Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: Ф АВН

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

27.01.2018, Новые истории - основной выпуск

НЕСМЕШНАЯ ИСТОРИЯ

Закончилась летняя сессия первого курса. На следующий день мы должны были уезжать на Северный флот на корабельную практику. Вечером нам дали увольнительную на вечер. Небольшой компанией мы накоротке отметили событие дома у одного нашего местного (петергофского) товарища. После этого мы с другом Толиком решили прогуляться по Нижнему парку. Теплый вечер и яркое солнце поддерживали хорошее настроение.
Через какое-то время в парке мы повстречали трех курсантов из нашего взвода. Вася, Петя и Валера явно отмечали окончание сессии не в домашней обстановке, и посему держались на ногах не очень твердо. Особенно развезло малорослого сибиряка Валеру. Узнав, что мы уже собираемся возвращаться в Училище, ребята попросили отвести туда и своего «тяжелого» товарища.
Вначале все шло гладко: двигались мы не очень быстро, но планомерно. Через какое-то время на горизонте «нарисовался» патруль. Попасть в комендатуру не входило в наши планы, и мы начали маневр уклонения. Решили уходить «огородами» через западную часть Нижнего парка. В конце 60-х годов эта окраина парка была в очень запущенном состоянии: нынешние «Земляной вал» и «Сад Венеры» были засыпаны землей; а густые заросли и отсутствие забора способствовали нашему незаметному выходу из парка.
Для повышения скорости взяли «сопровождаемого» под руки. И в этом была наша стратегическая ошибка! Почувствовав себя в крепких руках, Валера утратил последние проблески сознания и превратился в «висящую тряпочку». Но вес этой «тряпочки» был очень большой, наши ощущения говорили, что мы несем свинцовую чушку. Ассоциация нашего товарища с «чушкой» подкреплялась и его непотребным поведением. Сознания в теле не было, но подсознание заставляло Валеру пытаться идти в другую сторону, орать песни. Все это значительно снизило скорость нашего передвижения.
Как говорится, «вечер переставал быть томным…». Настроение начало падать, так как время возвращения в Училище с такой скоростью передвижения становилось неопределенным, возникала опасность опоздать из увольнения. Но «взялся за гуж, не говори, что не дюж»…
Начав движение от «Самсона», за час мы добрались только до каскада «Золотая гора». Идти вверх по лестнице оказалось еще труднее. Поднявшись до уровня верхней площадки, мы решили привести Валеру в чувство холодной водой. Перебрались с лестницы на эту площадку, и подошли к декоративной стенке, на которой красовались три маски морских чудовищ из пасти которых изливалась вода. Сняли с Валеры бескозырку и поставили его под струю воды так, что она попадала ему за шиворот.
Через некоторое время, начав приходить в сознание, Валера стал вырываться из рук «истязателей». Удерживали мы его из последних сил, к тому же площадка была покрыта скользкой зеленой тиной. В конце концов, борьба закончилась падением в воду и Валеры, и Толика. Упали они навзничь. С трудом держась на ногах, я поднимал Толика, который в это время говорил много слов из нецензурного лексикона…
Доведя Толю до лестницы, я вернулся за Валерой. Он в это время самостоятельно барахтался, пытаясь встать на ноги. Но на осклизлой поверхности ему не удавалось даже перевернуться на спину. После определенной борьбы, мне удалось волоком вытащить Валеру «на берег».
Со стороны это могло смотреться даже забавно, но нам было не до смеха. Идти в таком виде было просто неприлично. Пришлось еще раз круто изменить маршрут, чтобы встречать на пути как можно меньше людей.
Усложнение задачи «по доставке тела» заставило прибегнуть к особым милицейским мерам. Сейчас как-то неловко вспоминать про это, но тогда эти жесткие воздействия с кратковременными «отключками» Валеры позволили повысить скорость движения. Но приходилось все чаще делать передышки. На одном из таких «привалов» мы положили Валеру животом на низкий заборчик. Висеть ему было крайне неудобно, и он начал кричать «я сдаюсь!...». Но эти крики на нас уже не действовали. Дальше мы вели его по той же отработанной методике. Правда, чем ближе приближались мы к Училищу, тем длиннее становились отрезки пути без «физического насилия».
Нам очень повезло, что училищный забор около нашего ротного помещения ремонтировался, и провести Валеру через пролом не составило большого труда.
Ценный опыт, приобретенный в этом приключении, помог мне на пятом курсе спасти судьбу некоего Самохвалова с другого факультета нашего Училища. Зимой за неделю до стажировки я встретил его на Васильевском острове. Он был в состоянии «кривой, как бумеранг», но сознание его еще не покинуло. Узнав, что я тоже из ВВМУРЭ, он обрадовался и попросил доставить его в Училище. Я согласился, но предупредил, что во время дороги я ему не буду ни в чем помогать и даже не разрешу сесть. Выбора у него не было…
Путь наш был долгим: на трамвае до «Василеостровской», на метро – до Балтийского вокзала, на электричке – до Нового Петергофа, на автобусе – со станции до Училища. Самым тяжелым в этом двухчасовом пути было не дать хмельному сокурснику возможности сесть где бы то ни было. Выглядело это несколько нелепо: из-за позднего времени людей в транспорте было мало, а тут один курсант категорически не дает сесть другому. В электричке, вообще, пришлось ехать в тамбуре: там и прохладнее, да и соблазна сесть не было.
Задачу я свою решил полностью, даже умудрился провести незадачливого Самохвалова через училищный КПП. Через несколько дней он нашел меня и очень горячо благодарил. Оказалось, что его за множество похождений собирались выгонять из Училища. И возможный залет по пьянке мог поставить последнюю точку в этом процессе.
История эта не очень смешная, но вдруг кому-то пригодится опыт по «конвоированию» нетрезвых людей…

