Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: СергейОК

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

27.10.2019, Новые истории - основной выпуск

Сага встреч и разлук

Он, выходец с севера, отзывался на Ярве Торфуняйнен, она, уроженка южных провинций, именовалась Туля Квёлатуки.

Он водил свои длинные ладьи грабить ганзейских купцов. Она выращивала цветы и собирала яблоки.

Над ними была Хво.

Говорят, будто бы Хво начала притягивать их друг к другу еще до первой написанной руны.

Но тот, кто знает об этом, знает всё. А всё — это слишком много.

Точно известно лишь, что притяжение началось задолго до их первой встречи.

Тонким перламутровым стилетом Туля выписывала руны на яблочной кожуре и никому на свете не нравились они так, как Ярве.

Ножом из моржового клыка вырезал Ярве руны на мокрой бересте, и никто их не читал так, как Туля.

Бирюзовая река была преисполнена водой в тот год, и они не могли не встретиться. И поскольку они были — Мужчина и Женщина то, встретившись, сделали ухти-тухти.

У Тули были опасения, что им помешает дружина Ярве, которая на берегу требовала его, стуча мечами о щиты. Но притяжение было столь сильным, а руны такими тайными, что она решилась. Дружина стучала мечами и вместо ухти-тухти получилась в целом какая-то шмя.

Ярве, между тем, уехал грабить купцов очень воодушевленный и о шмя узнал только из яблочных рун. На его берег вылез тюлень тоски.

Прошли многие лета.

Перелетные птицы насвистывали Туле о Ярве Торфуняйнене.

Серебристые селедки молчали Ярве о Туле Квёлатуки.

— Моя южная звезда! — называл Ярве Тулю, но не поворачивал ладью на юг.

— Мой томный лось! — называла Туля Ярве, и закрывалась пледом от северного ветра.

Но высокая Хво стягивала их всё сильнее и сильнее, и прозрачные дожди, орошая яблоневые сады, наполнили Бирюзовую реку. Туля и Ярве вновь оказались вместе и сделали ухти. И пока они делали ухти, они не слышали и не знали ничего. Хотя дружина продолжала стучать, а караван верблюдов ждал Тулю у порога.

— Давай же сделаем теперь и тухти, — предложил Ярве.

— Нет,— сказала Туля. — Я слишком хвою тебя для этого. Будет полная шмя. Даже сейчас, после ухти, шмя. Да и без ухти была бы шмя. Так сказано в древних рунах, а они не лгут.

— Моя хвойная Туля! — обратился к ней Ярве, после недолгого размышления. Если всё равно будет шмя, то пусть хотя бы еще будут и ухти-тухти.

— Ты ничего, ничего не понимаешь в тулях! — заплакала женщина.

— Но я понимаю в моржовых клыках и соленых реках. Пурпурный кит не будет вечно носить нас на своей спине. Настанет день, когда он уплывает без нас. А сейчас мы есть, мы вместе и мы — Мужчина и Женщина.

— Верно ли, что мы — Мужчина и Женщина? — отвечала ему Туля, — Быть может, мы — Сплетение Рун.

Пока Ярве спал, Туля сваляла коркки из пуха безумной гагары и укрыла бритую голову Ярве, чтобы он не мерз в дальних походах, и чтобы поскорее забыл маленькую Тулю.

Пока Туля спала, Ярве открыл свой берестяной туес, отделанный мехом мартовского бобра, и стал разбрасывать в саду торф великого северного болота, чтобы яблони росли лучше, и чтобы Туля никогда не забывала Ярве.

Закончив, он услышал с реки стук мечей.

— Дружина ждёт меня и ганзейские купцы не должны плавать безнаказанно. Но наша Хво высока и притяжение бесконечно, — сказал Ярве на причале.

— Да, Ярве, — ответила ему Туля, — Наша Хво высока, но шмя в наших сандалиях. Не убежать.

