Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: Randajad

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

23.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Кино

Лето 1977 года. Сессия сдана. Подыскиваю заработок в виде репетиторства. Вечер, перебираю материалы и готовлю занятия. Заходит мама.

- Я достала билеты в Симферополь. Ты тоже едешь. Тетя Бела отдыхала в Черноморском, ей понравилось. Она говорит, что приехала совсем другим человеком. Ещё раз бы с удовольствием опять съездила.
- Вот пусть тетя Бела, приехавшая другим человеком едет с тобой опять. А мне зачем быть другим человеком? Я же не тётя Бела.
- Я хочу, чтобы ты отдохнул.
- Я, собственно, не устал.
- Всё, я сказала, поезд послезавтра.

Спорить с еврейской мамой – во-первых бесполезно, во-вторых себе дороже. Всё, чего мне удалось выторговать, так это экскурсию в массандровские винные погреба с дегустацией вин.

Крым.

Ранним утром я выехал в Массандру, побывал на экскурсии на винзаводе, продегустировал знаменитые вина (делал умную морду лица, с видом знатока кивая головой).

Ялта.

Мой школьный товарищ учился в кулинарном училище и проходил практику в одном из центральных кафе Ялты. Хотелось бы его навестить, да и пообедать не мешало.

Середина дня. Очередь желающих посетить пункт общественного питания длиннее, чем за женскими сапогами в Москве. Крики, ругань.

- Вас тут не стояло.
- Да я час назад занимал.
- Вы врете, вы только подошли и не толкайте моего ребёнка.
- Женщина, шо вы пихаетесь, идите мужа своего попихайте.
- Я тебе влезу, я сейчас тебе так влезу...
- Ой, иди свою жену попугай...

Стоять часовую очередь ради поесть – это не для меня. Прогулка по тенистой аллее вдоль речки, успокаивает нервы и улучшает настроение, а очередь как-нибудь сама рассосется.

На мосту снимали кино. Скорее всего это был какой-то учебный фильм о правилах ПДД, хотя точно сказать не могу. Сам эпизод выглядел так. Две машины заезжают с двух сторон на мост и не могут поделить дорогу. Резко тормозят, едва не сталкиваясь, водители выходят, начинают спорить, потом к ним подходит милиционер и т.д. Место ограждено, каскадеры в машинах, милиция, камеры, прожектора освещения, народ облепил – не подойти, а как же, такое событие - кино снимают.

Команда режиссёра – тетя хлопнула хлопушкой, машины поехали. Заезд на мост, остановились, водители не торопясь выходят и начинают изображать беседу, спокойно так, как будто собрались в баре футбол обсудить за кружечкой пива.

- Стоп, это что, авария, это что, так ругаются? Так, все по местам. Всё сначала.
- Тишина на площадке! Мотор! – тетка опять хлопнула хлопушкой, машины поехали, остановились на мосту, водители вышли и…

- Стоп! Вы что, никогда в аварии не попадали, вы что, ругаться совсем не умеете? Интеллигенты со стажем? Или вы сейчас устраиваете аварию и ругаетесь, как положено или я вас выгоню к чертовой матери!!! Все по местам!
- Мотор!!!

Машины резко, с пробуксовкой срываются с места, набирают скорость, поворот с заносом, бешеный визг тормозов (я был уверен, что они столкнутся) и машины стали, едва не касаясь капотами друг друга. Из кабин, как чертики из табакерки выскочили водители и… смачный, густой, отборный русский мат покрыл, как клубы дыма, площадку.

- Ты трах тибидох, твою мать тибидох, твою машину тибидох.
- Да ты сам тибидох и твою машину трах тибидох и это кино тибидох и режисера тибидох и всех трах и опять трах и тибидох.
Мамаши хватают детей и зажимая им уши разбегаются.
Какая-то мадам пред бальзаковского возраста и полуинтеллигентного вида, размахивая сумкой, подбегает к водителям.

- Как вам не стыдно ругаться, здесь же дети. Я милицию позову.

Ассистентка режиссера пытается выскочить, чтобы оттащить пылающую праведным гневом женщину, но её удерживает режиссер.

- Не лезь, пусть сами разбираются, очень правдоподобно выходит, потом все равно переозвучим.

Мадам не унимается.

- Да я на вас напишу, где милиция, пусть их немедленно арестуют, пусть их посадят.

Не торопясь подходит милиционер.

- Гражданка, в чем дело, почему вы кричите?
- Товарищ милиционер, немедленно арестуйте их, они ругаются в общественном месте.

Артист в милицейском кителе, форменных штанах и фуражке едва сдерживает смех.

- Гражданка, они на работе, а вы что здесь делаете, почему нарушаете?
- А! Так ты с ними заодно. Я на тебя напишу, я тебе устрою, а ещё форму надел.
- Гражданка, я буду вынужден вас задержать и отправить в отделение.
- Я тебе сейчас так задержу…
Разбушевавшаяся мадам в гневе орудует сумочкой в стиле Джеки Чана, стараясь достать водителей и милиционера.

- Стоп, Сняли. Всем спасибо. Перерыв.

Всё, режиссёр, его помощники, оператор, весь рабочий персонал и оставшиеся зрители хохочут, вытирая слезы. Водители и «милиционер» подхватывают разбушевавшуюся гражданку под руки и буквально выносят с площадки.

Видя, что продолжения не будет, толпа начала расходиться. Я тоже пошел в сторону кафешки на встречу с товарищем и очень вкусными блинчиками со сметаной и вареньем.

05.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Экзекуция

Хотите верьте, хотите нет, а Коля, мой бывший сослуживец, до сих пор клянется в правдивости сей истории.

После окончания техникума связи служил я в стройбате, но не простом, а в стройбате связи. Мне повезло, я попал в группу, которая занималась монтажом небольших телефонных станций. Группа была на очень привилегированном положении. Жили мы в гражданской общаге, на объекте, где всегда был душ с горячей водой, питались в гражданской столовой и даже ходили в гражданских комбинезонах, рубашках и ботинках, а форму надевали только при переездах с объекта на объект. Не служба, а малина, ощущение, что не в армии служим, а работаем где-то в командировке. Естественно было много разных историй и эта одна из них.

- Коля, переодевайся, сейчас придет грузовик, поедешь на склады, привезешь вот по этим накладным. И не задерживайся, будь уж так любезен.

Так началось раннее, морозное, январское утро 1981 года, которое не предвещало ничего сверхординарного. Через полчаса пришла машина и Коля уехал.

Мы ожидали машину часам к трем пополудни, но груз пришел только в семь вечера. Надо отдать должное, Коля умудрился привезти (выбить, найти, достать) всё оборудование, расходники, инструменты, даже новые комплекты одежды и обуви.
- Коля, два вопроса. Во-первых почему так поздно, где ваc носило, а во-вторых - как? Ты что, штурмом склады взял?
- Мы ждали, когда экзекуция закончится.
- Коля, какая нафиг экзекуция, я понимаю, что ты родом из города «Большие Киздуны», впрочем потом расскажешь.
- Так, ребята, все на разгрузку. Давайте быстренько, у нас полчаса до ужина, ждать не будут. А ты чего стоишь? Кто? ШОфер? ШОфер, ты где ужинать будешь, с нами или в части? Я знаю, что у нас лучше, так ужин заработать надо. Давай помогай, не шлангуй.

Ударными темпами грузовик был разгружен и наша группа направилась в столовую. Уже за чаем я потребовал от Коли полный отчет.

- В общем дело было так. Приезжаем, а там «краснопогонники» нарушителя поймали. Представляешь, две недели за ним гонялись. Порежет проволоку, поковыряет замки и назад.

Небольшое пояснение. Часть, в которой я служил хоть и была стройбатовской, но всё же стройбата связи. И на складах хранились не кирпичи и цемент, а дорогостоящее и часто секретное оборудование. Поэтому охраняла специальная рота охраны. Они относились к строевым и чтобы отличаться от нас, стройбатовцев, носили красные погоны с общевойсковой эмблемой. У нас их называли «красными» или «краснопогонниками». Склады были окружены двойным забором «колючки» с паханой полосой внутри.

- А что за нарушитель?
- Да так, мужичок лет тридцати, тридцати пяти, алкашом не выглядит и одет прилично.
- Так, что он делал?
- Кто?
- Нарушитель! Коля, не тупи!
- Да непонятно. Порежет проволоку, проползет вовнутрь, покрутится возле складов, поковыряет замки и назад. Ребята говорят, что в основном он лазил к навесу, под которым барабаны с кабелем лежат. Они там устроили засаду и взяли тепленьким. Даже дернуться не успел, как скрутили. Немного помяли, конечно, но сильно не били.
- И что?
- А ничего, сказал, что случайно попал, перепутал, думал, что это гражданский склад.
- А гражданский склад можно обворовывать? Ну поймали, сдали ментам или кому там, делов то.
- Не, если бы сдали, начались бы проверки в части, военная прокуратура, почему не доложили, а вдруг он шпиён. Просто так отпустить – ещё хуже. Так кто-то из лейтёх-пиджаков предложил устроить экзекуцию, как в царской армии.
- А это как?
- Шпицрутенов дать.
- Коль, а що цэ такэ шпицрт.., чы як то называють?
- То, Васылько, як у вас в сэли кажуть: - дать по сраци хворостыной, зрозумив?
- Та то ты брэшешь.
- Васыль, ша. И что, устроили?
- А я за шо. Построили всю часть на плацу в каре, принесли скамью из столовой. Разложили и привязали этого мудака голой жопой кверху. Лейтёха зачитал «приговор». Типа за попытку проникновения в военную зону и нанесения ущерба воинскому имуществу такой-то приговаривается к экзекуции 100 ударов шпицрутенами. Приговор привести в исполнение немедленно. Канат (парень-казах, служил киномехаником и заведовал радиорубкой) включил барабанный бой и под эту «музыку» меняясь всыпали прутьями по филейным частям.
- Так, что, таки надрали задницу в прямом смысле слова?
- Ага, обстоятельно надрали, а лейтёха ещё и считал, чтобы все «по закону». Воплей было на всю округу, знатно всыпали…
- Ну ладно, кино вы посмотрели, понимаю, а как ты всё получить умудрился?
- Прапора там тоже были, ну которые складские. Я до них. Вот у меня накладные, надо срочно… И как обычно, а где я тебе сейчас найду, приезжай завтра, а лучше послезавтра…
- Ну а ты?
- А шо я… Вижу, идёт зам. командира части, ну главный инженер. Я к нему. Так и так товарищ подполковник, не могу материалы получить. Почему? Говорят, что найти не могут.
- А он что?
- Так пообещал каждого кладовщика, невзирая на звание и выслугу вот так на скамейке разложить и всыпать, а ты знаешь – он может.
- И что, сразу все нашли?
- Даже погрузили!

Ну да, обещание оздоровительной пиздюлины и особенно наблюдением за получением оной действует лучше любого приказа.

Иногда задумываешься, стоит надрать задницу нерадивому работнику или чиновнику, может тогда жизнь лучше станет.

18.08.2019, Новые истории - основной выпуск

Письмо.

Предисловие.

Несколько месяцев назад, разбирая кладовку, наткнулся на старый, потертый , подозрительно тяжелый портфель. Притащил в комнату, открыл и извлёк из него десяток старых, потрёпанных временем общих тетрадей. Это были мои записи. Когда-то, в далёком детстве я начал записывать интересные, разные случаи, которые я видел дома, на улице в школе. Записывал свои мысли, рассуждения, мечты. Так накапливались записи, потом тетради. Оставив все дела, сидел, и аккуратно перелистывая страницы, читал. Потихоньку решил переносить записи в электронный вид, тщательно разбирая и перепечатывая. Все истории, опубликованные мной, взяты из этих тетрадей. Однажды разбирая текст очередной тетради обнаружил аккуратно вклеенный конверт, где в строке «Куда» была одинокая надпись «г. Химки». Достал письмо, начал читать и нахлынули воспоминания…

Это была обычная, рутинная командировка. Я МНС одного из харьковских НИИ был послан в командировку к смежникам в Таллинн. Всё, как обычно. Поезд до Москвы. С Курского вокзала на метро до Ленинградского. Билетная касса ленинградского вокзала.

- Доброе утро! Один купейный до Таллинна.
- Купейных нет.
- Как нет, на оба поезда?
- Я же вам сказала – нет.
- Хорошо, что есть?
- Есть плацкарт, ещё СВ есть. Будете брать?
Трястись в плацкарте… нет, живём один раз…
- Сколько стоит билет в СВ? Сколько?!! (как я буду за него потом отчитываться…) - Хорошо, давайте СВ. Спасибо.

Итак билет куплен, теперь в кафе позавтракать и по магазинам. Поезд отправляется вечером и у меня впереди абсолютно свободный день. Честно говоря, цель прогулок по столице была очень прозаическая - обновление гардероба. Да простят меня патриоты СССР, ностальгирующие по колбасе за 2.20 и водке за 3.62, но красивую, добротную одежду и обувь в середине-конце 80-х купить в магазинах Харькова было нереально. А у спекулянтов - не по карману. День проведенный в Москве решал многие проблемы.

Вечер, состав уже подан, люди заходят в вагоны и занимают свои места. Я тоже, забрав из камеры хранения свою сумку и дипломат с документами, иду по перрону, предвкушая ужин и горячий чай. Нашел свой вагон, показал проводнику билет, зашел вовнутрь, отыскал свое купе и что это - на одном месте сидит девушка, смотрит в окно, а на моем месте расположилась какая-то пожилая мадам. Неужели продали двойные билеты? Такое бывает, но в СВ? Ладно, сейчас разберёмся.

- Извините, вот мой билет, это мой вагон и моё место. Пожалуйста, покажите ваш билет.
- Ой! Сынок, я хотела с внучкой ехать, давай ты поедешь на моем месте.
- Это пожалуйста, проблем нет, давайте ваш билет. Минуту, это же билет в плацкартном вагоне. Ничего себе замена. Простите, но как вам сказать, стоимость билета в СВ в три раза выше. Я купил билет в СВ и не хочу ехать в плацкарте.
Лицо бабки мгновенно стало злым.
- Я буду ехать здесь, а ты хоть в тамбуре едь. Не сдохнешь. Вот мы в войну, а ты, а вы….

Бабка орала, подпрыгивала, размахивала руками, едва не плевалась. Наоравшись и чувствуя себя победителем, подсела к столу достала из корзинки снедь и стала ужинать сопя и чавкая. Девушка глянула краем глаза на бабку, на стол и снова отвернулась к окну. Я продолжал стоять в коридоре. Поезд тем временем тронулся, набирая скорость. Проводники пошли по вагону, проверяя и собирая билеты, а также деньги за постель. Одна из проводниц подошла к нашему купе.