15.01.2018, Новые истории - основной выпуск

ПАРАЛЛЕЛЬНЫМИ КУРСАМИ
В июне 1984 года оканчивался первый курс моего обучения в Военно-Морской Академии. Позади было уже четыре экзамена, оставалось сдать последний. На подготовку к этому сложному экзамену по радиоприемным устройствам уходили последние силы. И чем ближе приближался последний день сессии, тем чаще в разговорах одногруппников мечтательно говорилось «…как только тронется поезд, так сразу же и поднимем рюмки».
Дело в том, что сразу же на следующий день после экзаменов наша учебная группа уезжала на стажировку на Черноморский флот. Предстояло двухнедельное ознакомление с системой связи флота, с ее радиоцентрами, организацией их использования и пр. По сравнению со сдачей экзаменов такая стажировка представлялась достаточно приятным времяпровождением.
Наконец сессия закончилась. На следующий вечер мы сидели в поезде «Ленинград Севастополь». «Мы» это двадцать слушателей группы, а также преподаватель кафедры Геннадий Гаврилович и начальник кафедры Александр Михайлович.
Желание «…как только тронется поезд, так сразу же и поднимем рюмки» было исполнено с опережением, так как рюмки подняли еще до отправления поезда. Когда половину вагона занимает группа людей, сплоченных годом обучения и неким духом бунтарства (об этом в другой истории), можно было бы ожидать «большого приключения». Но в тот вечер главным мотивом рано начавшегося «ужина» было не обычное мужское «посидеть, выпить и поговорить», а желание просто расслабиться после тяжелой сессии. Поэтому после непродолжительных посиделок народ быстро разошелся и лег спать.
«Большое приключение» случилось на следующий день…
Утром все проснулись свежими и готовыми к суточному отдыху до прибытия в пункт назначения. Поезд подъезжал к Брянску, где было решено «затариться». В «продотряд» назначили Валеру и Женю, они собрали деньги и стали готовиться к походу. Выбранные «снабженцы» были настоящими красавцами: рост выше 1,90, развитая мускулатура, а у Жени и еще настоящие запорожские усы. Вот только форма одежды была традиционной для поезда: «треники», майки-тельняшки и вьетнамки на босых ногах. Как потом оказалось, документы с собой взял только один.
Поезд в Брянск прибыл вовремя, стоянка по расписанию 22 минуты. Времени на закупку вполне хватало, тем более что десантирование на другую сторону от перрона состоялось еще до полной остановки поезда. НО!…
Стоянку поезда по каким-то причинам сократили до 10 минут. Поезд тронулся, когда наши «снабженцы» только подходили к поезду. Со стороны перрона, может быть, они бы и успели сесть. Ну а тут вся группа в растерянности смотрела, как остаются вдали две фигуры наших товарищей. Сорвать стоп-кран почему-то никто не подумал.
После «потери» бойцов настроение в группе резко упало, про приятный отдых с посиделками и разговорами думать уже не хотелось. Хуже всего было нашим руководителям, слушатели-то отвечают сами за себя, а кафедральные начальники должны отдуваться за всё и за всех.
