Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: Michael Ashnin

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

19.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Велики дела Твои, ох, велики!

Веками человечество выживало от одного голода до другого, эволюция создала мощные механизмы защиты организма человека от голодной гибели — мы очень эффективно умеем запасать калории на случай неизбежного голодного периода.
И всё бы хорошо — но пришло изобилие...
К чему ни люди ни их охрана — наука и медицина— готовы не были.
Сначала эпидемия обилия охватила наиболее богатые страны, с хорошо развитой инфраструктурой сельского хозяйства, где-то в районе 50ых-60ых годов, поколения два назад.
А затем распространилась и по всему миру — благодаря новым революционным изменениям в производстве продуктов питания.
И ожирение начало своё победное шествие со всеми своими всадниками Апокалипсиса: сильно помолодевший диабет пожилого возраста ворвался даже в педиатрию, болезни сосудов, суставов и всякие другие хворобы, коим несть числа...
США, Великобритания, Полинезия, Индия — все эти страны пали жертвами эпидемии ожирения, не удивлюсь, если следующее поколение россиян столкнётся с этой пандемией.
Речь, однако, пойдёт о США, оказавшейся на самой передовой войны с Новым Врагом рода человеческого — изобилием еды.
Причин для этого много: стиль жизни, обилие дешёвой доступной еды в сочетании с недостатком образования нижних социальных групп, эмигранты из стран с историей недоедания и их потомки, генетические предрасположения некоторых этнических групп.
Чтобы не затягивать историю: это одна из главных проблем американской медицины и я, как врач-анестезиолог, постоянно сталкиваюсь с ужасами ожирения у моих пациентов.
Мало сказать, что эта патология сильно усложняет мою задачу — она смертельно опасна.
Сложности с такими пациентами начинаются с простых вещей: специальные носилки и операционные столы, специальные хирургические инструменты, устройства для ухода — краны с сетями, тяжёлая реабилитация, нужда в дополнительном персонале, короче — всё-всё очень непросто.
Но даже такие сложные больные — чепуховая работа по сравнению с супертяжеловесами в 500-600 фунтов, а то и поболее( мой персональный рекорд — пациент под 900 фунтов).
Вот об одном таком случае — моя история.
Итак: я старший резидент, ротация — акушерство.
Анестезиология в акушерской практике непростая, работы — непочатый край, цунами поступлений сменяются штилем, работа — сутки через сутки, месяц. Надо выстоять.
Немного помогает позитив — приход новой жизни, при виде новорождённого у меня всегда теплеет на душе...
И тут вызов, необычный — не в отделение, где всё на удивление тихо, а в приёмный покой, странно...
Прибываю, в недоумении: чё звали?
Беременная, в родах, не первых.
И?!?
Пойди взгляни — поймёшь.
Мнда...такого я ещё не видел, только слышал, в легендах и преданиях старослужащих, где такие пациенты назывались «выброшенными на пляж китами», beached whales.
Моя невозмутимая рожа явно понравилась пациентке, по контрасту с остальными командами я был намного более профессионально сдержан, нимало не показав своего изумления.
Её уже замучили обходами разных служб с повторяющимся изумлением: Беременны?!?! Вы беременны?!?!
Зашла ещё одна команда, ритуал изумления повторился и больная взорвалась:
— Перестаньте меня бесить, белые мальчики со стручками в штанах!!! Я женщина настоящего мужчины!!
Хотелось бы посмотреть на героя, подумал я. Явно одарённый человек, гигант и чемпион...
Я решил разрядить обстановку и прервал обход, сославшись на неотложность ситуации: больная в родах, схватки идут часто и болезненно, и, о боги! — она запросила эпидуральное обезболивание, мой выход на арену, точнее — на эшафот, на заклание, задача казалась невозможной.
Подняли в отделение, приготовили, инструктор пришёл благословить на невиданный ратный подвиг своего гладиатора...
— Миша, тут вот какое дело — перед тобой невозможно ,хм, тяжёлая... хм, задача. Тебе терять нечего, никто не ждёт от тебя успеха, сделай максимум усилий с минимумом эмоций.
А, да — вот тебе гарпун...
Блядь!! Он не соврал, гарпун и есть — сверхдлинная эпидуральная игла, какой я в жизни не видал, длиной в шампур, не заточка, а мечта гопника, оружие убийства, а не медицинский инструмент.
— А вы где будете? — робко спросил я инструктора.
— В молельном зале, молится за тебя и успех дела.
И исчез.
Теперь уже точно всё...
Иду в бой, безнадёжный, взывая к образам моих первых учителей.
Вы знаете — помогло!
Наши молитвы услышали в небесном отделе помощи молодым врачам и были посланы два ангела, как две капли воды похожие на моих первых учителей по анестезиологии — один был коренастый и седой, другой был высокий блондин.
И спокойствие снизошло на меня и ангелы-хранители взяли меня под руки и, засадив гарпун по самые помидоры и вспотев от напряжения, — поставил-таки роженице эпидуралку!
Родовая боль сошла на нет, её поставили на капельницу и она родила миленького малыша.
Вытаскиваю катетер и...
И тут вошёл её мужчина, отец малыша и нежно поцеловал свою жену и наследника.
Роста он был на голову ниже своей сверхдородной супруги и значительно меньше её в обхвате, много меньше.
Я поздравил его с наследником и с уважением пожал его руку.
Иду к себе в дежурку, гоню от себя непристойные мысли, недостойные рассуждения на предмет — ну вот как?!?!
Как это он?!?!
Как, как... Творец не чужд иронии и доброго стёба, Миша, вот как.
Ну и заодно наглядно продемонстрировал старому холостяку всемогущую силу настоящей любви.

+300
Обсудить (127)

19.02.2019, Остальные новые анекдоты

— Господин министр, вы — выдающийся дипломат современности, что вы посоветуете нам, студентам МГИМО, чтобы лучше подготовиться к карьере дипломата? Бытует мнение, что искусство дипломатии сродни игре в шахматы. Учиться шахматам?
— Шахматы устарели. Учитесь боевым единоборствам.
— И какой стиль единоборства вы бы лично посоветовали?
— Бакланка.

+-7
Обсудить

17.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Некоторые размышления на мой юбилей.

Пять лет на сайте, надо бы подвести итоги...
Хотите поучаствовать?
Погнали!
Прочитаны тысячи анекдотов и историй, которые принесли в мою жизнь смех и слёзы, за что я безмерно благодарен авторам и сайту:вы обогатили мою жизнь, наполнили её эмоциями и помогли пережить тяжёлые ночные дежурства и личные трагедии.
Я обзавёлся друзьями и оппонентами, населил Всякую Всячину, своими историями вызвал массовое вымирание могикан сайта, отрастил толстую кожу и научился стилю кавээнистой бакланки.
Пришлось, однако, расстаться и с некоторыми иллюзиями — что, поверьте, непросто для человека моих лет...
Так, например, профессия врача подразумевает гуманизм, мир врачей не подчиняется политическим убеждениям или заблуждениям. И уж совсем не полагается врачу быть человеконенавистником... это просто противоречит нашим инстинктам защитников и целителей.
Как я ошибался!!
Нет, история знает выродков-врачей: кровавый упырь Менгеле или немытый садист-дегенерат и палач Че Гевара.
Я надеялся, однако, что это в прошлом, что наш цех профессиональных гуманистов избавился от аберраций.
Я забыл об реинкарнации...моя ошибка.
Только реинкарнацией можно объяснить высказывания некоего коллеги о разломе Сан-Андреас, где он пожелал Калифорнии испытать мегаземлетрясение, в результате которого жертвами станут миллионы людей и Калифорния может просто исчезнуть с лица Земли. Описывается всё это сладострастно, можно сказать — оргазмически.
Но этот жалкий оргазм, вызванный мечтами о гибели миллионов людей сменяется поистине космическими сокращениями предстательной железы при мысли о полном исчезновении США с лица планеты, целиком, со всеми 325 миллионами: детей, стариков, женщин, белых, чёрных и коричневых.
И это не считая 95 миллионов кошек и 83 миллиона собак.
Погибнут мои потешные и шкодливые цвергшнауцеры, числом 3, ризеншнауцер моих друзей и миттель моих соседей, погибнут сотни тысяч такс, мопсов, йорки и лайки, пару тысяч лучших в мире охранников — чёрных русских терьеров, породистые и беспородные лохматые и добрые спутники людей исчезнут, разделив уготованный им добрым доктором Армагеддон.
Таким образом, и вторая моя иллюзия: собачники — люди добрые, любящие всех собак — умерла.
Нет, вру — иллюзия начала хворать, когда органавт на пенсии, завзятый собачник, решил превратить Ричмонд в ядерную пыль вместе с собаками, котами и прилагающимися к ним людьми...
Впрочем, чего не сделаешь для ненавистной тебе страны и её нечестивых четвероногих — Гитлер, заядлый собачник, тоже делил собак на арийских и неарийских, полагаю.
Итак, подытожим: не все врачи — гуманисты, не все собачники — хорошие люди.
А, да — согласно солидным медицинским исследованиям — мастурбация полезна. Если она не навязчивая геополитическая суходрочка, 24/7/365.
Не, ну если совсем невмоготу — жгите американские флаги, явление частое, далеко не все любят мою страну, танцуйте на улицах, празднуя массивное землетрясение у соседей( Азербайджан вам в пример) или 9/11 ( Палестина).
Всё это я видел, надеюсь,вас попустит.
Ну а если не попустит — жгите толстомордого Бенджамина Франклина, желательно в пачках по сто.
Однако не будем о грустном — юбилей всё-таки...
А посему: тост, желаю сайту долгих лет процветания и горячо надеюсь, что сайт переживёт эру ненависти и вступит в эру милосердия. И уж точно желаю сайту пережить меня!
Честно говоря — мне надоели потери...

+-67
Обсудить

16.02.2019, Новые истории - основной выпуск

По своим делам заехал в соседний город - более крупный, с населением раза в два больше нашего.
И, соответственно, госпиталь там намного больше нашего — громадный многопрофильный региональный центр, где и травмы, и сердца, и черепа.
И так случилось, что вчера я около него проезжал, причём по другой дороге.
И заметил то, чего прежде не замечал: большое кладбище, точно по соседству с больницей.
Я не поверил своим глазам, остановился, вышел — нет, не показалось: тут въезд в больницу и рядышком, за небольшой оградой, кладбище.
Более того — пациентам из палат открывается прекрасный вид на памятники и кресты над могилами.
Ну, знаете... меня трудно удивить, повидал всякие необычные госпиталя, в памяти остались несколько примечательных...
Так, например, в 300-х метрах от Нотр-Дама находится старейший парижский госпиталь, громадный, в недрах которого — современный отель, очень неплохой и сравнительно недорогой.
Одно плохо — подыматься в него только лифтом, через приёмный покой, зачастую вместе с носилочными пациентами.
Словом, на любителя.
Или из окон палат Сидар-Синая в Лос-Анжелесе видна громадная надпись на крыше ресторана: «Скорого вам выздоровления!», кто-то не поленился быть добрым...
Или большие придорожные знаки: « Помолитесь за выздоровления наших пациентов!»
Но вот кладбище!?!
Чёрный юмор как компонент лечения?
Или соображения удобства?
Или экологические выгоды ?
Или чтобы сократить дискуссии по плану лечения? И на вопрос пациента — доктор, а какие у меня альтернативы? — молча указать пальцем на кладбище по соседству?
Возможно, как напоминание врачам — ваши ошибки будут лежать неподалёку?
Не знаю, что и подумать... но точно знаю — не хотел бы я лежать в этом госпитале.
Или — напротив него.

+62
Обсудить

08.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Моё первое дежурство или Рейган с сиськами.

Моя академическая карьера подходила к концу, надо было переходить от социализма университетов к капитализму частной практики.
А тут как раз и случай подвернулся: мой соратник по резидентуре искал себе напарника, позвонил и давай уговаривать: городок небольшой, спокойный, патриархальный, люди приветливые, дом можно купить недорого, дежурства на дому, воздух свежий, океанический...
Тут вот я и купился: жара пустыни в сочетании с перманентным смогом меня достала!
Помню, я его ещё спросил про травмы — редко, ответил он.
А стреляные?
Вообще не бывают, город — патриархальный, люди добрые, все друг друга знают, стрельба — дело неслыханное, о чём ты!!!
Во-во-во, это мне подходит!!
(Мне сильно надоели беспокойные недостреленные поступления из шестого по преступности города США.)
Радости они приносили мало...
Им радовались только хирурги-стажёры из других стран, специально присланные обучаться военной медицине и методам лечения огнестрельных ранений, к слову.
Итак, еду знакомиться с городом и госпиталем...
Город не подкачал: солнце, почтовые голуби летают кругами в необъятном небе,воздух свежий, хрустящий — хоть дыши хоть кусай и жуй!
И патриархальный, как на лубке 50ых: дети торгуют домашним лимонадом с лужаек передних дворов, деньги на футбольную форму местной школьной команде зарабатывают, в воздухе — запах барбекю, церковные благотворительности жарят цыплят и мясо на нужды своих прихожан — лепота, одним словом, ни те пробок, ни те смога, машин немного, стиль езды — расслабленный.
А вот госпиталь подкачал...поначалу.
Снаружи он выглядел как сарай, что объяснимо, строился он в суровые годы после Великой Депрессии, в военном 1943 году.
Мнда... захожу.
И обалдеваю.
Самый чистый госпиталь в моей жизни, уж поверьте моему опыту санитара, медбрата и врача!
С пола можно есть, больные ухоженные и чистенькие...
А расписание операционной!!
У меня отвалилась челюсть — маленький захолустный госпиталь с операциями университетского уровня, невиданное дело...
Берём, заверните!!
Обговорил все детали со своим приятелем, подал документы, купил дом у уезжающего анестезиолога( он решил стать виноделом, в другом штате), переехал, проработал в тандеме месяц, надо и дежурить начинать.
Дежурство — 24 часа на пейджере, закончили плановые операции, я последний, звоню главной дежурной сестре — ничего?
Ничего, ни в приёмном покое ни в родильном — стало быть, домой...
Аха, щас!!
На подъезде к дому, 10 минут спустя — вызов: огнестрельное ранение в грудь!!
Ах тыж ссука, вот те и патриархальный город, нас с тобою, Миша, похоже ... дезинформировали!! Дежавю, я опять попал в Чикаго или Детройт или Сан-Бернардино!!
Резкий разворот, галопом в приёмник, кидаю машину и врываюсь в отделение, врач приёмного профессионально краток: женщина 20 лет, ранение в грудь, теряет кровь, в шоке, пневмоторакс, стрелявший задержан, калибр — 22LR( калибр маленький но говнистый), одно входное отверстие, выходное не нашли.
Хм, совсем как Рейган, мелькает у меня в голове — обстоятельства покушения на него мне известны в деталях: тот же калибр, та же ситуация с проникающим ранением груди, затронуто лёгкое, кровит...
И точно: давление у плинтуса, пульс в небесах, холодный пот, спутанное сознание — шок.
Кровь давайте, где вены?!?
Пару хлипких, на руках...
А центральная?
Пробовали, не получилась, уж больно толстая.
Есть такое дело, полная, с большими пышными грудями и бронированном бюстгальтером, разрезанным парамедиками при транспортировке.
Меняю подход, вена есть, кровь готова, быстро вливаем литр, начинаем второй, показатели стабилизировались на нормальных, поставил артериальную линию, отправил анализы.
А тут и хирург подходит.
Знакомимся — он был в отпуске, меня не знает.
Посмотрел на больную, одобрительно кивнул, быстро осмотрел.
Небольшого роста, азиат, как я позже узнал — таиландец, он вызывал немедленное доверие...
Казалось бы — с чего? Говорит мало, двигается несуетливо, спокоен и невозмутим как слон.
Таких я видал.
Но вот такое чувство — спокойной мужицкой уверенности, чем он щедро делился со всеми — я испытывал всего пару раз в своей долгой медицинской жизни.
Ничего не зная о нём — я просто решил довериться чуйке.
И не ошибся.
Уже позднее я узнал: что чуйка не подвела, я проработал с ним почти 20 лет, легендарной силы хирург, универсал, умница и скромник, бессеребреник, что в городе его обожают, у него легкая рука и отличные результаты, что местное кладбище недосчиталось сотни похорон из-за него...
Так, отвлёкся — достаточно сказать, что я считаю его самым лучшим хирургом в моей жизни.
Итак, берём « Рейгана с сиськами», как я её окрестил про себя, в операционную.
Наркоз, взлетаем, всё штатно, девка ведёт себя на удивление стабильно, калибр тот же, стреляли в грудь, Рейган чуть не помер, а она у меня — железная дорога с ровными шпалами( слэнг, её показатели практически не меняются, выстраиваясь ровными рядами на протоколе наркоза).
Нет, так не бывает, что-то не то...
Слышу довольный смешок хирурга — пуля изменила своё направление, Михаил, после столкновения с пышным бюстом и бюстгальтерными конструкциями, отскочила вниз, в живот и там уж причинила вред, но терпимый, он нашёл пару кровотечений и остановил их, посмотрел требуху — кишечник целёхонький, печень, селезёнка — никаких повреждений, закрываем.
Приземляемся, без проблем, перевожу в реанимацию, анализы хороши, показатели стабильные...
Наутро я, невыспавшийся, встречаю напарника язвительным: ты это называешь « тихим семейным городком»?!?
Он отбивается, винит мою дурную карму, которую я прихватил с собой из университета...
А вот истинные причины и подробности мы узнали позже:
стреляла соперница, они там одного козла не поделили, он им обоим заделал по ребёнку, её посадили, ребёнка забрала её мама, пока она сидела — он заделал им обоим ещё по ребёнку!!
Прям рабыня Изаура приехала в Санта Барбару, фарс часто высовывает свою глумливую мордочку из-за кулис трагедии...
Ну, да бог с ними — впереди у меня было почти 20 лет работы плечом к плечу с этим удивительным, точнее —уникальным хирургом.
За что я безмерно благодарен провидению, надо сказать...

+584
Обсудить (39)

06.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Ода 150 граммам.

Любимый мной Сергей Довлатов как-то написал:
« О вреде спиртного написаны десятки книг.
О пользе его — ни единой брошюры.
Мне кажется зря...»
Сергей Донатович, я попробую, да?
Но сначала — куча дисклэймеров.
Злоупотребление алкоголем — громадное зло, приносящие страдания и потери поистине неисчислимые.
Каждый может припомнить трагедии практически в каждой семье: начиная от самого Довлатова и заканчивая автором этой истории и её читателями.
Кому, как не мне, врачу, об этом знать...
Речь, однако, пойдёт о другом: о совершенно конкретном человеке, мне, в совершенно конкретной ситуации.
Ничуть не рекомендую ничего из нижеизложенного, просто история.

Мир алкоголя — разнообразен, каждый регион, каждый этнос отличается напитками и привычками их потреблять.
Алкоголь, хотите вы этого или нет, занимает важное место в культуре народов, отражая традиции и способы его приготовления.
Самогон Аппалачей или Истринский самогон Латгалии, напитки из мексиканской агавы — мескаль и текила, коньяк, брэнди и кальвадос, ликёры, вина белые, красные, розовые, пенистые, десертные из бесчисленных мест их производства, саке и соджу, виски из Шотландии и Бурбон из Кентукки, необъятный мир пива, ром, аквавита — короче, несть им числа...
И моя прирождённая любознательность заставляет меня этот мир алкоголя изучать, я ох как далёк от завершения этого увлекательного путешествия.
Доверяю же я — только водке (и в меньшей степени — текиле с мескалем).
Спросите — почему?
Чисто профессиональное, в мире тысячи лекарств, анестезиологи доверяют только нескольким дюжинам: проверенных в бою, надёжных, с предсказуемым эффектом.
И изо всех употребляемых мною алкогольных напитков только водка в чистом виде отвечает таким требованиям: чёткая связь дозы и эффекта, точнее — целого созвездия эффектов.
После 150 грамм в голове проясняется, мир наполняется более острым восприятием звуков и запахов, ноющие суставы становятся по-юношески гибкими, походка — пружинистой, как в молодости, внимание к деталям и способность концентрироваться возрастает многократно.
А самое главное — резко возрастает моя способность быстро мобилизоваться и войти в Красную Зону.
Красная Зона — это твоя способность, грубо говоря, к стрессу и формированию ответа на него. На работе я и без водки вхожу в Зону моментально, резко ускоряюсь во время стресса.
Но это — на работе, где я натренирован годами и десятилетиями к быстрым действиям в конкретных ситуациях.
Вне работы я лишь чуть лучше среднестатистического обывателя в скорости реакции.
Обычным людям необходимо от нескольких секунд до пары минут — чтобы осознать и, главное, поверить в опасность.
Именно поэтому агрессию так тяжело отражать — агрессор уже в Красной Зоне, накачанный адреналином, со значительной форой по скорости и инициативе, с планом атаки и решительностью.
Вам же для всего этого необходимо время — которого у вас нет.
И, наконец — почему 150 грамм.
Может, от редко пившего отца с его » 100 грамм мало, 200 — много, 150 будет как раз», может от его рассказов про фронтовые 100 — кто знает?
Для меня ясно одно — это моя доза и мои эффекты от неё.
А вот и история.
Закончил дежурство, все наркозы с мягкой посадкой, сдаю смену и еду, свободный, домой.
Там я перекусываю и наливаю себе три стопочки очищенной , потом разбираю почту и иду с собаками гулять.
Погода отличная, на душе хорошо, старые травмы не болят, до следующего дежурства аж три дня — лепота и именины сердца.
Выбираю маршрут через поле для гольфа — что было ошибкой.
Две большие собаки вырываются из-за ограды заднего двора и мчатся прямиком ко мне и моим трём шнауцерам, намного уступающим им и по размеру и по мощи...
Бегут убивать — хорошо знакомые мне признаки: прижатые уши, опущенная голова, летящая слюна — они явно бегут не для объятий и поцелуев... А надо сказать, что атака собаки на собаку является лидирующей причиной их гибели, наряду с машинами и отравлениями.
И вот тут 150 грамм оказались очень кстати...
Времени у меня было пару секунд, решения приходили в голову с быстротой мамбы: собаки, смесь питбуля и не то боксёра не то ротвейлера, с мощными челюстями , таким хватит одного мига свернуть шею моим шнауцерам, любой ценой нельзя дать им возможность войти в контакт.
Задача сложная, у меня есть какие-то знания защиты человека против собаки и очень мало — защиты трёх маленьких собак, к тому же с безумной смелостью рвущихся в бой, на свою верную смерть.
Перехватываю другой рукой все три поводка ближе к ошейникам и завожу своих собак себе за спину, они тесно прижаты всей гурьбой к тылу атаки, на это ушло пару секунд — всё, что нам было отпущено на подготовку...
Набежали, с двух флангов, ногами отбиваюсь от их попыток сунуться ближе — бью по рёбрам, мордам, лапам, бью остервенело, бой идёт серьезный, цена поражения — трагична и невосполнима...
Всё это продолжалось недолго, меньше минуты, мои резкие повороты туловища с подлетающими от ускорения хвостами — моими собаками на ультракоротком поводке вместе с пинками агрессоров, так и не позволили псам прорвать оборону.
Подбежал хозяин и взял псов на поводок, оттащил, извиняясь и кляня их на чём свет стоит.
Схватка закончилась.
И мы пошли догуливать.
Собаки вели себя необычно смирно, я б сказал — уважительно.
Но недолго, природа взяла своё, они вернулись к своим привычкам: тянули меня в три разные стороны, нюхали каждый кустик и оставляли пимэйлы.
А ведь всё могло закончиться по-другому — кабы не три стопочки водки...
(с)Michael Ashnin

+132
Обсудить (71)

02.02.2019, Новые истории - основной выпуск

«Занимательная венерология»
Краткое содержание первой главы: эпидемия гонореи в пионерском лагере, недавно впервые опубликованная на сайте под авторством уважаемого коллеги НМ.