- Вы почему стоите здесь? – с легким эстонским акцентом, обратилась ко мне проводник.
- Так моё место занято.
- Покажите билет. Да, действительно, подождите немного пожалуйста, сейчас всё решим.
Зашла в купе.
- Ваши билеты, пожалуйста. Почему вы здесь? У вас билет в плацкартный вагон.
- Я хотела с внучкой ехать – начала канюдить бабка.
- Ну хорошо, - после короткого раздумья сказала проводница, - я вам выпишу билет, но вы должны доплатить разницу. А вас я устрою в другом купе, не возражаете?
Я пожал плечами. Проводница что-то подсчитала и назвала сумму за билет. У бабки полезли глаза на лоб.
- Где же я возьму такие денжищи?
- Тогда пройдите в свой вагон, - проводница - само спокойствие и доброжелательность.
- Я с внучкой поеду, а вдруг он её ночью снасильничает, вишь какой бугай, ещё и ухмыляется. Пусть он идёт в плацкартный, ничего, он молодой ему полезно, вот мы…

И понеслась вторая серия про войну и её, бабки, личное геройство. Девушка оторвалась от созерцания дороги, посмотрела на меня, я невольно улыбнулся, скользнула взглядом по орущей бабке и сказала несколько слов проводнице по-эстонски. Та удивленно вскинула брови и быстро о чём-то переговорила со своей напарницей. Минут через пять подошел бригадир проводников – высокий крупный мужчина. Я невольно сделал шаг назад, давая ему подойти к двери. Молча взял у меня билет и тут же вернул назад, едва бросив на него взгляд. Бабкин билет долго вертел в руках, внимательно вчитываясь и поглядывая на разбушевавшуюся пассажирку. Бабка явно выдохлась и снизила уровень шума, но продолжала что-то бурчать. Тогда заговорил бригадир, мощным, глубоким голосом, как у джек-лондоновских капитанов, медленно, с сильным акцентом, тщательно подбирая слова.

- Вы сели не на свое место. Я буду просить вас идти на свое место, как написано в пилетте. Если вы не будете идти на свое место, я вызываю милицию и вы не поедете в поезде. Мы вас высадим на станцию, которая будет первая. Я понятно сказал?

Бабка мгновенно заткнулась, быстро собрала свои манатки, протиснулась в дверь, едва не сбив с ног проводницу, выхватила свой билет из рук бригадира и быстро засеменила к тамбуру, бормоча себе что-то под нос. Я прошел к своему месту.

Закинул сумку на полку и подсел к окну. Девушка листала какой-то журнал.

- Спасибо вам, я думал, что это никогда не закончится. Меня зовут Александр, можно просто Саша.
- Линда – коротко представилась девушка.
- Здорово, красивое имя. Линда, если не секрет, что вы сказали проводнице?
Девушка улыбнулась.
- Сказала, что она никакая мне не бабушка, пришла, спросила куда я еду и когда я сказала, что в Нарву, заявила, что ей подходит и она тоже здесь поедет. Наглая. Разложилась, как у себя на кухне.
- Линда, вы явно сегодня не обедали и возможно не завтракали.
- Да, а как вы узнали?
- Это очень просто. Я видел, как вы смотрели на бабкины продуктовые запасы
- Утром я пила чай…
- Линда, сделайте мне одолжение, давайте вместе поужинаем. В конце концов я должен вас отблагодарить за спасение от скандальной бабки.
- Ой, как-то неудобно…
- Линда, неудобно спать на потолке… Идемте, идемте.

Всё-таки я её уговорил. Мы прошли в вагон-ресторан, где хорошо и недорого поужинали. Сытые, в хорошем настроении вернулись в свое купе.

- Вот теперь неплохо и чайку попить.
- Я сбегаю, - сказала Линда и умчалась.

Я снял с полки свою сумку и извлек из неё коробочку конфет. Люблю московские конфеты Бабаевской фабрики. Бывая в Москве, всегда покупал две, три коробки. А вот и чай.

- Александр, вы – волшебник. Откуда конфеты?
- Из сумки, вестимо. Не пить же пустой чай. Линда, а как вы смотрите, если мы перейдём на ты?
- Конечно, сама хотела предложить… только стеснялась.
- Линда, ты в Нарве живешь?
- Да, а ты?
- А я из Харькова, в Таллинн у меня командировка. Никогда не был в Нарве. Слышал, что очень красивый город. Так ты навестить родителей едешь?
По лицу девушки пробежала тень, глаза наполнились слезами. Что я не так сказал?
- Линда, милая, что случилось?
- Всё, всё, уже всё прошло.

Но я был настойчив. Так слово за словом Линда рассказала мне, что она родилась и жила в Нарве, у неё был брат, старше ее на два года. У брата был друг-одноклассник, который нравился ей, а она ему. Брата с другом призвали в армию, попали служить на юг, где шла война и вернулись домой «грузом 200». Рассказывала о маме, которая не смогла пережить смерть сына и ушла через полгода вслед за ним от инфаркта. Как через год женился отец и она стала лишней в доме. Как поступила в институт, как училась и выживала только на стипендию, и на редкие подработки, поскольку отец вообще не присылал денег. И вот сейчас едет на недельку домой, который стал чужим, скорее всего в последний раз, так как в этом году заканчивает институт и поедет по распределению.
Что я мог сказать, я тоже знал, что такое потерять любимого человека. Я не говорил слова сочувствия, не утешал, ибо слова бессильны, но начал рассказывать о себе, как я жил, учился, занимался спортом, ездил по разным городам на соревнования, как ездил в отпуск по Алтаю на лошадях, как учился ездить на лошади и что из этого вышло. Потихоньку тучка набежавшая на лицо девушки рассеялась и выглянуло солнышко-улыбка. За разговорами время летело незаметно, я смотрел на Линду и мне казалось, что мы друг друга знаем уже очень давно, мне не хочется с ней расставаться, она такая милая, домашняя девочка, мне никого кроме неё не нужно. Слегка придвинувшись к ней, я положил руки ей на плечи и Линда сама потянулась ко мне…

От тебя не уйдёшь на рассвете
От тебя не закроешь дверей
Ты раскинула синие сети
Нет сетей этих в мире милей.
Я запутался в витых верёвках
Счастлив тем, что мне выхода нет
Как приятно побыть перепёлкой,
Заключённой в янтарный дворец.
Ты – дворец из каменьев искристых,
Ты – луга по колено в росе,
Ты – луна, в нимбе звёзд золотистых,
Ты – любовь на песчаной косе.
А. Костырко

Время и поезд неумолимо двигались к точке нашего расставания. Я достал из дипломата лист бумаги и ручку.
- Линда, продиктуй пожалуйста твою фамилию, дату рождения, адрес, телефон.
- Как фамилия? Ещё раз. Ничего себе, как ты произносишь, ну да ладно, всё равно поменяешь на мою.
- Саша, ты хочешь сказать…
- Уже сказал…
- Вот так сразу…
- И каков будет твой положительный ответ?
- Ну надо подумать…
- Конечно, только, пожалуйста поскорее.
- Даже соскучиться не успеешь.
- Смотри, вот мои данные: имя, фамилия, адрес, мои телефоны – домашний и рабочий. Кстати, куда тебя распределили? Куда? А когда ты едешь? Успеем, всё, будет, как надо. Как приеду, напишу тебе письмо, жаль, что у тебя нет телефона (Линда снимала комнату в Химках).

Пока Линда ходила привести себя в порядок, зная, как у неё туго с деньгами, я тихонько в её косметичку положил небольшую сумму денег, я уже чувствовал свою ответственность за неё.
Вот и настал миг расставания. Поезд остановился, я проводил Линду на перрон, поцеловал на прощанье и поезд уже вез меня дальше.

Три недели спустя.
Харьков, вечер. Я сижу за своим рабочим столом, традиционный коньяк, лимон, трубка. Я пишу письмо. Медленно, обдумывая каждое слово, каждую фразу, тщательно, практически чертёжным шрифтом вывожу каждую букву. Достаю конверт. Так, а где листок с данными. Точно, в пиджаке, в потайном кармане. Открываю шкаф.

- Маам, а где мой темно-синий костюм, в котором я ездил в Таллинн? Как сдала в химчистку? Когда? А карманы проверила? Как не проверила, а если бы там был паспорт? Ох, мама, как всё не вовремя.

Письмо осталось неотправленным. Я положил его в конверт и спрятал в стол. Оставалось только надеяться, что Линда позвонит. Я перестал ходить гулять, бежал с работы домой, мчался к телефону на каждый звонок. Так проходил день за днём. Дни складывались в недели, недели в месяцы. Время утекало, как песок сквозь пальцы, а с ним уходила надежда. Линда всё не звонила. Прошел год - я перестал надеяться и ждать…

Послесловие.

Меняем реки, страны, города.
Иные двери. Новые года.
Но никуда нам от себя не деться,
а если деться — только в никуда.
Омар Хайям

Потом была эмиграция. Смена городов, съёмных квартир, и работа по 16-18 часов. Были взлёты и падения, победы и разочарования, встречи и расставания. Прошло тридцать лет. И вот снова передо мной это письмо - привет из далёкой и так быстро прошедшей молодости, ночной поезд и милая голубоглазая девушка, как яркая звездочка вспыхнувшая на небосводе и оставившая неизгладимый след в моей жизни.

«Милая, милая Линда!
……
……
Наступит ночь и снова я строю дом из лунного камня. Звёзды посылают мне тепло, а мне видятся твои глаза, сияющие сильнее, чем сто тысяч звезд. Добрые и грустные, смешливые и лучистые – они вели меня в мир гармонии и добра. Но наступило утро и солнце высушило росу. А вдали белеют развалины дома нашей любви. Будем ли мы ещё…»

02.08.2019, Новые истории - основной выпуск

Немного о культуре и воспитании некоторых советских людей.

Предисловие.

Всё началось с рогатки. Да не простой рогатки. Я не представлял себе, что рогатки могут делать на заводе и продавать в магазинах. Рифлёная рукоятка, упор для руки, трубчатая резина – это было нечто большее, чем мог представить себе обыкновенный мальчишка. Я страшно завидовал, но даже не мог мечтать о такой рогатке. В СССР такого не выпускали, а вот в Болгарии – просто так продавали в магазине.

Рогатка была тщательно сфотографирована с нескольких ракурсов и обмеряна. Фотографии были представлены папе. За такую рогатку я готов был пообещать всё, даже закончить музыкальную школу с отличием (я терпеть не мог заниматься музыкой и только под угрозой неизбежного наказания меня могли заставить сесть за пианино). И чудо случилось. Папа отнес фотографии в свой НИИ и на Новый год я получил подарок. Нет, не так. ПОДАРОК. Это была супер рогатка. Папины сотрудники постарались. Изменили рукоятку - рука теперь плотно сидела. Добавили пружины и рогатка выхлестывала шарик с невероятной скоростью и силой. В верхней части рукоятки было сделано подобие прицела. В общем мечта сбылась.

Все зимние каникулы я пристреливал рогатку. А в середине февраля была операция «Наказание», где впервые оружие было применено на практике. Но настоящий бой был 1-го Мая.
Я жил в самом центре города на самой центральной улице. Настолько центральной, что до всяких обкомов, горкомов, исполкомов и прочих …комов было минут десять пешком. По праздникам – Первое мая, Седьмое ноября по улице проходили колонны демонстрантов.
А что делают люди, пока колонна медленно движется по улицам к площади? Конечно же радуются свершениям, не забывая закусывать и выпивать водку, а также прочий шмурдяк типа плодово-ягодного. Всё бы хорошо, но появляется необходимость избавиться от жидкости. А где? Конечно же в ближайшем дворе. Благо во дворах были туалеты и даже бесплатные. Иногда попадались экземпляры, которые считали, что идти до туалета далеко и можно отлить прямо под окнами у жильцов. На замечания, как правило, адекватно реагировали и шли в туалет, хотя бывало - просто посылали по известному адресу. И вот 1973 году мы, одиннадцати-тринадцатилетние дети решили дать бой «ссыкунам».

Первое мая, часов десять утра. На улице музыка, идут колонны празднично одетых людей, флаги, плакаты, транспаранты, портреты вождей. Во двор иногда заходят люди, видят стрелочки-указатели (ЖЭК постарался) и проходят к нужному объекту. Заходит пара хорошо поддатых мужиков. Один идет согласно указателям, а второй пристраивается под окнами.
- Дядя, туалет там. – сказала Оля, красивая высокая девочка, моя одноклассница.
- Девочка, иди отсюда.
- Дядя, но ведь воняет и некрасиво.
- Девочка, иди на хер.
- Дядя, нельзя ругаться при детях.
- Ты что, сучка, #$%$#$%#.
Оля отходит в глубь двора.
- Лёня, начинай.
Тихо хлопнула резинка и металлическая скобка впилась мужику в зад.
- Ну всё, пиздец вам.
Мужик подхватил с земли четвертушку кирпича (двор у нас тогда был мощенный, асфальт положили намного позже) и пошатываясь пошел на Лёню. Так, теперь мой выход.
- Бам! – сказала рогатка.
- ОУУУУ, АУУУУУ!!!!! – камень выпал у мужика из руки, сам он упал на колени, держась двумя руками за причинное место. Металлический шарик точно нашел свою цель. В это время из туалета вышел его товарищ.
- Это что за хуйня такая.
- Дядя, нельзя ругаться при детях.
- Да я вас гадёнышей… Ай, ай – это скобки из рогаток Лёни и Юры.
- Ну всё, я вас… #$%^%$
Вот не стоило ему поворачиваться ко мне спиной.
- Бам! – снова сказала моя рогатка.
- Ой, блядь, что это – мужик резко сел на землю. Снаряд точно попал пониже спины.
На вопли раненых начали собираться люди.
- Ребята, а за что же вы их так?
- Вот этот дядя не хотел идти в туалет, вон там под окнами лужу сделал, теперь воняет – объяснила Оля.
- А вот этот дядя плохими словами ругался – подключилась восьмилетняя Вика.
- Да, мужики, кругом вы не правы. – резюмировал дядя Толик. - выпили, так ведите себя прилично. Ну да ладно, пошумели и хватит. Давайте, идите потихоньку, не портите людям праздник.
Медленно, один держась за причинное место, а второй поглаживая раненый зад, побрели на выход. Но похоже не вся дурь выветрилась у них из головы.
- Я, блядь, попозже вернусь и вам всем мелким пи.. ААЙЙЙ!!!
Это третий раз хлопнула моя рогатка и шарик впился в многострадальный зад. Мужики набрали ускорение и скрылись за воротами дома.
- Саша, ты это прекращай, а то не дай бог, кому в голову попадешь.
- Та нічого. Може навчаться ходити в туалет, а не ссать під вікнами у людей, - подытожила бабушка Юры.

Мама вышла на веранду.
- Саша, в дом, бегом!
Так, я попал. Мама предупреждала: за стрельбу в людей и животных рогатка будет конфискована. Подымаюсь домой.
- Рогатку на стол! Шарики тоже. Все, все доставай. Всё, иди гуляй.
- Но мама...
- Я тебя предупреждала? Разговор окончен.
Спорить с еврейской мамой... Поверьте - боевиков ИГ легче сделать буддистами. Больше я не видел своей рогатки.

Послесловие.

В первый день каникул, утром на своем письменном столе я увидел записку с адресом. Поехал, увидел, влюбился и остался на долгие годы. Это был адрес секции стрельбы из лука при Заводе «Коммунар». Школа олимпийского резерва. Это была любовь на всю жизнь. Я не добился выдающихся успехов, не продвинулся дальше КМС. Были взлеты и падения, радость побед и разочарования, даже безответная любовь. Но стрельба из лука стала моим увлечением на долгие годы. Даже сейчас, более 40 лет спустя я прихожу на стрельбище, чтобы вновь и вновь окунуться в атмосферу звенящий тетивы и шуршания полета стрелы.

08.07.2019, Новые истории - основной выпуск

Пару слов о философии.

Ведь говорил я ему тогда за завтраком:
«Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали!
Оно, может, и умно, но больно непонятно.
Над Вами потешаться будут».
М. Булгаков «Мастер и и Маргарита.»

