Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: Кто

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

24.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Живем мы в далекой (от России) стране, в одной ее (пластилиновой) местности, где большинство жителей говорит на языке Ф(тором), отличном от наречия остальной страны, А(дын). Так вот исторически сложилось. И по этой причине, а также помня некоторые стародавние обидки - эти самые жители пытаются защищать свой язык Ф путем ущемления прав тех, кто говорит на А. В частности, государственные школы с преподаванием на А разрешено посещать только детям тех, кто сам в свое время окончил А-учебное заведение - всем остальным дорога в школы Ф, где, кстати, язык А преподают, мягко говоря, не очень хорошо.
Мы считаем, что, чем больше языков человек знает в совершенстве, тем лучше - поэтому отдали нашего сына в частную А-школу. Где обоим языкам с самого начального класса отдается по 50% времени.
И вот, близится конец второго класса. Детям выдают задание: подготовиться к диктанту по языку Ф, 120 слов, из них на диктанте будет 20 случайно выбранных. Собственно, диктант - повторение того, что учили втечение года. Ну мы, по методикам еще советской школы, которую нам довелось посещать - сели и выучили эти 120 слов, не очень обращая внимания на писки и визги обучаемого. На диктанте ученик сделал две ошибки: одну собственно в словах, а вторую - в предложениях, написанных им самим с их использованием. Обе ошибки - из-за банальной невнимательности, за что потом вынужден был дома писать эти два злосчастных слова много-много раз. Суровые у нас методы, да...
Ну так вот, остальные в классе диктант написали намного хуже. Во-первых, так сказал сам сын - а, во-вторых, учительница назначила повторный диктант, уже по тем 20 словам, что были в первом - на следующий день. Такой вот звоночек родителям, мол, обратите внимание...
Ладно, написали и второй раз - сын без ошибок, а как остальные не знаем, ну вроде получше. Через некоторое время супруга, забирая сына из школы, встречается с родителями одноклассников - и те начинают жаловаться на тест. Мол, детям сложно запомнить такое огромное (!) количество слов. Но самая-то изюминка в том, что жалующиеся родители - носители того самого языка Ф. То есть как раз из числа тех, кто считает, что мы, иммигранты, плохо знаем язык страны, куда приехали, что мы такие-сякие, и что нас за это надо гнобить нещадно (например, тестировать на знание языка, ограничивать нас в правах на получение работы и социальных благ и прочая и прочая).
Когда эти родители, отжаловавшись, спросили жену "ну а ваш-то как" - она благоразумно ушла от прямого ответа. А то еще, чего доброго, возненавидят нас "местноурожденные" за то, что наш ребенок внезапно оказывается впереди их - в том, что им просто стыдно знать плохо. Они ж на этом самом языке говорят дома с самого рождения их ребенка - в отличие от нас, поддерживающих в домашних стенах русский (я ж говорю, чем больше языков, тем лучше...)
И это ж, напоминаю, еще только начальная школа. А что будет позже - когда выяснится, что по успехам в учебе, прилежанию, да и способностям - дети иммигрантов обходят "местноурожденных", что называется, на две головы, и поэтому гораздо больше достойны высокооплачиваемых работ, более высокого положения в обществе. Какие еще ухищрения местноурожденные придумают, чтобы таки протолкнуть своих ленивых и туповатых деток - вперед, на теплые местечки. Не уставая при этом разводить демагогию про "равные права", и прочая и прочая.

