, - а там в проводе какие поля? - Нету, там никаких полей. - продолжил Иваныч, затянувшись, - электричество, ребята, - это три фазы, ноль и земля, - он притопнул ногой, подошвой показывая землю, - возьмёшься за две фазы – будет 380, а возьмёшься за фазу и ноль – будет 220. Ноль можно трогать отдельно от фазы голыми руками. Землю тоже можно. И фазу можно, если с нолем и землей контакта у тебя нет.

- Вот что такое электричество, - закончил Иваныч через полчаса свою речь.

- А ты, говоришь, «движение частиц по полю» - передразнил он Гошку, - а сейчас идите отсюда, мне работать надо.

Если бы старый мастер представлял, кому он все это рассказывал, и на какую благодатную почву упадут семена посеянных им знаний, он бы предпочел молчать. Но он не знал, а просто принял Гошку и Генку за вполне обычных, деревенских парней. С которыми можно поболтать после обеда. Впрочем, так оно и было.

Посевы знаний взошли на следующий день. Деревенька не чаяла беды и опять смотрела Штирлица, пользуясь починенным электричеством, а Гошка делился с Генкой планами на жизнь. Точнее, спрашивал.

- Ты, Генка, про электрического пастуха слышал, когда-нибудь?

- Не-а, про электрического не слышал. Про обычного слышал: тетка Мариша сегодня орала, что Юрку-Гнуса гнать из пастухов надо. Ленивый он потому что.

- Можно и гнать, - согласился Гошка, - мы электрического пастуха сделаем. Он не ленивый.

- Чего смеешься? – Гошка удивленно посмотрел на заливающегося Генку, - ничего смешного. Сказал сделаем, значит, сделаем.

- Ага, сделаем! – останавливаясь, но еще немного фыркая, согласился Генка, - я и представил, как к Гнусу электричество подвести.

- Электричество к Юрке? Нет, Ген, нас еще за взрыв в помойной яме не простили. Потом, электрический пастух - это совсем не обычный пастух с проводом, - Гошка тоже фыркнул, представив Юрку-Гнуса, из которого торчал провод со штепселем, – это просто система проводов под напряжением. Корова к проводу подходит, ее немного током бьет, и она обратно идет.

- И это все? – разочарованно протянул Генка, - а я думал, мы с тобой робота-пастуха делать будем. С руками и ногами, как в кино про волшебные спички.

- Робота делать не будем, - а вот если Борькин загон проволокой обмотать и по ней ток пустить, то он его разламывать не будет. Лидка жаловалась, что он каждый день загон разламывает.

Лидка была заведующей фермой и председателем сельсовета, а в своем загоне, уже предчувствуя неприятности, мычал совхозный бык-производитель Борька. Проволоку, чтоб обмотать жерди загона, ребята взяли из провода, оставшегося от электриков, распустив его на отдельные жилы. Электричество, а точнее, «фазу» зацепили от воздушной линии, рядышком с Борькиным загоном. Накинули крючок и все. «Фазовый» провод от нулевого их научил отличать старый мастер Иваныч, не знающий, что творит. Самый толстый столб загона был обмотан проволокой несколько раз. Борька, любивший почесать об него бок, неловким движением выворачивал столб с корнем. Столб вкапывали заново, Борька выламывал. Вкапывали, выламывал. Это надоело всем, кроме быка.

Подключив своего электрического пастуха, Гошка и Генка засели на чердаке фермы ждать, когда Борька выйдет на прогулку. Не успел Гошка в красках описать Генке момент их награждения за электрического пастуха, когда все увидят, что сегодня не выломано ни одной жердины, как в загон вышел Борька.

Здоровенный бык был в игривом настроении. Он огляделся по сторонам, мотнул головой и потрусил к любимому столбу чесаться. Раздался тихий треск, и столб несильно укусил Борьку за левый бок.