Весна 1983 года. Раннее утро. Подружка уехала на работу, я – домой. По дороге вспомнил, что мама просила заехать на рынок и прикупить продуктов. Скупился, иду потихоньку домой. День воскресный, народу море. Впереди меня идут две, довольно стильно для того времени, одетые женщины весьма бальзаковского возраста и очень оживленно беседуют. О чем могут беседовать идущие с рынка женщины? О ценах на продукты? Ничего подобного. О кулинарии? Опять не угадали. Неужели о политике и смерти Генерального Секретаря? И снова нет. Кто же мог подумать… О трансцендентальной аналитике Канта. Да я и слов то таких не знаю, несмотря на курс философии в университете, где я тогда учился. Минут через пять оживленная интеллигентная дискуссия быстро перешла в спор с оскорблениями и жизнеописанием настоящих и бывших заслуг оппонента. Постепенно страсти накалились и грянул бой. Удар женской сумочкой по голове был быстр и точен. Ответ не заставил себя ждать. Красивым, почти профессиональным движением мушкетера из сетки-авоськи был извлечен новый веник, аккуратно смочен и вымазан багнюкой в ближайшей луже и с размаху по физиономии – шлеп, шлеп, шлеп. Бам – это снова сумочка по голове. Шлеп – удар веником.

- Мужики, вмешайтесь, вы что не видите, бабки умом тронулись – верещала какая-то сердобольная женщина сельской наружности.

Народ с удовольствием смотрела на поединок, в толпе уже спорили на пиво.

- Вот эта в платочке с веником, посильнее будет, спорю на два пива.
- Не, в берете с сумочкой куда круче.

Но веселье быстро закончилось – женщины явно устали. Подошли вместе к колонке с водой, достали из карманов пальто платочки, смочили их и начали вытирать и приводить в порядок друг друга. Веник тоже был помыт и аккуратно запихан в авоську вместе с другими покупками. Женщины взяв друг друга под руку пошли вместе все также обсуждая Канта и его философию.

С тех пор прошло более трех десятков лет. Читаю новости.

«В Ростовской области философский спор закончился стрельбой. Двое мужчин, стоя в очереди за пивом, разговорились о творчестве и заслугах немецкого философа Иммануила Канта. В какой-то момент между ними возникло недопонимание, которое мужчины решили уладить силой. "Ростовчане решили разобраться, кто из них больший поклонник данного философа, бурный спор перерос в рукопашный бой. Зачинщик драки достал из кармана травматический пистолет и несколько раз выстрелил в своего оппонента, после чего скрылся с места происшествия", – сообщили в ГУ МВД по Ростовской области.»

https://www.vesti.ru/doc.html?id=1130545

Старик Иммануил будоражит сердца людей.

16.06.2019, Новые истории - основной выпуск

О детях, домашних собаках и прочих

В воскресном выпуске 09.06.2019 была история от Немолодого «О доброй девушке, бродячих собаках и не только».
Я же вспомнил о другом происшествии, которое произошло более 20 лет назад. Работал я тогда сисадмином в одном из медицинских центров.

Сама история приключилась не со мной, я услышал о ней совершенно случайно, часть от участника, кое-что от его сослуживцев.

Ещё на проходной я заметил некоторую нервозность охранников. Как правило довольно доброжелательные, в это утро ребята работали несколько нервно, чересчур придирчиво проверяя входящих в клинику. Останавливаться и расспрашивать я не стал: во-первых у меня скопилось много работы, а во-вторых я знал, что задержусь сегодня поздно, у меня на полночи было очередное резервное копирование и я успею спуститься и поинтересоваться, что там такого произошло. Часов в 11 вечера, я запустил резервное копирование, выпил чаю, раскурил трубку и спустился в комнату охраны. Ребят я знал практически всех, неоднократно помогал с ремонтом и настройкой их домашних компьютеров. И вот, что я услышал от одного из охранников.

Пришел домой после смены, думаю, неплохо было бы жевануть чего-нибудь, открываю холодильник, а там коммунизм наступил. Кроме баночки горчицы и баночки хрена вообще ничего нет. Пошел я к Стасу.

Небольшое отступление. В те годы не было больших супермаркетов с некошерными продуктами, но уже появились, так называемые «русские» магазины. Как правило все знали по имени хозяев этих магазинов и несмотря на официальное название, например «Магазин деликатесов», называли эти магазины по имени владельца.

Днем, как ты знаешь, у Стаса пусто, народу нет, я не спеша затарился, выхожу на улицу, закурил сигаретку, смотрю на газоне собак здоровенный, без поводка и намордника на мелкую девчонку рычит. Девка совсем мелкая, лет 5-7 не больше, стоит, боится шевельнуться, плачет, дрожит вся. Первая мысль, а где родители ребёнка, почему она сама и где хозяин собаки. И почему такая большая собака гуляет без намордника. Огляделся, вот хозяйчик, стоит этакое педрило в белых брючках в обтяжку, маечке, ногти наманикюренные с таким же разговаривает. Девчонка всё-таки не выдержала и рванула. Собака за ней, догнала, повалила на землю и вцепилась зубами. Страшно закричала девочка, потом захрипела и затихла, а собака рычит, выдирая из неё куски плоти, морда в крови, вся трава в крови, люди кричат, а это педрило стоит и киздит о чем-то со своим приятелем. Я бросил кулек со жратвой и бегом к ним. Ствол у меня с собой, но я как-то растерялся и напрочь о нем забыл. Бегу, ору:
- Пидор, собаку убери!!
Наконец это недоразумение повернуло кочан головы и так не спеша трусцой. Бежит и кричит собаке:
- Фу, фу, немедленно перестань, плохая собачка.
У меня никогда не было собак, я не знаю, что надо делать в таком случае, но хорошо, что на мне были тяжелые ботинки. Добегаю и с размаху бью в бочину пса. Попал удачно, пес отлетел от жертвы, перевернулся в воздухе и шлепнулся на бок. Подняться я уже ему не дал, подбежал, стал бить и топтать. Остановился, когда увидел, что всё, больше не шевелится.
Пидаренок этот подбегает ко мне и начинает ручонками сучить. Ну я ему тоже врезал пару раз. Улегся, гадёныш, стал изображать убитого. А на него ноль внимания. Полицию вызывают, амбуланс, там рядом поликлиника, кто-то метнулся, прибежали медсестры, начали что-то колоть, перевязывать, капельницу ставить, завывая сиреной подлетел амбуланс. Это чмо ещё немного полежало, потом село на жопу, рыдает, сопли размазывает.
Подъехала полиция, сразу пару машин, ещё муниципальный инспектор подъехал. Начали разбираться. Ребёнка увез амбуланс. Полиция быстренько переписала свидетелей, меня и этого дятла в машину, повезли в участок.
- Ну вот видишь, ты герой, получишь благодарность от полиции.
- Ага, тот случай. Этот козел позвонил какому-то адвокату и они на меня накатали, что это я угрожал оружием, избил по причине того, что он гей, а я гомофоб и все слышали, как я его пидором назвал. Из-за этого он не мог оттащить собаку, которая просто сорвалась с поводка.
- И полиция этому поверила?
- Не знаю, ствол у меня сразу изъяли, ты видел, приезжал мой начальник, сказал, что я сегодня работаю последний день. Вот такая хрень.

Больше я его не встречал.

Прошло пять, а может все десять лет. Я уже работал в другой конторе, занимался совершенно другими вещами. Приезжаю как-то на объект и вижу на проходной знакомое лицо. Точно, этот парень когда-то работал охранником в клинике. Остановился, разговорились. Так я узнал продолжение истории.

Семья пострадавшей девочки весьма обеспеченная и очень порядочная. Как оказалось, девочка гуляла с няней, которая, на минутку зашла в магазин. Няню уволили сразу и пусть скажет спасибо, что не подали на неё в суд. Разыскали парня-охранника и наняли ему адвоката.

Несмотря на все ухищрения его адвоката, который притащил в суд представителей ЛГБТ (все, кто против «голубых» – гомофобы) и представителей движения «Дайте жизнь животным» (бедная собачка, это такая жестокость, можно было оттащить, девочка сама виновата, не надо было убегать), охранника оправдали, все его действия признали законными и правильными.

Решение суда было очень тяжелым: огромный штраф за собаку, компенсация и оплата всех счетов за лечение, реабилитация и прочая психологическая помощь пострадавшему ребенку. Денежная компенсация охраннику, оплата гонораров всех адвокатов и судебные издержки.

Счета, движимое и недвижимое имущество описали практически мгновенно. Помогли ли ему товарищи из ЛГБТ – не знаю, но адвокаты и судебные исполнители вцепились в него мертвой хваткой.

Вот такая несмешная история. И вопросы без ответов. Собаки в городе среди людей. Хорошо или плохо.

08.06.2019, Новые истории - основной выпуск

Уголь

Прапорщик из политзанятий знал,
что у него есть право на труд,
но в силу природной скромности
- он очень редко им пользовался.

По окончании техникума, служил я в стройбате связи. Большую часть времени моя служба была похожа на обычную рабочую командировку. Группа в которой я работал (служил) десять человек, в основном ребята после техникумов и ПТУ), занималась монтажом телефонных станций, жили в общежитии, питались в столовой на предприятии. Даже форма висела в шкафах, а ходили в комбинезонах и рабочих ботинках.

Случай, о котором я хочу рассказать произошел в первых числах декабря 1981 года, в последнюю неделю службы, когда нашу группу уже сняли с объекта, мы ждали со дня на день дембеля и отправки домой. Естественно утром никто не прыгал с кроватей при команде «подъём», службу никакую не несли, даже в солдатскую столовую не ходили, предпочитали питаться в буфете (чипке). Взводный и ротный смотрели на это сквозь пальцы, чего уж там, ребята практически гражданские, не пьянствуют, безобразия не нарушают.
Всё бы хорошо, но на нашу голову в роту прибыл новый прапорщик. А морда сего «куска» была весьма знакома. В начале службы он был приписан к нашей группе и был он тогда обыкновенным рядовым солдатом нашего призыва. Но как-то у него с нами не сложилось по причине криворукости помноженной на рукожопость. Как он стал прапорщиком – так и осталось для меня загадкой, но возомнил себя сей «кусок» крутым «охвицером», мол я вам устрою службу напоследок, вы у меня, как молодые летать будете. Естественно был послан до «матери, с которой поступили не очень хорошо». Прапорщик слегка перепутал адрес и вместо того, чтобы пойти туда, куда его послали, пошел к замполиту. Замполит – старлей, нормальный мужик, вник в ситуацию, собрал нашу группу в канцелярии, выяснил подробности и сказал:

- Ребята, вам осталось дня три, четыре, постарайтесь продержаться без конфликтов. Прапорщик – молодой, я с ним поговорю, но и вы тоже при всех его не посылайте. А сейчас так, возьмите ломы, лопаты и тачку. Там за воротами куча застывшего асфальта, вы эту кучу ликвидируйте. Будем считать, что я вас наказал, а заодно разомнетесь немного. Всё, свободны.

Мы вышли, оделись и пошли выполнять задание. Выходя из казармы отметил, что наш «кусок» побежал в канцелярию получать свою порцию.

Вышли за ворота, расчистили снег, начали потихоньку откалывать куски асфальта. Наковыряли почти полную тачку, обсуждаем куда бы отвезти и высыпать, как вдруг появляется «лицо среднеазиатской национальности». Некоторое время смотрит на нас, потом подходит:
- Э, продай уголь!
- Чего?
- Уголь продай.
- А где я тебе возьму уголь?
- Вот уголь, - показывает на тачку и кучу развороченного асфальта.
- Уважаемый, это не уголь.
- Э, зачем обманываешь? Жалко, да? Я тебе заплачу.
- Но это не уголь! Ты что, никогда угля не видел?
- Э, зачем такой злой, зачем продать не хочешь?

Вот нудный попался, ну как ему объяснить, что это не уголь. А тут ещё прапорщик подходит, надо же ему насладиться победой, как он дембелей припахал.

- В чём дело?
Включаю дурака, серьёзная морда лица, вытягиваюсь по стойке «смирно»,
- Товарищ прапорщик, вот мужик хочет купить это, а как я ему продам, это же военное имущество, вы сами ему объясните.
Не зря говорят: жадность – второе имя прапорщика. Возжелал халявных денег «кусок».
- А сколько он заплатит.
- Не знаю, сейчас спрошу.
Подхожу к азиату.
- Прапорщик разрешил, спрашивает, сколько заплатишь.
- Э, десять рублей за всю кучу.
- Хорошо, но ты сам её разобьёшь.
- Да, конечно, я всё сам.
Достает кошелёк, протягивает десятку.
- Нет, деньги прапорщику, он старший.

Прапорщик хватает деньги и быстро сваливает. Мужичок просит посторожить, чтобы никто не украл уже его «уголь» и резво убегает. Приезжает на грузовике, за полчаса киркой разбивает кучу, мы быстренько закинули весь асфальт в кузов и покупатель резво уезжает.

Проходит пару дней. Пришли наши документы и ранним утром шестого декабря 1981 года, мы переоделись в парадную форму, собрали свои нехитрые пожитки, попрощались с товарищами получили проездные документы и двинулись на выход. Но что это? Навстречу бежит наш покупатель, неужели захотел проводить?
- Э, давай деньги назад. Уголь плохой, кинул – печка тухнет.
- Уважаемый, я тебе говорил, что это не уголь?
- Э, говориль.
- Ты мне деньги платил?
- Я прапорщик платиль.
- Ну вот и иди к прапорщику, вон видишь, он на крыльце стоит.
С этими словами мы покинули часть, быстро погрузились в автобус, который нас отвез к электричке, оттуда в Москву и там уже разошлись наши пути.

А что прапорщик, спросите вы. Я не поленился позвонить из Харькова в часть. Говорят, прапорщика имели долго и больно, и деньги он вернул.

Тяжело жить, когда родился безмозглым, да ещё с руками под хер заточенными.

01.06.2019, Новые истории - основной выпуск

Слово об активистке и патриотке

Вместо предисловия.

Первое января 2002 года. Телефонный звонок в восемь утра. Выползаю из постели, снимаю трубку.
- Ты почему ещё спишь? Ты, что забыла, что сегодня встреча с рош hаир (мэр)?
- Мадам, первое января, у людей Новый год, ну какого полового…
- Бросай свои русские привычки, здесь тебе не Россия… Ой, а кто это?
- Конь в пальто, Вы куда звоните?
- А … можно?
- Можно, только осторожно…
Бужу жену, сую ей трубку.
- Тебя какая-то тётка хочет.
- Пошли её в…
- Вот сама и пошли, а я – спать.
- Алло, кто это?
- Это Валя, я из группы поддержки нашего мэра.
- Какая Валя?
- Ну, с курсов. Мне там дали твой телефон. Сегодня у нас встреча с мэром и митинг в его поддержку.
- Валя, я никуда не пойду и не звони мне больше.
- Как ты можешь так говорить? Наш мэр заботится о нас, новых репатриантах и мы все, как один, должны быть ему благодарны и обязаны поддержать его во всех его начинаниях…
- Валя, давай ты мне не будешь говорить, что мне делать, а тебе не скажу – куда пойти. Всё, пока.

По рассказам жены, эта Валя профессиональная активистка. В СССР сия мадам была комсоргом, профоргом и прочим оргом. Приехав в Израиль огляделась и немедленно занялась активной патриотической деятельностью, а также прочей общественной деятельностью в виде поддержки мэра или кого ещё надо поддержать. Но вроде оказалась невостребованной, а мадам работать не хотела, да и не умела. Пришлось вернуться назад, и уже в родной и знакомой обстановке продолжать агитировать, поддерживать, бороться и клеймить.

Я не активист. Более того, не люблю активистов. А уж к особям, которые демонстрируют свой патриотизм, где их не спрашивают и не просят, этаким учителям жизни отношусь, как к слабоумным и стараюсь не связываться, ибо я не психиатр, у меня другая профессия.

Мне кажется, что о таких деятелях лучше всего сказал писатель и режиссёр Эфраим Севела, с которым я имел честь быть лично знаком, в своей повести «Остановите самолёт, я слезу».