26.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Толик попал в Канаду в начале 90-х, в возрасте 18 лет. Родители, быстро разбогатевшие на челночничестве, решили единственному сыночке дать шанс в жизни: за большие деньги отправили учиться в университет Торонто. Понятное дело, что учеба у Толика была далеко не на первом месте, так что через уже через полгода он ее бросил. А еще через пару месяцев пришли известия из родного Ижевска: отца с матерью взорвали в их Ленд Крузере. Так Толик остался сиротой, да при том без ежемесячного денежного перевода.
Ну, не один он такой был, разумеется, много кто в передряги и похуже попадал, да выкарабкивался потом. Но Толик видно был сильно невезучий, а может просто раздолбай по жизни. Какого бы то ни было легального статуса он так и не заимел, перебивался случайными заработками за наличку, ночевал где придется. В конце концов его поймали на мелком воровстве из продуктового магазина. Посидев пару недель в тюрьме и познакомившись воочию со знаменитой канадской вежливостью и неукоснительным соблюдением закона - он подписал бумагу о согласии на добровольную депортацию, и через день уже сидел в самолете Аэрофлота по маршруту Торонто-Москва.
По прилету в Шереметьево его снова посадили - на этот раз уже в российскую каталажку, по причине отсутствия каких бы то ни было документов. Российский загранпаспорт он благополучно потерял в период своего бомжевания. Ну, личность-то его быстро установили, а дальше предложили: или служить, или на зону, за уклонение от призыва. По той статье к тому времени уж давным-давно никого не сажали, но Толик-то не знал...
В общем, согласился он добровольно надеть кирзачи - и попал, как ни странно, в погранвойска. Оттрубил там положенные на тот момент еще 2 года. Дембельнулся сержантом. Куда дальше податься? В родной Ижевск ехать - а чего он там забыл-то, работы для мужиков все равно никакой нету, да и вдруг те, кто родителей грохнут, имеют к нему какие счеты... Пошел в единственное место, с которым в России его хоть что-то связывало: в Шереметьевскую таможню.
Там его взяли с распростертыми объятиями: как раз только-только прошла какая-то очередная чистка рядов, чуть не половину сотрудников кого уволили, кого арестовали, новички боялись наниматься на работу. А Толику все равно было.
Ну и стал он таможенным инспектором. Как ни странно, взяток не брал, во всяких левых схемах участия не принимал - просто работал себе. Через какое-то время даже повышение по службе получил.
А тут как раз 2007-й год, в России бум, и даже иностранец прет, шо твоя севрюга на нерест. Бывало что и канадцы с американцами - не столько с целью посетить страну Пушкина, сколько на пересадке из Европы в Азию. Они хоть границу и не пересекали, но документы у них проверять все равно нужно было.
И вот стал Толик интересоваться списками прилетающих пассажиров - да проверять, кто да что. Благо, были у него кореша в органах, сливавшие ему информацию, недоступную офицерам паспортного контроля.
Чуть не на каждом рейсе попадались люди, имевшие какое-то отношение к правоохранительным органам Канады или США. Пенсионеры в основном, кто в полиции отслуживший, кто в иммиграционной службе, кто еще в каких таких же.
Запишет себе Толик их ФИО - и идет встречать рейс. Выцепляет гражданина - пройдемте, у нас есть к вам пара вопросов. Те, конечно, протестуют, но им: да вы не волнуйтесь, всего лишь пять минут, простая формальность.
Заводит такого Толик в кабинет без окон, стол-стул к полу привинчены - и тут-то и начинаются его пять минут мести.
Сразу, без лишних предисловий, говорит им - на английском прямо, уж его-то он не забыл. Мол, помнишь, как ты, сука, меня мучал в своей канадской тюряге? А не ты - так твой коллега, мне плевать.
Эти, туристы-то, конечно, от такого наезда лицом несколько белеют. И начинают все отрицать, мол да вы что, я никогда в жизни ничего такого. Мы ж цивилизованная страна в конце концов.
Знаю я вас, Толик им, насквозь вижу. Все вы - расисты скрытые, ненавидите любого, кто не вашего роду-племени. Только не говорите об этом вслух - но случая поглумиться над инордцем не упустите. Потому что верите в свою безнаказанность, в то, что вас всегда прикроют: профсоюз, посольство, армия ваша с ее бомбами и с ракетами.
Неправда ваша, сэр, отвечают ему обычно. Мы - люди воспитанные, десятилетиями приученные к тому, что расизм и дискриминация - это плохо, так что нечего вам предъявить, и вообще я хочу разговаривать с послом.
А вот мы сейчас проверим - отвечает Толик. И - книжку толстенную перед задержанным на стол хлоп. Holy Bible на книжке той золотыми буквами вытеснено - Библия стало быть протестанская.
Поклянитесь, говорит Толик, положа свою правую руку вот на этот томик - что вы никаких расистских мыслей по отношению к иммигрантам отродясь не имели. И я вас тут же отпущу. Но: только учтите, что с Ним шутки-то плохи!
Ну тут эти облегченно вздыхают про себя, кладут руку на Библию и произносят слова вслед за Толиком. Торжественно и глядя ему прямо в глаза. И сразу так вопросительно - ну все, я могу идти?
И тут-то на них и падает сверху. Лампа, что комнату освещает. Точнехонько над сиденьем висит - да кнопкой дистанционной управляется, что аккурат по кумполу задержанному попасть. Убить не убьет, даже не поранит - но шишку оставит. А главное - психологический эффект какой! Этот американец может и верующий, но не мог он предположить, что кара небесная его так быстро настигнет.
Толик тут же извиняется, мол техническая неполадка. Предлагает бесплатную медпомощь, и "вы свободны мистер", говорит. И мистер обычно вскакивает и убегает на свой рейс, потирая ушибленное место. У некоторых сзади на штанах подозрительные пятна выступают.
А Толик возвращает на место всю конструкцию - и идет на свой пост. Новый рейс встречать.