Глава вторая:
Под куполом цирка!

Маэстро, урежьте туш — мы начинаем!
Первая городская больница, старейшая больница Риги, где лечились и работали 4 поколения моей семьи, занимала громадную территорию и состояла из готического стиля главного здания и множества флигелей, стоящих отдельно.
Немного на отшибе стоял трёхэтажный флигель, мрачного вида грязно-зелёное здание с ещё более мрачной репутацией: отделение венерологии.
Именно об этом отделении и его обитателях эта история, одна из многих мифов и сказок Первой Городской, больницы с более чем вековой историей, больницы, где прошли мои самые лучшие годы первой влюблённости в медицину...
Сразу оговорюсь — историю я слышал, но сам не видел.
Однако она звучит достаточно правдоподобно, впрочем — вам судить.

Лечение венерических заболеваний в СССР было добровольно-принудительным, уклониться от него можно было только лечением в частном порядке.
Придя в вендиспансер по повестке, зачастую принесённую участковым или милиционером, приписанным к вендиспансеру — больной попадал в паутину инструкций и обязательств.
Нарушать их было себе дороже — можно было загреметь по статье в тюремную больницу.
Лечение в стационаре было долгим — недели складывались в месяцы.
А пациенты там были люди молодые, похотливые и по большей части люмпены, прям скажем — не самые лучшие представители общества развитого социализьма.
Откуда такие категоричные отрицательные отзывы?
Любой мало-мальски образованный и осведомлённый заболевший знал: диспансер — это мышеловка, надо искать частного целителя, с репутацией.
Это знали и дальнобойщики, и моряки дальнего плавания, и интеллигенты вузов, и студенты, и выпускники 23 средней школы (привет, кролики!) — короче, почти все.
Так что только по большому невежеству, наивности или глупости люди попадали в лапы государства.
Или по большой неудаче, если тебя выявляли как «контакт» — ну, невезуха тогда полная, типа замели на облаве.
Телевизор, радио, карты, домино, контрабандный алкоголь заполняли дни этих по большей части молодых и здоровых людей с исколотыми антибиотиками жопами.
А также мучила их похоть, да-да, ничем не убиваемая похоть праздных людей, изнывающих от скуки.
Обострения сластолюбия совпадали с весенним потеплением, сходил снег и обитатели мрачного флигеля начинали соревноваться с мартовскими котами — кто похотливее.
И я был невольным свидетелем многих шевелящихся кустов и сладострастных стонов совокуплений бесшабашных венериков обоих полов, поклонников секты «Клинклиномвышибальщиков», ошибочно полагающих, что уже заражённые заразиться не могут...
Кстати, сразу же отвергну все обвинения в вуайеризме, всё намного проще — работа у меня была такая, медбратом в реанимации.
Там ведь как на войне — умирают много, редкая смена медбрата обходилась без роли Харона, перевод в морг считался мужской работой.
А морг, как и венерология, занимал отдельный флигель, аккурат по соседству — что никого не смущало: мертвые были — мертвее не бывает, а живые — живее не бывает, судя по активным пляскам кустов.
Короче — макабр тот ещё, пир во время чумы.
Пир, однако, продолжался только до закрытия отделения, женского, стратегически расположенного выше мужских.
Отделение запиралось и веселье замирало, решётки были и на дверях и на окнах — не забалуешь.
Но ...в жизни всегда есть место подвигу.
Некий Казанова с недолеченным концом и большим влюбчивым сердцем в комплекте с гораздо меньшими мозгами решил воссоединиться с предметом своего вожделения — ПОСЛЕ закрытия отделения.
Не спрашивайте — как он нашёл лестницу, легенда умалчивает.
Одно ясно — наш ёбарь-акробат добрался-таки до окна.
И, как утверждает легенда, — случилась любовь, прямо там, прямо через решетку, природа не обделила нашего героя ни физиологически ни анатомически, очевидно, компенсируя его хроническую мозговую недостаточность.
И всё бы ничего, да вот под занавес подвёл баланс Казанову, оргазм — плохой помощник канатоходца...
Говорят, что летел он якобы с блаженной улыбкой и закаченными от удовольствия глазами — но, думаю, привирают.
По приземлению, однако, возникла проблема — переломанные ноги, его надо было переводить в травматологию.
Разгорелся спор между заведующими отделениями — венеролог настаивал на переводе в травматологию, травматолог предлагал лечение в венерологии...
Как там всё закончилось — не скажу, не знаю...забыл за давностью лет, судите сами — до Ютюба были долгих четверть века, к сожалению.
Такое видео, да ещё с саундтреком типа «Полёт Валькирий» Вагнера было бы успешным, мне кажется.
Особенно в замедленной съёмке с крупным планом счастливого лица...
(c)Michael Ashnin

+109
Обсудить (26)

21.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Ледяное дыхание закона.

Многое забылось за давностью, однако этот день я помню, спустя без малого четверть века, помню и, наверное, уже не забуду никогда.
История медицинская, богатая на терминологию, предупреждаю заранее.
Ротации в отделении реанимации или, точнее, интенсивной терапии — тяжёлые и ответственные, только старшие резиденты третьего года, деды и почти дембеля , допускаются до работы в таких условиях практически круглосуточной войны на выживание...
Команда состоит из директора отделения, врача-инструктора, врача, который тренируется в этой специализации, офицерский состав.
Я — старший резидент, прапорщик, у меня в подчинении интерны и студенты, личинки врачей.
Как видите, иерархия и подчинение, все учат всех, я мучаю инструкторов сложными вопросами, интерны мучают меня, студенты — интернов.
И вот что случилось в один из редких моментов покоя в одном из отделений реанимации, когда все обходы закончились, числом три:
интерны обошли со студентами
я, резидент, обошёл со своими салагами, всё проверил и приготовил доклады для инструктора и его заместителя, пульмонолога, тренирующегося в медицине критических состояний.
Второй обход - с этим пульмонологом.
И третий, решающий, с директором, где принимаются самые важные решения в последней инстанции.
Мои подопечные не подкачали, толковые доклады, больные поправлялись, мы готовились к переводам и новым поступлениям.
Но вот один из пациентов был сложный.
Вкратце: крепкий старик под 90, военный лётчик времён Второй Мировой войны, фанатик авиации, владел частным самолётом, поднимался в небо раз 5 в неделю.
Последний его полёт кончился весьма плачевно: во время взлёта порыв ветра не позволил набрать высоту, самолёт зацепился за провода и рухнул.
Старый солдат выжил, но переломал себе кости, сотрясение мозга и самое опасное — поломал шею.
Бог хранил старого пилота — его не парализовало, операция по стабилизации шейных позвонков прошла успешно, он отдыхал на респираторе пару дней, его шея и голова была снаружи окружена клеткой с жёсткой фиксацией головы и шеи.
Быстро оклемался, никаких нарушений нервной системы, пора отключать от респиратора и переводить на самостоятельное дыхание.
План понятен, одна закавыка: вытащив дыхательную трубку, мы сжигали за собой мосты, ввести её обратно было бы чрезвычайно трудно, почти невозможно — чёртовы нимб с решёткой не позволяли.
Мы обговорили стратегию, риски , альтернативы, Миша, тебе всё понятно, да, это твой проект на сегодня, после полудня экстубируем (вытащим трубку), дадим мистеру Смиту пару часов поспать и после ланча будем начинать процедуру.
Команда немедленно фрагментировалась, мэтры-сэнсеи свалили двигать науку — сидеть в лабораториях, пить кофе и сплетничать, мои подчинённые только ждали моей команды: Вольно! Разойдись!!
И тут я, последний приказчик в лавке, заметил посетителя, уверенным шагом входящим в моё отделение.
Высокий седоватый мужик, в прекрасной форме и загорелый, одетый в костюм, за цену которого можно было оплатить пару киллеров в гетто Южно-Центрального Лос-Анджелеса, да о чём это я — один его галстук был равен моему жалованью за неделю.
Плюс, время посетителей начиналось только через час, обходы только заканчиваются, ему тут не место...
Придавливая раздражение, спрашиваю:
— Чем могу помочь?
— Я сын мистера Смита, хотел бы увидеть отца.
Я смягчился, лётчик завоевал мою симпатию:
— Он спит, мне бы не хотелось его будить...
— Ничего страшного, я подожду. Заодно переговорю с его врачом.
Судя по всему — вы мне и нужны, вы ведь старший резидент Ашнин?
Такая осведомленность и уверенность заставила меня собраться:
— Буду рад помочь.
— Прежде всего мне бы хотелось ознакомиться с его историей болезни и последними анализами, дайте мне пять минут на ознакомление, передайте мне, пожалуйста, папку.
— К сожалению — не могу, правила позволяют доступ к истории только медицинскому персоналу госпиталя.
— А также персональным адвокатам, я уже навестил ваш юридический отдел, вот разрешение.
Сссукин сын, передаю ему чарт.
Он его листает, смотрит — профессионально, быстро, грамотно и внимательно — короче,как это делаем мы, сотни раз в день.
Врач, по прихватам, стопудово.
— Простите, не мог не заметить ваших навыков, вы,часом, не врач?
— Был им. Когда-то, потом получил второе образование, юридическое. Сейчас я практикую как адвокат.
— Если не секрет — а в какой области?
— Медицинские ошибки.
Проще говоря — зарабатывает тем, что судит врачей и госпиталя.
Мнда, Миша, ты приплыл, к котёнку в гости пришёл песец, съедят тебя без соли, такую акулу я не видел, слышать-то слышал, но считал легендой, страшилкой — пугать молодых врачей.
Это был тигр, проведший часть своей молодости среди овечьих пастухов и овчарок, научившийся лаять, блеять и играть на свирели. Это был свой, ставший чужим, перебежчик, враг — элегантный вежливый — и опасный, опаснее мамбы.
Я оглянулся на свою свиту — никого, растаяли, расступились как Красное море перед Моисеем, я один на один с адвокатом.
— Так, расскажите мне ваш план.
— Разбудим через час и удалим дыхательную трубку.
— Да, надо, время пришло... Опасное дело — с эдакой арматурой вокруг головы и шеи, однако. Я могу отца потерять, не так ли?
— Шансы невелики, мы проверим его способность дышать самому до извлечения трубки, лёгкие выглядят очень хорошо, я настроен оптимистично.
— И я. А всё-таки какой у вас план действий на случай осложнений?
Излагаю, шаг за шагом, он успокаивается.
— Вы уж постарайтесь, отец у меня один...
— И я это ни на минуту не забуду, буду заботиться о нём как о своём. Давайте приступим, подождите в комнате посетителей.
Я вас немедленно проинформирую по окончанию.
Я также хотел бы, чтобы вы зашли к отцу и приободрили его, ему будет приятно знать, что вы поблизости.
Отвожу его к отцу и оставляю наедине...
И готовлюсь.
И проверяю оборудование и инструменты.
И перепроверяю.
Даже сходил к ЛОРам, схватил их резидента и притащил в реанимацию — не дай бог, совсем лихо будет — он наложит трахеотомию, проще говоря, наружную дырку в трахее для подачи кислорода...
Вывожу адвоката из реанимации, у него в глазах слёзы наворачиваются, эмоции сына смывают всю его жёсткую уверенность.
— Да поможет вам бог, коллега! говорит он мне вдогонку.
Помог.
Всё прошло штатно, без сучка и задоринки.
Я зашёл за сыном и они воссоединились, второй раз за два часа, отец полностью пришёл в себя и обрёл способность говорить.
Мои подчинённые тараканы вылезли из щелей и жизнь вернулась в свою колею.
Я взял опеку над старым солдатом и благополучно выписал его из отделения через два дня.
Адвокат оказался благородным оппонентом, прислал в программу благодарственное письмо, полное комплиментов.
Я же был просто рад, что моя профессиональная жизнь продолжается.
А через две недели директор программы предложил мне место младшего инструктора. На столе у него лежало это письмо...
Вот уж не знаешь — где найдёшь где потеряешь.

+705
Обсудить (148)

10.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Выстрел( не по Пушкину)

В диалогах с комментаторами мне пришло в голову:
человеческой природе свойственно ошибочно гордиться поступками неправильными и стыдиться поступков правильных.
Об одном таком, старом, саднящем душу, правильном поступке я и хочу рассказать...
Итак, история.
Звонок, детский голос в трубке: «Помогите!! Маме руку отрезало!!»
По номеру и голосу определяю — звонит малолетняя дочка моей тогдашней подруги, на заднем плане — вопли и плач Любы, короче — хаос и паника... выезжаю, гоню что есть силы, приехал, врываюсь в квартиру...
Твою мать, всё в крови, кровь везде: двери, стены кухни, мебель!
В углу сидит Люба и воет, кутая правую руку в полотенца и бумажные салфетки, насквозь в крови, дочка рыдает — словом, не для слабонервных картинка...однако, « бригада, на вызов!», включаюсь, работаем.
Дочку отвожу в её комнату, обещаю, что маму спасут.
Мою руки и велю Любе убрать руку и показать рану, разматываю полотенца и салфетки, по пути расспрашивая — как она поранилась.
Оказывается, высокая статная шатенка, Люба решила побыть блондинкой и приготавливая смузи, а, надо сказать, она была повёрнута на ЗОЖ и йоге, решила пропихнуть нарезанные фрукты в блендер — работающий блендер!!
Пальцы прошли глубже, чем она рассчитывала и блендер деловито приготовил смузи из фруктов и пальцев, множество ран пальцев и кисти...
Так, крови много, но пульсирующего кровотечения нет, венозное, накладываю легкий жгут полотенцем и велю поднять руку выше головы, так, кровопотерю остановили, прикрываю кисть марлей и готовлюсь к эвакуации, в приёмный покой ближайшего госпиталя, поскольку кровопотеря значительная, по всем признакам.
Выскакиваю перепарковаться — ставлю машину в проезде, на
аварийной мигалке, веду Любу к машине, перевязанную и бледную, сажаю её в полуобмороке в машину, она совсем ослабела...
Какой-то мужик пытается поругаться по поводу заграждения проезда в гараж, некогда, мужик, некогда, не видишь что ли, эвакуация пострадавшей, отвали с дороги, уезжаю.
Ближайший госпиталь недалёко, буквально за углом, носилки, сортировка, я рапортую доктору приёмного покоя, он только глянул и без долгих разговоров позвонил ортопеду — специалисту по рукам, отдельная, кстати, специальность, рука — дело сложное.
Фу, от души отлегло, венку поставили, анализы, столбняк, рентген, успокаивающее и обезболивающее, сравнительно быстро для Лос-Анджелеса приезжает из дому молодой толковый специалист по руке, осматривает и приносит нам две новости: хорошую и не очень.
Повреждены сосуды и связки, переломов нет, мягкие ткани повреждены — но всё это он может поправить и зашить, хорошо.
Не очень — делать это он будет под местным обезболиванием, часа два, периодически проверяя пассивные и активные движения.
Уверяет, что обезболит хорошо — и не обманывает, Любе не больно.
А вот наложенный на предплечье турникет( по-простому, надувной жгут), чтобы хирургическое поле не заливало кровью, её беспокоил, значительно.
Турникетная боль, нудная и нарастающая, я отвлекал её как мог — в ход пошли анекдоты, скабрёзные воспоминания о путешествиях по архипелагам её эрогенных зон, даже умудрился позвонить дочке и дать им переговорить.
А когда уже терпеть не было сил — турникет сняли, благо он заканчивал, я глянул — филигранная работа профи суперкласса, всё выглядит чистенько зашитым.
В гипс и домой, с рецептами и инструкциями.
Опять паркуюсь в проезде — она сильно ослабела, бредёт, сильно опираясь на меня, укладываю в постель, кладу руку на две подушки и мчусь к машине, в аптеку и за едой.
У машины всё тот же мужик, лет 30, теперь уже матерящийся в голос — факи и шиты льются потоком, хуже того — подступает ко мне, размахивая руками, явно угрожающе.
Мужик крепкий, покрепче меня и потяжелее, явный альфа-самец и, как все альфа-самцы, жутко самоуверенный.
А вот драться он не умеет: знал бы уличную драку — не встал бы так идеально для моей двойки в голову с добавкой по яйцам...
Я, не пивши, не жрамши, не срамши, потный от беготни и волнений — был более чем готов ответить на его угрозы, сжал кулаки и... не ударил.
Чувство долга не позволило: Любе нужны лекарства, надо накормить её и дочку, присматривать за ними пару дней, не имею право на драку, фак оф, мужик, за мной должок, верну при встрече и уезжаю, факи и шиты несутся мне вслед...я весь мокрый от придавленного гнева!
Люба поправилась, хирург был настоящий ас, ничего не скажешь, дочка пару раз плакала во сне, а потом и это прошло, рука выглядела как новенькая...
А я всё надеялся повстречать мужика, все эти два года, пока мы не расстались с Любой, бродил около гаражей и ворот — мужик-задира как сквозь землю провалился, возможно, просто съехал.
И вот уже четверть века как меня мучает эта раздвоенность: поступил-то я правильно, рационально, ответственно — а всё же, а всё же... должок за мной, невыплаченный, жлоб не наказан, непорядок это.
Мне бы гордиться своей правильностью, а у меня от неё оскомина и страшная неизлечимая досада: за мной, как за пушкинским Сильвио, остался выстрел...
Похоже, что навсегда.
(c)Michael Ashnin

+300
Обсудить (146)

05.01.2019, Новые истории - основной выпуск

Пытка или noblesse oblige.