«Порой мне кажется, что вся жизнь наша - сплошной цирк. Вот послушайте.
С одним малым наши жизненные пути пересекались несколько раз, и, как
говорится, под различными широтами. Вы, конечно, догадываетесь, что точкой
пересечения всегда было мое парикмахерское кресло.
В Москве он сделал большую карьеру, карабкался вверх, как
альпинист-скалолаз. Есть люди, которые разговаривают во сне. Так вот он из
тех, что и во сне кричали: "Слава КПСС! "
Как он разоблачал по радио злейших врагов советского народа -
израильских агрессоров и американских империалистов! Как он таскал за ноги
бедную бабушку Голду Меир, называя ее бабой-ягой, чудовищем, гиеной...
В Иерусалиме - плюхнулся в мое кресло и с ходу:
- Голда Меир - величайшая женщина на земле. Библейского масштаба. Я
готов целовать следы ее ног. И, знаете, искренне так, даже слеза сверкнула.
В Нью-Йорке он снова попал в мое кресло. Заехал по делам в Америку. А сам
проживает в Лондоне. Английская валюта попрочней израильской. Как всегда -
вещает на радио.
Я, шутя, как старому знакомому, говорю:
- Как поживает государыня-королева? В телевизоре она выглядит
смазливой бабенкой.
Как он вспылит! Как вскочит с кресла! Вы, мол, Рубинчик, бросьте эти
фамильярные штучки. Я не позволю в моем присутствии так отзываться о моем
монархе!
Еврей-монархист...
Знаете, я смотрел на него и ждал, что он вот-вот загорланит английский
гимн: "Боже, храни королеву!.."
С еврейским акцентом, британской надменностью и коммунистическим
металлом в голосе.»

История.

Середина 90-х. В Израиле какие-то выборы. Я на выборы не ходил в СССР и не хожу в Израиле. По мне, что «правые», что «левые», «центристы», «коммунисты», хоть педерасты – все лезут в мой карман. Так вот, прошли выборы, кого-то выбрали, обычные споры, типа подтасовки, пересчеты – абсолютно стандартная ситуация при делёжке государственных денег.

Вечер, еду с подругой в автобусе. Стоим и тихонько обсуждаем эти самые выборы. Рядом сидят две тётки, причём одна из этих самых активных патриотов. Есть тип активистов-патриотов, которые едва приехав в новую страну, в данном случае в Израиль, немедленно забывают русский язык, не зная иврита. Разговаривают довольно громко, даже не прислушиваясь, узнаёшь, что эту тётку зовут Анжела, она приехала из Ленинграда, русский почти забыла, всё время приводит какие-то примеры, как там (в СССР – России - СНГ) было всё плохо и как здесь всё демократично и хорошо. Постоянно вставляет ивритские слова и объясняет их значение своей спутнице. Мы тихонько говорим о своём и вдруг эта мадама вмешивается в наш разговор. Я тогда ещё позавидовал – вот это слух!
- Как ты смеешь так говорить о стране, которая приютила тебя?!

Фигасе наезд, давненько я такого не слышал. Но устраивать срач в автобусе не хочется. Спокойно и участливо:

- Мадам, у вас какие-то проблемы? Я могу чем-то помочь?

В этот момент мадам вспоминает, что она, как бы плохо говорит по-русски:

- Ата (ты) приехал на всё готовое. Ты есть быдло. Отха царих легареш (тебя надо депортировать) – во какие слова выучила, вот только акцент сильно русский и стиль базарный.

Подруга пытается влезть, я тихонько сжимаю ей руку «я сам». А мадам всё никак не успокоится. По-русски заговорила без акцента и прям-таки сейчас на амбразуру бросится защищать эрец исраель (страну Израиля). Мне это начинает надоедать. Ехать несколько остановок и слушать эту хрень, да ещё и при подруге – это перебор.
Внимательно вглядываюсь в пышущую праведным гневом мадам и растягиваю лицо в улыбке до ушей:

- Анжелка, как я тебя не узнал. Всё хорошеешь! Ты что, меня тоже не узнала? Неужели я так сильно изменился? Сколько мы всего не виделись, лет пять, может чуть больше. Только не делай вид, что не помнишь, ты же у меня всегда валюту меняла, когда из Астории утром от клиента выходила. Ну, совсем забыла. А чем сейчас занимаешься? Надеюсь до Тель Баруха (пляж тель барух – известное место тель-авивских проституток) не докатилась. И на мидхам бурса яалюмим (район Бриллиантовой биржи – в те годы любимое место уличных проституток) тоже не работаешь? В махон бриют (институт здоровья – конспиративное название публичного дома, как и массажный кабинет) говорят неплохие условия и платят неплохо. Может свое дело открыла? Давай рассказывай, чего уж там, тут все свои.

Я специально употребляю известные термины на иврите, ведь не все в автобусе понимают русский. Кто понимает - уже откровенно смеются не стесняясь. Некоторые переводят мой экспромт ивритоговорящим пассажирам. В автобусе становится весело. Мадам краснеет, бледнеет, никак не может собраться с мыслями. Автобус подъезжает к нашей остановке. Подруга тянет меня за рукав.

- Анжел, ты таки права - здесь демократия, все профессии важны, все профессии нужны, зонА (проститутка) тоже профессия. Ну давай, пока.

С этими словами выхожу из автобуса.

Люди! Уважайте друг друга и будет вам счастье.

24.05.2019, Новые истории - основной выпуск

Сука-сосед.

Жил-был полицейский. Вернее не так. Жил-был милиционЭр, как говорила моя мама. Как и когда это чудо поселилось в нашем доме я уже не помню, но повел он себя далеко не лучшим образом. Большой был любитель до чужих денег. Выглядело сия процедура приблизительно так.

- Сосед, займи десятку до получки. Тут жене сапоги принесли, немного не хватает.
Подходит время отдачи долга.
- Ты что, совсем охренел.. Какая десятка. Поговори ещё, я тебе быстро пятнадцать суток оформлю.

Естественно второй раз уже никто не займет денег, так этот гадёныш придумал другой способ отъема денег у людей. Например, идет человек после получки слегка выпивший, именно выпивший, а не пьяный. А его под руки и в воронок. Человек, естественно возражает. Всё, готово дело. В пьяном виде оскорблял сотрудников милиции – иди докажи обратное. А мент-сосед, такой хороший, «освобождал» из отделения, или вытрезвителя всего за пару червонцев. Просто благодетель. А сколько он штрафных талонов вернул – не сосчитать.

Решил мент верхнее образование получить, хотя у него и с нижним большие проблемы были. Как он вообще в институт попал и зачем ему нужен экономический факультет – для меня до сих пор остается загадкой. Вряд ли бы из него получился второй Карл Маркс. Ну да ладно, поступить то он поступил, а вот с учебой как-то не заладилось. Во-первых на лекции, по его мнению, только тупые лохи ходят, а во-вторых все эти профессора – гнилая интеллигенция. Волей случая в его группе преподавал математику мой папа. На экзамене выяснилось, что знания сего представителя закона где-то на уровне ученика пятого класса школы для умственно отсталых детей, а хамство ну никак не приветствуется. В результате этот, как бы студент, был вышвырнут из аудитории. История умалчивает, кто летел первым: мент, его зачетка или оба параллельными курсами. Такого «унижения» бравый мэнт снести не мог и решил отомстить.

Как-то папу после новогодней вечеринки привезла машина, ох, как хотелось задержать за «появление в общественном месте (на улице) в нетрезвом виде», но опять не повезло. Водитель довёл папу до дверей квартиры. Тогда этот полудурок не придумал ничего лучше, чем забрать штрафной талон у водителя. По совершенно случайному совпадению машина оказалась райкомовской, мента так отодрали, что целую неделю ходил пришибленный и ожидал увольнения.

Возникает естественный вопрос, как можно иметь такие таланты и не иметь набитую морду, а заодно другие части тела? Действительно, набить морду не представляло особой сложности. Но мент – государев человек, можно было пострадать, а кому это надо? Идея возмездия пришла внезапно и оказалась очень простой, и очень эффективной.

Поздний вечер, зима, легкий морозец, мы, трое молодых людей, сидим на веранде, травим анекдоты, видим, во двор заехал мент, выпал из машины, и на четырёх, обблевывая все вокруг себя пополз к лестнице. Мы переглянулись. Я уже не помню, кому пришла в голову эта идея, мы не сговариваясь побежали вниз. Принесли кирпичи, домкрат, ключ. Минут через двадцать машина покоилась на кирпичах. Так, а куда девать колеса? Просто спрятать? Это же будет воровство.

- А давайте ему за дверь положим.
- О, это идея.
Так мы и сделали.

Небольшое отступление. Я жил в самом центре города в старом доме, напоминающим одесские дворики, с общими лестницами, верандами, длинными коридорами к квартирам.

Двери на верандах всегда открыты и за такой дверью мы сложили колеса, обвязав их цепью. На цепь повесили замок, ключ положили там же на шкаф и разбрелись по домам, договорившись встретиться на моей веранде в восемь утра, чтобы посмотреть представление.

Раннее зимнее утро. Серое, только, только рассветает. Выползает соседушка. Видок весьма помятый, головка бобо, в ротике кака. Подходит к машине, открывает дверь, садится, заводит. Через минуту выходит, плетётся к дворовой колонке, усиленно пьет воду, набирает снег, прикладывает к голове, опять садится в машину. Слышно, как взревел мотор - машина ни с места. Вышел из машины, обошел кругом, опять сел, газ – машина на месте. Снова вышел, зачем-то открыл капот, посмотрел вовнутрь, закрыл капот, попил ещё воды, сел в машину, газ - машина на месте. Вышел, постучал сапогом по колесу, ой, а где колесо? Ой и второго нет. Ой, вообще колес нет. Спёрли! Рёв изнасилованного слоном носорога огласил двор.

- Пидарасы!!! Всех убью!!! Всем пиздец!!!

Как ужаленный начал носиться по двору, заглядывая в палисадники, погреба, мусорку. Даже в дворовой туалет заглянул. Нет колес. Побежал через дорогу к телефону, начальству докладать…

Мы тоже разбежались по своим делам, я в техникум, ребята в свои училища.

Вечер того же дня. Иду из техникума, сидит наш мент у машины, с видом, будто на него бочку дерьма вылили да ещё и размазали. Хорошо смотрится, всегда бы так, но вот чего-то не хватает. Пока дошел до квартиры понял, нет этакой вишенки на тортике, а идейка уже мелькнула в голове. Для этого нужен дядя Толик - отец моего приятеля. Так, сначала к Лёне.

- Лёнь, твой папа с работы пришел?
- Нет ещё.
- А когда придет?
- Ну вот сейчас должен прийти.
- Выходи, дело есть, только быстро.

Бежим на улицу, по дороге объясняю задуманное. Нам везет, дядя Толик идет навстречу.

- Дядь Толик, стой, стой, дело есть!
- Чего вам, хлопцы?
- Дядь Толик, тут такое дело….

Рассказываем о нашей проделке, подробно, в лицах. Дядя Толик сначала, улыбается, потом смеётся так, что прохожие начинают оборачиваться.
- Ну, хлопцы, ну молодцы, здорово придумали. Ладно, бегите, всё сделаю, как просите.
Мы рванули обратно во двор.

А мент так и сидит у машины в позе роденовского мыслителя с лицом имбецила со стажем.
Дядя Толик заходит во двор, подходит к машине.

- Валентин, чего сидишь, выходной сегодня?
- Нет, видишь, колеса спиздили.
- Какие колеса?
- Ну от машины.
- Какой машины. Ты, если пить не умеешь, так не пей. Ты вчера по двору с этими колёсами бегал и всем рассказывал, что у вас приказ вышел, колеса на ночь снимать. Ты, что совсем ничего не помнишь?
- А куда я их дел?
- Так за дверью сложил.
- Пиздишь!
- Чем выёживаться, сходил бы, да посмотрел..

Мент не торопясь поднимается, идет домой и… двор второй раз оглашается воем.
- Бля… я мудааак!!!!
- Ещё и какой, подытоживает дядя Толик.

Вот такая произошла история в далеком 1978 году.

Люди, уважайте друг друга.

12.04.2019, Новые истории - основной выпуск

Ах эта свадьба, свадьба…

Февраль, израильская зима. За окном дождь, ветер, на море буря. Я сижу в кресле, на маленьком столике бокал бренди, тарелочка с нарезанным лимоном, чашечка кофе. Читать не хочется, телевизор вообще не смотрю, пересматриваю архивы, кое-что удаляю. Обнаруживаю поздравительное письмо десятилетней давности, собственноручно нарисованное к 30-летию совместной жизни моих давних знакомых. С ума сойти, в этом году уже сорок лет прошло с того знаменательного события.

С Геной я познакомился на предприятии, где я работал по распределению после техникума. Он был старше меня на пару лет, мы не стали друзьями, скорее хорошими приятелями. Как-то ранним рабочим утром Гена сообщил, что он женится.

- Гена, что тебе так приспичило, тебе же только 21 год. Неужели по залету.
- Нет, просто у нее мама в больнице зав. отделением работает, и как только меня вызывают в военкомат, она меня в свое отделение на обследование кладет.
- И поэтому ты женишься?
- А куда деваться – либо жениться, либо в армию.
- Интересный расклад, ладно, тебе видней. А от меня то, что требуется?
- Я хочу, чтобы ты был моим свидетелем.
- Гена, а фрейлехс на площади тебе не надо станцевать?
- Ну тебе что, трудно.
- Конечно трудно, я танцевать не умею.
- Кроме родственников никого не будет, может ещё пару друзей. А свидетельница будет хорошая, я тебя познакомлю, она тебе понравится.

Я не люблю застолья, я вообще не люблю компании. Для меня все свадьбы, дни рождения и прочие сборища по совместному употреблению спиртных напитков и поглощению еды, на которые я иногда попадал, всегда проходили по одному сценарию. Если не получалось отмазаться и не прийти вообще, то я приходил последним, вручал подарок и посидев максимум полчаса, тихонько по-английски уходил. Поэтому меньше всего, чего я хотел, так это быть свидетелем на свадьбе.
По прошествии 40 лет я уже не помню, как ему удалось уговорить меня совершить сей опрометчивый шаг. Помню, что он со своей невестой пришел ко мне домой, они долго общались с моей мамой, нашли общих, если не родственников, то почти родственников. Так или иначе я согласился быть свидетелем на свадьбе, совершенно не представляя, куда меня это заведет.

Что такое еврейская свадьба. Это сборище каких-то родственников, друзей и знакомых о которых вспоминают только по очень большим праздникам и то не каждый год. На свадьбе собираются все.

Но самое большое зло – тамада со своими тупыми конкурсами и прочей хренотенью. Им я занялся сразу. Взяв его под руку, улыбаясь отвел в сторонку.

- Друг мой, я надеюсь Вы знаете, что такое обрезание. Знаете? Прекрасно. И Вы в детстве избежали этой участи. Избежали? Ну вот и чудненько. Так вот, если вы будете меня доставать вашими конкурсами-шмонкурсами и прочей хренью типа похищение невесты или питье из обуви, то ваше обрезание в ноль будет неизбежно, как победа коммунизма. И это произойдет немедленно по окончанию торжества. Я надеюсь, что мы поняли друг друга. Улыбайтесь, улыбайтесь, вы же на свадьбе.

Дальше пошли родственнички.
- Геночка, ты так вырос, тебе уже 20 лет, ты совсем большой. А помнишь, как ты укусил бабушку Дору?
- Бабушка, это не Гена. Это Саша.
- А где Гена?
- Вот Гена.
- Геночка, с Днем Рождения, расти большой.
- Бабушка, это не День Рождения, это свадьба, Гена женится.
- Гена женится? Зачем он это делает?