Мобильников тогда не было, поэтому о немедленном докладе по происшествию речь не шла. Начались обсуждения: как быть, что делать, когда докладывать. Сгоряча было предложено высадить одного человека с деньгами и одеждой и направить его в сторону Брянска. В ходе дальнейшего обсуждения, ситуацию смоделировали со стороны отставших товарищей. И приняли, что они, конечно же, будут продолжать движение в сторону Севастополя.
А вот хватит ли денег на билеты? На какой поезд возьмут билеты?.. Сколько времени можно тянуть с докладом? В конце концов, наши руководители приняли решение уточнить обстановку по прибытию в Севастополь: ожидали, что ребята дадут известие о своих действиях по каналам связи железной дороги.
Принятие данного решения прекратило обсуждения и прочие брожения в умах. Однако настроение на «добрянский» уровень так и не поднялось. К двадцати часам доехали до Харькова. Вышли на перрон, погуляли и побрели обратно в вагон.
Поезд тронулся и начал набирать ход. И вдруг!.. в вагоне появились отставшие друзья. Это было похоже на чудо, которого никто не ожидал.
После первых проявлений бурного восторга, начались расспросы. Оказалось, что наши товарищи все время двигались с нами параллельными курсами. Более того, они двигались с опережением.
Опоздав на поезд, ребята быстро нашли такси и поехали на железнодорожную станцию «Брянск-2», чтобы перехватить наш поезд. Однако на одну-две минуты не успели, и по прибытии увидели только красные огоньки последнего вагона.
На этом же такси они направились в аэропорт. А в это время там готовился к вылету самолет в подходящем направлении – в Белгород. Самое сложное в этом параллельном путешествии было уговорить кассиршу продать билеты на самолет по одному документу двум молодым людям, мягко говоря «странно одетым». Пришлось долго уговаривать сотрудниц аэропорта. И тут повезло: девушка-администратор прониклась симпатией к красавцам-мужчинам. Она дала команду о продаже билетов под свою ответственность. Самолет быстро домчал наших «путешественников» до Белгорода. И у Валерия с Евгением появилась фора…
Добраться из Белгорода до Харькова на электричке, было уже простой задачей. До прибытия нашего поезда времени было предостаточно, поэтому ребята выкупались в озере, позагорали и даже подремали на травке.
Ближе к вечеру Валера и Женя подтянулись на вокзал. Запас времени позволял им до прибытия нашего поезда спокойно поужинать в ресторане. Но,… путешествие параллельными курсами немного утомило ребят, за ужином они расслабились и потеряли контроль времени: опережение начало превращаться в опоздание. Хорошо, что они все-таки успели вскочить в последний вагон уходящего поезда.
Опоздай он второй раз, и не было бы возможности показать пример реализации одного из главных принципов жизни «ВСЕГДА ИДИ К НАМЕЧЕННОЙ ЦЕЛИ И ПРИ ЭТОМ НЕ РАССЛАБЛЯЙСЯ!».

13.01.2018, Новые истории - основной выпуск

Вчера я первый раз представил историю «Законов физики никто не отменял». Получил самые разные отклики. Отвечаю: ошибки буду устранять. А вот раздел «мемуары» для стариков заводить не надо. Ведь те молодые люди, которые публикуют истории из своей жизни, по сути, тоже пишут мемуары.
Писать короче не получается, короткий голый факт надо завернуть в обертку; так что букв получается много. Кому не нравится – пропускайте. Ну и еще одна история на ваш суд.