Бесполезных знаний не бывает — всегда найдётся такая ситуация, при которой они пригодятся.
А когда приходится заниматься чёрт-те чем — возможность использовать забытые знания увеличивается многократно...
Позвольте мне продемонстрировать вышесказанное полузабытым эпизодом из моей жизни.
Итак, начало 90ых, первый этап эмиграции — экзамены на профессию.
И если у врачей всё более-менее понятно: три экзамена на врача, один экзамен — трёхдневный марафон — на лицензию и вперёд, в рабство интернатуры, то у дантистов путь к лицензии другой.
Штат Калифорния позволяет им сдавать теоретические экзамены, затем практические и, после успешной их сдачи, выдаёт лицензию дантиста, право на работу по специальности.
На первый взгляд — дантистам проще, их путь легче и короче.
Но это далеко не так: теоретические экзамены вполне возможно сдать.
А вот практические... совсем другое дело, дорогое и сложное.
Кандидат должен привести своих пациентов, принести свои инструменты и материалы, ассистента — словом, всё.
Дорогое это удовольствие, надо сказать, особенно для малоимущих эмигрантов.
Кстати, самое дорогое во всём этом — пациенты.
Их надо найти, обследовать и подготовить, оплатить им дорогу, ночлег, питание, компенсацию — словом, неслабо попасть на деньги.
Отвлекусь: и всё это без гарантии успеха, менее 50% сдавали этот экзамен с первого раза, экзамен проводился редко, два раза в год, плата за него — что-то в районе тысячи, в тех деньгах...
Так что не удивительно, что мой друг детства, Веня, попросил меня помочь. Зубом. Моим. Здоровым зубом, без единой пломбы и коронки — под золотую коронку, задание экзамена. И я согласился, не раздумывая: понятие дружбы и эмигрантская солидарность диктовали поступить именно так, а не иначе.
Скучная дорога из Лос-Анджелеса до Сан-Франциско в старом американском драндулете, остановились у знакомых, спал я в проходной комнате на раскладушке — словом, роскошь та ещё.
Утром — на экзамен. Веня нервничает, ясное дело, но с ассистенткой ему повезло, знающая и умелая.
Оборудование, материалы — но больше всего ему повезло с пациентом: я сам из семьи стоматологов, никогда их не боялся, спокойный опытный пациент, успокаивающий врача — всё заладилось с самого начала.
Веня, стоматолог в третьем поколении, очень умело поставил мне обезболивание, я подрёмывал, процедура была долгая, несколько часов, каждый этап проверяется экзаменаторами, мы продвигаемся к заключительному этапу, коронку одели и зацементировали, сверкая золотом, иду на последнюю проверку.
И вот тут что-то пошло не так...
Обезболивание закончилось, то ли экзамен продлился дольше и Веня не рассчитал, то ли он должен был её обновить — кто знает.
Эта финальная проверка была также самой фундаментальной.
И тщательной.
Посмотрев рентген и осмотрев коронку снаружи — экзаменатор принялся проверять степень заглубления коронки в десну. Десну, проснувшуюся от обезболивания и богатую нервными окончаниями.
Первое же прикосновение острого зонда было исключительно болезненно, я непроизвольно напрягся.
Это не прошло незамеченным, экзаменатор остановился и недовольно спросил:
— Вам больно? Пациентам положено ничего не чувствовать, вам что, анестезию не сделали?!?
— Сделали, мне не больно, простите, просто не ожидал, пожалуйста, продолжайте.
Друг, а для дружбы чего не сделаешь, потерплю.
Мнда...
Терпеть пришлось долго, целую вечность, минут 5-7, инквизитор в белом халате методично и беспощадно тыкал острым зондом, прощупывая края коронки.
Миллиметр за миллиметром, по всей периферии коронки, десятки раз в меня втыкали эту острую иглу.
Это была пытка.
Которую я был обязан вытерпеть. Более того — не показать виду, что мне больно.
И вот именно тогда мне пригодились мои бесполезные книжные знания.
Революционер Камо сумел обмануть психиатров в подобной ситуации — но его почти выдали расширенные зрачки.
Я плотно прикрыл глаза и представил себя спартанским юношей, которому лисёнок отъел кусок печени.
Самураем, во время харакири.
Глубокое медленное дыхание, расслабить мышцы, считать до ста и обратно, произнёс про себя молитву «Слушай, Израиль!», мысленно обложил экзаменатора самыми грязными ругательствами на всех известных мне языках, сжал ручки кресла под простыней...
Выдержал.
Пытка прекратилась именно тогда, когда я начал подумывать надеть стоматологическое кресло моему палачу на голову.
Тогда же понял — у меня есть пределы и я побывал около них.
Веня что-то заподозрил:
— Слушай, да ты весь мокрый! Что случилось?!?
— Да ничего, Вень, там очень жарко было...
Вечером Веня проставил ресторан, ели, пили, плясали.
Экзамен он сдал.
Точнее, мы.
Тихо, про себя горжусь, уже лет 25...
Вы первые, кому я рассказал.
(Michael Ashnin)

+731
Обсудить (214)

27.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Рождественский шоколадный десант.

Никогда не знаешь, что пригодится из прочитанного...
Читал как-то про злобного соседа, порезавшего у всех соседей шины.
А чтобы отвести подозрения — первым делом он порезал резину на своей машине!
Нет, не подумайте плохого — шины я ни у кого не порезал, Боже упаси!
Но принцип «держите вора!» применил...
Ранним утром Рождества я обошёл соседей и положил всем по коробке бельгийского шоколада, анонимно, этакий шоколадный десант Санта Клауса...
Рассвело, и они подобрали коробки, стоят перед своими домами и делятся своим изумлением, подозрения падают на меня, как отсутствующего в дискуссии — откуда эти экзотические коробки взялись?!?!
Я присоединился к недоумению соседей одной фразой:
«А что, вам ТОЖЕ конфеты оставили?! И кто бы это мог быть, а?!?»
Но — даже Штирлиц допускал ошибки.
Допустил её и я.
Моё инкогнито продержалось до вечера, когда один из соседей распаковал коробку с шоколадом и ... улику, явно указывающую на меня.
Мой сосед часто бывал в России по бизнесу, вот я и подложил нечто чисто российское, что меня и выдало...
Платиновый Стандарт ему мог подарить только я.
Мало кто слышал про этот сорт водки, да и продаётся она далеко не везде.
Что не мешает нам быть ярыми поклонниками Платинового Стандарта.
И потребителями.
Лехаим!!
Cheers!
Прозит!!
Скол!
Будем здоровы!!
Всех — с наступающим Новым Годом!!
(C) Michael Ashnin

+-43
Обсудить (128)

24.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Дорожная история.

Дорога домой, точнее, её последняя часть — самая приятная и умиротворяющая, ещё минут 40 езды по берегу никогда не надоедающего океана — и я дома.
А поэтому и торопиться не хочется, еду себе в правой полосе, 65 миль в час, дышу морским воздухом, таким родным и хрустящим, вкусным, особенно после загазованного мегаполиса, любуюсь заходящим солнцем — короче, дорожная расслабленность и нирвана.
Впереди меня едет Субару, водитель тоже придерживается правил, 65.
Слева от нас проносятся торопящиеся и слегка нарушающие водилы, после 70 можно и штраф огрести.
Вдруг мой ведущий на Субаре довольно резво перестраивается в левый ряд и ... продолжает ехать 65, тормозя торопыг, поскольку и я и он едем 65 и занимаем обе полосы.
Пару миль — и он перестраивается опять в мой ряд и опять едет 65, торопыги прибавляют скорость и весь их пелетон быстро уходит вперёд, кляня Субару недовольными гудками.
Я в недоумении: нахрен он перестраивался?!?
Позлить лихачей? А зачем?
Одну деталь, однако, я заметил — он перестроился мили за две до полицейской машины, прячущейся в кустах и вернулся немедленно после проезда опасного участка.
Один раз, просто совпадение — решил я.
И был неправ.
Точно такой же сценарий повторялся ещё два раза, он явно знал местонахождение полиции и притормаживал потенциальных нарушителей.
В какой-то степени я был его соучастником, мы оба принуждали к замедлению движения, на нас гудели, но обойти не могли...
И всё благодаря его антирадару, предсказывающему присутствие полиции.
Однако же и мощный он у тебя, подивился я про себя...
Так я бы и остался удивляться мощным антирадаром, кабы не случай — он притормозил и ушёл с трассы в зону отдыха.
Свернул и я, из любопытства.
Он вернулся к своей машине, узнал меня и мы поздоровались.
— Ну у тебя и мощный антирадар!
— Да нету его у меня...
— А как же ты полицейских вынюхивал аж за милю-другую?!?
Он вынул айфон и объяснил, что, оказывается, есть такое приложение, где водители друг друга предупреждают о всяких опасностях, включая полицию в засаде.
Нифига себе прогресс, подумал я и мы попрощались.
Мили две и я ушёл с трассы на свой большак, где приложение к айфону сменилось на привычное доброе мигание фарами моих односельчан — притормози, приятель, в кустах за поворотом — коп...
Прогресс прогрессом, но фары в таких захолустьях по-прежнему понадёжнее будут.
И уж точно — душевнее.
(с) Michael Ashnin

+277
Обсудить (85)

19.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Аморальная история.

Ну, первым делом — предупреждаю: сказания дедушки Ашнина длинные, нудные и поучительные.
Фольклор не терпит торопливости, уж извините великодушно...
Вторая половина 90ых , я медленно, но верно продвигаюсь к заветной цели : закончить тренировочную программу и стать полноправным анестезиологом.
Сразу скажу: удалось, более того — я остался там же работать инструктором, моя карьера сложилась достаточно успешно.
Был, однако, один момент в моей жизни, когда всё это я мог разрушить, собственноручно, как говорится — кстати, неточно говорится, ибо не только руки — многие органы тела и все, без исключения, конечности принимали участие в этом акте саморазрушения .
Начнём, пожалуй, с очень необычного места моей работы — и госпиталь и университет и сам городок принадлежали адвентистам седьмого дня...
Всего милях в 70 от Содома и Гоморры, Лос-Анджелеса — располагался оазис вдумчивой религиозной жизни, где всё было по понятиям, правильно и размеренно.
Так, например, городская почта НЕ работала ‪после обеда пятницы‬ и всю субботу, зато была открыта в воскресенье!
Единственная такая почта на все США, сдаётся.
Традиционно резиденты сдают экзамены по субботам — мы сдавали их в пятницу, не нарушая шабата.
Диетические ограничения распространялись на весь город :
ни в городе ни в университете мясное и рыбное не имело право на существование, просто не завозили.
Не говоря уже про табак, кофе и алкоголь...
Отвлекусь — именно такой своеобразный подход и вывел Лома Линду в первую пятёрку мест на планете с наибольшим числом долгожителей.
Никакой дискриминации при приёме в резидентуру я не ощутил, меня - еврея, приняли без проблем, прекрасно понимая, что если пациент захочет помолиться с медперсоналом, скажем, перед операцией, то мне надо будет помочь, религию и молитвы я не знал. И я много раз обращался за помощью и ни разу никто не отказался заменить меня...
Хорошее, доброе место, что необычно для больших университетских госпиталей, торопливых и хамоватых...
Секрет этого необычного госпиталя был прост: медперсонал следовал определённому кодексу поведения, строго.
Форма одежды, стрижка, запрет на маникюры и косметику, подобающее христианское поведение — без хамства и ругани, участливое отношение к больным и коллегам — всё это и многое другое входило в « Кодекс поведения», который ты был обязан прочитать и подписать.
И, главное — следовать.
Это, пожалуй, единственное место, где даже хирурги даже в операционной даже в самых отчаянных ситуациях — не матерились!! От слова — совсем.
Было, правда, пару нарушителей — но после беседы с заведующим кафедрой желание ругаться у них сняло как рукой!!
Также очень не поощрялись половая распущенность и внебрачные связи семейных людей, в отставку могли отправить профессора мирового масштаба за аморальность.
Короче говоря — это были трезвые, глубоко религиозные люди с принципами и понятиями.
И я старался быть подобающим резидентом, что мне удавалось неплохо, большую часть времени...
Ругаться, правда, я не перестал — но мат там никто не понимал, да и обращён он был большей частью на себя, за косяки в этой очень непростой и шустрой специальности.
А вот за всякими приятными непотребствами приходилось ездить в Лос-Анджелес, в легендарную «Русскую рулетку», которой, увы, больше нет.
Первый по-настоящему роскошный русский ресторан, расположенный в центре очень престижного района, он как магнитом притягивал пёструю смесь эмигрантов из СССР и «новых русских», появившихся в больших количествах году эдак в 95-96.
Было весело: ресторан, бар, сигарный салон, танцплощадка, живая привычная кабацкая музыка.
Но главное — там можно было познакомиться с женщиной...
И выпить с ней.
И потанцевать.
И, если повезёт — то и пообщаться на гормональном уровне.
Не торопитесь кинуть в меня камень, попытайтесь понять: резиденты работают очень тяжело и много, развлечений у них немного, свободного времени — пару выходных в месяц...
Умножьте тяжёлый, зачастую многочасовой, монотонный марафон операционных на монастырскую суровость нравов моего госпиталя — и вы, возможно, поймёте и простите мои грехи молодости.
Но не всё коту масленица... вот какая конфузия произошла в результате одной из моих гулянок.
Всё складывалось как нельзя лучше: закончил дежурить, в душ, бриться, одеваться и в «Рулетку», тусуюсь, знакомлюсь со стройной высокой женщиной, из новой волны, слово за слово, потанцевали, выпили, поехали на океан? — поехали!!
Бартендер пытливо проверяет мою степень трезвости и вынимает из ведра мои ключи от машины.
К океану!!
Океан сильно способствует обольщению: свежий ветер, звёзды, плеск волн, влюблённые целуются, пальмы раскачиваются на ветру...
Рядовой медицины на короткой побывке, я быстро поддаюсь очарованию девушки, да и она настроена решительно, я бы даже сказал — целеустремлённо.
Именно поэтому мы не в силах добраться до отеля, начинаем праздновать молодость прямо в машине, стёкла быстро запотевают, машина начинает танцевать на месте...
Вся эта благодать заканчивается довольно необычно — сильно постучали в стекло, требовательно.
Опускаю стекло, выглядываю: стучали рукояткой полицейской дубинки, очень не слабый мужик в форме, с другой стороны — его напарник с рукой на кобуре, выглядят хмуро...
«Из машины — на выход!»
Делать нечего, вылезаю и привожу себя в порядок, по возможности.
Но я их интересую мало, они настойчиво пытаются выяснить у моей подруги степень добровольности участия в самом старом спектакле мира...
То ли от непонимания ситуации, то ли от плохого знания языка — выяснение не получается, девушка хихикает, из машины вылезать отказывается, что, наверно, правильно — чего копов смущать женскими прелестями!
На моё предложение помочь с переводом они отреагировали очень недружелюбно: мне было велено помолчать и не мешать расследованию.
Более того, напарник отвёл меня за полицейскую машину, так что видеть и слышать я уже ничего не мог.
Стою и думаю: пиздец котёнку, довыёживался, погонят тебя из стройных рядов медицинского спецназа за аморальное поведение, недостойное звания старшего резидента Лома Линды!
Выведут на центральный плац кампуса, сломают над головой эмблему медицины — змею над чашей— и, обваляв в дёгте и перьях, выгонят за пределы этого высоконравственного места!
Да и эмиграционные документики у тебя хлипкие, так что можно и со страной попрощаться, и с родными...
Все эти кошмары кончились через минут пять, девчонка, молодец, собралась, вспомнила слово « бойфренд», на вопрос о насилии она насмешливо осведомилась — не её ли в нём обвиняют?
Отпустили, предварительно объяснив: запотевшие стёкла привлекают внимания, случаи насилия имеют место быть, хотите заниматься любовью — идите в отель или мотель...
«Отличная идея!» сказал я и мы свалили с места преступления, в отель, от греха подальше.
Или, наоборот — поближе, вы уж сами решайте...(с)Michael Ashnin

+141
Обсудить (143)

07.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Сватовство майора (запаса).

Эпизод из эмиграции, ранней, только сдал все экзамены на врача, дядя взял на какую-то сильную свадьбу, денег у людей — немерено, пели Кобзон и Лайма Вайкуле, громадную богатую синагогу сняли в Вествуде, окна с витражами, кордебалет, гимнастки, еда, выпивка — на высоте, Бердичев гуляет с калифорнийским размахом, все — устоявшиеся и поднявшиеся эмигранты, со стажем.
Перед тем, как сесть за столы — коктейли с аппетайзерами, закуски ребятки шустро и споро разносят, я скромно попиваю шампанское, пил я тогда и ел значительно меньше, чем сейчас, были у меня осиная талия, умная рожа на тонкой шее и на душе — праздник, только что сдал РАЗОМ экзамены, ВСЕ, на врача.
У дяди на уме — ввести меня в свой круг (забегая вперёд — не вошёл, удрал в село, опять..)))
Ну, и сосватать, по возможности — холостой племянник 30-ти лет, надо.
Лёгкие перепизделки с народом, пожилая дама в бруликах — как ёлка на Новый Год ими обвешанная — дядина пациентка, светский разговор, улыбки, дядя представляет племяша, шутит, что надо бы невесту найти, дама скользит взглядом по дешёвому костюму, простому галстуку и скромной роже эмигранта-новобранца, равнодушный отрицательный вердикт читается в её пресыщенных глазах...
Отворачивается уходить, дядя тихо роняет — Миша на врача только что сдал, через пару месяцев идёт в интернатуру...
Оголённый электрический провод, поднесённый к тощей жопе старой хрычовки, произвёл бы меньше эффекта!!
Будущий зять-врач?!?! Надо брать!
Она поворачивается с огромной фальшивой улыбкой, купленной у дантиста за большие деньги:
- Мишенька, у меня таки есть замачательная внучка!!
Зычным голосом:
— Юленька, иди быстро сюда, познакомься с Мишенькой!
Томно приплывает волоокая таки ничего себе девушка, высокая, одарённая в районе груди и достаточно начитанная в бёдрах... избалованная до ужаса принцесса Беверли Хиллза ...
Знакомимся, обмениваемся информацией...

Под благословления бабули — "надо бы вам познакомиться поближе, заезжайте к нам на Маунт Олимпус" расстаёмся...
Дядя, незаметно, семейная традиция — говорить без слов — мимикой показывает: не увлекайся!
Уже в машине мой двоюродный брат, услышав от меня про сватовство, начинает ржать, в голос: "С кем?!?!? С Юлей?!?!? Да по ней проехались вся пехота, вся кавалерия и даже танки!! То ещё ведро, со свистом!"
Старожилы, надо верить, община невеликая, как в деревне — все всё знают...
Дядя: "в бабушку пошла..."
Что-то дядя явно знает — но не скажет, профессиональный молчун.
Так себе из вас сваты, улыбаюсь я молча в свои, тогда ещё не седые, усы...

+291
Обсудить (104)

28.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Лоуренс Аравийский.

«Верить нельзя никому.
Мне — можно.»
Мюллер, «17 мгновений весны»

И это особенно касается художественных фильмов на исторические темы...
Одна из икон исторических фильмов —«Лоуренс Аравийский», классика.
А центральная сцена атаки бедуинов на позиции турок, где Лоуренс ведёт их в бой, блестя пронзительными глазами небесной голубизны и размахивая револьвером!!
Вот этот револьвер и явился причиной моего интереса, Webley, 0,455 калибра, многолетний армейский и полицейский револьвер Британской Империи, надёжный и испытанный в многочисленных сражениях, типа российского нагана в Российской Империи.
Одна загвоздка — револьвер в руках Питера О’Тула является чистейшей выдумкой сценариста и режиссёра, враниной.
Как, впрочем, и сама сцена атаки, как мне стало понятно, когда я решил заинтересоваться оружием Лоуренса.
Коли любопытно — слушайте.
Лоуренс, а точнее — Томас Эдвард Лоуренс, был одним из многих британских инструкторов, посланных организовать восстание арабов-бедуинов против турецких войск Оттоманской Империи, союзницы Австро-Венгрии и Германии.
Арабы давно задумывались скинуть турок со своей шеи, англичанам надо было потеснить турок — интересы совпали, оружие, деньги, инструкторы были посланы в помощь восставшим арабам.
Так Лоуренс и очутился среди бедуинов, вооружённый ручным пулемётом Льюиса и пистолетом Кольт 1911.
Никакого револьвера, к счастью, у него не было.
Почему к счастью?
В одной из стычек турок отобрал у него пистолет и попытался выстрелить из него в Лоуренса — но не смог, поскольку не знал устройства и не отжал предохранитель...
Нажав безрезультатно на спусковой крючок пару раз, турок отбросил с проклятиями шайтан-пистолет гяура и стукнул Лоуренса по голове подобранным с земли камнем. Не насмерть. Всё бы окончилось печальнее, будь у него револьвер — у которого нет таких премудростей как предохранитель... турку достаточно было бы просто нажать на спуск.
А сам эпизод атаки— вообще ничего общего с реальностью не имеет.
Нагнав отряд турок, бедуины вступили с ними в перестрелку, довольно безрезультатную, надо отметить - ружья у бедуинов были устаревшие.
Турецкие винтовки были лучше, но стреляли они против солнца, и большого урона они также не нанесли.
Всё это продолжалось несколько часов, Лоуренса с солнечным ударом отнесли в тень...
Куда и явился вождь бедуинов. Там же и произошла взаимная перепалка: вождь обронил «много говорим, мало делаем» в адрес Лоуренса, на что тот ответил «много стреляем, мало попадаем»..
Взбешённый вождь призвал Лоуренса следовать за ним в атаку и полюбоваться на доблесть старого бедуина.
Лоуренс взобрался на верблюда, точнее — верблюдицу и последовал за вождём, бедуины в конном строю атаковали позиции турок, и те дрогнули и побежали...
Всего этого Лоуренс не увидел — верблюдица под ним пала, и он лежал без сознания на поле битвы, пока его не нашёл вождь с долгожданной вестью о победе.
Это была важная победа, и Лоуренс был ей явно рад.
Что омрачило его радость —его верблюдица пала в результате огнестрельной раны в затылок...застреленная пулей 45 калибра, из Кольта 1911, на этот раз — со снятым, увы, предохранителем...
Лоуренс, стреляя по туркам, нечаянно застрелил её и был безутешен, потопив верный корабль пустыни своими руками!
Есть в английском языке выражение о растяпах: выстрелил себе в ногу... но застрелить своего верблюда, пожалуй, гораздо экзотичнее!
Все эти мелкие детали не заинтересовали американского журналиста, раскрутившего брэнд « Лоуренс Аравийский», заживший своей жизнью в кино и литературе...
Реальный Лоуренс— археолог, дипломат, разведчик, лётчик, благотворитель, писатель — прожил интересную и полную событий жизнь, выжил в авиакатастрофе и прославился, благодаря переводам, на весь мир, став знаменитым и знакомым всей читающей публике того времени, между двумя мировыми войнами.
Страстный любитель мотоциклов, он и погиб в результате аварии своего мотоцикла. Что побудило пытавшегося ему помочь нейрохирурга начать разработку мотоциклетных шлемов....
И всё это теперь позабыто, вместо реального человека — фильм, где его так блестяще играет Питер О’Тул, создавая миф под названием « Лоуренс Аравийский», переживший и Томаса Эдварда Лоуренса и актёра. (c) Michael Ashnin

+328
Обсудить (138)