Борька недоуменно покосился на деревяшку, повернулся и прислонился к столбу правым боком. Раздался тихий треск. Борька отскочил, возмущенно мыкнул, поскреб землю копытом и попробовал столб боднуть. Раздался тихий треск. Борька расстроился совсем. Он гордость совхоза. Бык. Веса в нем тонна, все боятся, а этот нахальный столб кусается. Ни с того, ни с сего. Борька замычал от обиды.

Мимо шла Лидка. Лидия Тимофеевна – заведующая фермой и председатель сельсовета. Высокая, сильная тетка сорока пяти лет. Бывшая доярка и скотница. Вырастившая Борьку из маленького теленка и кормившая его из соски. Мимо она не прошла. Как она могла пройти мимо своего любимца, если у нее в кармане все время есть для Борьки соленый кусок хлеба, морковка или еще какое лакомство? Лидка пролезла между жердями, погладила Борькину морду и угостила его хлебом. Борька успокоился, мигом сглотнул хлеб, обнюхал Лидкину ладонь, подумал и лизнул Лидку в лицо. В благодарность. Лидка отшатнулась, и, чтоб не упасть, оперлась упитанной попой на тот самый столб. Было жарко, Лидкин халат был влажным.

Раздался тихий треск. Лидка – не бык. Весу меньше, чем тонна. Но, отскочив от столба вперед, она лихо боднула Борьку в нос и коротко выругалась.

Борька удивился. Но решил, что с ним играют и опять лизнул боднувшую его Лидку. Лидка отшатнулась, и, чтоб не упасть, оперлась темже местом на тот самый столб. Раздался тихий треск. И Борьку опять боднули в нос. И выругались. Уже не так коротко, но невнятно.

Борька удивленно посмотрел на Лидку. Порядочная ведь женщина, - читалось в его глазах, - председатель сельсовета, хлеба принесла, а бодается. Где вы видели, чтоб председатель сельсовета быка бодал? Нигде. Может, ее из председателей выгнали? Тогда ее пожалеть надо. И Борька опять лизнул Лидку в лицо. Лидка отшатнулась, и…

В загон вошел зоотехник Федька. Он давно наблюдал, как заведующая фермой и председатель сельсовета пытается забодать совхозное имущество и сильно ругается, что вообще удивительно. Потому что сильно ругается она только на него, Федьку, и то за пьянку. Федька вошел в загон, чтоб было удобней смотреть на такое представление. Удобнее смотреть сидя. Поэтому Федька присел на нижнюю жердь ограждения. Раздался тихий треск.

Федьку бросило вперед, и он боднул Борьку в бок.

Неизвестно чем бы кончилась эта коррида, но Гошка плохо соединил провода, и коррида кончилась вместе с электричеством. Видимо из-за этого плохого соединения награждение Гошки и Генки за внедрение в сельскую жизнь электрического пастуха прошло не совсем так, как они рассчитывали. Паять надо было. Паять.

+451
Обсудить (70)

11.05.2017, Новые истории - основной выпуск

В относительно сытое уже время два голодных студента в общежитии решили поесть. Покрошили в большую, новую сковородку остатки макарон, картошки, курицы, колбасы и прочей еды, залили мелкое крошево сверху яйцами, поджарили до готовности и, упиваясь ароматом, потащили все в комнату.

По дороге у новой сковородки открутилась ручка. И содержимое этой большой сковородки рухнуло и малость размазалось по полу - на весь коридор в ширину, немного в длину и на стены попало.

- Да, - оглядел содеянное один, - собрать не получится. Никак, - он сглотнул набежавшую слюну, - но убираться придется.

- Не буду убирать, - сказал другой, ты ручку прикручивал, ты и убирай.

- Так ты же нес, тебе и мыть...

Они еще поспорили, помолчали и пошли к кастелянше, Марьванне.

- Марьванна, отпустите пожалуйста с нами Рому на полчасика.

