Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: Дюшес

Личные данные
Записи в гостевой
Обсуждения
Присланные работы
По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

13.02.2016, Остальные новые истории

Сейчас же экономически кризис, да? Товары подорожали в 2 раза, потому что очень много товаров из США. И все очень недовольны этим фактом. Надо признать – Кока кола, Макдоналдс, Apple, производят крутые товары с точки зрения маркетинга. Они выиграли конкуренцию у себя на рынке, завились к нам, заняли свою нишу. И я подумал, а есть ли в Росси такой товар, который если задвинуть на Запад, он выстрелит? И я пришел к выводу, что это только один товар. Это сгущенка. Американцы офигеют.

Вначале они офигеют от того что банка полностью закупорена. Невозможно купить и пожрать. Найдутся пару дебилов, которые начнут лизать банку. Потом они офигеют от того, что нужно будет купить предмет, который будет только открывать эту банку и больше ничего. Вообще в другом магазине, который даже не рядом с этим. Хотя почему один? Мне кажется, нужно отмстить им за айфон. Нужно каждый год менять конфигурацию банки так чтобы невозможно было открыть предыдущей открывашкой. А года через 4 выпустить вместо вот такой открывашки вот такую. Они скажут: «В чем фигня? В ней те же самые функции. Почему она дороже?». 6+! А еще через 4 года показать, что можно было взять любую из этих 10 открывашек, пробить дырку и пить прямо из банки. А еще через полгода показать что можно было пробить вторую дырку и пить так чтобы не булькало. Прямо посасывать сгущеночку… Они заставили стоять нас в очередях за телефоном. Мы заставим стоять их в очередх чтобы пососать сгущеночку.

И через год они начнут остывать к сгущенке, и именно в этот момент второй волной задвинуть вареную сгущенку. Сгущенка, которую невозможно высосать. Представляете сколько будет загублено американских кухонь в попытках самому сделать из простой сгущенки вареную. Помните этот «буфффф»? Когда заходишь на кухню и думаешь «Ааааааааааа, я не успею убраться не то что к приходу родителей с работы, к уходу родителей из жизни я не успею убраться. Ты сидел смотрел телек и слышал этот «буфффф» и не шел. Просто начинал плакать. Папа, мама, у нас на кухне новый дизайн. В каком стиле? По-моему карамельный артхаус. Это для нас нормально когда сгущенку варишь она взрывается. Это нормально. Они будут думать что это наказание за попытку приготовить нелицензионную версию. И все, они начнут гадать какая дальше будет сгущенка. Жаренная? Тушеная? Гриль, может быть? И надо год молчать. Через год они сдадутся и скажут: «Все, мы выводим отовсюду свои войска, мы убираем санкции, доллар падает… Просто расскажите для чего вторая сторона открывашки?»… И мы скажем: «Вот об этом мы и хотели поговорить. Значит так – помидоры, огурцы, кабачковая икра»."

+73
Обсудить (8)

21.01.2016, Повторные истории

«А давай наперегонки?»