22.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Октябрь, начало ноября — бархатный сезон, уже не жарко, вода терпимой температуры, до зимних штормов далеко, лепота да и только...
Особенно по будням, народу немного, валяйся на пляже и читай приключения Фандорина — что бывает возможно после дежурства.
Дежуривший уходит первым, что при легком расписании значит — свобода приходит часа за три до захода солнца, торопясь на пляж я опять ощущаю себя школьником, сбежавшим с урока, разве что вместо Балтийского моря — Тихий океан, песок покрупнее, вместо юрмальских сосен — пальмы, да и школьник поседел...
Обычно на пляже много детей, семьи часто выезжают с ночёвками, детишки всех возрастов барахтаются на мелководье, копаются в песке, пытаются удить рыбу...
Иду купаться и я, поплавав, выхожу и вижу — компания из 4 взрослых, закончив кушать, подходит к кромке воды и ... моют миски и разделочную доску, масляные пятна плывут по поверхности, рядом с детьми!
Такого я здесь никогда не видел, явное неприкрытое свинство...
Они возвращаются со второй порцией грязной посуды, молодые ребята с быдловатыми повадками и дешёвыми татуировками белого мусора мобильных парков.
— Я бы не стал этого делать, на вашем месте...негромко говорю я им.
— Это почему ещё?!?! — с вызовом, мол, прочти нам, старый хрыч, лекцию, а мы тебя смачно пошлём нахер!
Ну-ну...мы пойдём другим путём.
— Видите ли, тут дети...
— И что?!?
— Детям свойственно писяться, иногда какаться.
Да и взрослым, особенно пожилым, с недержанием.
Вот и я, каюсь, не выдержал, помочился, вы уж извините старика...
Молчание.
Без слов собрали посуду в мешок и уехали, негодуя, с отвращением на лице.
Кто бы знал, что жлобство и брезгливость — родственники?(c) Michael Ashnin

+1206
Обсудить (329)

13.11.2018, Новые истории - основной выпуск

Проституция в США официально разрешена только в одном штате, Невада, точнее — части Невады, несколько графств разрешили содержание борделей.
Расположены они вдалеке от больших городов, вдоль магистралей, довольно грустное дело: деффки на любителя, дорого, правда — без венерологии, и на том, как говорится, спасибо.
Не суть.
Владельцем одного такого ранчо под названием «Ранчо кроликов под лунным светом» являлся некий Деннис Хоф, мужик высокий и толстый, с похабным лицом и любовью к своим добычливым кроликам отнюдь не платонической — ни к деньгам, ни к тушкам, их зарабатывающим.
Одним словом, свинский человек любил свою свинскую же работу.
Правда, хотелось большего — славы.
И это его желание исполнилось — он стал героем реалити-шоу, вместе со своими силиконовыми жрицами продажного эрзац-секса.
Пустые разговоры не самых умных людей о всякой херне — однако пипл хавает, тем более, что этот ультралиберальный кабельный канал в каждый эпизод вставлял 5-7 минут мягкого порно.
Самое удивительное — они продержались несколько сезонов, чередуя драмы и влюблённости работниц ранчо в своего владельца, хряка с нездоровым аппетитом к плохой вредной еде и эрзац-сексу.
Шоу потихоньку стало забываться, Деннис решил переквалифицироваться в народного избранника и пошёл на выборы в парламент своего штата — Невада.
От республиканской партии, нарочно не придумаешь.
Его противником была Леся Романова, отнюдь не царского рода, рождённая и выросшая в Неваде, тётка с нелёгкой судьбой, учительница и завуч, получившая образование будучи матерью-одиночкой.
Невада, особенно её сельская часть — цитадель консерватизма, что отразилось в очень умеренной центристской программе Леси, вполне, на мой консервативный взгляд, приемлемой.
Но вот поди ж ты — пимп выиграл у учительницы, обойдя её на 36%, разгромил наголову. Мутные рэднеки эти, и понять их выбор не всегда удаётся...
Неожиданный поворот сюжета — Деннис умер, склеив ласты во сне, за несколько недель до выборов.
И был избран — мёртвым!!
Воля ваша, избиратели Невады, я уважаю ваш непонятный мне выбор — но между мёртвым сутенёром и живой учительницей я бы пошёл против своей партийной дисциплины, пожалуй...
Мне, конечно, приятно думать, что мёртвый республиканец лучше живого демократа — но не в этом случае.
(c)Michael Ashnin.

+147
Обсудить (63)

26.10.2018, Новые истории - основной выпуск

+1+2

Слава, Слава, Слава героям!!!
Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.
( В.Маяковский)

Точнее, о дрянных хирургах.
Не удивляйтесь, их немного, конкуренция там сильная — тем не менее они есть.
Что их делает такими, неважнецкими?
Медленные — держат пациента на столе в 2-3 раза дольше, от раза к разу, исключения бывают у всех, тяжелый случай, например. Но у этой породы — все такие, исключительно тяжёлые, что является удобным враньём.
Кровавые — грубые с тканями и органами, теряют, опять же постоянно, неприличное количество крови.
Неудачливые — всё чересчур постоянно не идёт по правилам,
инфекции, расхождения швов, всякая хрень — что ни понос, то золотуха.
Публика имеет доступ к информации и может попробовать выбрать.
Но если такой кое-какер на дежурстве и вы поступаете на срочную операцию — аминь, молитесь.
И только инсайдеры операционных знают гамбургский счёт, подлинную цену хирургу.
На вопрос — какой он хирург — мы не ответим, понятия не позволяют.
А вот на вопрос: а если бы это были вы или ваша жена, ваш ребёнок — кого бы вы выбрали? — мы ответим, не колеблясь.
Предвижу ваше недоумение — а где встречаются такие «удачливые умельцы»?!?!
Могу сказать, коли интересно: в больших коллективах.
В США я больше всего их встречал в больших университетских центрах, где всю работу за них делают резиденты, зачастую намного рукастее и талантливее своих профессоров.
Те же сидят в лабораториях и двигают науку, что всех устраивает: вреда нет, от исследований — слава университету, резиденты учатся у друг друга, старшие вполне способны обучить младших, плюс настоящие умельцы -универсалы всё же превалируют на кафедрах...
Второе место, где я их встречал — это Veteran Administration, VA, где обслуживаются ветераны и их семьи.
VA - это, простите, кровавый пиздец американской медицины, её позор, худшее из худшего социальной медицины.
Вы спросите — да почему?!?
Гнилая система — дешёвое плохое оборудование, дешёвые устаревшие лекарства, забюрокраченная до предела рутина, ленивый персонал, ничего не делающий после 3 часов пополудня и все три дня после четверга, раздутый бестолковый бюджет, бесконечное ожидание в очередях, иногда месяцами — вещи неслыханные для Штатов. И все работающие — государственные работники, практически неувольняемые, с жирными социальными пакетами и гарантированной пенсией, синекуры.
А главное — вопиющее бесправие пациентов, у которых нет выбора пойти к другому врачу или в другой госпиталь, а мы знаем — отсутствие конкуренции способствует лени и разгильдяйству.
Таким я увидел ветеранский госпиталь четверть века назад, года два назад, после громких скандалов с умершими в ожидании помощи ветеранов, положение стало меняться, Трамп принял это близко к сердцу и перемены начались, ветеранам можно пользоваться врачами и госпиталями вне сети VA, сменили менеджеров, по слухам — ветераны довольны.
Так, вступление затянулось, перейдём к истории.
Зелёный резидент первого года службы, отслуживший треть тренировочной программы — я попадаю в далеко не самый плохой госпиталь системы VA.
О боже!!
Стены покрашены в тошнотворный салатовый цвет моей бедной районной больницы, полы покрыты старым потрескавшимся линолеумом цвета детского поноса, медленные санитары соревнуются с плавными толстыми медсёстрами — кто лучше груши околачивают.
Анализы — медленно, через день, операционные образцы тканей пропадают, ограничения на лекарства, ничего новее пентотала и валиума.
Запах госпитальной еды — клянусь, мне помстилось, что я в советском доме для престарелых — та же кислая капуста...
Ностальгия быстро сменилась на депрессию — больные были тяжёлые и запущенные старики с онкологией всех видов, связанной с поголовным курением и алкоголизмом с наркоманией.
И тяжеленное расписание сложных операций.
Новобранец, я, скис, признаюсь сразу.
Но тут на помощь примчалась кавалерия, Чапаев на тачанке — дембеля, прожжённые, мытые-катанные выпускники нашей программы, мои братья по оружию.
Не ссы, Миша, все здесь тоскуют, не ты один — а на-ка тебе “Поваренную книгу резидента-анестезиолога по выживанию в VA”, сборник мудрости многих поколений резидентов, постоянно обновляющаяся и безумно полезная.
Толстая папка набита схемами наркозов, советами как клянчить у специалистов консультацию, как прорваться с боем к компьютерному томографу с хрипящим пациентом на носилках и кого куда поцеловать — чтобы снимки посмотрели и дали заключение.
А также краткая характеристика хирургов, их особенностей и бздыков.
Вот именно там я наткнулся на страницу, с таинственными +1+2, как в заголовке...
И нет, это был не прогноз погоды.
Это было наставление — как помочь пациенту выжить на операции некоего хирурга, по имени — ну, скажем, Аткинс.
Помните, что я говорил о приметах плохого хирурга?
Так вот, он был полным собранием этих примет.
И долгий и грубый и со всякими осложнениями.
Но самое главное — он был САМЫЙ кровавый хирург на моей памяти, каждая вторая его операция сопровождалась массивными кровопотерями и массивными переливаниями.
Была у него и милая привычка: залезая в брюхо, он постоянно наступал на одни и те же грабли, повреждая селезёнку и удаляя её, поскольку кровотечения из селезёнки остановить можно только так.
Именно поэтому Аткинс получил погоняло: Мистер +1+2.
На его легкую операцию надо было поставить дополнительную вену, желательно потолще, плюс один.
И приготовиться переливать кровь.
А при более сложной операции— две дополнительные толстые вены, кровь надо держать наготове и переливать немедленно после вхождения в плотные слои живота.
Вскоре я приноровился, помощь нужна была мне всё реже и реже, я заматерел, проштудировав мудрость Устава Анестезиологической Службы.
Однако мне и в голову не пришло расслабляться, работая с Аткинсом — он полностью заслужил свою славу мясника-вампира, ни до ни после я не видел столько упсс и косяков, крови же я напереливал галлонами.
Ротация идёт к концу, последний день, я выстоял и никого не потерял, велики дела твои — последняя операция, толковый хирург заявлен, команда неплохая, дал наркоз, взлетели штатно, зашёл хирург, проверил и вышел мыться...
И тут заходит наш горе-герой, Аткинс!!
Моя челюсть отвисает, стресс зашкаливает, к Аткинсу я не подготовился, ощущение — что меня, а главное — моего пациента ждёт встреча с Одином, голая жопа проигрывает ежу однозначно — и это моя жопа и мой косяк, Уставы пишутся кровью и сейчас мне предстоит в ней умыться...
Я подскакиваю как ужаленный, ору сестре готовить кровь, быстро ставлю две толстые вены, по Уставу.
Аврал тот ещё, уж вы поверьте...
Аткинс, между тем, задумчиво смотрит на мою суету, мыться, однако, не спешит, вошкается.
Входит заявленный хирург, помытый, одевается, Аткинс ему помогает одеться в стерильное, разговор идёт о партии в гольф после работы и ... Аткинс покидает операционную и мою жизнь, больше я его не видел.
Операция идёт спокойно, пара капель крови, мужик работает отлично, косится на воздвигнутый мною лес внутривенных систем ускоренного переливания с недоумением.
Мой ужас медленно тает, я чувствую угрызения совести за свою панику... но, как справедливо говорили на заре моей медицинской молодости: лучше перебздеть чем недосрать.
Мы плавно приземляемся и пациент в хорошем состоянии отрапортован и сдан на руки медсестры пробудительной палаты.
Я прощаюсь с ненавистной больницей и иду готовится к будущим боям, моей службы ещё два долгих года.
Но, как говаривали мои старшие — если ты пережил Аткинса, то всё остальное будет полегче...
Врали.
Лёгким бывает только вчера...(c)Michael Ashnin

+659
Обсудить (131)

10.10.2018, Новые истории - основной выпуск

Сначала старый анекдот.
Заходит ковбой в бар, садится и заказывает себе стакан виски и напёрсток виски.
Затем вынимает из кармана малюсенького ковбоя и даёт ему напёрсток с виски.
Все сгрудились, невидаль какая, откуда он такой?!?!
Билли, выпей и расскажи народу — куда ты старика Хоттабыча послал?!?!

Не знаю, как вы, но я питаю слабость к элегантному мошенничеству и хитроумным жуликам.
Думаю, что я не одинок. Иначе как объяснить бешеную популярность книг и фильмов про удачливых мошенников?
Идея остроумного обмана — неотразима успешна, претворённый замысел и заслуженный успех сложно закрученного сюжета являются формулой успеха у публики.
Но это — продуманные и хорошо исполненные схемы обмана.
Глупая до тупости попытка грубо и примитивно объегорить вызывает моё раздражение, даже ярость.
А вот и история, недельной давности.
IRS, федеральная налоговая служба — самое грозное мощное оружие в распоряжении государства, их либо боятся либо побаиваются, неприятные ребята, неподкупные и бессердечные, с неограниченными возможностями серьёзно испортить жизнь налогоплательщика.

Именно поэтому, ответив на звонок и услышав устрашающее:
« с вами говорят из IRS»моё сердце затрепетало...
Далее диалог:
— Чем могу помочь?
— С вами говорит агент налоговой службы Смит, вы под следствием и у нас достаточно материала отправить вас в тюрьму на годы и оштрафовать на миллион долларов!
Ой, бля, приплыли...влип ты, Миша, по самые помидоры сейчас засунут, паника, что делать?!?!
Ну, паникой занимается правое полушарие головного мозга, левая, логичная часть мозгов, врубает всю мощь и скорость Феррари на защиту своего носителя.
Тягучий, донельзя спокойный голос цензора начинает звучать из левой колонки моей башки:

«Миша, не будь поцом, только придурки не знают — IRS НИКОГДА НЕ звонят, первый контакт с ними — всегда только заверенным по получению письмом, это раз.
Два — ты что, не слышишь типичный шум большого центра телемаркетинга на заднем плане?
Три — какой, нахер, агент Смит?!?!
Такой сильный индийский акцент английского живёт исключительно в Бангалоре или Мумбае, Смит, даже обосравшись от усердия,не сымитирует его, тебе самому понадобились годы резидентуры с индийскими врачами( классные,кстати, ребята!), чтобы ты мог подражать их акценту, а они — твоему!
Четыре — невелика ты птица, Мишаня, чтоб такие усилия на тебя тратить, ты же ни на минуту не Ал Капоне или Леона Хелмсли.
Итак, подытожим — грубый наезд примитивных дешёвых напёрсточников, клади трубку...

Правое полушарие, артистичное, быстро переходит от паники к ярости и решает подыграть.
— Ой, а что же делать?!?!?
— Вы можете остановить расследование.
— Скажите как и я это немедленно исполню.
— Вам надлежит перевести пять тысяч долларов на счёт IRS, мы закроем ваше дело, ваше наказание ограничиться только этим штрафом.
— Спасибо, мистер Смит, я согласен, как это технически исполнить?
Тихое ликование, клюнуло и потянуло поплавок.
— Вам надлежит дать нам номер вашей кредитной карточки мы перечислим штраф на счёт IRS.
— Согласен, один момент, вот вытащил карточку, записывайте номер.
— Имя на карточке?
— Моё? Точно как у вас в моей налоговой декларации
— Для точности — продиктуйте по буквам.
— Вы готовы?
— Готов, начинайте. Имя?
— Джи оу (go).
— Да, дальше диктуйте, второе имя.
— Эф-ю-си-кей (fuck).
— Явное недоумение, выраженное звуком — Ха?
— А фамилия?!?
— Простая— Йорселф.Всё вместе — Go Fuck Yourself!!!
Последнее сказано с экспрессией, Пошёл Ты Нахер, от всей души.
Гудки.
Грубый глупый наезд не удался, в очередной раз.
Гордый, иду работать, не заметив двух медсестёр, вздрогнувших от громкого мата почтенного седого доктора...
— С вами всё в порядке, доктор?!?
— Всё ок, извините, что вам привелось услышать мою ругань.

Ушёл. Иду и думаю — ну, хорошо, если это не IRS...
А если да?
Надо бы историю тиснуть, объясняющую пару лет отсутствия на сайте...(C)Michael Ashnin.

+445
Обсудить (77)

15.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Sic transit gloria mundi или 15 минут из жизни неудачливого Казановы.

Случилось это лет 25 назад, когда в анестезиологии появился новый анестетик — пропофол.
Это сейчас, спустя четверть века и миллионы наркозов, мы знаем его как надёжный и крайне полезный инструмент, для анестезиолога пропофол — как шашка и конь казаку, спасёт и вывезет и врача и пациента.
Знание его, однако, пришло постепенно, с опытом.
А поначалу пропофол был как необъезженный жеребец, мог и лягнуть и взбрыкнуться и из седла выкинуть, мы постоянно были начеку...
Но потихоньку-полегоньку мы привыкли к нему и полюбили, он был значительно лучше барбитуратов, нет слов.
Был он также дорогим, надо отметить, что ограничивало его применение, особенно первые несколько лет.
Выучив его побочные эффекты, к концу тренировочной программы я, несколько самонадеянно, перешёл с пропофолом на «ты»...
И был наказан.
Итак, молодая пациентка в Центре Амбулаторной Хирургии с несложной проблемой и короткой операцией, просыпается, и я перевожу её в пробудительную.
Там у неё всё вроде неплохо, ухожу готовиться к следующему наркозу, возвращаюсь попрощаться — плачет, навзрыд, истерика, себя стало невыносимо жалко...
— Болит что?
— Нееееааа...
— А что такое?
— Не знаююююю!
Бывает, особенно с молодыми девицами.
Прервать истерику несложно, даю ей маааленькую дозу пропофола, подремать.
Дремлет минуты две-три, открывает глаза, блаженно улыбается , потягивается, фиксирует взгляд на мне...
И начинает со мной флиртовать, напористо и целеустремлённо!!!
Ой, доктор, какой вы клёвый, какое у вас мужественное лицо, борода — класс, а вы женаты, а когда вы сегодня заканчиваете работу, а не пойти ли нам в баре посидеть...
Покрываюсь испариной, краснею, медсёстры хихикают: закоренелого холостяка на их глазах клеют!!
Меня обуревают и стыд и гордость — ещё бы, красивая, раза в два моложе меня девушка так высоко оценила мою привлекательность!!
Гордо оглядываюсь на персонал — во, видали?!?!
Годами вместе работаем и никакого признания моей бешеной привлекательности!! А вот девушка сразу поняла!!
Отошёл к своим больным, возвращаюсь назад, надеясь на продолжение льстящего мне разговора...
Не судите строго — большинство из нас падки на похвалы и лесть.
— Ну, красавица , как дела?
В ответ — пустой, совершенно не узнающий меня взгляд...
Собирается с мыслями и удивлённо спрашивает:
— А вы кто?
Забыла напрочь!!Всё забыла, всё-всё!!
Да никто...
— Поправляйтесь и всех благ!!
Еду домой грустный, не ведая, что я повстречал сестричек, двойняшек — два сравнительно редких побочных эффектов пропофола — Эйфорию и Амнезию.
Так бесславно закончилась моя карьера неотразимого Казановы...
Всего 15 минут...
Но это были хорошие минуты, эфемерные, приятные четверть часа на вершине мира! (С)Michael Ashnin

+644
Обсудить (133)

15.08.2018, Остальные новые анекдоты

Разговор в приёмной венеролога:
— Да ты, оказывается, сифилитик!
— И чё?!?!? Я тебя тоже не девкой взял!!

+-6
Обсудить

14.08.2018, Остальные новые анекдоты

В приемном покое лежали два пациента — один с остановкой сердца, сокращений — ноль.
Другой с пульсом зашкаливающим за 180 сокращений в минуту.
Так что в среднем у них пульс был 90, в общем-то нормальный.
Вот и всё, что вам надо знать о ценности среднестатистических данных.

+55
Обсудить (3)

13.08.2018, Новые истории - основной выпуск

Как я подписал перемирие с татуировками.

Я родом из того времени и той страны, когда татуировки были в ходу у моряков и уголовников, иногда у ВДВ.
Всё!!
Вроде всех припомнил...
Как эта зараза распространилась в последние лет 25!!!
Наколки теперь есть у всех: гламурный Голливуд, молодежь, рэднеки, чёрные гетто и метамфетаминовые трейлер-парки с беззубым белым мусором, тюрьмы и биржи, бедные и богатые, молодые и старые, геи и натуралы — короче, все, я как врач могу сказать, что люди без татуировки находятся в явном меньшинстве...
Даже в домах престарелых начали появляться обитатели с татуировками, малолетки уже набивают себе татуировки в средней школе.
Особо продвинуто-слабоумные копируют этнические татуировки полинезийцев, маори и прочих, перманентно раскрашивая свои рожи обильными родовыми или боевыми татуировками.
А этнические банды?!?
Я участвовал в проекте помощи бывшим членам банд по сведению татуировок, процесс мучительный и необходимый, чтобы начать новую жизнь без боязни мести от своих и чужих бандюганов.
Короче, вы поняли: я эту заразу на дух не переносил.
Ну, и конечно, моя дочка выкрутила маме руки и получила разрешение на татуировку.
Ничего я поделать с этим не мог, кроме как воззвать к умеренности и подумать о её мечте стать медсестрой, медицина — дама консервативная и неодобрительно относится к татуировкам, особенно на открытых частях тела...
К моему удивлению, своенравная девочка прислушалась и сделала её на шее, в подворотничковой области, милую улыбающуюся кошечку, в виде цветка.
Я поворчал и перестал, хотя моё отношение к перманентному уродованию тела оставалось прежним — презрительное неприятие и непонимание.
Всё это поменялось в ту страшную ноябрьскую ночь, когда у дочки, выписанной домой после сложной операции, случилось осложнение и она впала в кому на моих глазах...
Чисто на рефлексах я провёл реанимационные мероприятия, одновременно набирая 911, вызвал «Скорую», на носилки, и мы помчались в знаменитый Сидар-Синай.
В приёмнике после моего 30 секундного доклада (как я собрался — ума не приложу!) телеграфным стилем профессионала — ситуацию правильно оценили как критическую и за минуту подняли мою коматозную доченьку в реанимацию.
Медбрат, две медсестры и врач рванулись в бой: мониторы, вены, анализы, рентгены...
Надо было видеть, как они сражались!
Это был медицинский спецназ, элита: молодые, знающие, схватывающие всё с полуслова, умелые ребята...
У меня затеплилась надежда.
Наладив лечение, они стали снимать её пижаму — мониторы с венами мешали, я велел разрезать и отвернулся.
И тут медбрат, главный смены, высокий азиат, очевидно, желая сказать что-то приятное и подбодрить меня, прокомментировал её татуировку, назвав её «миленькой кошечкой»...
Пустяк, вроде, но мои нервы не выдержали, я сорвался и высказал всё, что я думаю об этой глупой моде, энергично употребив пару раз «фак» и производные от него!
Воцарилось молчание.
Не знаю, как вы, а я неловкость чувствую затылком, что-то я явно сказал не то...
Оборачиваюсь.
Медбрат, я не заметил, скинул форменную белую курточку, чтобы работать было удобнее и остался в майке без рукавов.
А вот руки его...
Они были полностью покрыты плотной цветной татуировкой в стиле японских якудза.
Неловкость продолжалось недолго — я взял себя в руки и извинился, он понимающе кивнул и принял извинения, принёс мне кофе и притащил кресло, понимая, что никакая сила не сдвинет меня с места.
Я провёл в этом кресле трое суток, отлучаясь только в туалет и душ, мой татуированный якудза каждый день появлялся вечером, на ночную смену, притаскивал кофе и уговаривая хоть что-то пожевать.
Специалисты разных служб, интерны, резиденты, ординаторы, профессора, калейдоскоп лиц и разговоров...
А запомнил я только его, моего якудзу...
Его — и собак-волонтёров, в чью тёплую шкуру я украдкой утыкался поплакать.
Через 72 часа дочка вышла из комы, погладила шикарную намытую белоснежную пиренейскую овчарку, попила и поела.
Я сделал фотку и поехал докладывать семье о событиях этих трёх дней.
Еду и думаю — да бог с ней, с татуировкой...
Главное — что живые.