Ко мне подходит парочка каких-то гостей.
- Слушай, она что, беременная.
- Кто?
- Невеста.
- Не знаю, не интересовался.
Женщина тянет его за руку
- Фима, какое тебе дело, отстань от человека.
- Так зачем он женится, если она не беременная? Я просто интересуюсь.

- Изя, поставь бутылку, у тебя же язва.
- Я что не могу немножко выпить даже за здоровье молодых?
- За здоровье пей минералку. Поставь бутылку, я тебе сказала!

- Слушайте, я имею до вас вопрос. Вы тут свидетель?
- Таки свидетель
- А вы не скажете, невеста – еврейка?
- Таки да.

- Вы не знаете кто у него родители?
- Какие-то инженеры.
- Бедная девочка, ей будет трудно.
- Софочка, что здесь такого, не все работают в торговле.

В разгар свадьбы подходит ко мне официант.
- Вас спрашивают.
- Кто?
- На улице.
Поднимаюсь, иду на выход. Возле входа стоят пятеро каких-то сявок или, как сейчас говорят, гопников.
- Я слушаю.
- Значит так, ты же не хочешь, чтобы мы устроили драку и испортили свадьбу. Короче принеси пять бутылок водки и чертвертак денег. У тебя пять минут.
- Ладно, сейчас решим.
- Не вздумай вызывать ментов.
- Зачем, мы сами все уладим.
Иду в зал, прикидываю, ну двоих я точно вырублю, может троих, но их пятеро. Костюм могут порвать. Да и в костюме ногой до морды не достанешь, брюки могут лопнуть, а оно мне надо? Стоп, я видел среди гостей Быка.

Небольшое отступление.
Быка я знал давно, ещё со школы. Нормальный парень, хоть и без мозгов, но зато с пушечным ударом. В свои 19 лет был мастером спорта по боксу в тяжелом весе. Я видел, как он отправил в полет одного кренделя. Тело влетело в окно снеся собой раму.

- Девушка, я заберу вашего кавалера на пять минут, не возражаете.
- Игорь, ты мне нужен, срочно.
Описываю вкратце ситуацию. Бык не говоря ни слова быстро идет на выход, на ходу снимая пиджак. Я тоже начинаю снимать пиджак.
- Не надо, я сам.
С крыльца успеваю увидеть, как Игорь быстро подходит к любителям дармовщинки, те не успевают даже произнести пары слов, пять молниеносных ударов и пять тел в глубоком нокауте отдыхают на асфальте. Вся процедура заняла не более трёх секунд. Я стою с отвисшей челюстью, Игорь берет у меня из рук пиджак.
- Сам разберешься?
- Да, спасибо.

Игорь уходит в зал. Я быстренько перетаскиваю бесчувственные тела в ближайшую подворотню. В это время много милицейских патрулей ходят. Если увидят, то пятью бутылками водки не откупишься. Но все заканчивается хорошо. Разложив аккуратно придурков я тоже возвращаюсь в зал.

Наливаю, выпиваю для успокоения нервов. Проходит час. Опять подходит официант.
- Вас спрашивают.
- Кто?
- На улице.
- Что, опять?
Выглядываю на улицу. Какое-то дежавю. Стоит святая троица. Те же, двоих не хватает, то ли ещё не очухались, то ли решили уйти. Один крутит в руках раскладной нож. Как назло, Бык куда-то исчез. Подходит Юра.
- Саша, чего тут стоишь? Тебя кто-то обидел? Пошли щас вломим. Я не успеваю толком рассказать…

Отступление второе.
С Юрой я познакомился совершенно случайно. Он работал рядом с моим домом в часовой мастерской. Занес я ему в починку часы, разговорились, оказалось много общих знакомых. Юра очень неплохой парень, но если выпьет, то обязательно ищет с кем бы подраться. Остановить его может только жена. На тот момент она немного отвлеклась и Юра пошел искать приключения.

Юра не дослушал до конца.

- О, то, что надо, я пошел.
- Подожди, я с тобой.
- Не лезь, я сам. Хули он ножиком размахивает.

Я все-таки не успел. Удар был силен. Нож летел в одну сторону, зубы и сопли в другую. Остальные сделали ноги. На порог выскочила Оля, Юрина жена.
- Тебя на пять минут оставить одного нельзя, марш в зал.
Юра как-то сразу скис, даже уменьшился в размерах и понуро поплелся за Олей.

Оттащив тело в уже знакомую подворотню я тоже прошел в зал. Сел, засадил залпом почти полный бокал коньяка для успокоения нервов. Чувствую на себе чей-то взгляд. Поднимаю голову, на меня пристально смотрит какая-то толстая тетка, обвешанная блестящими цацками, как новогодняя ёлка.

- Ой. Ты посмотри, он пьет, как сапожник, а я ещё хотела познакомить с нашей Фирочкой. Зачем ей этот алкоголик.

Когда уже закончится эта …ская свадьба…

Но всё имеет свое начало, и всему приходит конец. Закончился свадебный ужин. Гости расходятся. Кто живет недалеко – идут пешком, кое-кто поймал такси, большинство развозит заказанный автобус. Им и я поехал.
Я думал, ещё минут двадцать и дома. Не тот случай.

Сзади, почти в ухо, визгливый голос.
- Бора, куда мы едем? Кто здесь командует парадом?
- Циля, не пэрэживай, шОфер знает куда ехать.

Проходит минут пять шесть. Снова этот противный голос сзади.
- Бора! Ты мне скажешь куда мы едем? Кто здесь командует парадом?
- Циля! ШОфер знает куда ехать, сиди спокойно.

Я протискиваюсь к водителю и прошу остановить. Выскакиваю на свежий воздух. Пойду пешком, заодно проветрюсь. Полчаса и я уже дома. Мама смотрит телевизор. Тихонько прохожу в свою комнату.

- Саша, как там свадьба? Было много гостей? Тебя познакомили с хорошей девушкой?

Ответом был тяжелый вздох…

29.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Салон красоты – взгляд изнутри.

Как я писал в предыдущей истории, моя подружка работала в парикмахерской и невольно я становился свидетелем разных смешных ситуаций и происшествий. Памяти тех веселых и беззаботных дней нашей молодости посвящаю эти заметки.

Работала в парикмахерской одна симпатичная девушка. Невысокая, плотненькая, с ооочень приличным размером бюста. Девушка была немного близорука, но упорно не хотела носить очки, типа некрасиво выглядит в очках. Бреет девушка клиента, старается, а поскольку плохо видит, буквально ложится на клиента, прижимаясь к нему своей мощной грудью. Бедро девушки непроизвольно прижимается к паху мужчины и медленно движется. Клиент мужественно терпит, потом не выдерживает.
- Девушка, мне конечно приятно, но я уже не могу.
- Я что-то не так делаю? Лезвие новое.
- Девушка, дорогая, у меня сейчас штаны лопнут, а если жена зайдет, а она у меня ревнивая, всем места мало будет.
- Я через пять минут кончу.
- Девушка, ещё минута и я точно кончу.

Мастер со стажем, побрила клиента, теплый компресс, крем, массаж лица. За процедурой ревниво наблюдает жена клиента.
- Я вижу вам мой муж понравился. Хватит его уже гладить.
- По технологии массаж делают до полного впитывания крема.
- Это ты специально на него столько крема навалила, чтобы гладить. Найди себе мужика и гладь его дома сколько влезет.
- Не переживайте так, я уже закончила, сейчас сниму остатки крема компрессом, освежу туалетной водой и все.
- Я на тебя жалобу напишу, мало что ты гладишь моего мужа, так ты его ещё водой из туалета облить хочешь, одеколон экономишь.
- Мне одеколона не жалко, но не думаю, что это понравится вашему мужу.
- Я лучше знаю, что понравится моему мужу, давай, брызгай одеколоном, а то привыкли экономить.

В парикмахерской ждут проверку. Проверяющую все знают, она давно «прикормлена», но правила есть правила и их надо соблюдать. Зав парикмахерской инструктирует новую «блатную» маникюршу. Девушка не обезображена интеллектом от слова совсем.
- Марьяночка, деточка, если к тебе сядет проверяющая, обслужи, не торопись, сделай все качественно, обязательно дай сдачу до копейки, вот тебе два рубля мелочью. Если не возьмет сдачу и скажет, что это чаевые, все равно не бери, положи ее на край стола. Ты все поняла? Ты меня не подведешь?
- Да, Юрий Яковлевич.
- Вот и хорошо, иди работай.
Заходит проверяющая. В зале три маникюрных столика, два заняты, Марьяна сидит, скучает. Проверяющая садится к ней. Обслуживается, кладет на столик рубль.
- Ой, у меня нет сдачи.
- Ничего, оставь себе.
Проверяющая выходит, минут через пять, возвращается. Касса пустая. Рубль в кармане у Марьяны. Назревают неприятности. Юрий Яковлевич бросает работу, берет под руку проверяющую и ведет к себе в кабинет. Минут через 10 проверяющая уходит довольная. Заведующий подходит к столику.
- Марьяна, я же тебе лично все объяснял, я тебе дал два рубля мелочью, чтобы ты дала сдачу. Где эти деньги?
- Я в кошелёк положила.
- Так почему ты не дала сдачу?
- Я забыла.
- А рубль, что тебе дала клиентка? Почему он не в кассе, а у тебя в кармане? Ты что, совсем не понимаешь?
- Юрий Яковлевич, у меня больная голова и больное сердце.
- Марьяна, иди домой, отдохни, завтра не приходи.
- А папа сказал, что я теперь здесь буду работать.
- Я позвоню твоему папе.

Из «Книги жалоб и предложений».
«Я посетила салон красоты номер такой-то. Меня обслуживала мастер такая-то. На вопрос, какую прическу я хочу, я сказала, что меня постригли в другой парикмахерской три месяца назад и я выглядела, как примандоханая. Мастер посмотрела и сказала, что мне очень идет эта прическа. Пожалуйста, накажите ее за хамство и оскорбление клиента.»
«Я посетил парикмахерскую номер такой-то. Меня постригла мастер такая-то. После ее стрижки я стал похож на козла. Слон.»

И вишенка на торте.

Захожу в парикмахерскую, спокойная, рабочая обстановка. Клиенты ждут, мастера работают. Заглядываю в зал.
- Привет лучшим мастерам планеты, привет Вика!
- О! привет, ты пирожные принес?
- А как же, ведь обещал.
В это время влетает в зал практикантка из женского зала, молоденькая девица лет восемнадцати.
- Саша, классно, что ты пришел! Ты мне срочно нужен, как мужчина. Пойдем со мной, ты мне там всунешь.
Вика в это время брила клиента, как у неё не дрогнула рука… Я стою с обалдевшим видом.
А практикантка хватает меня за руку и тащит с воплем:
- Саша, ты понимаешь, я его подергаю, подергаю, потом засовываю, он поработает и выскальзывает, я его опять подергаю и снова засовываю, а он работать не хочет и выпадает, пойдем, я знаю, ты хорошо всунешь.

Нет, это не то, что вы подумали. Речь шла об антенном штекере и антенном гнезде в телевизоре.

Люди! Улыбайтесь. Смех продлевает жизнь.

15.03.2019, Новые истории - основной выпуск

О троллях до интернетной эпохи.

Проснулся человек утром, скучно, пойти особенно некуда, чем бы заняться в голову не приходит, настроение ниже плинтуса. Сейчас хорошо, зашел на форум, наговорил гадостей, никто тебя не видит, в морду не дадут, разве, что забанят, но это же не проблема, так ведь.

А как раньше-то было… Кто-то возьмет бутылочку горячительного, махнет стаканчик и настроение улучшилось. Другой вспомнит, что хотел в газету написать, достанет лист бумаги, ручку и: «Дорогая редакция!». А третий тоже напишет: «Начальнику отделения милиции такому-то! Довожу до Вашего сведенья, что мой сосед…» – полегчало. Знакомая ситуация? Ещё бы. А в магазине, в поликлинике всегда найдется кто-нибудь, которому надо показать свое я, растолкать всех, обхамить. А если получится обхамить врача, медсестру, продавца, кассира, парикмахера – вообще день удался. Во времена СССР были такие «Книги жалоб и предложений», вот было раздолье – пиши не хочу.

В середине 80-х я дружил с девушкой-парикмахером, естественно был в курсе всех дел в ее заведении. В тот знаменательный день я пришел к ней на работу с довольно прозаической целью, починить телевизор, который успешно сдох и не хотел что-либо показывать. На мои робкие предложения вызвать телемастера было категорически заявлено: «Ты специалист или где?» «И я уже обещала девочкам». Дело было к вечеру, я очень надеялся на хорошее продолжение, поэтому сложил в портфель инструмент, радиодетали и поехал в парикмахерскую.

Зашел, поздоровался, мужская половина клиентов тут же мне организовала рабочее место. Притащили стул и свободный маникюрный столик. Я разложил инструмент, отвинтил заднюю крышку телевизора, включил его в сеть, извлек из портфеля тестер и занялся поиском неисправности.

Среди щелканья ножниц, жужжания машинок и завывания фенов были слышны взрывы смеха. Я оглянулся. Какой-то дедушка, в пиджаке с несколькими рядами наградных колодок что-то рассказывал и показывал в лицах. Народ вовсю веселился.

- Дядь Юр, а кто это такой веселый дедушка? – спросил я подошедшего ко мне Юрия Яковлевича, заведующего парикмахерской.
- Это, брат, легендарная личность, наш «бриллиантовый фонд», ты знаешь, как его у нас называют - «Неунывающий».
- То, что дедушка геройский – это видно по количеству наградных колодок, но почему «неунывающий»?
- А он мой сосед, мы с ним знакомы лет сорок. На фронт пошел добровольцем. Как воевал, сам видишь. Попал в плен, бежал, партизанил, когда наши наступали, вернулся в регулярную армию. Закончил войну в Кенигсберге. Приехал домой, а семьи нет, все погибли – эшелон с эвакуированными разбомбили. Работал, снова женился, хорошая у него была жена - тетя Нина, добрая, умерла два года назад. Вот он и приходит сюда раз в месяц, посидит среди людей, потравит байки, повеселит народ, пострижется и домой.
- Дядь Юр, а все-таки почему «бриллиантовый фонд»?
- Так на нем все наши ученицы практикуются. Ведь не каждый клиент согласится, чтобы его ученица стригла. Потому и «бриллиантовый фонд». Мы таких клиентов любим и бережем. Ладно, пошел я работать. А что у тебя? Получается?
- Все в порядке, будет жить, никуда не денется, ещё лет пять протянет.

Я углубился в работу и не заметил, как ко мне подошла моя девушка.
- Ну все, день пропал, сейчас начнется.
- Что начнется? – я положил паяльник и обернулся.
- Слон пришел.
- Какой слон?
- Самый обыкновенный, сейчас орать начнет, потом потребует «жалостливую» книгу и начнёт строчить, какие все вокруг негодяи.

Вот тут я вспомнил. Как-то я зашел в парикмахерскую, полный зал людей, я долго ждал свою подружку, было скучно, я развлекал себя и девчонок чтением «жалостливой» книги. Действительно, большая половина записей была подписана «Слон» - видимо это фамилия жалобщика. Особенно мне понравилась одна из последних записей:
«Я такого-то числа посетил парикмахерскую номер такой-то. Меня постригла мастер такая-то. После ее стрижки я стал похожим на козла» Подпись: Слон.
- Вика, на тебя он писал?
- На всех он писал, и ходит эта скотобаза только сюда. Прикинь, сначала он наваял заявы почти на всех соседей, а потом и на участкового, типа, почему все соседи ещё на свободе, а участковый с ними в доле.
- А ты откуда знаешь?
- Так участковый мой постоянный клиент.
- Пойду его построю, что за хрень такая.
- Не связывайся, сделай телевизор и пойдем домой, я утром пирог испекла с маком, как ты любишь.