— А давай наперегонки до горки? — предложил он ей, предвкушая победу.
— Не-а, — отказалась она. — Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом.
— Струсила? Сдаешься? — подначил он ее и засмеялся обидно.
— Вот еще, — фыркнула она и рванула с места к горке.
Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно, как гуляют другие, и дулись друг на друга и на воспитательницу.
— Говорила тебе — попадет, — бурчала она.
— Я бы тебя перегнал обязательно, — дулся он. — Ты нечестно побежала. Я не приготовился...
— А спорим, я быстрей тебя читаю? — предложил он ей.
— Ха-ха-ха, — приняла она пари. — Вот будут проверять технику чтения - и посмотрим. Если я быстрее — будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю.
— А если я — отдаешь мне свои яблоки всю неделю! — согласился он.
Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал:
— Ну и что! Зато ты не запоминаешь, что читаешь, и пишешь медленнее. Спорим?...
— А давай поиграем, — предложил он. — Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца.
— Дурак, — почему-то обиделась она.
— Слабо? — засмеялся он. — Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо?
— И ничего не слабо, — повелась она. — Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь.
— Само собой, — кивнул он. — А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело.
— А ты мне сочинения пишешь, — хихикнула она. — Врать и сочинять как раз рыцарское дело.
А потом он оправдывался в телефон:
— А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу...
— Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? — спросила она.
— С трудом, — ехидно ответил он. — Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось?
— На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое.
— Ну-у... Я даже не знаю, — протянул он.
— Слабо? — подначила она.
— И ничего не слабо, — принял он предложение. — С тебя пачка сигар, кстати.
— За что? — не поняла она.
— Эскорт нынче дорог, — развел руками он.
А по дороге домой он бурчал:
— «Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного»... А сама по роже лупит ни за что... Влюбленные, между прочим, целоваться лезут обычно...
— Что это? — спросила она.
— Кольцо. Не очевидно разве? — промямлил он.
— Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается?
— Угу. Давай в мужа и жену поиграем, — выпалил он.
— Надо подумать, — кивнула она.
— Слабо? — подначил он.
— И ничего не слабо, — протянула она. — А мы не заигрываемся?
— Да разведемся если что. Делов-то, — хмыкнул он.
А потом он оправдывался:
— А откуда мне знать, как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь, еще раз попробую? Мне не слабо.
— Сыграем в родителей? — предложила она.
— Давай. В моих или в твоих? — согласился он.
— Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо?
— Ого, как, — задумался он. — Не слабо, конечно, но трудно небось.
— Сдаешься? — огорчилась она.
— Не, не. Когда это я тебе сдавался? Играю, конечно, — решился он.
— Усложняем игру: ты теперь играешь в бабушку.
— Правда? — не поверила она.
— 3900, — кивнул он. — Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть?
— А ты в данном случае во что играешь?
— В мужа бабушки, — засмеялся он. — Глупо мне в бабушку играть.
— В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился, — засмеялась она. — Или слабо?
— Куда я денусь-то...
Она сидела у его кровати и плакала:
— Сдаешься? Ты сдаешься, что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?
— Угу. Похоже, что так, — ответил он. — Неплохо поиграли, да?
— Ты проиграл, раз сдаешься. Понял? Проиграл!
— Спорное утверждение, — улыбнулся он и умер.

+5
Обсудить

19.12.2015, Повторные стишки

С Новым Годом! В смысле - счастьем!
С новым счастьем! То есть, вот с чем:
С новой крышей! С новым домом! С новым блином! С новым комом!
С новой правдой! С новым сном! С новой стопкой кверху дном!
С новым делом! С новым словом! Рыболовов - с новым клевом!
Карьеристов - с новым чином! Маму с папой - с новым сыном!
Лесорубов - с новой рощей! Новых зятей - с новой тещей!
Новых русских - с новой тачкой! С новой банковскою пачкой!
Бюрократов - с новой папкой! Волосатых - с новой шапкой!
Лысоватых - с новой кепкой! Деда с бабкой - с новой репкой!
Зодиака - с новым знаком! Греку в реке - с новым раком!
Донжуанов - с новой милой! Ветеранов - с новой силой!
Бизнесменов - с новым взлетом! С новым банком! С новым счетом!
Кулинаров - с новым вкусом! Импортёров - с новым курсом!
Бомбардиров - с новым голом! Трансвеститов - с новым полом!
Космонавтов - с новой высью! Тугодумов - с новой мыслью!
Шахматистов - с новым ходом! Вас - еще раз с Новым Годом!
Музыкантов - с новым звуком! Папуасов - с новым Куком!
Капитанов - с новым коком! Президентов - с новым сроком!
Депутатов - с новой Думой! Кто за деньги - с новой суммой!
Птицеловов - с новой птичкой! А сержантов - с новой лычкой!
Генералов - с новой частью! Дембелям - приказ на счастье!
Подчиненных - с новым боссом! Программистов - с новым DOSом!
Слабовольных - с новой дозой! Хатха-йогов - с новой позой!
Пивоваров - с новым суслом! Перестройку - с новым руслом!
Безработных - с новым местом! Тили-тили - с новым тестом!
Сталеваров - с новой плавкой! Отсидевших - с новой справкой!
Похудевших - с новой формой! Бывших трезвых - с новой нормой!
Завязавших - с новой мерой! Атеистов - с новой верой!
Резидентов - с новым кодом! Всех бездомных с новым домом!
С новой песней! С новым танцем! Разведенных - с новым шансом!
Жен любимых - с новой шубой! Дядю Сэма - с новой Кубой!
Беззаветных - с новым дзотом! Сокращенных - с новым КЗоТом!
Театралов - с новой драмой! Маму с мылом - с новой рамой!
Журналистов - с новым слухом! Медиумов - с новым духом!
Мчащих - с новым поворотом! Тормозящих - с новым стопом!
Взявших прикуп - с новой мастью! Ну и ВСЕХ НАС - С НОВЫМ СЧАСТЬЕМ!!!!