Послесловие, кому интересно:
Дочка поправилась, вышла из больницы и немедленно стала готовиться к поступлению в школу медсестёр.
Школу она закончила и работает, вышла замуж и родила мне внука.
Каждый ноябрь она празднует свой второй день рождения и в шутку называет меня дважды отцом...
У неё появилось ещё две татуировки, к чему я теперь отношусь спокойно.
Своей татуировкой я не обзавёлся.
Пока не обзавёлся...(с)Michael Ashnin

+250
Обсудить (87)

12.08.2018, Свежие анекдоты - основной выпуск

Это не беда, что меня окружают скучные ограниченные неинтересные люди.
Беда в том, что я один из них...

+93
Обсудить (16)

12.08.2018, Остальные новые анекдоты

Курят два хирурга после операции.
— Слушай, это правда что от онанизма на ладонях волосы растут?
— Да ладно, предрассудки, детей только пугать!
— Вот и я так думал, пока с женой не развелся. Сейчас хоть плачь. Как операция, так приходится ладони брить. Стерильные перчатки на щетину ладоней не налазят.

+-54
Обсудить

01.08.2018, Остальные новые анекдоты

Даю наводку!
Да ну!?! С прицепом?!

+-24
Обсудить

30.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Занимательная этнография или пьянству — бой!

Маленький городок конца 19-го  века, Калифорния.

Сельская местность, удалённая от больших городов, тяжёлый фермерский труд, бедность  — всё это в сочетании с дешевизной и доступностью алкоголя создавало питательную среду для злоупотребления горячительными напитками.

Пили, в основном, крепкое виски, самогон и пиво— до винного бума в Калифорнии ещё лет 80...

Ну, и конечно — пили мужики.

И крепко пили.

Женщины всё это терпели, но не бесконечно— пьянство им сильно надоело, и они начали с ним бороться.

В союзе с опиумом народа - религией, женщины пошли в атаку на зелёного змия.

Каждое воскресенье с амвона пасторы всех направлений грозили пьянчугам карой небесной, все остальные 6 дней мужиков пилили их жёны.

Пропаганда помогала слабо.

Аха, бабоньки организовались в Комитет Трезвости и начали бойкотировать лавки, где можно было купить бухло.

Приходила к лавочнику делегация, например, и объявляла:

«Пока ты продаёшь алкоголь — мы в твою лавку ни ногой, да и пикеты поставим, избавляйся от этого яда, да побыстрее!»

Один за другим лавочники сдавались— закупались для семей женщины, стало быть, экономические козыри  были у них на руках.

А учитывая удалённость городка от альтернативных лавок, 20-30 миль и сравнительную изоляцию общины — женщины явно брали ситуацию под  контроль, казалось бы...
Ан нет.

Гордо не сдающийся салун оставался последней цитаделью  алкоголизма, единственным местом утоления жажды поклонников Бахуса.
Стоял он на окраине городка, и владелец салуна даже не помышлял  сдаваться: продажа бухла шла бойко. Ещё бы не бойко — он стал монополистом.

Комитет по искоренению поговорил с ним раз-другой на предмет «вали отсюда». Не внял.
А зря.
Ночная толпа разъярённых женщин собралась вокруг салуна после закрытия, обвязала небольшое здание канатом и сдёрнула с фундамента.

А сдёрнув — всей бандой впряглись и вытащили салун за пределы города, благо границы города проходили в квартале от теперь уже бывшего салуна...

Главарь банды, некая миссис  Пирс, продолжила кампанию за полный запрет алкоголя и добилась введения местного « сухого закона» за четверть века до федерального.

Они все уже там, где не наливают ничего, кроме небесного нектара, все — и пьянчуги и трезвенники...

Память, между тем, живёт  — в центре города есть большая стенная роспись, на которой оторопелый владелец бара со спущенными подтяжками тщетно пытается остановить уничтожение салуна.

Полные решимости женщины, не обращая внимания, тащат здание на канате, впрягшись а-ля бурлаки.

Командует ими атаманша, с топором в руках, благообразная решительная и очень рассерженная матрона, миссис Пирс.
Будете в наших местах - свожу посмотреть.

Совсем не обязательное послесловие:

Движение за трезвость ширилось и росло. Города, графства, затем и штаты вводили сухой закон.

А 17 января 1920 года сухой закон, просуществовавший до декабря  1933 года, вводится по всей территории США.

Просуществовал он целых 13 лет, 10 месяцев, 19 дней, 17 часов, 32 минуты и 30 секунд и принёс ровным счётом ничего, сделав Аль Капоне всемирной знаменитостью , обогатив отца Джона Кеннеди и оставив на память культовый  фильм "Однажды в Америке".
Пить, однако, меньше не стали...

А, да — культура коктейлей возникла именно тогда, ибо пить это отвратительное пойло, контрабандные виски и ром или самогонный джин, можно было только смешав с соками и сиропами.
Ну, и до кучи — автогонки NASCAR возникли на базе бешено удирающих от федералов самогонщиков на переделанных под гоночные обычных автомобилей с мотором на стероидах.
Такая вот история...(с)Michael Ashnin

+392
Обсудить (19)

16.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Два взрослых друга, дружат с яслей, детский сад и школа, всё вместе, женаты, обзавелись детьми, дружбе четверть века.
Звонят друг другу часто, записаны под именами:
«Сломал мой велосипед»
«Тот, кому я велик сломал»

+509
Обсудить (17)

03.07.2018, Свежие анекдоты - основной выпуск

«То была рука Бога!» туманно ответил Марадона...
Врал!
Рукой Бога была нога Акинфеева!

+37
Обсудить

03.07.2018, Остальные новые анекдоты

Знаете, чем элиты СССР отличались от современных?
Скромностью запросов.

+54
Обсудить (5)

02.07.2018, Новые истории - основной выпуск

Душ входит в мой утренний ритуал, кофе и душ - только так я могу проснуться.
Однако сегодня, ни с того ни с сего, вспомнился мне другой душ. Давно это было или, как говаривали в том углу Латгалии:"Да уж времечко какое!"
Итак, районная больница по распределению, при которой я живу, в кабинете завхоза над котельной.
Там был душ!!!
И неплохой.
Проблема была в запахе копоти и солярки.
В больнице были ещё три душа: в приёмном покое, хирургии и родильном отделении.
Первые два были, мягко говоря, неприглядными, душ в котельной казался «Ритц-Карлтоном» по сравнению с этими недоразумениями, «слабым подобием левой руки»...
Душ в родильном отделении — тот, да, был чистый и просторный, как и всё в этом отделении. Акушерские отделения всегда отличались в лучшую сторону своей монастырской чистотой и порядком.
Специфика отделения, однако, диктовала одну любопытную особенность душевой комнаты — двери не запирались.
Понятно, почему — роды бывают непредсказуемо стремительные, да и пациенты и персонал одного пола - чего стесняться...
Меня в акушерстве полюбили, акушерам без нас не обойтись, а тут паренёк просто в 100 шагах живёт, на кесарево прибегает за 30 секунд, головы не теряет, кровь свою переливает щедро (было дело) — словом, пришёлся ко двору...
- А как у вас насчёт картошки дров поджарить?
В смысле — душ работает?
- Да мойся, конечно!
Пошёл, вернулся, почёсывая репу в недоумении — а что, замка совсем нетути?
- Иди, мы присмотрим, если роженица какая — мы предупредим.
Отлично я там устроился, месяцами пользуясь благорасположением акушеров...
Даже сложился определённый ритуал: зашёл, поинтересовался как дела в отделении, есть ли роды, как мои пациентки после кесарева себя чувствуют — светский трёп, и в душ.
И вот однажды, после бессонной ночи тяжёлого дежурства, сильно заторможенный, захожу в отделение с одной мыслью — в душ и спать!
Я всегда был строгим адептом устава и ритуалов, но тут "с устатку и не евши" и, главное, без кофе — зомби Миша лезет в душ, по счастью — незанятый, акушерок НЕ предупредив.
Скинул операционную форму с пятнами всех степеней противности и ... о, блаженство!!
Горячая вода, чувство чистоты и победы — отстоял ещё одно дежурство и никого не потерял, помоюсь и дрыхнуть, сегодня я дембель, буду спать, пока рожа не опухнет!
И неведомо мне — в отделение поступает роженица, пятые роды, со схватками каждые минут 5-10, так что вот-вот родит.
И торопят её в душ, правило у них такое.
А там я, такой красивый, волосатый и ни капельки не беременный черномазый чёрт, с абсолютно не соответствующим профилю отделения оборудованием мочеполовой системы!
Женщина (роженицы обычно женщины, вы тоже заметили?), не глядя, заходит в душевую, поглощенная ощущениями схваток, прямо скажем — сильных и болючих , постанывая, собирается снять халатик - как вдруг она разглядывает в туче пара другую тушку!!
Мало того — тушка оборудована как-то неправильно: отсутствуют большой живот и детали оборудования, которыми наделена она и которыми намерена воспользоваться в ближайший час-другой.
Более того, детали оборудования несколько напоминают те детали, более всего виновные во всей этой болючей херне, именуемой схватками — детали, использованные месяцев 9 назад, по мимолётному недоразумению!
Смесь испуга, негодования, недоумения — она вскрикивает, вылетает пулей и бегом в родильную комнату.
Сонливость как рукой сняло, я лихорадочно домываюсь, вытираюсь и одеваюсь, вылезаю смущенный и виноватый...
А из родильной уже слышен плач младенца, родила.
Да как быстро!
Идёт акушерка, улыбается: "Менделеевич, с лёгким паром! Мальчика родила, с одной потуги! Тебе благодаря, не иначе..."
Проваливаюсь в сон, успев подумать: не дай Бог слухи разойдутся, что созерцание образа местного анестезиолога, только обязательно голого — способствует лёгким и быстрым родам! (c)Michael Ashnin

+880
Обсудить (55)

26.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Пивные дрожжи и собаки.

Подростковый возраст только под старость вспоминается с ностальгией, легкий флёр приближающегося склероза делает этот очень непростой период поэтическим...
Ну и какую поэзию вспомним?
Давайте поговорим о проблемах с кожей.
Нет, я, персонально, прыщей на морде не носил, как большинство моих сверстников, моя ситуация была намного сложнее, хотя и не на виду...
Видите ли, я страдал от чирьев, сучьего вымени, карбункулов, фурункулов — несть им числа и названия, особенно на выездах в колхоз, ЛОТОС, стройотряды.
Страдала и учёба — чирей на жопе не способствует усваиванию учебного материала, требующего усидчивости. Лёжа, однако же, мысли сразу же улетали в похотливом направлении...
Семья медицинская, чем меня только не лечили!!
Антибиотики, мази, противостафилококковый иммуноглобулин — нихрена.
Перешли на экзотику — аутогемотерапия, сиречь уколы в мою тощую задницу моей же крови, то ещё удовольствие, позвольте заметить!
Тайком от мамы-фельдшера сводили к бабке, заговаривать. Не помогло! Бабка пожала плечами: „Еврей. Наверно у своих проси...“
Забегая вперёд — мама догадалась связать это с моей любовью к сладкому, сел на жёсткую диету, каждый день стирал своё бельё, включая постельное — помогло, потихоньку.
А также— пивные дрожжи.
Так мне один умный дерматолог посоветовал:
⁃ Там масса нужных тебе витаминов.
⁃ А где их взять?
⁃ На пивном заводе «Алдарис» знакомые есть?
⁃ Нет, все медики, никого.
⁃ А! Тогда вот что. Их один раз в день завозят рано утром в угловой магазин, что на Аусекля и Кришьяна Барона, недалеко от цирка и вокзала, знаешь?
⁃ Конечно, знаю, напротив Верманского парка, около трамвайной остановки?
⁃ Там. Только рано утром, их быстро разбирают, — и улыбнулся, таинственно.
Сказано — сделано, рано утром, как штык, прибываю в гастроном для лечения.
И, как оказывается, не я один.
Неведомо мне, пивные дрожжи ценили не только скорбные чирьями — они слыли прекрасным средством от похмелья, особенно при продаже алкоголя с 11 часов, до которых можно просто, не дожить..
Итак, очередь, ждём привоза в отдел «Соки-воды».
Не знаю, помните ли вы такую экзотику, как большие стеклянные конусы, в которые заливали сок из трёхлитровых банок?
Соки были яблочный, березовый, сливовый, персиковый и, мой любимый, томатный. К нему прилагалась крупная, вечно мокрая соль, с чайной ложкой.
Стаканы мылись над фонтанчиком. Не сказал бы, что тщательно — ну, уж как получится.
Народ стоит. Две разные очереди. Одна за соками, двигается быстро, вторая — стоит, ждёт.
⁃ Чё ждём?
⁃ Пивные дрожжи.
Встал в неё, начал осматриваться — любопытная картина, субтильные юноши, типа меня, и пропойцы, в соотношении 50 на 50, причём, и те, и те со страдальческим выражением лиц...
Пропойцы, однако, непростые — спившиеся интеллигенты, центровые алкоголики, полиглоты и умники, обязательный элемент пейзажа начала 80ых.
Привезли дрожжи, вылили в пустой стеклянный конус — серая неаппетитная жижа. Заморыши стояли первыми, набирают их в пустые литровые банки и бидончики, уходят...
Ах, чтоб тебя! Ёмкости у меня-то и нету, не запасся...
Ладно, хоть на месте выпью стакан, наливайте, сколько с меня?
Копейка цена.
Недорого... Вообще-то за такую дрянь мне приплатить должны, пахнет прокисшим пивом, густая гадость с комками, не, не могу...
Очередь пропойц тихо ненавидит мою спину, сглатывая от нетерпения свой перегар и страдая от необъятного похмелья:
⁃ Давай, студент, не тяни, душа просит, уступи стакан, ссука...
И в напряженной тишине пропойца с семитскими чертами лица спасает взрывную ситуацию:
⁃ Молодой человек, Вы крупно ошибаетесь, если вам показалось, что вы в дегустационном зале Массандры.
Эту дрянь надо пить залпом и запивать хорошо посоленным томатным соком. Не томите мою душу, как гуманист гуманиста прошу — пейте и отваливайте!
⁃ Томатный сок, говоришь?
Эх, гулять так гулять — сок 10 копеек. Много соли - и с нами бог. Выпиваю дрожжи и догоняюсь соком. Не успеваю поставить стаканы, как их перехватывают жертвы Бахуса и торопливо передают продавщице:
⁃ Давай, милая, душа горит!
Ухожу — чтобы вернуться. Я пошёл на поправку и ходил туда уже больше для профилактики. Познакомился с пропойцами, участвовал в разговорах о Фрейде, Кафке,Ажаре и Стейнбеке.
Всё это - ожидая завоза лекарства с пивзавода, рядом с которым я буду работать и учиться долгие 6 лет в Первой городской больнице «Скорой помощи»...
«Позвольте,– спросите вы,— где дрожжи и где собаки?!?»
И правда, какая история без собак?
А витамины, которые они с охотой жрут, содержат — вы угадали — пивные дрожжи, для улучшения качества их шкуры и меха.
Точь-в точь как их хозяин — на заре своей милой нелепой молодости...

+150
Обсудить (40)

22.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Ещё раз о запахах.

Собаки иронично переглянулись: опять хозяин затеял разговор о запахах, ничего в них не понимая, нету у него нюха, не было, нет и, увы, не будет.
И они правы — собаки по нюху превосходят нас в миллион раз.

Но среди людей я достаточно талантливый нюхач, что помогает в медицине, например. Болезни пахнут по-разному, даже человеческие эмоции пахнут по-своему, невозможно спутать запах страха и запах радости, веселье и горе пахнут очень непохоже.
Помогает это и в выборе вина и приготовлении еды, помогает и при личном общении — запах даст знать, стоит ли продолжать флирт или надо срочно ретироваться. Это очень древняя система передачи информации, намного старее и вернее речи, например.

Просто мы часто не верим своему чутью — в прямом смысле этого слова.
Женщины одарены обонянием более острым, мужчины отстают, значительно.
И это я понял рано, из общения с своей матерью.
Она и передала мне часть своей уникальной способности.

Нет, таким исключительным поваром я не стал, мне далеко до мамы, которую уже очень больной и старенькой звали на подмогу готовить к торжествам традиционные еврейские блюда.
Как сейчас вижу, она восседает среди огромной кухни, вокруг суетятся несколько женщин, она, понюхав ингредиенты, даёт добро на готовку.
А потом начинается магия: не вставая, не видя — она командует: «шафрану добавьте, чуток шалфея, тмин, убавьте огонь, выключайте, готово...»
Применяла она свой нюх и в воспитательных целях....
Как?
Расскажу, коли любопытно.

Был я молод.
И похотлив.
Несмотря на тяжёлое расписание — 10-12 ночных смен медбратом в реанимации, днём — в меде, слабый пол был неотразимым приоритетом.
Кто помнит СССР 80ых — не так сложно было найти с кем, как сложно было найти — где и когда, приезд, отъезд, успеть в институт.
И не встревожить родителей.
Они уже были пожилые, волноваться им вредно, приходилось врать.
Посудите сами: ночной звонок "папа, я не приду ночевать" гарантировал бессонную ночь и волнения.
Кстати, ребятам в общежитии такие проблемы были незнакомы, но я родился в столице, и мне общежитие не светило.
Оставалось врать. Благо, дежурства казались надёжным способом отмазаться.
Именно, что казались.

Маме, очевидно, всё было ясно, просто до поры до времени она помалкивала.
И вот как-то после ночных гулянок чёрт-те где за городом и полусонного дня в меде я вернулся домой, покинув его на часов 36, по моим подсчётам.
  - Привет, мам, - обнял её и собрался на боковую.
Ан нет, мама неожиданно спросила:
- Как дежурство?
- Нормально.
- Где дежурил?
- В урологии (железное алиби, я проходил цикл урологии, и она это знала).
- Нет, сынок, не был ты в урологии прошлой ночью. Тебя вообще в больнице не было. Ты провёл ночь где-то за городом, в частном доме (точно!), с печным отоплением, с кем-то новой, предыдущая пахла иначе.
  - Как?!?
  - По запаху, сын, по запаху.
    Признался, сразу и во всём, смысла врать не было, да и любопытно было — услышать, где я прокололся. Душ — утром забежал в реанимацию, там же поменял бельё, мне было просто непонятна эта шерлокхолмщина...
   - Мама, как ты догадалась?
   - Миша, я уже как 30 лет фельдшером, легко отличаю урологию от хирургии или акушерства, даже намёков не нашла в твоих запахах, больницей там вообще не пахло.
    - А чем пахло?
    - Дымком, немного плесенью, новыми женскими духами...
    - Дела... А душ? А одежду поменял?
    - Верхнюю одежду ты же не поменял...
     Верно, я подошёл к маме в верхней одежде, тут меня и пронюхали.
Моё недоумение маму позабавило, воспитание правдивости и профилактика будущего вранья закончились, велено было звонить и давать о себе знать. Легко сказать — до эры мобильников было ещё долгих лет 15...
Нет, такого выдающегося нюха я не достиг... пока.
Но попытаться советую всем, мир запахов огромный и неожиданный.
Смотрите, слушайте, щупайте — и нюхайте!
Доброй охоты!

+445
Обсудить (43)

20.06.2018, Новые истории - основной выпуск

В набор!

Есть у меня небольшой ритуал. Начинается он после засылки моей работы на сайт, когда она какое-то время находится в неопубликованных работах, где можно её поправить, нанести последние штрихи...
Но это до тех пор, пока вы не увидите «нет неопубликованных работ автора»
Увидев эту заставку, я взял за привычку громко, подражая газетным и типографским традициям, восклицать — В набор!!

Я прекрасно знаю, что это устарело — набора в старом понимании уже нет, старые свинцовые буквы сменились электроникой и Интернетом, но мне нравится энергия и чувство окончательно решённого, уже как бы вне моего влияния, улетающего в самостоятельный полёт — В набор!
И начиная с конца 2015, начало моего сотрудничества с сайтом, периодически я будил своих собак этим своим энергичным « В набор!» Звучит это скорее, забавно — я картавлю, но собакам это безразлично... они просто встревожены непонятной командой, да ещё глубокой ночью.