13.02.2019, Новые истории - основной выпуск

- Здравствуйте, сэр, чем могу вам помочь?
Саня поежился: сэр из него был так себе. Невзрачная куртка, шапка-треух, джинсы и видавшие виды ботинки - и не скажешь, что перед вами ведущий программист крупной американской фирмы с окладом с шестью цифрами. Маленький, тощенкий, замухрышка весь какой-то.
Не любили Саню продавцы шикарных автосалонов типа того, куда он зашел. Не видели в нем настоящего клиента. Разговаривали любезно: политика компании - но всем своим видом показывали: или бери уже что-нибудь, или проваливай.
А Сане хотелось другого: того, о чем он так много читал про вожделенную Америку, еще будучи в России. Чтоб его, клиента, носили на руках. Ну или по крайней мере добивались, чтоб он оставил деньги здесь, а не в другом месте.
Не, этот франкофон (акцент Саня научился определять уже давно) носить точно не будет. Да и не в Америке мы - а в Канаде.
- Я... хотел бы приобрести у вас автомобиль
- Пожалуйста, пройдемте к к моему столу, мы с вами по компьютеру подберем то, что вам подойдет. И всего через 6 месяцев, если, конечно, не будет никаких задержек - машина будет вам доставлена. Да, кстати, имейте ввиду: мы берем депозит тысячу долларов, который не возвращается, если вы передумаете покупать у нас.
Холеный менеджер автодилера улыбался, как казалось Сане, издевательски.
- Но у вас же перед зданием полная парковка автомобилей - я там приглядел себе один. На него еще и скидка...
- О, ну что вы: все эти машины уже распределены между другими клиентами. Ну так что, будем заказывать?
Саня ничего не ответил, повернулся и вышел за дверь, чувствуя на себе презрительный взгляд не только продавалы но и пары его коллег, и даже секретаря на ресепшене.
- Ладно, пацаны, придется все-таки воспользоваться вашей помощью.
Из припаркованного рядом с салоном трака вывалились двое. Они едва могли идти, настолько необъятны были в обхвате. Нижнюю часть лица каждого скрывала густая черная борода, а верхнюю - темные очки с зеркальными стеклами.
Эти двое, следуя за Саней, вошли в салон. Продавец еще не ушел, о чем-то воркуя с секретарем.
- Ну, пошли заказывать.
Менеджер обернулся на голос - и замер в некотором замешательстве. Вид двух огромных бородатых спутников Сани ему почему-то не понравился.
- Ээээ... конечно, пройдемте. А кто это с вами?
- Мои друзья - произнес Саня коротко. - Они мне помогут, если вдруг что-то будет непонятно... кому-то из нас.
- Ну... что вы желаете?
Саня вынул из кармана бумажку с распечаткой из интернета: все данные об авто, включая цену и инвентарный номер.
- Я же... я же вам сказал, - забормотал менеджер - это все уже забронированно....
Санины спутники, все так же молча, придвинулись чуть ближе к столу, уставившись на менеджера своими зеркальными черными стекляшками.
- Впрочем... я могу еще раз проверить... - Он защелкал по клавишам.
- Вы знаете, вам повезло! Как раз на эту модель бронь сегодня была снята!
- Я так и подумал, - спокойно ответил Саня.
- Но вам нужно будет заплатить сверх этой цены еще плату за предпродажную подготовку, оформление документов и сервисный сбор. Плюс налог.
Два амбала аккуратно взяли себе от соседних столов каждый по стулу, с грохотом поставили их рядом с рабочим местом продавца, и уселись.
- Эммм... наверное... автосалон может взять оплату этих сборов на себя? - полувопросительно пролепетал он, уже откровенно труся.
- Я был бы очень за это признателен вашей компании - бесстрастно ответил Саня.
- Вот и хорошо! Тогда я подготовлю все документы и позвоню вам на неделе.... Эммм... я хотел сказать: документы будут готовы в течение 15 минут, вы можете подождать вот здесь! Не хотите ли кофе?
- Три. Без сахара и молока. - Саня смотрел менеджеру прямо в глаза. Тот, подпрыгнув, побежал куда-то вглубь офиса.
...
Спустя какой-то час Саня уже держал в руках ключи от новенького внедорожника. Продавец долго тряс ему руку, все еще опасливо глядя на Саниных спутников.
- Ну вот это другое дело - сказал Саня, когда все трое уселись ненадолго в трак, на котором приехали. К этому моменту темные очки уже были сняты, бороды отклеены, из-под верхней одежды доставались вата и поролон - и очень скоро "амбалы" превратились в таких же, как Саня, щуплых ботанов.
- Аккуратней с реквизитом, пацаны, нам на следующей неделе нужно еще будет к Лехиному ипотечному брокеру нанести визит - Саня кивнул на одного из своих товарищей. - Что-то он динамит с ответом.
- Ага, и трак этот тоже снова позаимствуем на работе - ответил Леха. - Все равно он по выходным простаивает. А с ним как-то солиднее получается.
- Смешные они все-таки - вступил в разговор третий, которого звали Денис. - Чего они нас так боятся? Телевизора про русскую мафию пересмотрели что ли.