+2
Обсудить

05.12.2015, Новые истории - основной выпуск

Идём с сыном (6 лет) из садика. Сын читает вслух надписи на вывесках, рекламных щитах и пр.
Проходим мимо столба, на котором, поверх всех остальных, висит свежее объявление.
На белом листе формата А4 крупными буквами:

ЗАТОЧКА КОНЬКОВ
тел. 927 123 .. ..

Сын прочитывает вслух, после секундной паузы спрашивает:
- пап, а что продаёт дядя?
- какой дядя?
- дядя Заточка.

+-15
Обсудить (1)

02.12.2015, Новые истории - основной выпуск

Недавно был в Берлине. Вечером зашел в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один все время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел.
Я допил кофе, поднялся. Когда проходил мимо стойки, молодой горлопан чуть задержал меня, похлопал по плечу, как бы приглашая участвовать в их веселье. Я усмехнулся и покачал головой. Парень спросил: «Дойч?» («Немец?»). Я ответил: «Найн. Русиш». Парень вдруг притих и чуть ли не вжал голову в плечи. Я удалился. Не скрою, с торжествующей улыбкой: был доволен произведенным эффектом. РУСИШ, ага.

А русский я до самых недр. Образцовый русский. Поскреби меня — найдешь татарина, это с папиной стороны, с маминой есть украинцы — куда без них? — и где-то притаилась загадочная литовская прабабушка. Короче, правильная русская ДНК. Густая и наваристая как борщ.

И весь мой набор хромосом, а в придачу к нему набор луговых вятских трав, соленых рыжиков, березовых веников, маминых колыбельных, трех томов Чехова в зеленой обложке, чукотской красной икры, матерка тети Зины из деревни Брыкино, мятых писем отца, декабрьских звезд из снежного детства, комедий Гайдая, простыней на веревках в люблинском дворе, визгов Хрюши, грустных скрипок Чайковского, голосов из кухонного радио, запаха карболки в поезде «Москва-Липецк», прозрачных настоек Ивана Петровича — весь этот набор сотворил из меня человека такой широты да такой глубины, что заглянуть страшно, как в монастырский колодец.

И нет никакой оригинальности именно во мне, я самый что ни на есть типичный русский. Загадочный, задумчивый и опасный. Созерцатель. Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал о таком типичном созерцателе, что «может, вдруг, накопив впечатлений за многие годы, бросит все и уйдет в Иерусалим скитаться и спасаться, а может, и село родное вдруг спалит, а может быть, случится и то и другое вместе».

Быть русским — это быть растерзанным. Расхристанным. Распахнутым. Одна нога в Карелии, другая на Камчатке. Одной рукой брать все, что плохо лежит, другой — тут же отдавать первому встречному жулику. Одним глазом на икону дивиться, другим — на новости Первого канала.

И не может русский копаться спокойно в своем огороде или сидеть на кухне в родной хрущобе — нет, он не просто сидит и копается, он при этом окидывает взглядом половину планеты, он так привык. Он мыслит колоссальными пространствами, каждый русский — геополитик. Дай русскому волю, он чесночную грядку сделает от Перми до Парижа.

Какой-нибудь краснорожий фермер в Алабаме не знает точно, где находится Нью-Йорк, а русский знает даже, за сколько наша ракета долетит до Нью-Йорка. Зачем туда ракету посылать? Ну это вопрос второй, несущественный, мы на мелочи не размениваемся.