И вот недавно я задумался — откуда эта привычка?
Где я, и где набор, как ритуал появился, откуда?
Задумался и... вспомнил, что до Д.А. Вернера, редактора сайта, был у меня лет 30 с гаком назад другой редактор, медицинский.
Точнее, Учитель.
Он уже появлялся на этом сайте, в истории про позорную новогоднюю ночь, когда все напились и я, молодой медбрат, остался один с 12 тяжеленными пациентами, на долгих 10 часов.
Ситуация была отчаянная, куранты прозвучали для меня и моих больных приговором, больные умрут у меня на руках, на моей смене, я один-одинёшенек, все дезертировали, паника и ненависть к дезертирам — молодой зелёный боец, один из взвода обслуги, что я могу...

Помните ли вы лицо Анки-пулемётчицы, у которой заклинил Максим в самый решающий момент атаки каппелевцев?
Отчаяние и обречённость, сменившаяся на безумную радость при виде скачущего на подмогу Чапаева?
Надеюсь, помните.
Такую же радость я ощутил, увидев высокую фигуру малознакомого реаниматолога, только заступившего на смену.
Молча и быстро оценив обстановку, он повернулся ко мне:
- Вас Михаил зовут?
Я кивнул.
- Михаил, ситуация нелёгкая, вы и я должны выстоять до утра, следующая смена будет трезвее, насколько мне мой опыт подсказывает. Я закончу обход и буду вам помогать разводить антибиотики и растворы. Мы справимся, я уверен.

И он был прав — мы выстояли, никого не потеряли, выполнили все назначения, я перестелил всех больных, сдал смену, обматерил дезертиров и сестру-хозяйку — мне пришлось сдернуть и разрезать занавески между больными, тварь напилась и оставила тяжелобольных без смены постельного белья.
Так Учитель начал моё обучение, преподав урок врачебного долга.

Первый, но далеко не последний — став интерном и перейдя из рядовых в кадеты или, артиллерийским языком выражаясь, из заряжающих в наводящие, я постарался попасть к нему на учёбу.
Он оказался врачом от Бога и отличным Учителем.

Я был один из многих его учеников, боюсь, что далеко не лучшим.
Было просто невозможно так работать над собой, как это делал он: непрерывно читать на иностранных языках ВСЮ периодическую медицинскую литературы, углублять свои знания в режиме нон-стоп...
Раз посмотрев на анализы больного — он запоминал их на память, надолго запоминал. С консультантами любых специальностей он разговаривал на равных, зачастую превосходя их знанием и по их специальности и по проблемам консультируемого пациента.

Реаниматологи-анестезиологи — спартанцы медицины, элитарные войска, отряд прикрытия на последних рубежах жизни и смерти. И если это так — то он был царём спартанцев, лидером.
Находиться с ним рядом было нелегко — вспомните взаимоотношения людей и люденов из « Волны гасят ветер» Стругацких.
Предисловие, однако, явно затянулось...

Написание историй болезни — полузабытое искусство, эпистолярный жанр в эпоху СМС и имэйла, всё в медицине компьютеризовано.
Жаль. Читая толковую историю болезни, ты видишь, как врач мыслит, представляешь больного и его проблемы.
«Миша, кто ясно мыслит — тот ясно излагает»,- говаривал он и всегда очень внимательно читал истории интернов.
Я считался успешным в написании историй болезни, как оказалось — зря.
Учитель прочёл, нахмурился, взял красный карандаш и отредактировал, моя история покраснела от его заметок:
«Логика?»
«Неопределённость»
«Двусмысленно»
«Где факты?»
«И откуда это следует?»
«Неграмотно»
Был я весел и молод, переделаю, какие проблемы...
Легкомысленный самонадеянный сопляк, я работал над историей до конца дня! Она возвращалась с красными пометками несколько раз, пока я не создал приемлемую историю.
Он одобрительно кивнул и вернул мне работу без красных пометок.
Я обрадовался и бодро крикнул — В набор!!
(Часть моей семьи — типографские, я знал с детства некоторые детали их работы.)
Он улыбнулся...
Он, кстати, редко улыбался — редко, но мощно, аж вся комната светилась.

Много лет прошло, а привычка заканчивать работу словами — В набор! — осталась...

Послесловие.
Впоследствии он стал ведущим анестезиологом одной ближневосточной медицинской (и не только) супердержавы, воспитал сотни учеников, прославился своей неукротимой энергией и требовательностью, непреклонность его вошла в легенду: борясь за права врачей, он объявил голодовку, и бюрократы пошли на попятную...
А недавно он стал главой всех врачей мира, невероятная должность для израильтянина!

Моя жизнь... ну, её я уже описал в своих историях, не буду повторяться.
Одна у меня надежда, что Небесный Типограф, сверстав последнюю строчку моей бренной жизни, даст мне ещё одно, последнее, мгновение — поблагодарить своих родителей и учителей.
И... В набор!

+187
Обсудить (16)

14.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Цитрат натрия — популярный среди анестезиологов препарат.
Мы часто даём его пациентам: он единственный из противокислотных антацидов полностью жидкий, без твёрдых щелочных примесей, действует мгновенно и надёжно, нейтрализуя кислоту желудка.
Одна проблемка — вкус.
Скажем так, на любителя.
И встречаются такие любители нечасто, смею вас уверить.
А вот и история.
Бреду по предоперационной, из одного из боксов доносится:
«Не буду я это пить, не могу, гадость, не могу и всё!
Не буду!
Не уговаривайте меня — НЕТ, понимаете, нет и всё!»
Медсестра взывает о помощи, доктор, поговорите, может быть вы сможете её убедить!
Надо попробовать...
Захожу, старый знакомый, цитрат натрия, стопка с одной унцией этого противного пойла и пациентка, сильно беременная, готовится на кесарево, буянит и уходит в отказ.
А надо сказать, что именно таким пациентам цитрат натрия просто необходим, беременность сильно повышает кислотность, да и желудок поджимается так, что кислоте гораздо легче пойти вверх и залить лёгкие — а это очень опасно, предельно, можно сказать, смертельно опасно.
А тут она артачится, истерика: «аааа, гадость, это невозможно пить, я попробовала немножко, жуть и дрянь.»
А, ну ясно, пробовать его нельзя, надо как стопку опрокидывать.
Моя молодая коллега пренебрегла дать четкие инструкции и объяснения крайней важности этого медикамента.
Отвлекусь — позже я отозвал в сторону новичка и внушил ей, что уставы пишутся кровью, что надо провести инструктаж и пояснить детали, а не то пациент взбунтуется из-за пустяка.
Итак, надо честно сказать о вкусе, рассказать о необходимости, а главное — обьяснить концепцию опрокидывания стопки и быстрое её опорожнение, одним большим глотком.
Но всё это потом. А сейчас надо добиться результата — лекарство в желудке пациентки.
Убеждать бесполезно, попробуем по-другому...
— Вы, когда с подружками по колледжу собирались, текилу пили?
— Дааа, но текила вкуснее, не сравнить с этой гадостью!
— Не спорю, вкуснее. Ты мне другое скажи — как вы текилу пьёте?
— Стопками. Закусываем солью и зелёным лимоном.
— Ок, стало быть техника быстрого опорожнения стопки тебе знакома?
— Доктор, знакома, но это пить просто невозможно!
— Всё возможно. Давай я тебе продемонстрирую.
Сестра, принеси-ка ты мне такую же стопку, пожалуйста.
Тишина. Сестра в недоумении таращится на меня, не несёт.
— Сестра, вы не поняли? Будьте добры принести мне такое же лекарство, желательно до конца этого столетия...
Очнулась, принесла.
— Так, девонька, первым выпью я, а ты следом.
Возьми стопку в руку и делай как я.
Поняла?
Кивает, поняла.
Вдыхаю, открываю рот, выдыхаю и опрокидываю цитрат в глотку, одним большим глотком — всё, как учили грузчики на Рига-Товарная зелёного студентика целую вечность назад.
Гадость та ещё, но жить можно, моя морда лица может играть в покер, невозмутимая — как если бы я выпил текилу высокого пошиба...
Пациентка, как зачарованная, повторяет мои действия, ни слова не говоря, в каком-то трансе проглатывает лекарство, слегка морщится и улыбается ...
— А и вправду нестрашно.
— А я тебе о чём, молодец! А теперь поехали ребёнка добывать, ничего не бойся, самое тяжёлое у тебя позади...
Увозят в операционную, хромающей кавалерийской походкой я иду за каталкой, все путём, штатно.
За спиной слышу щебетание медсестёр, и что-то мне подсказывает: я ещё услышу эту историю, с искажениями и преувеличениями, как и полагается медицинским байкам и мифам...

+946
Обсудить

13.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Ресторан, рубашка и два еврея.

Как-то на заре 21 века решили мы с женой прокатиться в Сан-Франциско, один из красивейших городов США, если не самый красивый, то уж точно самый интересный.
А под вечер запланировано было встретиться с моим троюродным братом, живущим неподалёку.
Его я помнил ребёнком, потом они уехали и через много лет нам довелось встретиться, когда огромный десант израильских программистов приземлился в Кремниевой Долине.
И где их моментально расхватали, как горячие пирожки — был бум, стартапы высыпали наподобие крапивницы у обжористого ребёнка, дорвавшегося до шоколада.
Вот и мой брат: быстро прошёл пару интервью, получив пару очень неплохих предложений, вид на жительство, снял квартиру и купил машину — ничего похожего на мой опыт эмиграции, я, грешным делом, немного позавидовал... моя была и труднее и медленнее.
Вечером запланировали поужинать вместе, жена расстаралась — нашла модный и крутой ресторан, настолько крутой, что даже оговаривался код одежды, для вольной Калифорнии вещь необычная.
Жена меня приодела, как могла — она предусмотрительно положила в машину пиджак и рубашку понаряднее, очень пригодилось.
Причёсанный, побритый, выспавшийся, приодетый — всё это было весьма необычно для мужа, сельского врача, последний раз жена меня видела таким в день нашего бракосочетания....
При всём параде прибываем в ресторан... крутой, круче кипятка.
Публика важная, официанты ещё важнее, в чёрно-белых костюмах, меню, в моём понимании, нет — шеф-повар, знаменитость, сам знает, чем кормить, фиксированное меню, аж восемь перемен, вина включены и подаются к подобающему блюду.
А, деталь — нас посадили у бара, подождать, пока стол накроют, брат припоздал, узнал меня и подошёл, я тут же заказал хаароший скотч, себе и ему, жена взялась быть шофёром.
Он поблагодарил, но пить не стал, я, говорит, непьющий, почти совсем...
Жена встрепенулась и посмотрела на него с изумлением: в самом начале нашего романа ей было сказано, что в нашей семье выпивают, все. Что осталось за скобками — достаточно умеренно выпивают, один я выделялся более обильными возлияниями ...
Недоумение жены: «так евреи же не пьют» я быстро рассеял: всё это недостоверные слухи, евреи сами их придумали и распространяют с целью продвижения брэнда и саморекламы. Жена съязвила: «вранливая заманиловка».
«Или!» согласился я и дискуссия была закончена, жена взвесила моё отношение к семье и работе и примирилась с моим отклонением от стереотипа.
Отвлёкся, извиняюсь: допив скотч, свой и брата, мы последовали за метрдотелем в храм эпикурейского культа — принять участие в оргии чревоугодия...
Посадили нас посередине большого зала и начался Мерлезонский балет обжорства и возлияний.
В ходе которого выяснилось: мой брат не только был трезвенник, но и старается придерживаться кошерных принципов, почти ничего не ел и не пил.
Ну, с едой мне помогала жена, а вот вино пришлось пить за двоих.
И если порции еды там были умеренные, то вино наливали щедро, всех видов: пенистое белое, пенистое розовое, белые, красные, портвейны и сладкие позднего сбора.
Короче — я крепко охмелел и от еды и от выпивки.
Брат оказался светским человеком: поговорили о родственниках, Риге, Тель-Авиве, Калифорнии, он подарил нам сувенир из Иерусалима, похвалил наряд жены, действительно неплохой.
И мельком похвалил мою рубашку...
А вот этого ему делать не стоило!
Что-то перемкнуло в моих мозгах, кавказское алаверды в ответ на его сувенир, «согласно законов гостеприимства», футбольный обмен майками — хрен его знает, нет у меня чётких объяснений дальнейшего развития событий.
— Нравится?! Дарю!
Брат сдержанно поблагодарил, жена замерла — она первая поняла, какая катастрофа катит на всех парах к нашему центровому столику!
Сказано-сделано.
Попытка снять рубашку, не снимая пиджака не удалась, что меня нимало не смутило — я решил подойти к делу с точки зрения суворовской науки побеждать: быстрота и настойчивость приносят победу!
Но быстрый я покуда трезвый, процесс снимания пиджака показал сильную заторможенность рефлексов, а уж последующий переход к «форма одежды — голый торс» вообще продолжался мучительно долго, минут пять.
Сразу скажу: я не Аполлон и никогда им не был, так что видеть мою обильно обволошенную тушку — так себе десерт.
Со слов жены: ситуацию в значительной степени спасла вышколенная прислуга, по знаку метрдотеля заслонившие посетителей от моего безобразия. Помогло также поведение жены и брата, продолжающих себя вести как ни в чём не бывало: мол, пустяки, дело житейское.
Дальнейшее я помню несколько смутно: брат с благодарностью взял треклятую рубашку (она до сих пор у него, он её надевает на важные деловые встречи, веруя, что она приносит удачу), я по-купечески широко расплатился и в пиджаке на голое тело побрёл к машине...
Последнее, что я услышал, проваливаясь в небытиё — ироническую реплику жены, сказанную вполголоса, как бы про себя: «Два брата, один пьющий, друго й— нет...
Угадайте с трёх раз : кто достался мне?!?»
Оставим вне повествования ужасающее похмелье, чувство глубокого стыда и раскаяния, подколы жены и брата, сохранившие всё в секрете до сего дня — не это было самое страшное...
А что было?
Ресторан, приславший письмо с просьбой забыть к ним дорогу и годовой абонемент в фитнес-клуб.
Шучу.
Не было письма.
Абонемент был.
Семейный.
Его купила жена — присмотреть за моими тренировками, как «часть подготовки к будущим публичным стриптизам», язва... (c)Michael Ashnin

+45
Обсудить (2)

11.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Необычное мошенничество.

DEA.
Drug enforcement agency.
Агентство по надзору за наркотиками.
Само это имя вызывает сильный испуг среди наркодилеров.
И не зря — ребята там суровые, бюджет и ресурсы у них громадные, пощады от них ждать не приходится, поймают — срок впаяют по самые не хочу.
Вызывают они и почтительное уважение у врачей: частью их деятельности является надзор за контролируемыми субстанциями, проще говоря — наркотиками.
Лицензию на прописывание которых выдаёт, как вы уже догадались, DEA.
Процесс этот сложный и недешёвый, врач платит около $800 за двухгодичную лицензию, да и проверки там нехилые.
А без лицензии — никак. Практически невозможно лечить людей, не прописывая им самых необходимых лекарств: опиатов, снотворных и успокаивающих.
И уж точно никакой анестезиолог в США не может работать без такой лицензии. За этим сурово следит администраторы госпиталей — за нарушения госпиталь могут оштрафовать, а то и закрыть.
Я лично испытал на себе эту строгость — в один прекрасный полдень главный администратор госпиталя галопом прибежал в оперблок, вопрошая где, чёрт возьми, твоя обновлённая лицензия?!?
Он был обязан выдворить меня из госпиталя, моя лицензия истекала к концу дня. И выпер бы, заслуженного-простуженного, бывшего главврача госпиталя — вашего покорного слугу, меня, без малейших колебаний, кабы не спас меня Интернет, где уже появилась моя обновлённая лицензия на сайте DEA.
А всего делов-то — я замешкался отправить анкету на возобновление и чек...
Позвольте, спросит читатель, была анонсирована история о мошенничестве, где она?!?
А вот где.
Звонок в моём кабинете, подымает наша секретарша, поскольку я редко в кабинетиках отсиживаюсь, в операционной, как обычно.
Кто говорит?
Ктооо?!?
Он в операционной, перезвонит?
Не терпит отлагательств?
На счастье, я уже приземлился с больным в послеоперационной и смог подойти к телефону.
— Доктор Ашнин слушает.
— Добрый день. DEA. Агент Смит, как поживаете?
— Отлично! Пока вы не позвонили... Чем могу быть полезен?
— Я звоню по поводу ряда нарушений в вашей документации по лечению больных наркотиками. Они исключительно серьёзные, мы отзываем вашу лицензию, пока вы не заплатите штраф.
Тааак.... вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Мысли разбегаются, паника, меня даже заменить некем, срываются операции, пациенты готовились, голодали, нервничали, какой кошмар!!
И тут левая половина мозга берёт управление на себя, велит правой не паниковать, а лучше вообще заткнуться.
Задаю ему вопросы, выясняется, что штраф немалый, 25 тысяч, лайсенс будет активирован немедленно по получению денег.
Чеком долго, пока дойдёт, пока пройдёт — займёт неделю, как минимум.
Нельзя ли ускорить?
Можно, платите кредитной картой, дайте ваш номер карточки и код, мы реактивируем вашу лицензию немедленно.
Выясняю детали — тяну время, если честно, лихорадочно набираю их треклятый сайт, ввожу пароль... и не верю своим глазам, лицензия жива и весела, никакого отзыва.
Дела...
— Нет, знаете, лучше письмом и чеком, я пока уйду в отпуск.
— А вы не боитесь судебного разбирательства и тюремного срока, если не уложитесь в срок? Намного проще кредиткой...
Настаивают, звонят, кредитку требуют — не похоже это это на федералов.
Прошу прислать по факсу адрес и прощаюсь.
Немедленно звоню госпитальному адвокату, он смеётся, явное мошенничество, не паникуй.
Да, кстати, спрашивает меня это крючкотвор — Миша, ты когда проверял свою электронную почту?
Занят был, уже с неделю не заглядывал, некогда...
Загляни, не ленись.
Ладно.
Заканчиваю операции, открываю имэйл: сукин кот прав, там среди сотни посланий одно из Отдела Медицинского Надзора Калифорнии.
А в нём предупреждение о новом типе мошенничества, заточенным под врачей, особенно анестезиологов и специалистов по лечению боли.
Еду домой, чувствую себя дураком... уверен, что не в последний раз.
Почту, однако, я читаю чаще, что и вам советую. (с) Michael Ashnin

+505
Обсудить

07.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Да простят меня коллеги по врачебному цеху, но это простая констатация факта: получив диплом, мы, все без исключения, являемся лишь личинками врачей.
И лишь пройдя долгие и порой мучительные метаморфозы, через стадии развития от личинки до бабочки, мы становимся профессионалами своего дела.
Ну, или если сравнения с насекомыми покажется коллегам унизительными — другое сравнение, орлята с дипломами, слабые, глупые, не умеющие летать, мы годами тренируемся, чтобы в будущем воспарить в небо нашей безумно ответственной профессии умелыми орлами и уже сами обучаем следующее поколение орлят тонкостям полётов в бурю и штиль.
Зрелые орлы бдительно и строго учат орлят сначала просто махать крыльями, затем позволяют стать на крыло и совершить небольшой полёт, а потом другой, посложнее, а там, с годами, и последний полёт, где они, научив молодого орла летать, успешно охотиться и безопасно приземляться, дают добро на самостоятельные полёты.
Орлёнком быть очень непросто: бесконечные часы дежурств, тяжёлые теоретические и практические экзамены, годы изнурительных тренировок, полувоенная дисциплина, трагедии и триумфы — всё это нужно и можно перенести.
Что даётся труднее — постоянное общение с орлами, настолько превосходящими своих орлят, что начинаешь сомневаться в своих силах: а смогу ли я так полететь?
Необходимость абсолютного подчинения, ирония и сарказм инструкторов, их шутки, порой довольно жестокие, сама атмосфера послушания, на каждом новом этапе лёгкая дедовщина и много раз повторяющаяся тоска новобранца в новой казарме...
Именно это и является истоками мифологии орлят: легенды об умном орлёнке, оказавшемся умнее и рукастее матёрых орлов.
Их много, они передаются из поколения в поколение, очень поучительные, иногда — забавные, но всегда внушающие оптимизм и подымающие боевой дух рекрутов медицины.
На ваш суд — одна из таких историй, случившаяся так давно, что за полную истину я не ручаюсь, необычно для меня — не я герой этой истории, просто рассказчик.
Бабулька, приятная чистенькая старушка в платочке, почти лубочная бабушка из «Красной шапочки», уже который раз поступает с тяжёлыми и внезапными аллергическими реакциями, которые раз от разу становятся всё тяжелее и опаснее...
Так, сначала это были высыпания, потом опухание лица, а потом и нос с горлом стало закладывать, астма присоединилась, её последнее поступление по «Скорой» вообще было на грани анафилактического шока, еле спасли в реанимации.
Её я там видел мельком, перевели бабульку в обычное отделение, домой боятся отпускать — следующего эпизода она не переживёт, единодушно решили все...
И понеслось: консилиумы, светилы всех немыслимых высот и званий, осмотры студентов, интернов, резидентов, ординаторов — никто не мог поставить правильный диагноз.
Через две недели бабушке это серьёзно надоело, она устала от всего этого медицинского бедлама, стала проситься домой...
Нельзя, бабулька, пойдёшь домой — помрёшь.
А диагноза — нет...
Ясно, что аллергия, ясно что тяжёлая — а что её вызывает — непонятно...
Происходило это в те далёкие времена, когда динозавры типа меня были молоды: у нас не было тестов по выявлению аллергенов.
Бабушка, кстати, абсолютно здорова, за исключением сильной аллергической реакции на пенициллин, в молодости.
И тут появляется наш герой, студент пятого курса.
Пятый год — это даже не орлёнок, это эмбрион.
Им разрешают немного: посмотреть больных и не болтаться под ногами взрослых бойцов, всё.
В свите обходов — они в хвосте, низшие из низших в медицинской иерархии.
Бабулька его поначалу невзлюбила: усталая от всего этого цирка, перевидавшая кучу заслуженных-простуженных доцентов и профессоров и даже одного академика, она была не в настроении отвечать на те же вопросы в тысячный раз.
А вопросов он задавал много, нудный до ужаса, он попросил описать все события перед приступами.
И выяснил деталь, ускользнувшую от внимания светил: все они случались в одно время, полдник, закончив который бабушка попадала в приёмный покой.
Аха, аллергия пищевая...
Но почему только дома?
Почему ничего подобного не происходит в больнице.
Расспросил о диете, ничего необычного.
Никакой явной пищевой аллергии...
И тут талантливый сыщик превзошёл всех в занудстве: вместе с бабушкой он стал составлять дневник еды, что и когда она ела, день за днём, неделя за неделей.
И сколько бабушка ни поджимала губы — он медленно и методично составлял список потреблённых ею продуктов.
И всё время присутствовал чай:
« ... а потом я попила чаёк и началось!
Села пить чай и горло стало отекать!»
Аллергия от чая?!?!?
Его подняли на смех — неслыханно, раз.
Два — чай в больнице таких реакций не вызывает.
Молодец, конечно, выяснил, что, скорее всего, пищевая аллергия — а теперь ступай играть в песочницу.
Никуда он не пошёл, беседы с бабушкой продолжались, она к нему привыкла и даже полюбила за его искреннее желание помочь...
И вот тут, как результат доверия, бабушка увлеклась этой детективной работой, появились первые результаты: приступы начались прошлой осенью, ниоткуда.
Вроде бы она ничего не поменяла в своих привычках, но что-то произошло, именно осенью.
А что бабушки делают осенью?
Соленья с варениями и маринадами, ягоды, грибы, огурцы — всё, как полагается, из года в год.
«Так, бабулька, а что же было необычного прошлой осенью?»
«Сроду такого не случалось, варенье клубничное забродило, переваривала и закатала по новому..»
А, извиняюсь, что с вареньем-то?
«Как что? Да плесень завелась, я её сняла и переварила, хорошее варенье, я его до сих пор держу, потребляю потихоньку, уже немного осталось..»
В воздухе запахло эврикой, затаив дыхание, юный гений медицинского сыска задаёт последний, решающий вопрос:
«Варенье ты как, с чаем пьёшь?»
«Да, сынок, так уж привыкла..»
Затаив дыхание, ласково-умильным голосом только -только вылупившийся докторишка спрашивает:
«А на варенье взглянуть можно?»
«Отчего нет, соседку попрошу принести...»
Далее всё стало ясно: переваренное варенье сохранило следы плесени.
Помните про бабулькину аллергию к пенициллину?
Она и аукнулась, полвека спустя — и, как старая мина, рванула, как полагается, сильно, повторные аллергические реакции всегда злее первоначальной.
Такая вот история.
Что стало с орлёнком-вундеркиндом?
Не знаю, но где-то работает чертовски умный врач, ухитрившийся в младеченстве своей карьеры утереть носы, точнее, клювы сиятельных орлов медицины...(c)Michael Ashnin.