Я снова углубился в работу, телевизор начал подавать признаки жизни, появился звук и даже засветился экран. Меняя очередную лампу и поглядывая в зал, заметил, что Слон игнорируя очередь сел в освободившееся кресло. Неунывающий дедушка не спеша поднялся и прошел в зал.

- Ты чего расселся, здесь очередь, люди ждут.
- Мне положено без очереди.
- В бане и цирюльне все равны. Вставай, говорю, и жди как все.
- Я участник войны, я воевал!
- В Ташкенте на продуктовом складе ты воевал.
- Да я, да я сейчас, я тебе такое покажу… - Слон, начинает привставать с кресла.
- Бабе своей покажи, если есть, что показать, вставай говорю, вояка ташкентский, не задерживай.

Слон вскочил с кресла, едва не сбив с ног мастера, схватил свою палку и не снимая простыни, по дороге смахнув на пол прибор для бритья, бросился мстить. Мыльная пена и горячая вода брызнули во все стороны. Девчонки взвизгнули разбегаясь кто куда. Неунывающий не отступил. Перехватив свою палку на манер винтовки старый вояка показал класс штыкового боя, сразу было видно мастера фехтования на штыках. По залу летали полотенца, бритвенные приборы и матюги. Девчонки испуганно жались по углам. Клиенты пригнулись в креслах, мужики делали ставки и спорили на пиво. Отбивая оружие Слона Неунывающий переходил к коротким атакам нанося быстрые удары в корпус тесня его к выходу. Отступая Слон поскользнулся на пролитой им же бритвенной пене. Грохнулся, вскочил, сорвал с себя простыню, бросил ее в противника, побежал к выходу, плюнув по дороге в ржущих мужиков. Неунывающий гнался за ним по пятам, и кажется успел наподдать ему возле двери. Судя по грохоту, входную дверь Слон открыл без помощи рук.

В это время полностью ожил телевизор. Шла вторая серия фильма «Операция Трест». Победной мелодией ворвалась в зал песня:

Так громче, музыка, играй победу,
Мы победили, и враг бежит-бежит-бежит.
Так за царя, за родину, за веру
Мы грянем громкое ура,
Ура, ура!

Победителя со всеми почестями внесли на руках в зал и посадили в кресло. Стриг и причесывал Неунывающего самый лучший мастер. Оплату за работу не взяли, а подарили флакон одеколона «Красная Москва». Мужики наперебой предлагали пойти отметить победу рядом в пивной.

Я привинтил крышку телевизора, убрал инструмент в портфель. Через полчаса Вика тоже закончила работу и попрощавшись мы ушли.

P.S. Насколько я знаю, Слон больше не появлялся в этой парикмахерской.

P.P.S. Оздоровительная киздюдина приводит в чувство любого злобного тролля.

Люди! Уважайте друг друга.

03.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Абсолютно нетолерантная история.

Несколько недель назад, а может больше в Израиле произошло небольшое происшествие. У одного афроеврея поехала крыша, как утверждают его родственники. Он взял небольшой кухонный нож, сантиметров двадцать пять и размахивая оным, начал бегать по району. Кто-то из родни или соседей позвонил в полицию, приехал наряд и потребовал прекратить нарушать безобразия. В ответ афроеврей, размахивая ножом и выкрикивая что-то на непонятном языке набросился на полицейского. Полицейский не вступил мужественно в рукопашную схватку, а просто пристрелил этого кренделя.

Что тут началось. Полицию обвинили в расизме. Как же так, ну подумаешь с ножом бегал, ну подумаешь, что размахивал, он же пока никого не убил, а полицейский должен был отобрать нож или дать в себя потыкать, а он сразу стрелять. Это все потому, что он белый полицейский расист. А с расизмом мы будем бороться По такому поводу объявили марш протеста. Собралась толпа афроевреев, перекрыли улицы и пошли протестовать.

Поорали, потребовали расстрелять всех полицейских-расистов и разошлись мирно заниматься своими мирными делами: бить машины, громить кафе, поджигать мусорные баки. Полиция арестовала десяток человек, особо борзых, но суд их освободил, поджег мусорных баков, битье машин и погром кафе не является преступлением, ну подумаешь, мелочь такая. Лучше отпустить, а то ещё обидятся и опять пойдут протестовать против расизма.
Прочитал я об этом и вспомнил одну историю, которая имела место быть в 1994 году.

Работал со мной в смене один интересный человек, назовем его Виталик. Здоровенный русский мужик (Кличко и Валуев на его фоне выглядят младшими братьями), в прошлом моряк, поработавший полтора десятка лет на рыболовном траулере в северных морях. Познакомился на отдыхе в Сочи с красивой, стройной, черноглазой девушкой, влюбился как мальчишка, женился, обзавелся детьми и оказался в Израиле. Как все эмигранты (репатрианты) снял квартиру, устроился на работу.

В то утро наши смены совпали, каждый занимался своим делом, изредка перекидываясь словами. Виталик явно был не в себе, видно, что он немного на взводе, что-то себе думает, о чем-то переживает, явно что-то произошло. На перерыв пошли вместе. Сели в кафе, кушаем.
- Виталик, что случилось? Я же вижу, что-то произошло. Может я могу помочь?
- Даже не знаю, как рассказать. Вроде все правильно сделал, по справедливости, а так - хрен его знает.
- Ты расскажи, а потом будем думать.

Далее с его слов.
Еду вчера домой со второй смены, ты же знаешь, я черт знает где снимаю квартиру, подъезжаю к нашему поселку и слышу дикий визг и крики о помощи. Останавливаюсь, выхожу из машины, слышу крики где-то в стороне, побежал на шум, вижу какой-то негритос девицу к земле прижал, футболка и шорты на ней в клочья, а он с нее уже трусы сдирает. Схватил я его за головенку и с размаху об дерево приложил. Поднимаю девицу – совсем соплячка, лет 12-14. Как она там оказалась разбираться не стал, снял с себя куртку, надел на нее, повел в машину. Тут и негра очухался. Ему бы домой под шумок свалить, так нет выеживаться начал, я тебя зарежу, ты уже труп, ещё какую-то пургу понес, я не очень понял. Оборачиваюсь, иду к нему, так этот идиот достал перочинный ножик и стал им размахивать. Пришлось дать пару оплеух, не бить же его по-настоящему, говнюк, малолетка лет 16-18. Отобрал ножик, поддал под зад и сказал идти домой. Так он никак не успокоится, такой настырный. Взял палку и опять на меня. Отобрал у него дрын, влепил ещё пару оплеух. Слушай, говорю, максимка опаный, ты чего от меня хочешь, чтобы я тебе твою дурную голову в твой зад засунул, иди уже домой. Нет, никак не успокаивается. Я запишу номер машины, завтра я тебя найду, мы тебя зарежем и так далее. Всё, мое терпение лопнуло. Сажаю девицу в машину, ловлю этого максимку, хотя что его ловить, он все время возле машины терся. Вытряхнул я его из штанов и привязал его же ремнем в обнимку к дереву. В багажнике у меня верёвка, отрезал несколько кусков, навязал узлов, стащил с него труселя и давай его по жопе линьками охаживать. Сначала он угрожал, ругался, орал, визжал, выл дурным голосом, потом заплакал и обоссался. Отвязал я его, дал на прощанье пенделя и уехал. Девчонку довел до квартиры, а там родители уже на ушах стоят, обсказал, как было дело, перекурил с ее отцом. Видел, как они поехали в больницу, чтобы обследовали и написать заяву в полицию. Поехал наконец домой. Еду и думаю, у меня же две дочки почти такого возраста. Видишь какая хрень приключилась. Я уже говорил своей, может уедем?

Вот такая история. Виталика полиция не искала, как не искала и насильника. А что его искать, ну подумаешь, захотел трахнуть малолетку, сама виновата. Это не представляет общественной опасности.

Мораль? Не будет морали. Берегите своих детей.

19.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Полицейские и воры. Две стороны баррикады под названием Закон. Вор ворует - полицейский ловит. «Вор должен сидеть в тюрьме!» - говорил герой популярного фильма. Полиция обязана защищать законопослушных граждан от преступников. Это в теории. На практике сталкиваешься с обратным явлением. Я не верил, что полиция будет защищать пойманного на горячем преступника от законопослушных граждан. Оказывается, что так оно и есть. Более того вор знает, что полиция на его стороне. Вор забрался в дом, обокрал, поймали с поличным, не успел убежать, сдался, сопротивления не оказывал. Вызвали полицию сдали с рук на руки. И куда его отведут? Неужели в темницу? Нет, через пару часов он уже дома. Как же так? А вот так, по факту ничего не пропало, общественной опасности не представляет, за что его в тюрьму. А если поймали и вор начал быковать, ручонками сучить. Возникает вопрос, а можно ему морду набить? Не будет ли это превышением необходимой обороны? Хотя бывает вот так.
Середина 90-х. Сотрудник купил квартиру. Сделал ремонт, обставил новой мебелью, переехал. Пригласил на новоселье. Мы всей бригадой скинулись, купили подарки, собрались теплой компанией, выпили, закусили, пообщались. Разъехались. Далее со слов хозяина квартиры.
Набрались с тестем здорово. Как оказался на кровати не помню. Проснулся ночью. Сушняк давит, водички испить надо срочно. Захожу в салон, свет не включаю, вижу тень мелькнула. Наверно тестю припекло тоже воды испить.
- Аркадий Семёнович, это ты?
- Тихо, чего орешь, весь дом перебудишь. – голос тестя раздался сзади.
Фигасе, а кто там по квартире шарится. Включаю свет и вижу в углу какого-то молодого парня.
- Пацан, ты что здесь делаешь?
Молчит гаденыш.
- Ты что оглох, придурок? Как ты сюда попал?
- Володя, может он по-русски не говорит.
- Сейчас по хлебалу отхватит – сразу заговорит.
- Ты что вытворяешь, урод?!
Пацан становится на четвереньки и с размаху пару раз прикладывается мордой об пол. Размазывая кровь из разбитого носа и рассеченной губы заявляет на чистом русском языке:
- Сейчас вы мне дадите 1000 шекелей и я уйду. А если не дадите, то я скажу в полиции, что вы меня избили.
Сказать, что я охренел – не сказать ничего. Вот это заява. Влез бомбить квартиру, попался и ещё требует. Вообще берега попутал. А вот тесть не растерялся.
- А давай его отпустим.
И мне показывает на окно. Тут и я сообразил. В два прыжка подскочил к этому гаденышу, пробиваю пенальти по его бейцам, а пока он за них держится – добавляю по роже. Тесть хватает его за руки – я за ноги и на раз-два в окно. Третий этаж, высоковато, но под окнами бунгельвилия растет. Кусты высокие, колючие, не убьётся, хотя морду знатно обдерет. Снизу раздались вопли, треск кустов, мат. Минут через десять – пятнадцать наступила тишина.
Тесть пошел на кухню, я следом, выпили минералки, перекурили для успокоения нервов и разбрелись досыпать.
Утром, часов в девять звонок в интерком. Смотрю – полиция. Открываю, поднимаются к нам на этаж и прямиком в нашу квартиру. Заходят двое - парень и девушка.
- На вас поступила жалоба. Вас обвиняют, что вы напали на молодого человека, избили его, отобрали деньги и выкинули в окно.
- А можно поинтересоваться, по мнению потерпевшего: где и во сколько произошло ограбление?
- Приблизительно в десять вечера в вашей квартире.
Вот дебил, не мог придумать чего-нибудь правдоподобнее.
- Господин полицейский, я не спрашиваю, как ваш потерпевший попал в квартиру, мне интересно, как можно ограбить и избить человека на глазах у полутора десятка гостей? Видите-ли, мы вчера праздновали новоселье и гости разъехались около двенадцати. Как вы себе представляете ограбление на глазах такого количества людей включая женщин и детей. Ваш, как бы потерпевший, врет, как дышит. Хотите имена, телефоны и адреса всех гостей, пообщайтесь с ними. Я сейчас вам составлю список.
Полицейский прошелся по комнате, осмотрел подоконник, выглянул в окно.
- Как вы объясните следы на подоконнике и поломанные кусты под вашими окнами?
Я тоже выглянул в окно, сделал вид, что изучаю следы на подоконнике, осмотрел под подоконником пол.
- Так я и знал. Скажите, а потерпевший случайно не числится в вашей картотеке? Почему я так думаю? Извините, у меня все-таки высшее образование, я читаю книги. А хорошая идея. Полез в окно квартиру обчищать, сорвался, ободрал морду в кустах, а наутро: «меня избили, ограбили…», он там не написал, что его заодно изнасиловали?
Полицейский задал ещё несколько вопросов: где работаю, кто ещё проживает в квартире. Девушка писала протокол.
- Хорошо, с ваших слов мы составили протокол. Вот, пожалуйста прочтите и подпишите.
- Да, конечно. Всего хорошего.
Я слышал, как они звонили соседям по лестничной площадке, потом ходили по другим квартирам, но все соседи тоже были у нас на новоселье. Ты же видишь, прошло почти две недели, пока тихо, не звонили, не вызывали.
Вот такая история. Могу добавить, что мне тоже звонили и долго расспрашивали о вечеринке. А что я мог сказать? Только кто был и что пили ели. Меня поразила сама постановка вопроса. Полиция на страже прав вора. Не думаю, что это у него первая кража – по словам Володи слишком нагло держался. Не удивлюсь, что у него есть свой постоянный адвокат. Уверен, что в полиции он тоже частый гость. Вот и получается что: «кто угодно, только не вор должен сидеть в тюрьме». Фантастика в реальности.