Теперь нас Сирия беспокоит. Может, у меня кран в ванной течет, но я сперва узнаю, что там в Сирии, а потом, если время останется, краном займусь. Сирия мне важнее родного крана.

Академик Павлов, великий наш физиолог, в 1918 году прочитал лекцию «О русском уме». Приговор был такой: русский ум — поверхностный, не привык наш человек долго что-то мусолить, неинтересно это ему. Впрочем, сам Павлов или современник его Менделеев вроде как опровергал это обвинение собственным опытом, но вообще схвачено верно.

Русскому надо успеть столько вокруг обмыслить, что жизни не хватит. Оттого и пьем много: каждая рюмка вроде как мир делает понятней. Мировые процессы ускоряет. Махнул рюмку — Чемберлена уже нет. Махнул другую — Рейган пролетел. Третью опрокинем — разберемся с Меркель. Не закусывая.

Лет двадцать назад были у меня две подружки-итальянки. Приехали из Миланского университета писать в Москве дипломы — что-то про нашу великую культуру. Постигать они ее начали быстро — через водку. Приезжают, скажем, ко мне в гости и сразу бутылку из сумки достают: «Мы знаем, как у вас принято». Ну и как русский пацан я в грязь лицом не ударял. Наливал по полной, опрокидывал: «Я покажу вам, как мы умеем!». Итальянки повизгивали: «Белиссимо!» — и смотрели на меня восхищенными глазами рафаэлевских Мадонн. Боже, сколько я с ними выпил! И ведь держался, ни разу не упал. Потому что понимал: позади Россия, отступать некуда. Потом еще помог одной диплом написать. Мы, русские, на все руки мастера, особенно с похмелья.

Больше всего русский ценит состояние дремотного сытого покоя. Чтоб холодец на столе, зарплата в срок, Ургант на экране. Если что идет не так, русский сердится. Но недолго. Русский всегда знает: завтра может быть хуже.

Пословицу про суму и тюрьму мог сочинить только наш народ. Моя мама всю жизнь складывала в буфете на кухне банки с тушенкой — «на черный день». Тот день так и не наступил, но ловлю себя на том, что в ближайшей «Пятерочке» уже останавливаюсь около полок с тушенкой. Смотрю на банки задумчиво. Словно хочу спросить их о чем-то, как полоумный чеховский Гаев. Но пока молчу. Пока не покупаю.

При первой возможности русский бежит за границу. Прочь от «свинцовых мерзостей». Тот же Пушкин всю жизнь рвался — не пустили. А Гоголь радовался как ребенок, пересекая границу России. Италию он обожал. Так и писал оттуда Жуковскому: «Она моя! Никто в мире ее не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — все это мне снилось. Я проснулся опять на родине...». А потом, когда русский напьется вина, насмотрится на барокко и наслушается органа, накупит барахла и сыра, просыпается в нем тоска.

Иностранцы с их лживыми улыбочками осточертели, пора тосковать. Тоска смутная, неясная. Не по снегу же и подлецам. А по чему тоскует? Ответа не даст ни Гоголь, ни Набоков, ни Сикорский, ни Тарковский. Русская тоска необъяснима и тревожна как колокольный звон, несущийся над холмами, как песня девушки в случайной электричке, как звук дрели от соседа. На родине тошно, за границей — муторно.

Быть русским — это жить между небом и омутом, между молотом и серпом.

Свою страну всякий русский ругает на чем свет стоит. У власти воры и мерзавцы, растащили все, что можно, верить некому, дороги ужасные, закона нет, будущего нет, сплошь окаянные дни, мертвые души, только в Волгу броситься с утеса! Сам проклинаю, слов не жалею. Но едва при мне иностранец или — хуже того — соотечественник, давно живущий не здесь, начнет про мою страну гадости говорить — тут я зверею как пьяный Есенин. Тут я готов прямо в морду. С размаху.

Это моя страна, и все ее грехи на мне. Если она дурна, значит, я тоже не подарочек. Но будем мучиться вместе. Без страданий — какой же на фиг я русский? А уехать отсюда — куда и зачем? Мне целый мир чужбина. Тут и помру. Гроб мне сделает пьяный мастер Безенчук, а в гроб пусть положат пару банок тушенки. На черный день. Ибо, возможно, «там» будет еще хуже.