+1263
Обсудить (116)

05.06.2018, Остальные новые анекдоты

Каждый диктатор мечтает стать Моисеем.
А становится Сусаниным.

+28
Обсудить (2)

04.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Неумный пациент.

Звуки играют огромную роль в моей профессии.
Они делятся на добрые и злые, мирные и смертельно опасные...
Так, например, сопение ребёнка после наркоза, успокаивающие звуки мониторов пульса и наполнения кислородом, смех — это всё мирные добрые звуки.
А вот звук падающего наполнения крови кислородом, хрипение, кашель, свистящее дыхание, пациента тошнит или он подавился — звуки злые, вызывающие немедленную и всеобъемлющую реакцию с моей стороны, адреналин зашкаливает и движения становятся резкими, команды — отрывистыми, моё зрение сужается до туннельного — война на пороге, враг в дверях, драка неминуема!
Так что неудивительно — именно так я среагировал на звуки, доносящиеся из-за закрытых занавесок одного из отсеков предоперационной.
Во время осмотра своего пациента мои радары уловили звуки терминального нарушения дыхания в результате обструкции — за занавеской в третьем отсеке от моего кто-то смертельно подавился и находится при последнем издыхании.
Секунда — и бросив своего пациента врываюсь помочь!
Мнда... торопиться явно не стоило, ложная тревога, недоумок лет 30, заскучал и решил развлечь своих престарелых родителей, сидящих рядом с его носилками, имитируя повешение.
Взбешённый такой тупостью, я, тем не менее, ругаться не стал.
Бессмысленно, раз. Дурак в 30, скорее всего, дураком и помрёт.
Два: стыдить взрослого сына в присутствии его родителей не по понятиям, в моей вселенной.
Тем не менее — профилактика наше всё, надо предотвратить повторения глупой шутки.
Итак, напустив максимальную серьёзность и строгость на свою и без того взбешённую рожу, выговариваю ему таким образом:
«Я не могу запретить тебе вести как ты хочешь, свободная страна...
Тем не менее ты должен понять: если ты в переполненном театре крикнешь «Пожар!» пожарные ворвутся его тушить.
Так и тут — не удивляйся, если в ответ на твою шутку ворвётся команда быстрого реагирования, тряхнут тебя электричеством из дефибриллятора и засунут трубку в твою пасть, чтобы раздышать, одновременно с сильными надавливаниями на грудь!
Не повторяй, пожалуйста, свой розыгрыш — иначе всё вышеописанное может случиться...»
Тишина...
Отец извинился, недоросль:
«Так ждать надоело, больше двух часов ждём!»
А вот тут он был прав, его не проинформировали — почему не соблюдается расписание, наш косяк.
Я взял на себя труд обьяснить:
«Неотложная операция идёт вне очереди, твой хирург тебя подвинул, не дай бог ты или твои родители столкнутся с неотложным состоянием — мы точно так же подвинем плановых пациентов.»
Тишина, мир да покой воцарились в предоперационной, до конца дня.
Дураком, правда, я его считаю по сей день...

+416
Обсудить (53)

02.06.2018, Новые истории - основной выпуск

Непредвиденные последствия.
«Самая большая опасность подстерегает нас на дороге, выбранной нами в целях избежать опасности.»
«Кунг-фу панда»

Далеко не все последствия наших деяний можно предсказать...
Даже, казалось бы, самых мудрых.
Судите сами.
Вот что случилось со мной после энергичных мер по предотвращению контактов моих собак со змеями.
Точнее — мне хватило одного контакта: Белла с желтой змеей на её чёрной шкуре смотрелась экзотично, можно даже сказать — художественно. В другое время, по телевизору в «Планете животных», я, возможно, посмотрел бы с интересом, чем это закончится.
Однако необходимость заканчивать разъединение млекопитающего с пресмыкающимся, вполне вероятно ядовитым и взбешённым собачьим покусыванием, самому — мне персонально удовольствия не доставила, ни чуточки.
А в сочетании со счётом от ветеринара и необходимостью потребить много виски, чтобы прийти в себя и унять дрожь в руках — всё это привело к решимости предпринять меры по профилактике подобных происшествий.
Иначе каждая прогулка собак на заднем дворе должна была бы сопровождаться или инфарктом или предварительным потреблением виски, а так и спиться легко...
Профилактика — наше всё, работа у меня такая, предотвращать.
Сказано — сделано: мы с садовником в четыре руки извели всю дикую растительность, так что за газоном с травой простиралась голая песчаная дюна, не оставляющая змеям возможность спрятаться.
Последние метров десять дюны — откос, довольно крутой, на дне которого забор, высокий, но практически не видимый из дома,так, краешек кое-где, ставший видимым только после тотального выпалывания зарослей.
Утро...
Вроде пора выпускать собак на задний двор, змей быть не должно, довольно холодно, да и травы уже нет.
Надеваю очки: посмотреть на предмет опасности от койотов, рысей и пум, которые у нас водятся, сам видел, к счастью — издалека...
Блять!!!!!
По центру склона торчат рыжие острые уши, явно семейства кошачьих, морду и туловище оценить не могу, зрение и география откоса не позволяют...
Рысь? Пума?
Собак не выпускаю, хватаю свой револьвер и катану, в пешем строю атакую хищника, типа, банзай, пиздец тебе, и ниипёт какого ты размера!!!
Подбегаю к обрыву — на заборе сидит милый рыжий кот и пытается охотиться на птиц... уши его, торчат аккурат на уровне скоса.
Смотрит на меня с укоризной и досадой, мол, мудак ты, братец, всех птиц распугал.
Спрыгивает и скрывается в густом чапаррале.
А я стою с глупой рожей, японской бритвой для прополки голов и романтическим револьвером времён покорения Дикого Запада...
Быстро оглядываюсь, не видел ли меня кто из соседей?
Кажись, никто не видел, перевожу дух.
Вера собак в умственные способности хозяина, однако, явно пострадала...

+-8
Обсудить (33)

29.05.2018, Новые истории - основной выпуск

Паранойя и взрывчатость - два основных качества сносного анестезиолога.
Есть эти качества и у меня.
Правда, иногда это выглядит смешно - со стороны.
Седой, с пивным брюшком, вечно заспанный дедушка внезапно начинает двигаться с быстротой Феррари, за рулём которой сидит укушенный чёрной мамбой ниндзя!
Пример?
Извольте.
Мягкая посадка после наркоза в пробудительной палате с милой пациенткой лет 12, после незначительной и короткой операции. Она полностью проснулась, с улыбкой неведения, никакой боли, показатели отличные, сестра опытная, мониторы, кислород, можно выписывать домой хоть сейчас. Деталь - мы последние, она в этой большой палате на 6 коек одна. Можно пойти попить кофейку и перевести дух, иду в ординаторскую и откидываюсь на раскладном кресле, подремать.
И, неведомо мне, - планируются учения по тренировке медицинского персонала реанимационным мероприятиям. Такие тренировки, до предела реалистичные, проводятся на рабочем месте, называются "тренировочный код".
Коды бывают разные:
Красный - пожар.
Серый - угроза насилия.
Розовый - попытка похищения новорождённого.
И самый страшный код - синий, клиническая смерть пациента.
Тренировки идут круглый год, что правильно - присутствующий персонал должен уметь действовать при критических ситуациях, грамотно обращаться с оповещением и быстрым реагированием.
Лёг, закемарил ...
А в это время: главная медсестра госпиталя, предупредив всех врачей не реагировать на код, начинает учения. Всех врачей - кроме меня.
При объявлении кода по громкоговорителям полагается назвать цвет, описывающий характер ситуации и местоположение.
И что я слышу сквозь дрёму, в положении лёжа с лапами в носках выше головы?
Правильно: Код синий, пробудительная палата, койка три!!!
Моя пациентка!!!!
Скажу сразу - ни разу за 30 лет я не испытывал такого стресса, адреналиновый цунами накрыл меня и время остановилось, как обычно со мной происходит в экстремальных ситуациях, я катапультировался из кресла, дистанцию в 25 метров и три двери я преодолел так стремительно, что первая дверь, по свидетельству медсестры, не успела закрыться, когда я уже распахнул последнюю и в носках ворвался в палату, раздёргивая занавески:" Чтоооаааа?!?!?"
Да ничего, мои медсёстры реанимируют... манекен!!! Навыки отрабатывают, чтоб вас....
Пациентка, напротив, в отдельной комнате, с мамой, готовится к выписке, мирно журчат инструкции, она получила своё мороженое на палочке и переоделась, вот-вот выпишут домой...
Кровь ударила мне в голову и замедленная съёмка закончилась, сёстры заойкали, глядя на мои бешеные от стресса и гнева выпученные глаза, стоящего босиком посреди палаты..
Благотворное влияние моих друзей на сайте заставляет меня оставить за скобками - что я им сказал, мешая русский и английский мат, произнесённый шипящим шёпотом, чтоб больные не услышали...
Они покорно приняли мою ругань, бесконечно извинялись и просили прощения.
И я их простил, не сразу.
С тех пор делегация из администрации высылается для персонального оповещения - меня.
Я также добился, чтобы оповещения учебного кода начинались словом: код тренировочный.
А уж потом - какой и где.
Все довольно быстро согласились с моей аргументацией: а вы бы хотели быть родственником пациента в операционной, ждущего своего близкого, внезапно услышавшего оповещение кода в оперблоке?
Прошли годы, я, прихрамывая, плетусь теми же коридорами, открываю те же двери, мой полёт метеоритом стал полузабытой легендой в памяти стареющего персонала.
Рефлексы, однако, остались.
Дай бог, чтобы они не пригодились...

+630
Обсудить (56)

26.04.2018, Новые истории - основной выпуск

История одного сватовства.

Одинокий мужчина вызывает у окружающих жгучее желание его сосватать, прям хлебом не корми — дай устроить его личную жизнь!
Друзья, знакомые, родные, сотрудники — всё старались в поте лица пристроить это сокровище, меня, осчастливить сватовством и пристроить «брата Артёма в депо».
Не получилось, « а костру разгораться не хочется» как пел Вахтанг Константинович Кикабидзе, мудрый Буба-Мимино....
Были и пару раз очень неловкие ситуации самосватовства, где мне понадобилась вся ловкость байдарочника на Хомутовских порогах — отказать не отказывая прямо, люди-то были хорошие, просто не для меня.
Постепенно все смирились с моей участью бобыля и сватовства прекратились.
2015 год выдался для меня хреновым, тяжёлые личные потери подломили меня до степени одинаково ласковых взглядов на горлышко бутылки и дуло пистолета, причём зрачок дула начинал дружески подмигивать:» что, брат, давай познакомимся поближе?»
Но там, наверху, кому-то надоело смотреть эту мелодраму (папа,ты?) и раздался звонок, звонила старшая медсестра оперблока, в прошлом сватавшая меня без устали и много, с очередным сватовством, есть кандидатура!
Я вяло сказал — фак оф, не заинтересован, не хочу, отвали.
Да ты послушай!
Такая кандидатка, чёрная, молодая, весёлая!
Весь внимания, звучало всё это очень необычно.
Оказывается, в социальных сетях военных появилось объявление о готовности отдать собаку в хорошие руки...
Катька, ты чё?!?!
Я сам еле живой, свою старую собаку полгода назад схоронил, две её дочки уже предпенсионного возраста, не, не могу...
Она же шнауцер, годовалый шнауцер, ещё попадёт невесть в чьи руки из приюта, а то и усыпят!!!
Шнауцера?!?!
Усыплять?!?! Не бывать этому!
Давай телефон, я им покажу — усыпят, через мой труп!!
Подлетаю после работы, меня встречают у проходной семья военных, я сухо здороваюсь, собаку бросают, герои...
Поспешил, собаку они обожают, для них это трагедия, трое маленьких мальчиков в семье, у одного из них — страшная аллергия, что очень странно, шнауцеры не линяют, малоаллергичная порода.
Они пояснили — на слюну, высыпает страшно, аж кожа сходит.
Захожу, знакомлюсь с детьми, приятные детишки, у среднего — действительно тяжёлая аллергия, собака его лизнула и у него щека вспухла и покраснела, с зудом и чесоткой.
Отошёл душой, ведите к собаке.
Часть гостиной отгорожена, собака бесится, чужой в доме.
Мнда, обманули: не шнауцер, уши Бэтмена и тонкий хвост трубой, не видал я таких шнауцеров, вынул её из загона, собака почти неуправляема, прыгает, оглушающе гавкает, нет, надо её прогулять.
Взял на поводок, точнее, она меня — гулять не приучена, тянет, дёргает, ураган, а не собака! (не её вина, не приучена, гуляли её дети, раза два в неделю, оправлялась в доме, кошмар, а не воспитание)
Беги, Миша, не оглядываясь — подначивает меня левая половина мозга, логичная, та ещё стерва, цензор и надзиратель.
Правая — погоди, встань на колени и посмотри собаке глаза, сразу поймёшь, почувствуешь, она твоя или нет.
Кряхтя, встаю на колени, минуту мы смотрим друг другу в глаза и решаем, что это любовь с первого взгляда...
Взгляд у неё, кстати, чисто шнауцерский, прям реинкарнация моей старой собаки.
Забираю на следующий день, обещаю детям, что позабочусь о ней и разрешаю им её посещать.
Едем домой, гуляю около дома, набираюсь с духом — предвкушаю «тёплую» встречу...
Мнда, не зря — молодая и старая альфы схватились сразу, молоденькая молодец, не уступает, грызутся на славу, потом подружились, счёт 1:1, Белла прокусила Маргошке губу, та в долгу не осталась и прикусила в ответ лапу, прелюдия к годам непростой дружбы и соперничества.
Ох и намучился я с ней...
Гулять — не умеет, учимся, гуляем часами, индивидуально и в группе, а придёт домой с усталым хозяином, гордо выйдет на середину гостиной и наложит кучу, для прикола, шоб хозяин не скучал!
Или мыться — крутится и вырывается, как бешеная, тут, кстати, хвост пригодился как ручка, придержать.
Кормить её приходилось отдельно, вороватая прожора съедала и своё и чужое.
Постепенно, однако, наладилось, ну, почти наладилось... подвигов за ней как у Геракла!
То она поймала птицу и распустила чёрный пух летать по всему дому, в потёмках это выглядело сценой из фильма ужасов.
То она помогла мне поставить самому себе диагноз болезни сердца.
Или она прикусила ногу самого лучшего ортопедического хирурга в округе, когда он пришёл ко мне домой полечить моё плечо инъекцией.
Собачник, он её простил, я же готов был провалиться сквозь землю или прибить чёрную тварь, позор семьи!!
Покушалась укусить ЛОРа, я был начеку и перехватил в прыжке мини-баскервиля.
А её любовь к жёлтому!
Большая вечеринка, на столе жёлтый торт, она на глазах десятков людей вскочила на кресло, с него на стол и забурилась мордой в центр торта, откуда я её выудил за хвост, усы и борода жёлтые, в центре торта — воронка, прожора добурила до дна.
Торт со смехом выбросили, а Белла, опьяневшая от сахара, час нарезала зигзаги и восьмёрки, без остановки носясь по двору.
А давеча она играла во дворе, я сидел и мирно читал последние анекдоты на сайте, как вдруг, подняв взгляд, я уронил айпэд и вскочил — Белла бежала с полутораметровой змеей обвившейся вокруг её шеи!
Змея была в крови и играть явно не хотела, чего не скажешь о гордой собой Белле, глянь, хозяин, какую клёвую игрушку я надыбала, подивись!!
Удивляться было некогда — змея кусалась в ответ, я сбил её ногой, схватил Беллу и двух других собак, затащил в дом, выскочил и сфоткал змею — жёлтую пёструю ленту, очень похожую на гремучую, судя по мини-погремушке на хвосте.
Ещё через пять минут я, в пижамных штанах с собакой подмышкой, врываюсь к ветеринару, шутки маленькие, для небольшой собаки ядовитая змея смертельна.
Белла всё воспринимает как игру, морда становится задумчивой только на момент, когда термометр засовывают ей в жопу.
Собака в норме, ассистент приходит с результатом фотографии — неядовитая, притворяющаяся гремучей, сусликовая змея.
Ветеринар смотрит на меня и предписывает идти домой и выпить чего-то крепкого, пару стаканов, доктор, вы явно нуждаетесь в виски.
Спасибо, добрая женщина, за хороший совет, иду домой дружить с Джонни Уокером.
Сижу, пью, Белла мирно сопит, подрагивая лапами...
Смотрю на неё и думаю: если это не любовь, тогда я не знаю что...
Успешное, стало быть, сватовство, как вы считаете?

+187
Обсудить (104)

23.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Три корейца.
По-моему, Стругацкие упомянули, что в Юго-Восточной Азии корейцев считают азиатскими евреями.
Что-то классики знали...
Или догадывались.
Судите сами.
Мой партнёр-анестезиолог, кореец, разболелся зуб, поехал к своему знакомому дантисту, тоже корейцу, которого мы знаем уже много лет, ещё с резидентских времён.
Тот всё сделал, денег не взял.
Мой приятель решил его как-то отблагодарить.
Вспомнил, что неподалёку его соотечественник и партнёр по гольфу держит ресторан, кстати, очень приличная еда, соджу и пиво, я там пару раз бывал — хорошее место.
Звонит ресторатору: «Помнишь, ты меня приглашал?»
Очевидно, ресторатор проиграл ему в гольф (все три фанаты гольфа) и обещал выставить угощение.
«Приходи, конечно!»
«Я не один приду, мы вдвоём с дантистом.»
«Чтож делать, приходите вдвоём...»
Пришли.
Ресторатор расстарался, соотечественники всёж, надо удивить: суши, рыбные блюда, салаты, курица с гриля, свиные рёбрышки по-корейски, кимча, соджу и пиво — ну, как положено.
Денег, естественно не взял, просто дружеские посиделки корейских чревоугодников — они любят повеселиться, особенно — пожрать...
Но официанту надо бы оставить чаевые, за службу и беготню, я вас уверяю — неслабо пришлось побегать пареньку.
Из всех троих логичнее всего кинуть ему двадцатку моему коллеге: не хозяину же давать на чаевые своему работнику!
И не дантисту же — он здесь как гость.
А у анестезиолога, как назло, ни копейки наличных.
Пошёл к машине, покопался: нигде ничего.
Вернулся к компании:» эй,Эд ( владелец ресторана), заплати своему официанту двадцатку, я тебе потом верну!»
Каково?!?
Не, классики советской фантастики явно что-то знали...

+180
Обсудить (18)

08.04.2018, Новые истории - основной выпуск

О профессиональных суевериях.