- Ни за что! В прошлый раз разрешила на полчасика, так вы мерзавцы два часа его по морозу таскали, девок на аллее уговаривали. Кто ж из девок против такого красавца устоит-то? Натащили полну комнату, а Рому даже проводить забыли, сам бедолага пришел.

Ну, Марьванна, да мы вообще из общаги выходить не будем, нам здесь Рома нужен, для серьезного дела.

Уговорили. Через три минуты Марьванна выглянула в коридор и увидела Рому и двух мерзавцев. Рома жрал. А мерзавцы смотрели на становившийся чистым пол.

- Уши держите ему, уши, - закричала кастелянша, - перепачкается весь.

Мерзавцы взяли по уху каждый, уши были в макаронах, курице и яйцах, а спаниель, Рома, не обратил на них никакого внимания, продолжая поглощение пищи.

- Марьванна, может уши опустить все-таки? С ушами у него пол чище получается...

Убью гадов, - буркнула кастелянша, - делайте что хотите, но чтоб вернули чистым и вовремя. А то в следующий раз девок без Ромы клеить будете.

- Главное, чтоб он ушами трясти не начал, - резюмировал мерзавец, - а то всем мало не покажется.

+663
Обсудить (14)

09.05.2017, Новые истории - основной выпуск

Это не история и не очень-то подходит по формату к разделу. Хотя… Нет это-то как раз и есть история, которая форматов не имеет.

Вспомнил книгу "Штурм Берлина" 1948 года издания. Просто зашел разговор о войне, потом о женщинах на войне, потом просто о женщинах и используемых ими "женских штучках". И вот вспомнил, когда-то поразившее меня в этой книге "Письмо санинструктора".

"Я ждала, когда стемнеет и, пользуясь темнотой, к нам подойдёт санитарная машина. Маскируясь во дворе за сараем, я вела наблюдение за противником, который каждую минуту мог подойти сюда. Потом я забралась на крышу и наблюдала из-за трубы. По дороге недалеко от нас отступали немцы. Они бежали во весь рост, не пригибались, а мне не из чего было стрелять на такое расстояние - ни «максима» не было, ни «Дегтярёва». Вдруг, вижу, справа, в тылу у меня, кто-то ползёт. Соскочила с крыши и притаилась, но, увидав, что это наш боец, подошла к нему. Это был пехотный разведчик с ручным пулемётом. Я стала просить его, чтобы он прогулялся очередью по дороге, которой отступали немцы. Он не соглашался, говорил, что у него специальное задание и ему нельзя отвлекаться на пустяки. Я вижу, что он напускает на себя чересчур много важности, и мне ужасно досадно, что немцы убегут. Я ему говорю:

- Тебя, солдат, девушка просит.

Тогда он согласился из вежливости. Установив в кустах пулемёт, он выпустил полдиска. Потом я сама легла к «Дегтярёву». С 1943 года я не стреляла из пулемёта, занималась медициной на самоходках, но рука легла по-прежнему, и пулемёт заработал. Все же полдиска «дегтярёва» - это же не лента «максима». Патронов больше не было. Каково было мое положение - добыча живая уходила! Немцы залегли было, но когда я перестала стрелять, они опять побежали, правда, некоторые хромали, а некоторые остались лежать. Однако негодование моё ни к чему не привело. У меня всегда имелась под рукой граната, но на таком расстоянии она была бесполезна. Я принуждена была стоять, беспомощно опустив руки, и смотреть с крыши сарая, как немцы безнаказанно бегут по дороге. Одна у меня надежда была, что наши самоходки подвернутся им где-нибудь на пути. Так и вышло. Из леса раздались выстрелы, и я подпрыгнула от радости, увидев, как на дорогу вырвались наши танки, и немцы заметались в панике"

Вот это вот "тебя, солдат, девушка просит" и "он согласился из вежливости" меня и поразили.

+61
Обсудить (42)

Рейтинг@Mail.ru