— Если на тебя нападет дикий зверь, — крикнул Ярве, уплывая, — я убью его и съем!

Но звери, терзавшие Тулю, были о пяти лапах и неуязвимы для меча Ярве.

Когда ладья скрылась за поворотом, высокая Хво разогнала пятилапых.

И тогда Туля Квёлатуки запела свои старые руны, тихо—тихо, чтобы ветер не донес их до Ярве, потому что всё в них было о нём.

А тот, кто знает, что было с ними дальше — знает всё. А всё — это слишком много.

(С)

20.10.2019, Новые истории - основной выпуск

― За хвост! Удачу надо ловить за хвост! И держать!
― Фёдор Михайлович, Феденька, да отпустите вы уже мой воротник!
― За хвост!
― Боже мой, взгляд-то безумный, Фе-дор Ми-хай-ло-вич не тря-си-те меня, о-то-рве-те ведь, оторвали!! Ну куда же вы побежали с лисьим хвостом? Не обменяют вам его на фишки, не обменяют, и не надейтесь!

©СергейОК

24.02.2015, Новые истории - основной выпуск

В ту зиму я машину в институте холодильников ставил, во дворе. Хотя и не двор вовсе – тупик узкий, длинный и с загибом буквой Гэ. Идти скользко, падать больно. Снег почти не убирали – машины мешали, видимо.
Ежели какая машина в проезде застрянет, – всё, никому не выехать, не объехать. Но машины не каждый день застревали, а только когда на важную встречу ехать надо. Подхожу как-то, слегка опаздывая на что-то судьбоносное, и вижу, – вот те раз! – буксует в нашей Гэ удлиненная Газель, выезд из тупика перекрыт. И по какой надобности сюда её занесло, неведомо. Протиснулся вдоль кузова, - худеть надо!, – вижу, мужиков человек пять уже скопилось, у своих машин переживают. Пригласил их жестами машину толкать, подошли, друг друга поддерживая, чтобы не упасть, толкать изготовились. Тут ещё один протискивается, в круглых очках и шляпе, на писателя Чехова похожий.
- Толкайте! – показываю ему.
- А я проректор! – говорит.
- А толкать будете?
- Буду, - отвечает.
Навалились – толку никакого. Колеса крутятся – только лед полируют. Водитель, расстроенный, прибежал, чуть не плачет:
- Пустой я, пустой! Был бы с грузом - уехал бы давно! Хоть обратно забирай!
- Так может нам всем в кузов залезть? – предлагаю я.
- Давно пора! Лезьте! Давите на заднюю ось!
Залезли, давим, буксуем. В кузове одновременно пахнет булками (приятно) и рыбой (неприятно). Снова видим перед собой водителя.
- В раскачку надо! На счет три! Вы прыгаете, а я газую, прыгаем и газуем!
- Минуточку, - говорит проректор, - если в таком импульсном режиме газовать и прыгать нас всех отсюда вышвырнет к… (здесь проректор употребил просторечное выражение).
- А я двери закрою! – нашелся тут же водитель, - Берегите пальцы!
И тут же закрыл кузов. Пахнуть стало сильнее. Со стороны кабины доносились команды, мы дружно прыгали и на третий раз машина – Ура! – поехала. Едет и едет. Вот, за угол повернула.
- Куда едешь-то, стой! – кричим мы и стучим по кузову. Остановились, назад поехали, потом снова вперед, снаружи крик, много табуированной лексики, наш водила с кем-то пререкается, кричит: «Да мне людей надо выгрузить! Куда прёшь!».
Ну вот, кузов открывают, свежий воздух, свобода! Снаружи кто-то ехидничает: «У тебя там нелегальные эмигранты что ли?» Вылезаем мы. Кто ехидничал - умолк, глаза округлились.
- Вы откуда, мужики?
Мы не отвечаем. Уходим. Откуда, откуда, бормочем чуть слышно, мы из Гэ , откуда ж ещё...

Рейтинг@Mail.ru