11.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Патриотизм – самый доходный бизнес.
Буквально перед Новым Годом работал я на объекте, вышел на перерыв, перехватить чего-нибудь, кофейку попить, развеяться. Рядом большой торговый центр, магазины, кафешки. Зашел в небольшое уютное кафе, взял кофе с бурекасом, сел за столик, закусываю и выпиваю. Подходит незнакомый мужчина.
- Привет! Как дела?
- Привет, спасибо, хорошо.
- Ты, что меня не узнал?
- Извините, нет.
- Ну я с Петей работал, ты же тогда его дочку по математике подтягивал.
- Точно, не узнал, богатым будешь. Я Петю видел последний-то раз лет 15 назад. Он же вроде в Германию собирался.
- Петя сейчас помощник депутата, патриот высшей пробы.
- При звуках Гимна в туалете встает? И во сне кричит Слава ….!!!
- Почти угадал. Я ездил в гости к своим, случайно его встретил, еле отбился.
- Да ты что! Во оно как бывает.
Вот так бизнесмен стал политиком.
Петя приехал в Израиль с женой и двумя детьми, поселился в гостинице, переделанной под семейное общежитие и начал строить новую жизнь в новой стране. Нет, он не пошел на курсы языка, не начал искать работу, буквально на второй день пребывания выяснилось, что вокруг все лохи и он может запросто разбогатеть, если начнет продавать дешёвую колбасу. Почему колбасу? Не спрашивайте, мне неведомы мысли бизнесменов. Так или иначе Петя поехал на продуктовый оптовый склад. Он было сунулся на фабрику, но не прошел дальше проходной. В этом месте рассказа он был очень невнятен. На оптовом складе у него потребовали документы, ведь склад не торгует в наличку и без договора. Попытки настаивать, сопровождая свои аргументы русским матерным, как-то не произвели впечатления и новоявленный миллионер очень быстро оказался за воротами. В подробности он не углублялся. В конце концов на каком-то мелкооптовом складе была куплена пара ящиков колбасы неизвестного производителя. В минимаркете, куда Петя пытался пристроить свой товар, его вместе с колбасой сразу послали «до мамы, с которой поступили не очень хорошо». Ничего не оставалось, как заняться розничной продажей. Идея пройтись по квартирам и «впарить лохам - они тупые, ничего не понимают» выглядела в глазах гешефтмахера гениальной. Но результат оказался плачевным. Продажа с доставкой на дом выглядела приблизительно так - Петя звонил в дверь:
- Шолом, колбаса гут ням-ням.
В большинстве случаев дверь просто закрывали. Иногда посылали в пешее эротическое путешествие. Иногда бывали несчастные случаи.
Звонок в дверь. Открывает ребенок.
- Шолом, я вам колбаса ням-ням. Колбаса гут, дешево.
- Папа, иди сюда, тут какой-то дядя пришел.
В дверях появляется мужчина.
- Вы что-то хотели?
- О, мужик, бери колбасу, дешево отдам.
- Спасибо не нужно.
Мужчина пытается закрыть дверь. А не тут-то было. Петя почувствовал наживу и пытается просочиться в квартиру.
- Мужик, ты чо, лох? Я тебе по дешевке отдаю, а ты вые…шься.
Дверь снова открывается, у Пети берут сверток и выбрасывают на лестничную клетку, Петю разворачивают и мощным пенделем отправляют вслед за колбасой. Дверь закрывается.
В общаге тоже как-то не охотно брали, торговались за каждую копейку (агору). Кое-как, почти по себестоимости колбаса была реализована и почти половина съедена самим Петей. Другой, слабый человек, уже бы пошел работать на дядю, но не «конкретный пацан». Продажа пит – вот настоящее доходное занятие, которое сделает вас миллионером.
Небольшое отступление. Владельцы торговых точек быстрого питания не бегают по пекарням и не закупают питы сами. Владельцы пекарен тоже не носятся, как угорелые по городу для реализации своей продукции. Организовываются линии доставки, со своими поставщиками и постоянными клиентами. Владельцы линий заключают договора на поставку и реализацию продукции пекарен точкам быстрого питания и кафе. Наш бизнесмен решил радикально изменить ситуацию.
- Здесь так не работают, - объясняли ему, - хочешь заняться этим бизнесом, для начала арендуй рабочую линию. Пойдет – выкупишь. Так все делают.
Но Петя был безапелляционен.
- Так делают тупые лохи. Я продам дешевле, они все любят халяву, никуда не денутся раскупят на раз.
Побегавши по пекарням, закупив полтысячи пит, потенциальный миллионер занялся реализацией. Чем все закончится – было ясно изначально: вся семья, друзья, соседи по общаге ели питы на завтрак, обед и ужин. Заплесневевшие остатки доедали на мусорке голуби.
Был ещё один совсем небольшой бизнес по продаже цветов в ресторанах, но как-то сразу не задался – в ресторанах цветами не принято торговать. Попытки продать парочкам на улице тоже не приносили дохода. Иногда, за слишком агрессивный маркетинг, он получал своим букетом по своей же морде. Цветы стояли в кастрюлях, в тазике, в ванной. На этаже пахло, как на летнем лугу после дождя, но денег не приносило.
- У меня нет телефона, потому бизнес не идёт, - заявил Петя.
На последние деньги была снята квартира с телефоном, куплен пикап марки Пежо 1980 года, установлен тент и фирма по перевозке вещей начала победное шествие по Израилю. Вот только работы было мало, клиенты исключительно русскоязычные, безденежные, коренные израильтяне не заказывают, ведь ни Петя, ни его супруга не говорили на иврите. Расценки были настолько низкими, что даже минимальная зарплата выглядела великолепным доходом. Кроме того Петя не умел рассчитывать время. Он мог понабирать большое количество заказов и опаздывать на 4-6 часов.
- Они, что, все такие тупорылые, подождать не могут. Ну подумаешь, немного опоздал (договорился на 10 утра, приехал в 2 или в 4 или вообще не приехал), ну подумаешь, немного помял холодильник, он у них не новый был.
По просьбе жены пытались его пристроить водителем в мебельный магазин: хорошая зарплата, питание.
- Я на этих пид..сов работать не буду, - амбиции у Пети зашкаливали.
Опускаться до соблюдения правил дорожного движения настоящий бизнесмен считал ниже своего достоинства.
- Правила для лохов, а не для нормальных пацанов.
Штрафы за стоянки на тротуаре выбрасывались в урну. Знак «СТОП» для дебилов, но полицейская была другого мнения и Петя расстался с водительским удостоверением.
- Ха. Напугала, лошара ментовская. Ездил и буду ездить. Пусть эти права себе в опу засунет.
Кто смотрит по ночам на светофоры? Только те, кто ездить не умеет. Так бы и ездил, но машину сфотографировала камера при проезде на красный, следом пришла повестка в суд. Не пойти в суд чревато очень большими неприятностями. Поскольку бизнесмен кроме русского матерного другими языками не владел, мне пришлось выступить в роли его переводчика. Поменялся сменами на заводе и с утра поехали в суд. Я впервые был в суде, что и как – никакого понятия, но «надо же что-то решать». Подошли к секретарю, предъявил повестку, удостоверения личности. Секретарь спросила, в каком статусе я здесь. Сказал, что переводчик этого господина, поскольку он не говорит на иврите. Получили распечатку всех когда-либо выписанных и не оплаченных штрафов, фотографию, с машиной проезжающей на красный, и пошли в зал. Небольшое помещение, на возвышении стол судьи и секретаря, в стороне чуть ниже стол прокурора. Внизу стол для подсудимого и его адвоката. В глубине стулья для публики, в этот день таких же «счастливчиков», как Петя. Секретарь с грудой папок прошла к своему месту. Вошел судья, величественный, в черной мантии. Все встали. Судья не торопясь уселся и небрежно махнул рукой. Сели. Начался суд. Секретарь подавала папку, вызывала обвиняемого, высказывался прокурор, подсудимый что-то говорил, как-то оправдывался, почти все были без адвокатов, судья объявлял приговор: штраф, лишение, пересдача и так далее. На каждое дело тратилось 5 - 10 минут. Подошла наша очередь. Прошли к столу, встали перед судьей. Судья:
- Что вы можете сказать в свое оправдание?
Я тихонько:
- Скажи, что ты ехал усталый, не заметил, очень сожалеешь.
Обратил внимание, что секретарь прислушивается, потом наклоняется к судье и что-то говорит. Девушка явно русскоязычная, надо предельно аккуратно высказываться. Но Петя был в своем репертуаре.
- Скажи этим пид..сам, что я выехал на желтый.
- Ты мудак, шепотом говорю я Пете, и громко на иврите, подсудимый утверждает, что проехал на желтый свет.
Судья подзывает меня. Подходит прокурор и протягивает ещё одну фотографию, на которой машина выезжает на красный. Всё, приехали. Я начинаю просить судью, Ваша Честь, пожалейте идиота, он безмозглый, но у него жена не работает, двое детей, он единственный кормилец, и если хоть раз нарушит, я ему собственноручно морду набью. Судья слушает вполуха, не торопясь листая распечатку нарушений. Подымает голову:
- Пройдите на свое место, и я хочу, чтобы вы перевели максимально точно мои слова и ответ подсудимого. Я хочу услышать его ответ. Вам понятно?
- Да, Ваша Честь.
Возвращаюсь за стол. Судья:
- Объявляется приговор. Подсудимый нарушил такие и такие правила дорожного движения, подвергая опасности жизнь и здоровье окружающих, но учитывая его тяжелое материальное положение, Суд идет навстречу и приговаривает к уплате всех предыдущих штрафов в двойном размере, а также на выбор подсудимого: лишение водительских прав сроком на полгода или повторная сдача практического экзамена по вождению.
Обращаясь ко мне:
- Я ещё раз напоминаю, что хочу слышать только ответ подсудимого.
Я перевожу и очень тихонько еле шевеля губами добавляю:
- Петя, скажи, что ты выбираешь лишение прав на полгода, ты понял?
Ага, тот случай, кому я говорю.
- Скажи им, что я пересдам. Что там пересдавать. Ерунда, тоже мне экзамен для дебилов.
Перевожу ответ. Судья стучит молотком. Свободны. Следующий.
Выходим, спускаемся на стоянку. Я уже не сдерживаю себя.
- То, что ты полный мудак – я знал, то, что ты полный идиот – я догадывался. Могу поспорить с тобой на ящик Хеннесси, что ты никогда не сдашь. Забудь о водительских правах, гешефтмахер куев. Пойдешь домой пешком, мне пора на смену. Пока.
Я оказался прав, Петя сдавал восемь или девять раз, но так и не смог сдать. Пытался продолжать «бизнес», наняв водителя-грузчика, но доходы уже упали далеко ниже минимума, его жена с детьми не выдержав такой жизни вернулась на Украину к родителям. Я нашел новую работу и уехал в длительную командировку. Прошло пять – шесть лет.
Гуляем выходным субботним днем с женой по парку. И, кого я вижу. Петя собственной персоной. Подходит, здоровается и сразу с места в карьер.
- Я тут разработал новый бизнес, мне только не хватает немного денег, предлагаю тебе войти в долю, за пару месяцев отобьем.
- Что же это за бизнес такой?
- Я поеду в Германию, сниму там квартиру, а в Израиле дам объявление, кто хочет получить вид на жительство должен прислать в конверте 100 долларов. Здесь лохов много, за месяц пришлют столько, что хватит лет на двадцать.
- И сколько надо инвестировать в твой «бизнес»?
- Не хватает всего восемнадцати тысяч. Так ты участвуешь?
«Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.»
Больше я Петю не видел.

29.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Слышал я эту историю в начале 90-х. Сказка или быль, а может просто байка, судить вам, а я за что купил, за то и продаю.

Приехала семья в Израиль. Муж, жена, двое детей. Сняли квартиру, пошли на курсы языка, начали обустраиваться. Для мужика найти работу не проблема, для женщины тоже, если ты не дирижер-хормейстер. Нет большого спроса на дирижеров в Израиле, а кушать хочется каждый день. Другой бы поднял руки и пошел мыть полы, но наши люди не сдаются. Если упорно искать, то есть шанс что-то приличное найти. И таки посчастливилось. Вдруг понадобился музыкальный руководитель для работы с детьми-репатриантами из Эфиопии. И где - в ДК, буквально рядом с домом. Что делать, на безрыбье и раком станешь. Особенно, когда единственный язык общения – русский. Начала работать. И что вы себе думаете, через пять месяцев ее детский эфиопский хор выступил на концерте в честь Дня Независимости.

Зал ДК полон народа, в основном пенсионеры из СССР или почти СССР.
Сцена. Выходит ведущий:

- Выступает детский хор. Песня о Родине.

Открывается занавес. Звучит музыкальное вступление. И...

Чунга-Чанга, синий небосвод,
Чунга-Чанга, лето круглый год.
Чунга-Чанга, весело живём,
Чунга-Чанга, песенку поём.

Вы когда-нибудь видели африканский хор? Точнее африканский детский хор. Это вам не «Большой детский хор Всесоюзного радио и Центрального телевидения» , это танцы африканских воинов, праздующих удачную охоту под песню из советского мультика. Что может с этим сравниться? Украинский гопак, казацкая плясовая, ирландская джига? Да они нервно курят в углу и горько рыдают.
В зале взрыв эмоций и вынос мозга, аплодисменты и дикий ржач, икотка и слезы, стук падающих и бьющихся в истерике тел.

Чудо-остров, чудо-остров,
Жить на нём легко и просто,
Жить на нём легко и просто,
Чунга-Чанга.

Такого коллектива, такого выступления и такого успеха никогда не было и не уверен, что будет. Победители Евровидения ногти до локтей могут обгрызать от зависти.

Наше счастье постоянно,
Жуй кокосы, ешь бананы,
Жуй кокосы, ешь бананы,
Чунга-Чанга.

21.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Я не против благотворительности. В каком-то смысле даже за. Как хорошо было бы сделать доброе дело, помочь кому-нибудь. Стараешься, входишь в положение, а в результате пшик.

Завод, вечерняя смена. Заходят две тетки, молодые, но в двери протискиваются с трудом.
- Вы что-то хотели? Да, я старший смены. Что, совсем нет работы и денег не хватает на еду? Ну, немного мы можем вам помочь. Вот видите, мешки с мусором, оттащите их к мусоросборнику и получите двадцать шекелей. Почему не можете, мешки совсем не тяжелые? Ах, просто вам дать двадцать шекелей. Извините, но здесь производство, а не бесплатная столовая. Деньги надо зарабатывать.

Очень поздний вечер, еду на машине домой. Перекресток, остановился на светофоре. В окно стучит мужичок с мотоциклетной каской в руке. Опускаю стекло.
- Что, бензин закончился? И денег нет? А где твой мотоцикл? На заправке. Сколько? Двадцать шекелей? Нет проблем, уважаемый, садись ко мне в машину, заедем на заправку, я тебе полный бак залью, чтобы до дома хватило. Как не надо? Ах, тебе деньгами дать. Нет, дорогой, деньги на дозу я не дам. Что?! Сам туда пошел!!

Середина рабочего дня. Выезжаю из Тель-Авива в северном направлении. Автобусная остановка. Голосует молодой человек. Останавливаюсь, опускаю стекло.
- Здравствуйте. Что за беда случилась? Надо ехать, а кошелек с деньгами и карточками украли? А куда? В Нетанию. Так это нам по дороге. Садись, я как раз в Нетанию еду, возле полицейского участка высажу. Мне тоже туда надо. Заодно заявление о краже напишешь. Постой, я не полицейский, я инженер, я их обучать еду. Ну, куда ты побежал!

Вечер. Звонок в дверь квартиры. Открываю. На пороге молодой человек в черном лапсердаке, такого же цвета шляпе и длинными, свисающими до шеи пейсами.
- Добрый вечер, чем могу помочь? Простите, на что ты собираешь? А работать не пробовал? Не можешь? Почему? А как же «в поте лица твоего будешь есть хлеб»? Ты попробуй, у нас на складе грузчики требуются... Ну, куда ты побежал!

Пятница, утро, супермаркет. Очередь в кассу. Подходят две симпатичные девицы, возраста 16-18 лет.
- Да, здравствуйте. Простите, что? Ах, вы помогаете продуктами неимущим. Что надо сделать? Оплатить вот это? Я как раз премию получил, с удовольствием помогу. А вы сами-то сколько своих денег вложили, позвольте поинтересоваться? Как только собираете? А самим заработать? Что значит негде? Вот это как раз не проблема.
Достаю телефон:
- Здравствуйте! Это клининговая компания? Мне нужно срочно, буквально сегодня произвести уборку квартиры. Да, согласен оплатить за срочность. Мне надо (перечисляю виды работ). Сколько будет мне это стоить? Приблизительно 200 шекелей. Простите, а сколько времени займет? Около трех часов. Спасибо, я вам перезвоню.
Убираю телефон в карман, достаю блокнот и ручку.
- Девочки, вот мой адрес, это здесь, совсем недалеко. Жена дома, она вам все даст для уборки, даже во что переодеться. Я ей сейчас позвоню. Вас двое, поработаете полтора часа, я вам заплачу 300 шекелей. Это будет ваш и мой личный вклад в такое доброе дело. Так я звоню жене? Девочки, девочки, ну куда вы побежали!
- Нет, это не пробивайте. Это вон тех девочек, они почему-то передумали. Я отложил в сторону. Да, извините, вот моя кредитка. Спасибо. И вам хороших выходных!