Суеверий множество, быть суеверным в природе человека.
И если в одной стране чёрный кот или женщина с пустыми вёдрами считаются плохими приметами, то в другой раскрыть зонтик внутри дома — хуже чем насвистывать в помещении...
Несть им числа, короче говоря, тема громадная и неподъемная.
Речь, однако, пойдёт о профессиональных суевериях...
Они делятся на общие и личные.
Среди общих можно начать с нежелания признать дежурство лёгким до его окончания, говорить вслух— « в приёмном покое всё спокойно», прощаясь с коллегами употреблять слова» до скорой встречи», мифологическая вера в зависимость поступлений в больницу от фазы луны, парность диагнозов и так далее.
А вот личные ...
Они могут быть довольно странными, даже причудливыми.
Но их возникновения имеют под собой реальные события, частично объясняющие персональные фобии и идиосинкразии.
Могу поделиться несколькими, коли интересно.
Терпеть не могу, когда меня хвалят до начала работы, боюсь сглазить, на «доктор, мы наслышаны о вас, вас так хвалят» — хмуро обрываю со словами: всё это слухи, по большей частью враньё.
И никаких хай файвинг или ликований до полного успешного окончания работы, слишком много ошибок случаются в последние 5 минут полёта и приземления( наркоз очень похож на полёт)
Более того, мои коллеги и больные уведомлены о «правиле 200 метров доктора Ашнина»: мы начинаем праздновать хорошую работу только по выписке больного, когда его семья его увозит домой, не менее 200 метров от госпиталя.
Это суеверие возникло, когда выписавшийся больной отъехал от госпиталя метров на 150, вдруг машина резко развернулась и на всех парах подлетела к приёмному покою — осложнение, пациенту резко поплохело.
Однако самое сильное и странное суеверие, очень личное — запрет на употребление няшных слов о моих педиатрических пациентах, особенно слово “cute”, миленький.По правде говоря, это слово просто вне закона, опытные медсёстры учат молодых никогда-никогда не употреблять его в моём присутствии, правило гласит: они няшные только при выписке, никаких восторгов и захваливания до этого момента.
По правде говоря, эта странность граничит с фобией...
Что же вызвало такой нелепый и сильный заскок у матёрого врача?
История эта случилась почти четверть века назад, когда я, старший резидент в тренировочной программе по анестезиологии получил не совсем обычного пациента — мальчика 2-3 лет с вирусным разрастанием в горле, мешающим ему дышать и даже плакал он неслышно, сипло.
Это был самый хорошенький пациент, маленький ангел с прекрасными голубыми глазами и длинными вьющимися льняными волосами.
Суровые медсёстры операционной не могли наахаться и тетешкали его, передавая с рук на руки, чирикая слово “ cute” много раз.
Я же готовился к очень сложному наркозу, педиатрическая оториноларингология может быть очень опасной, иногда — смертельно опасной.
Так и случилось, немедленно по вводу в наркоз мышцы ребёнка расслабились, в том числе и мышцы гортани, разрастание сдвинулось и закупорило вход в трахею. Поступление кислорода стало невозможным.
Я быстро понял надвигающуюся катастрофу: ничего из моего арсенала мер успеха не принесло, содержание кислорода в крови начало падать, инструктор по анестезиологии повторил весь комплекс, полагаясь на свою матерую сноровку — ничего.
Катастрофа приближалась со скоростью самолёта в финальном пике, содержания кислорода упала до критического уровня, ребёнок посинел и его сердце стало замедляться, мы приближались к ситуации невозвратимого поражения мозга и сердца.
Всё спас профессор оториноларингологии — отодвинув всех в сторону, он схватил спасительный инструмент и протаранил разрастание, возобновив подачу кислорода.
Затем они произвели трахеотомию, вставили трубочку, я вывел ребёнка из наркоза и, к своему ужасу, увидел признаки поражения мозга, вызванные недостатком кислорода. Я немедленно приписал всю вину себе, перевёл его в реанимацию и побежал искать педиатрического невропатолога-интенсевиста.
Пришёл мужик, заканчивающий свой 11 год тренировок, редкой силы уникальный специалист, посмотрел его и пришёл к заключению: необратимых повреждений нет, наблюдаем.
Так я и провёл следующие двое суток, помогая ухаживать за ребёнком, меня гнали домой, я не находил в себе сил покинуть моего маленького ангелочка, его мама выходила и заходила, обходы за обходами, госпиталь учебный, каждая специальность обходит своей командой, раз за разом его историю докладывают сухим медицинским жаргоном.
Должно быть, меня сильно контузило ужасом и виной, жалостью к моему пациенту, почти погибшему у меня на глазах.
Наконец, невропатолог решил меня услать домой, назначив ему повторное исследование электрической активности — всё в норме.
Обняв меня за плечи, он вывел меня из реанимации и передал моим инструкторам с рекомендацией дать мне пару дней отдыха.
И меня, контуженного страхом, отправили домой.
Пришёл домой, лёд в груди — дышать мешает, мозги в тумане и отупение, никаких эмоций, опустошённость.
Надо что-то делать, я даже заснуть не могу.
Вынул водку из морозильника, налил полстакана, выпил.
Отпустило, в груди потеплело, самого же затрясло и я расплакался...
Ребёнок выписался домой, я вернулся к своим обязанностям, по иронии судьбы я ещё дважды давал ему наркоз, мама меня знала по имени, ребёнок узнавал, правда, без особой радости, опять ты с твоей вонючей гадостью...
Всё зажило и у него и у меня.
Всё, за исключением одной странности: каждый раз, услышав треклятое слово “cute” шерсть поднималась дыбом и я мысленно переносился в то ужасное утро.
Медсёстры меня берегут, понимающе относясь к моему суеверию.
Кому-то я рассказал об этом случае, что ли, не помню уже.
Вот такая история, надеюсь, вы не осудите меня за мои человеческие слабости, просто я уверен — если у вас нет пока профессиональных суеверий, то со временем они появятся.

+785
Обсудить (71)

07.04.2018, Новые истории - основной выпуск

Не люблю я машины мыть...
Во-первых, живу я в сельской местности, проедешь мимо полей и опять грязный, смысл?
Плюс дожди и туманы.
Плюс регулярные дальние поездки.
Ну и до кучи — пыльца хвойных и цветов посыпает машину тонким слоем, лесные пожары машину-брюнетку покрывают сединой.
А ещё неприятности случаются как машину помоешь: проливной дождь, землетрясение, штраф за превышение, экзамены хуже сдал, свиданка криво сложилась...
Короче — не люблю.
Машина бегает хорошо, никто на неё не зарится, по правде сказать— коснуться брезгуют, боятся испачкаться, копы сочувственно смотрят вслед, мне годится.
Не годится моему зятю, он в бизнесе по торговле машин, ему профессионально больно смотреть на это безобразие.
Обычный разговор: дай ключи, я съезжу на мойку, совсем ведь грязная, ты пока с внуком поиграйся.
Я отнекиваюсь, нэ нада, пару дней назад еле отвертелся, он меня выпускать не хотел, совсем это его достало.
Выехал из их гаража, поехал по хорошо знакомой улице к фривею, радостный, что домой еду на непомытой машине.
Не тут-то было, наверху решили искоренить моё суеверие,радикально.
Приближаюсь к перекрёстку, все необычно резко тормозят, торможу и я, внезапно начинается страшной силы дождь, шустро закрываю люк и окна.
И въезжаю во всемирный потоп с Ниагарой: секунд за 30 до меня машина снесла водяной гидрант и очень нехилый гейзер метров в 10-15 взлетел до крыш!
А все, что летит вверх должно вернуться вниз, увернуться не могу, аккурат мой ряд в эпицентре фонтана, попадаю под сильнейший каскад воды, слепну, глохну, но кое-как выбираюсь, ковыляя до бензоколонки, дух перевести...
Выхожу— машина сияет, сильно помытая, как никогда.
С сиреной подлетают пожарники и спасатели, я торопливо убегаю и звоню зятю, рассказываю, он киснет от смеха, для тебя даже гидранта не пожалели, чтобы помыть.
Лепота чистой машины кончилась через два часа: доехал до себя, проехал мимо поля с пашущим трактором, родная бурая пыль покрыла машину и всё вернулось на круги своя..
Я же говорю — нет смысла мыть...

+119
Обсудить (42)

29.03.2018, Свежие анекдоты - основной выпуск

Чем рак отличается от коррупции?
Рак можно вылечить.

+93
Обсудить (8)

26.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Я и свастика.

По понятным причинам свастику я переношу плохо, генетически не перевариваю, ладони инстинктивно сжимаются в кулаки и лицо носителя оной находится в серьёзной опасности быть отрихтованным до состояния картин Пикассо, такой, например, как "Герника"...
Очень славно, что сталкиваюсь я со свастикой чрезвычайно редко - в США за свастику можно словить Плюху быстро, большинство людей к ней относятся резко отрицательно.
Законодательно, однако, она не запрещена, но нацисты (а они есть, немного, но есть) избегают носить её открыто, заменяя цифрами "88" или "14-88", плюс-минус старый флаг Конфедератов.
Но чаще всего нацистскую татуировку можно увидеть в местах тюремного заключения, члены "Арийского братства" покрыты свастиками и лозунгами и рожами Гитлера и прочей гнусной херью.
Отличаются "братья" чрезвычайной жестокостью, дисциплиной и любовью к накачиванию мышц и мотоциклам, транспортировке и производству метамфетамина.
Они также являются (обычно) самой слабой и малочисленной бандой в тюрьме...
Вы уж не обессудьте, предисловие получилось длинноватым, вот и история.
Среди моих пациентов встречаются люди, отбывающие тюремное заключение.
Их обычно привозят в оковах и под охраной, встречаются среди них и арийские братья. Приятных эмоций они у меня не вызывают, что не мешает мне выполнять свой врачебный долг.
Не возражают против неарийского врача и нацисты, пациенту это не важно, важнее выжить и поправиться.
И вот очередной нацик, здоровенный бугай с мириадами наколок готовится к операции, я, обычно веселящий своих пациентов шутками-прибаутками (старая профессиональная хитрость), веду беседу сухо и сжато, без эмоций. Типа дикобраза Сахи из «Маугли», который умел быть исключительно неприветливым.
Осмотр, на левой груди чёрно-красная свастика, я внутренне стошнил и продолжил осмотр, а это что?!?!
Свастика.
Нет, что это металлическое в середине твоей гадости?
Он объяснил, вживлённый металлический миниатюрный Железный Крест, не снимающийся.
Ах, чтоб тебя!
Металл может обжечь при применении электрокоагуляции, снять нельзя, но залепить надо бы, на всякий случай.
Беру широкий лейкопластырь и щедро заклеиваю и крест и свастику двумя полосами — крест-накрест.
Он не понимает моих действий (я действительно говорю намного меньше в таких ситуациях — борюсь с тошнотой и гневом)
А что вы это там создаёте?
Нимало не замешкав, отрывисто отвечаю: «Мишень»
Его зрачки расширились, он испуганно покосился на мою Звезду Давида и заметно загрустил.
Охрана, между тем, заржала в голос, что не прибавило ему уверенности в счастливом исходе операции, затосковал...
Да док шутит, не бойся, мы его хорошо знаем, ты в хороших руках, не ссы!
Они знали меня, действительно, очень хорошо.
Приходилось мне лечить и зэков и охрану, двум надзирателям мы просто спасли жизнь во время бунта, когда заточками одному порвали печень, а другому проткнули шею, все выжили, но аврал был суровый, всю ночь работали...
Мне стало стыдно за своё острословие, я дал ему успокаивающее внутривенно и мы поехали в операционную, переодетая в операционную одежду вооружённая охрана в сопровождении, он был заключённый повышенного риска, расковали его только после ввода в наркоз.
Всё прошло гладко, штатно.
Тем не менее чувство стыда не утихало, несмотря на отлично данный наркоз...
Включился мой внутренний цензор-моралист, совесть и я знал по опыту- она меня в покое не оставит.
И был прав, прошло уже более 20 лет, пора бы уже закрыть дело за истечением срока давности... ан нет, стыд всё сильнее, совесть безжалостно держит память об этом эпизоде в свежайшем состоянии.
И поделом.
Видите ли, в медицине, как и в царстве Божьем « нет ни эллина ни иудея», есть больные и есть врачи, которым не полагается быть судьями - только врачами.
И единственная их функция, да простят мне это упрощение мои коллеги — охранная, функция овчарки при защите хозяина.
И ничего на свете не снимает тебя с охраны, пока пациент находится под твоей защитой, даже твои праведные взгляды на любые политические, национальные или сексуальные особенности.
Так что и Ганди и Гитлер и Януш Корчак получили бы от меня абсолютно одинаковое лечение, самое лучшее на что я способен.
Однако по истечению статуса пациента, за порогом госпиталя я бы попросил автограф у Ганди, снёс бы голову Гитлеру бейсбольной битой и поклонился бы до земли Янушу Корчаку с просьбой разрешить поцеловать его руку великого врача и педагога...
Но это была бы уже совсем другая история.

+308
Обсудить (91)

21.03.2018, Новые истории - основной выпуск

О пользе акцента.

Акценты бывают разные: английский в устах француза, итальянца, испанца или знойной бразильянки звучит не так, как английский в устах немца, скандинава или человека из славянских стран.
Акцент может нравиться больше или меньше, может быть помехой или преимуществом — в зависимости от места и времени...
Скажем, акцент в баре дорогого космополитического отеля преимущество, предлог для знакомства и разговора.
А вот в баре байкеров, например — совсем наоборот, лучше не привлекать внимание к своему акценту...
Есть ли он у меня?
Разумеется, есть, я приехал в зрелом возрасте и довольно быстро освоил язык, особенно быстро будучи интерном, где дисциплина и нагрузки полувоенные, язык резко улучшился за счёт простого желания выжить и закончить очень тяжелый год.
А вот акцент никуда не делся, стал полегче, только и всего...
Понимать меня понимали, в Калифорнии все откуда-то приехавшие, вавилонское столпотворение языков и акцентов, никто по этому поводу не заморачивается — ну и ладно.
Надо отметить, что мой акцент достаточно типичный, восточноевропейский — в моём случае его можно назвать» русским».
В отличие от большинства эмигрантов я живу в удалении от русскоговорящих центров, что позволило мне медленно но верно улучшать английский, чуток подправить произношение.
Однако усталость, плохое настроение или выходные с семьёй и русским общением немедленно вызывали рецидив тяжёлого русского акцента.
Что мне однажды и пригодилось.
Собачник я опытный и сознательный, прогуливая свою стаю числом от 3 до 6 собак я неуклонно следовал требованию жены: хочешь чтобы твоих собак любили — подбирай за ними.
Это стало привычкой, второй натурой.
Гулял я с ними много: уставшая собака менее склонна к шалостям да и меня это отвлекало от мрачных мыслей.
Надо также сказать — собаки в нашем месте есть почти у каждого, к собакам отношение очень душевное, заботливое, увидев одинокую собаку все соседи бросались на помощь чтобы вернуть владельцу.
Правду, однако, надо сказать — не все подбирали и не всегда...
Через поле для гольфа располагался кооператив, дома были поделены на 2-4 доли, каждая со своим двором.
И своим советом домовладельцев.
И своим председателем, маленьким говнюком, прыщом с полномочиями и апломбом.
Он-то и решил объявить войну собакам и взял на себя добровольную миссию по борьбе с этими вредителями и их владельцами.
Точнее, исключительно с одним владельцем — мной.
Почему он меня выбрал, не знаю — наверно, почуял мою уязвимость и упадок жизненных сил.
В его кооператив я не входил, мой дом был полностью мой, точнее мой и банка, ещё точнее — больше банка, чем моим.
Повлиять он на меня не мог — он решил меня воспитывать, читать лекции о вреде собак наносимых его излюбленному кооперативу, его травяному покрову и его финансам...
Послушать его — я единолично разорил кооператив и пустил по миру его владельцев.
Дальше — больше, не встретив отпора, он пошёл ва-банк, эти улицы частные, только члены клуба и кооператива могут ими пользоваться, забирай собак и уматывай...
Пошёл в клуб проверять — бред и враньё, клуб частный, да, улицы же общественные, для всех, людей и собак, без ограничений.
Вежливо послал его нахер, посоветовав проверять информацию и не вводить себя и других в заблуждение.
Он поменял тактику, галопом бегал проверять подобрал ли я за своими собаками, следил за мной из машины, маленького гнусного бимера, медленно крадущимся за мной от момента выхода из дома до конца прогулки .
Я терпел, не шёл на конфликт — честно говоря, это был период полного упадка духа, меня обессилили семейные потери, проблемы с финансами и детьми.
Пока в один день мне это резко остоебенило: шёл мелкий дождь, собаки артачились, бессонница замучила, устал на работе, взбесился, когда он на бимере в третий раз медленно проехал, шпионя.
Я махнул ему рукой, притормози, мол, поговорим.
Он остановился.
Я приблизился и заговорил тихим хриплым голосом с придавленным бешенством, моментально войдя в образ, усилил акцент до крайности и использовал все глупые голливудские стереотипы: налитые кровью глаза, небритая усталая рожа, неторопливые угрозы...
Но больше всего на него действовал акцент, я это почуял сразу.
Итак, диалог.
Ваша машина кружит уже третий раз, третий раз вы медленно проезжаете рядом со мной.
И вы наверно, не знаете, что я в своём прошлом в моей старой стране усвоил: один - два раза может быть случайностью, третий раз скорее всего из машины будут стрелять на поражение, так что не обижайтесь, пожалуйста, это просто рефлексы - я брошусь на машину, разобью окно и вытащу вас из машины.
А вытащив — я оторву вам голову и помочусь на ваши мозги, тебе всё понятно, маленький ублюдок?!?!?
Он, довольно ошарашенный, задумывается и выдаёт свою угрозу:
Я знаю, что вы врач и я знаю где вы работаете!!
Напугал ежа голой жопой, мой ответ его сильно озадачил:
Ну и что?!?!
Зато я знаю, где ты, гнида, живёшь и не поленюсь навестить тебя с ответным визитом, с подарками.
Вали отсюда, пока цел!
Уехал, с ускорением и небольшим заносом, сначала в одну, потом в другую строну, торопился, наверное, чего в дождь делать не следует.
Всё, больше никогда он за мной не следил, другие собачники каким-то образом узнали о конфронтации и из чистой солидарности изменили свои маршруты, с обязательной остановкой на его клумбах.
Такая история приключилась.
О, почти забыл, послесловие: гуляю собак, шериф проезжает мимо, останавливается, председатель приходил, на тебя жаловался, якобы ты ему угрожал?
Я рассказал ему всё, почти, пропустил только своё хулиганство.
Шерифу это не понравилось, никто не имеет право так надоедать и наезжать, это не его работа, он мог пожаловаться нам, следить он не имеет право, я с ним поговорю, чтобы он держался подальше от тебя.
Да и ты его старайся избегать, в прямые разговоры не вступай, если что — заезжай к нам, мы разберёмся без конфронтации.
Спасибо, шериф, сказал я и потрусил с собаками домой...

+380
Обсудить (73)

20.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Не знаю, как вы — а я считаю, что смена социальных ролей полезна и освежает восприятие реальности.
Так, полицейскому неплохо побывать потерпевшим, водителю — пассажиром, врачу — пациентом.
Вот о последнем случае — врач в роли пациента и пойдёт речь в этой истории.
Врачи довольно хреновые пациенты: лекарства принимают кое-как, советам не следуют, убежденны в своём умственном превосходстве, высокомерны и надменны.
Откуда я всё это знаю?
Сам такой!
А врачей-пациентов у меня побывало много и шутки в сторону — действительно сложные пациенты и чем больше стараешься тем хреновей результаты.
История, однако, об одном коллеге, моём пациенте, у кого появилось намного более лучшее понимание его пациентов — после его дебюта.
Итак, распределение, я уезжаю анестезиологом в районный центр.
А через год туда же приезжает Вася, мой старый камрад по стройотряду, наркологом.
Что забавно — Вася сам был очень не дурак выпить и погулять.
Нам бы вот ещё венеролога, подумалось и полный комплект весёлых специальностей.
Вася пришёлся ко двору в районном медицинском бомонде, у меня же появился замечательный соратник по гулянкам, он был тот ещё ходок, мог достать бутылку и компанию женщин в любое время суток.
Ну и своих пациентов он понимал и жалел, так сказать — по родству души, подавляющее большинство у него были алкоголики, наркоманов было значительно меньше.
Вот их-то он искренно не понимал, «Мишка, нахрен дрянью ширяться, когда здесь такой клёвый самогон?!?!%»
Ну, не понимал и не понимал, долго, пока в один далеко не прекрасный день он не прозрел и не уверовал.
Случилось ему ногу сломать, гололёд, оступился, мужик высокий и здоровый, ничего удивительного.
Готовим к операции, ставим венку, лежит бледный, в холодном поту, лицо страдальческое, Мишка, сильно болит, сделай что-нибудь...
Какие проблемы!
Хватаю наркотики и щедро набираю в шприц, медленно впрыскиваю лекарство внутривенно...
Гримаса боли на его лице сменяется спокойным, а затем и блаженным выражением, мечтательная благодать снисходит на него, уши и лицо розовеет, веки тяжелеют и нирвана завладевает районным наркологом.
Измученный болью и бессонной ночью, он засыпает, дремлет минут 10, открывает глаза с сильно сузившимися зрачками, мы готовимся везти его в операционную, перекладываем на каталку, едем.
И за минуту до ввода в наркоз он выдаёт:
«Мишка, как хорошо я теперь понимаю наркоманов...
Это же ТАКОЙ кайф!»
С этими словами коллега на пару часов уходит в небытиё, пока ортопед чинит ему ногу, всё проходит штатно и в скором времени он выписывается, набравшись новоприобретенной мудрости и сочувствия к своим пациентам.
Полезное это дело — поменяться местами...

+72
Обсудить (12)

Рейтинг@Mail.ru