КРАХ И ВОЗРОЖДЕНИЕ ВОЕННОЙ КАРЬЕРЫ

История эта случилась теплым весенним вечером. Наша подводная лодка, по официальной терминологии середины 70-х годов - ракетный подводный крейсер стратегического назначения, стояла в удаленной бухте РТБ в ожидании погрузки ракет. Закончив дела, я вылез из прочного корпуса и спустился по трапу на плавкран, который стоял между нами и пирсом. Идти до следующего трапа, чтобы спуститься на пирс, было лень, и я спрыгнул на пирс прямо с палубы крана. Пирс был немного ниже крана, а расстояние до пирса было небольшое, так что прыжок не представлял никаких трудностей. Приземлившись на пирс, по привычке хлопнул себя по правой части своей «пятой точки»…
Этот жест был профессиональным – я тогда был командиром группы засекреченной связи, и в правом заднем кармане «РБ» (хлопчатобумажного костюма для подводников) у меня все время находилась большая связка ключей от стоек своей аппаратуры. Эта связка обувным шнурком была привязана к отверстию на клапане кармана. Привычка периодически проверять наличие ключей была обусловлена тем, что в узких местах внутри лодки можно было запросто оборвать шнурок и потерять ключи.
В этот раз разорвался не шнурок, а клапан кармана. И потеря ключей произошла в полете, так как при проверке на кране ключи еще были в кармане, а вот на пирсе – контрольный хлопок показал, что ключей уже нет.
С осознанием этого факта мир вокруг меня стал рушиться: исчезли весна и теплое солнышко, пропали даже звуки… В голове настала угрожающе звонкая тишина, а затем треск рассыпавшегося здания моей военной карьеры. Оно разрушалось как карточный домик – без всякой возможности что-либо исправить…
Всем военным понятно, что такое потеря секретных документов. В табели о рангах нарушений «потеря секретов» всегда была самым серьезным военным проступком, граничившим с преступлением. Далее стояли пьянство и проколы на женском фронте. Но, если последние выносились членами касты политработников на партсобрания, то происшествия с секретами разбирались суровыми сотрудниками «в застенках» КГБ. И хотя ключи от аппаратуры ЗАС не были секретными документами, потеря их была серьезнейшим проступком (для понимающих: гриф аппаратуры имел несколько букв).
В голове закрутились возможные сценарии разбирательств и выводов по дальнейшей службе. Ничего хорошего впереди не просматривалось. «Накрывалась медным тазом» предстоящая учеба на 6 Классах ВМФ - 10 месяцев обучения в Ленинграде с последующим назначением на вышестоящую должность. Вместо учебы и повышения светил перевод на заштатную береговую должность в какую-нибудь дальнюю «дыру», ну и, конечно же, ждало серьезное дисциплинарное наказание. И такое будущее не могло изменить даже извлечение ключей со дна морского, ведь проступок был совершен; как говорится, «факт налицо».
Через некоторое время, когда полностью и очень четко нарисовалась такая перспектива, на душе почему-то стало как-то очень спокойно… Что тут можно изменить?... Будь, что будет!
С возвращением спокойствия начали работать отключившиеся ранее органы чувств. В том числе включилась память, и начался анализ обстановки… Возник вопрос: «если ключи упали в воду, то почему не было слышно всплеска?». С этим вопросом возникла робкая надежда очень уж не хотелось второй раз переживать потерю, на этот раз безвозвратную…
Однако надежда на лучшее не подвела! Подойдя к краю пирса, я увидел, что связка ключей лежит на самом краю большого причального кранца. И хотя кранец был большого диаметра, любое небольшое волнение в бухте могло смять кранец и сбросить ключи. Медлить было нельзя! Но как добраться до ключей, ведь кранец был метра на два ниже пирса?
Вокруг уже собрался народ из экипажа, начались советы… Больше всего смущало возможное волнение моря и, как следствие, навал плавкрана на пирс. В таком случае кранец могло сплющить вместе с человеком, стоящим на нем. Положение патовое: спускаться на кранец – нельзя, подцеплять ключи очень рискованно, а быстро найти мощный магнит не получится! Да и где его искать? Ситуация «подвисала» прямо на глазах...
И тут один из молодых мичманов предложил взять его за ноги и спустить вниз головой. Обсудив предстоящую операцию, человек шесть или восемь взяли добровольца за ноги и «макнули» в щель между пирсом и бортом плавкрана. Операция заняла всего несколько секунд.
После спасения ключей, мир стал возвращаться на свое место: «жизнь стала налаживаться», а здание военной карьеры снова стало целым и годным для дальнейшего наращивания.
Хорошо то, что хорошо заканчивается! Народ из экипажа быстро отвлекся от этого небольшого приключения и забыл про него. Но для меня впечатления того вечера остаются свежими до сих пор…

Рейтинг@Mail.ru