Вот так, только соберешься заняться благотворительностью, как выясняется, что уже и не нужно.

14.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Эта совсем не история, а так, небольшая зарисовка из жизни, которая имела место быть в те золотые времена, когда я был молод и «волос у меня было больше, чем вставных зубов».

В качестве эпиграфа:
Еврейская мама всегда найдет, что сказать своим маленьким детям...

Моя мама решила, что мне срочно нужно обзавестись семьёй.
- Мама, зачем тебе это надо? – удивлялся я.
К этому времени я был тридцатилетним младшим научным сотрудником НИИ.
- Я не вечная, кто-то должен присмотреть за тобой. Ты помнишь тетю (можно подумать, что я помню всех теть), у нее такая симпатичная племянница. Она работает бухгалтером.
- Мама, скажи, зачем нам в доме ещё один бухгалтер. Ты прекрасно считаешь мои заработки, включая халтуры.
- Я говорю к стенке... Этот ребенок сведет меня с ума.

Я не религиозен, от слова вообще. Мои познания в религии основаны на «Письмах с Земли» Марка Твена и «Забавной Библии» Лео Таксиля. Родители тоже очень далеки от религии. Но, что касается семьи, мама настаивала, чтобы жена была исключительно еврейская. Я не был так категоричен.

Суббота, вечер. На столе бокал с коньком, тарелочка с нарезанным лимоном, чашечка кофе, трубка с хорошим табаком. Я читаю книгу и наслаждаюсь покоем. Входит мама.
- Завтра днем я иду в гости к Софье Абрамовне и Исраилю Яковлевичу. Как, ты не помнишь дядю Сруля? Он же тебе подарил конструктор. Ты тоже идешь. Одень новый костюм и сходи в парикмахерскую.
- Хорошо.
Спорить с еврейской мамой – с террористом легче договориться.

Приходим. Так, все ясно, очередные смотрины. Вот это я вляпался! Ух ты, а семейка-то, соблюдающая традиции, типа религиозная. Я таких и не видел. А девица, да ее за полдня не обойдешь, она же в двери боком протискивается. Знакомимся. Представляюсь. Ах, ее ещё Цилечкой зовут. Приглашает пообщаться в ее комнате. Проходим в ее комнату. Цилечка приносит чай, печенье, конфеты (ей бы от этих конфет-печений бежать надо). Светская беседа плавно перетекла в религиозную дискуссию. Ага, думаю, так ты ещё поведенная на религии. А стокилограммовая Цилечка так и сыпет цитатами из священных книг. Мне это начинает надоедать. Все попытки перевести разговор на любую другую тему, упорно сводились к религии. Причем видно, своего мнения нет. Не люблю фанатиков, тупо цитирующих мантры своих кумиров. Ну, думаю, девочка, сейчас я тебе устрою ликбез, ты у меня научишься думать. Спрашиваю:
- Циля, я вижу у тебя мечта выйти замуж за человека, как праотец Авраам и быть ему верной женой, как досточтимая Сарра?
Девица, аж расплылась, я по ее мнению первый, кто проявил такие познания в любимой ее теме.
- Да, об этом может мечтать каждая еврейская девушка. Для меня это будет самое большое счастье.
- Тебе нравятся отношения в семье Авраама?
Цилечка проглотила наживку.
- Да, Авраам – не только праотец, но и пример нашего народа. Раввин (какой-то там) сказал.. - и понеслось чтение очередной мантры.
Все, теперь моя очередь.
- Это значит, если мы понравимся друг другу (такое приснится – утром не проснешься) и у нас будет семья, (не дай бог, конечно), нанимаем симпатичную девушку-служанку, и я могу эту служанку, тоже трахтенберг? А что, ведь достопочтенная Сарра сама подложила свою рабыню Агарь под Авраама. А иногда на троих будем закатывать небольшие оргии для укрепления семьи. Циля, я готов.
Девица резко меняется в лице. Буря негодования, взрыв эмоций, глазки мечут молнии, губки дрожат.
- Как ты можешь такое говорить!!!
Включаю дурака:
- А что такое, так в Библии написано.
- В Торе!!
- Ну хорошо, пусть в Торе, не надо нервов, со мной легко договориться, написано в Торе, что достопочтенный Авраам трахтен жену, и прислугу. Как я помню, там даже кто-то родился, в общем, ты же только что говорила, о самом большом счастье. Цилечка, а это неплохая идея.

Не ожидая пока в меня запустят чем-нибудь тяжелым, пулей вылетаю из комнаты.

Вечером мне была прочитана лекция на тему «Как правильно разговаривать с приличными еврейскими девушками», но эта уже совсем другая история.

08.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Хотите верьте, хотите нет, а дело было так.
В 1998 году работал я сисадмином в одном медицинском центре. В те времена в других приличных местах использовали windows 95, а в очень приличных windows 98. В конторе, где я работал, высшим достижением компьютерной техники считался windows 3.12, да и то, только у большого начальства, а у секретарей и прочих только DOS и редактор Einstein (был такой редактор, печатал на иврите и работал под досом). Но были некоторые офисные работники, которые печатали на обычных печатных машинках, спасибо, хоть электрических.
В один прекрасный день большое начальство потребовало убрать печатные машинки, поставить всем компьютеры и научить работать в этом самом редакторе.
Компьютеры установили, персонал ходил на курсы, все шло по плану, но некоторые несознательные, но ооочень «блатные» работники продолжали упорно печатать на машинках. Одной такой несознательной мадам была то ли тетя, то ли двоюродная сестра зав. отделением. По слухам у мадам был очень тяжелый характер и все недовольство она, пользуясь своими связями, вымещала на всех, кто попадался ей под руку. Рассказывали, что пока меняешь на ее печатной машинке ленту, узнаешь много нового о себе, своих родственниках и друзьях. Не верил я в эти слухи. А как оказалось, зря.
Мадам категорически идти на курсы отказалась и мне была поставлена задача научить ее включать компьютер, создавать папки, печатать и редактировать тексты, а также выводить на принтер. Обучать, так обучать, не впервые. Опыт преподавания у меня был неплохой, и самое главное, начальство пообещало премию в размере месячной зарплаты. Вот на это я позарился. Деньги нужны всегда. Прикинул, за месяц справлюсь, не впервые. Как я был наивен.
Для начала пришлось приходить на работу к восьми утра. Раньше я приходил к 9:30-10:00, но почти всегда задерживался допоздна. Резервное копирование в те времена было на кассетах, а их надо было менять каждые два часа.
Начались ежедневные занятия. Учил создавать папки, файлы, печатать, редактировать, короче самый обыкновенный курс. Тетя оказалась не просто с очень тяжелым характером и очень низкими способностями к обучению, а абсолютно тупой тварью. Занятия проходили приблизительно так:
- Смотрите, чтобы сохранить файл надо нажать CTRL+S. Вот видите, файл сохранен. Повторите пожалуйста.
- Ты мне вчера не так говорил.
- Смотрите, я вам даже наклейку сделал, чтобы было удобно запоминать.
- Это другая наклейка. Я видела, как ты ее поменял. Ты все делаешь, чтобы запутать меня. Тебя давно пора уволить. Кто тебя вообще на работу взял.
Приходилось похожие претензии выслушивать ежедневно. Если бы не обещание премии давно бы послал «до мамы, с которой поступили не очень хорошо», но я взялся, пообещал, надо терпеть и продолжать обучение.
Самым трудным оказалось научить редактировать готовый текст и вносить изменения. Тетя упорно набирала текст заново, предварительно замазав лишнее в распечатаном. Я освоил дыхательную гимнастику ушу, научился абсолютно спокойно выслушивать все претензии к начальству, к компьютеру, к программе и ко мне. Стал очень философски смотреть на жизнь, повторять, как для слабоумных, одно и тоже. Когда она уходила домой, я почти час курил и пил кофе, чтобы привести себя в порядок и заняться прямыми обязаностями.
Только на шестой неделе обучения дело сдвинулось с мертвой точки. Что-то началось получаться. И наконец к концу третьего месяца упорного выноса мозга, мадам заявила, что она все знает и все умеет и даже лучше меня. Хорошо, просто отлично. Я был настолько счастлив окончанием ее курса, что даже не остался делать свою работу, оставив ее на следующий день.
Утро ничего плохого не предвещало. Встал поздно, не торопясь позавтракал, выпил пару чашечек кофе, выкурил трубочку хорошего табака. В прекраснейшем настроении освобожденного узника пришел в свой кабинет и...
Телефон на столе трезвонил не переставая, с короткими перерывами, как будто бы я срочно понадобился всему миру и мир без меня вот вот рухнет. Хватаю трубку:
- Здравствуйте, чем могу помочь?
Из трубки несся рев изнасилованного носорога.
- Он печатает!!! Я вычеркиваю, а он печатает!!! Где ты ходишь! Почему тебя нигде нет!
- Простите, кто печатает?
- Он печатает. Я вычеркивала и замазывала, а он печатает. Я не могу так работать. Я уже два часа не работаю!! Я на тебя напишу докладную! Тебя сегодня же уволят!
- Простите, мадам, что вы там замазывали?
В трубке короткие гудки.
Со скоростью лошади, ужаленной в зад скорпионом, несусь на место происшествия. Открываю дверь кабинета, смотрю на экран компьютера и вот тут мне понадобились все дыхательные упражнения для обретения внутреннего покоя. Весь монитор был вымазан и облеплен канцелярским корректором. Канцелярским корректором по монитору, это же надо было додуматься!!! Кто бы рассказал, сам не поверил бы, не бывает такого, но вид монитора с белыми полосками и наклееными ленточками говорил сам за себя.
Глубокий вдох: «Тварь, руки твои кривые повыдергивать и в дупу засунуть», выдох:
- Как же так, это же не бумага.
- А какая разница, и вообще, я звонила, а тебя нигде нет, ты должен быть на рабочем месте. Я звонила уже сто раз.
Вдох: «То, что звонила, я не сомневаюсь. Звонить и стучать начальству – твое любимое занятие. А подумать или спросить, хоть кого-нибудь, мозгов нет.» Выдох:
- Почему вы не спросили у кого-нибудь ещё, например секретаря главврача или секретаря приемного покоя?
- Они дуры и ничего не понимают.
Вдох: «Действительно, зачем спрашивать. Амбиций у тебя выше крыши, вот только с головой никак. Морду бы ты свою намазала и то умнее выглядеть будешь.» Выдох:
- Мадам, пожалуйста, сделайте перерыв. Я немедленно решу вашу проблему.
Унес, разрисованный и облепленный лентой корректора монитор в свой кабинет. Зашел к ее начальству.
- Что делать? Продолжать обучение? Лучше расстреляйте.
Зав отделением внимательно посмотрел на меня.
- Садись.
Присаживаюсь. Доктор достает из шкафа бутылку коньяка и две малюсенькие рюмочки. Разливает коньяк.
- Бери, пей, поможет.
Молча выпиваю рюмку.
- Что, достала тебя. Да черт с ней, поставь ей печатную машинку.
Через десять минут компьютер с принтером был убран и на столе возвышалась печатная машинка.
А премию я все-таки получил.

29.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Немного об опере.
В начале и середине 70-х в оперных театрах часто ставили оперы типа «Повесть о настоящем человеке», оперу «Мать», балет «Ангара». Но будучи юношей, да и сейчас пожалуй, предпочитал классику.
Произошла эта история 1974 году в славном городе Харькове. Погнали наши восьмые классы смотреть эту самую «Мать» в постановке местного оперного театра. Не могу сказать, что был невероятно счастлив лицезреть сие действо. Но под страхом двойки в четверти по литературе пришлось идти.
Ладно, пришли, сели, свет потушили, началось представление. Ничего интересного не запомнил, даже сама опера никак не запомнилась. Зато очень хорошо запомнилось посещение Опорного пункта ДНД, расположенного рядом с театром. А что я там забыл? Так привели и не одного, а с компанией. За что? Дело было так.
Пока шла опера, мы с пацанами тихонько травили анекдоты и никому не мешали. Потом перерыв и пирожное с лимонадом.
Следующее действие. Потушили свет. Тревожная музыка. Занавес открывается, на сцене сбоку дверь, в середине простой деревянный кухонный стол, табуретка обыкновенная, на ней сидит Павел, одетый в рубаху-косоворотку, сапоги и пиНжак. На столе этакий огромная книга, гроссбух этакий. Павел что-то бормочет и водит пальцем по книге, как еврей по Талмуду, типа науку изучает, самообразованием занимается. Через косяк двери проходят рабоче-крестьяне в штанах и рубахах подвязанных тонким поясом и рабоче-крестьянки в платках и длинных юбках. Становятся полукругом за Павлом, самый главный выступает вперед, кладет руку на плечо Павла и красивым, мощным баритоном:
- Паавеел! (пауза) Маать твоюююю! (пауза) Жаандармыы увели!!!!
Хор следом:
- Мать твою, мать твою жандармы увели.
Это была та соломинка, которая сломала спину верблюда. Надо же понимать, что смотрят подростки переходного возраста, практически без тормозов. Я первый подал реплику, проблеяв козлинным голосом:
- Маать твоююю.
Тут же нашлись последователи. С разных концов зала слышалось:
- Мать твоююю...
Хохот поднялся страшный. Ржали, по-моему даже учителя. Спектакль остановился. Но вывели меня и ещё несколько, так сказать «добровольных певцов-помощников». Отвели нас в этот самый «Опорный пункт». Сидит там лейтенант доблестной советской милиции. Поставили нас перед ним.
- Так, что произошло?
- А чо мы сделали? Ну подумаешь, только посмеялись. Чо, смеяться уже нельзя.
Слово, за слово, пришлось проиграть эту сцену в лицах. Скажу не хвастаясь, получилось не хуже, чем в театре. Главное, зрители были в восторге. Смех начался с первой реплики и не умолкал до конца нашего небольшого представления. Лейтенант, вытирая слезы, посоветовал поступать в цирковое училище.

30.10.2018, Новые истории - основной выпуск

Случилась эта история, если не ошибаюсь в году 1995, решили мы c другом как-то в субботу свинятины зажарить, а магазинов типа "Тив Таам" ещё не было. Что делать, поехали в Мизру, есть такой кибуц между Афулой и Нацеретом (Назарет, кто не знает), свиней там разводят, купили свежайшей свинятины, как нам объяснили – утром еще бегала. Приехали домой, развели мангал, жарим, не забывая сбрызгивать вином, дух от него - сказка. Дом частный, беседка, приятно. Жена приятеля накрывает стол в беседке, приятель режет овощи на салат, я слежу, чтобы поросенок не подгорел и хорошо прожарился. Подходит к калитке дома такой молоденький "пейс", в черном традиционном костюме, шляпе, долго смотрит через калитку, потом спрашивает:
- А что это у вас?
- Свинина - говорю, а сам поближе дрын побольше подтаскиваю, если сунется не по-делу, так сразу его этим же дрючком осчастливлю.
- А это вкусно - спрашивает.
- Ещё как - отвечаю.
- А попробовать можно?
Вот тут я охренел.
- Слушай, а как же так, ты же вроде, как весь такой кошерный.
- Ну ничего, я помолюсь больше, Всевышний добрый, Он простит.
- Не вопрос, а водку будешь?
- Да.
Ну да, так да. Мальчик культурный, вежливый, не быкует. А тем временем поросенок прожарился, водка остыла. Посадили нашего нового кошерного друга за стол. Выпили, закусили, ну как, спрашиваю. Обалдеть, как вкусно, отвечает. Посидел немного с нами, вздохнул и так грустно пошел к калитке, постоял, даже жалко его стало. Не стали спрашивать, и так все было понятно.

Рейтинг@Mail.ru