28.07.2018, Новые истории - основной выпуск

В общем, ребята, слушайте сюда. Расскажу, как на самом-то деле все было. А то все скрывают, лгут...
Жили-были два брата-близнеца: Юра, ну и, скажем, Слава. Наши, смоленские, да. Батя у них - плотник, а мамаша-то ихняя дояркой в Клушино, килОметров 20 отсюда. Ну и сынки-то оба-два как на подбор красавцы. И вроде как меж ними соревнование всю дорогу, кто первый. И Славка-то по большей части брал верх. Он же, кстати, и вылез первым-то. А Юрка на чуть-чуть, на самую малость - но позади. И задевает, знаш, его это так - уух! Но виду, конечно, не показывал, не: гордый.
В общем, получили аттестат, а в 55-м то обоих в армию и забрали, как положено тогда было. Они, конечно, в летчики запросились - ну а куда ж еще-то, с их-то гонором. Взяли, да. И там - опять, Славка ведущий а Юрка ведомый. Не в самолетах - летали-то они поврозь, а вообще по жизни. Ну и за девками, конечно, тоже.
А тут приезжают в их часть большие звезды из столицы, значит. Говорят, у нас есть рапорт от старшего лейтенанта по фамилии такая-то. Их спрашивают - а который из них-то? А в рапорте, значит, не написано. Ну пришлось им значит обоих брать, в отряд-то. То есть как "в какой" - в тот самый, ну вы и вопросы задаете ребята.
А в Отряде значит - кроме них еще 19. Такие же, как они: на подбор красавцы-удальцы. То есть теперь им пришлось не только меж собой, но и с остальными тягаться, кто лучше да дальше да метче да дольше. Стараются, и, вот ведь дела, Славка опять на ноздрю впереди! Да что ж такое-то. Это Юрка про себя думает - а сам, конечно, виду-то не подает, ну что ты!
Наконец - настал день. Собрали их в комнате - объявлять, кто ж полетит. Все семеро, кто к тому моменту оставался - как на иголках. Один Славка - спокоен как слон. Как будто знает, что его черед. Объявили - Юрий! Вот-те на! Поздравляют, мол, такая честь. Слава тоже брату руку пожал - да сжал так крепко, что аж пальцы хрустнули. Развернулся и ушел к себе. Ему потом главный потихоньку объяснил: понимаешь, Слава у нас один. КПСС.
В День Д посадили их в автобус, везут. Слава хоть и не был официально запасным, но его тоже в скафандр заковали. Для фотографий, говорят. Поможешь брату, ему ж вон какое делище предстоит-то. Ну помогу, что ж я совсем зверь что ли. Хотя конечно обидно.
Ну дальше все знают: посадили Юру, он сказал Сергей Палычу "Поехали!" - это, кстати, Слава ему подсказал, он эту фразочку давно придумал, еще когда рапорт писал. И пошла она родимая в черные космические дали.
Потом летят к месту приземления. Открывают капсулу - а там Юрка. Мертвый. Сломалось в корабле что-то. Мда...
Тут главный подходит... Соболезнования, конечно, выразил сначала... В общем, говорит, Слава, такое дело. Мы уж в газетах информацию дали: первый человек в космосе. Юрий, понимаешь, Алексеевич! Ну и Самому, понятное дело, доложили. Так что деваться теперь уже некуда. Придется тебе за него.
Так, значит, и пошло. Славка, конечно, потом подозревал, что оно так не само собой получилось. Ведь даже все кино, что у них в отряде снимали, пока занимались - там в кадре всегда только один из двух.
Ну а уж всех, кто их когда знал, вплоть до нянечки из детсада - всех подчистили. Кого запугали, кому на сознательность надавли. Даже мать с отцом сдались. И остался в памяти у всех только один брат, Юра. А другого как и не было. Ни по документам - ни вообще.
Славка, конечно, очень из-за всего этого переживал. И что за брата вроде как живет, и что сказать никому не может. Но - характер все-таки наш, гжацкий. Не сдался. Тянул свою лямку. Пока в 68-м не сболтнул случайно одному - получилось так, ненарочно. Да видно второго раза-то решили не ждать...
Вот такая вот история. Откуда я-то знаю? Так я, это, с ними рос мальчонкой-то.
Не верите?...
А ну и правильно. Мне верить нельзя...

17.07.2018, Новые истории - основной выпуск

В 1973 году художнику Союзмультфильма Максу Жеребчевскому - впоследствии ставшему известным как Моше Ариэль - сильно повезло. Через знакомых знакомых удалось познакомиться с одним моряком советского торгового флота, который продал Максу Опель Кадет 1966 года - почти новую иномарку по тогдашним понятиям. Но радость Макса была очень недолгой - буквально через пару недель с машины сняли два передних колеса. Новоиспеченный автолюбитель загрустил: дело было даже не в финансовых потерях, а в том, что найти подходящие запчасти на эту модель было практически нереально. Макс напряг всех друзей-знакомых, думал о том, где достать новые "ноги" для своей ласточки чуть ли не круглосуточно - но все тщетно.
Жеребчевский в то время работал в группе режиссера Василия Ливанова - того самого, Шерлока Холмса, да - над мультфильмом "По следам Бременских музыкантов". В нем есть такой кадр: разбойники, поймав Петуха, вылезают через лаз в городской стене. Каждый что-то тащит на себе: мешок с добычей, какую-то утварь. Непонятно было, что тащить Бывалому (троих разбойников, как известно, рисовали с героев Вицина, Никулина и Моргунова). В конце концов Макс повесил ему на спину барабан, а в руки дал литавры: в таком виде персонаж пел "Говорят мы бяки-буки, как выносит нас земля...".
Ливанову этот кадр не понравился. "Он что у тебя, симфонический оркестр ограбил что ли? Это ж мелкие воришки. Придумай что-нибудь другое."
Макс разозлился. "То ему не так, это не этак. Теперь все перерисовывай. Мелкие воришки... воры... Что он такого мог своровать, чтобы держать в руках". С досады взял и переправил литавры в два автомобильных колеса.
"Ну, совсем другое дело" - воскликнул режиссер, посмотрев новый кадр.
"Кстати, Макс: я слышал, ты колёса для своего Опеля ищешь. У меня приятель на прошлой неделе разбил точно такой же в хлам, но два колеса почти целые. Хочешь, я тебе его телефончик дам?".
Через пару дней счастливый Макс уже разъезжал по Москве на своей иномарке.

Рейтинг@Mail.ru