© Алексей Беляков

+129
Обсудить (36)

28.09.2015, Истории, спецвыпуск

История не моя и даже не моих знакомых. Дошла через десятые руки, сначала к моей маме, она рассказала мне, а я уже делюсь с Вами.

Про Ваську...

"Моя бабушка всегда говорила, что тяжёлую блокаду и голод она и моя мама, а её дочь пережила только благодаря нашему коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, мы с дочерью умерли бы с голоду как многие другие.
Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски, получался неплохой гуляш.
При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом, и он согревал их своим теплом.
Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать, бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище его как члена семьи тащили с собой и смотрели, как бы его не унесли и не съели.
Голод был страшный. Васька был голодный как все и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходили с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки, и сидели с Васькой в засаде, его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе с нами, и сил у него было не достаточно, что бы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени ели еще и птиц.
Когда сняли блокаду и появилось побольше еды, и даже потом после войны, бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая – кормилец ты наш.
Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и что бы, могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком, мама положила и бабушку, а потом там я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой как когда-то в войну под одним одеялом."

+273
Обсудить

15.07.2015, Остальные новые истории

Как я провёл лето

Все имена, события и обстоятельства - вымышленные... наверное...

- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского морского бриза.
Это Она.
Я улыбаюсь, открываю глаза и вижу в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
- Ну давай же, ленивый тюлень, поворачивайся, уже 8, скоро Максим с Анькой приедут. Или ты забыл?
Как я мог забыть? Конечно нет, я помню. Мы едем на реку с ночевкой. Я, Ленка, Макс с Анькой и еще какие-то люди, знакомые Макса, я не знаю их.
Костер!
Рыбалка!
Шашлык!
Водка!
Река!
И конечно, Ленка. Если погода будет хорошей, мы вытащим спальники из палатки, и будем, как в прошлом году, в промежутках между занятием любовью, смотреть на звездное небо, ждать, когда звезда упадет и загадывать желание, опять одно и то же желание – всегда быть вместе.
Пока я мылся в душе, отзвонился Макс, сказал, что они уже завезли людей на берег и едут за нами. Чашка кофе, плавки, полотенце, палатка, мясо конечно, удочки, «милый, возьми мои кроссворды, нам будет скучно, когда вы напьетесь», ну и дальше по списку. Настроение супер, погода замечательная, Макс говорил, что его кореша подгонят каких-то голландских марок, я давно хотел попробовать. Когда Ленка уснёт закинемся, чтоб не заметила ничего. Поохотимся на «розовых слоников», гыгы…

- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского бриза.
Это Она.
Я улыбаюсь, открываю глаза и вижу в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
- Ты просил, чтоб я разбудила тебя в 5 утра, ты с ребятами будешь ловить рыбу. Уже 5.
Она целует меня в нос, кутается в спальник, сопит. Складочка на щеке, золотистый локон. Совсем ребенок…
Над речкой туман, солнце уже проснулось и лениво приподнимается над горизонтом, на мосту сидят умиротворенные толстые чайки, деловито всматриваются вдаль. Пацаны уже собрались, пьют пиво, курят…
«Ну, где ты там, чего ждешь, идем, там за лесенкой встанем, чтобы бабы не засекли, если в туалет вылезут»
Игорь, знакомый Макса, достает кусочек промокашки, делит на 4 части и раздает каждому. Все, поехали, тут по чуть-чуть, часа через 3 отпустит. Далеко не расходится!
Я кладу бумажку на язык, прижимаю к небу…
З-А-Ш-И-Б-И-С-Ь!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского бриза.
Это Она.
Я хочу улыбнуться, открыть глаза и увидеть в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
Я не могу улыбнуться. Я ничего не вижу.
Я не чувствую себя.
Я ощущаю какой-то странный запах, очень смутно знакомый… Вокзал? Нет… Стоматолог? Похоже, но другой… Аптека? Пожалуй, это смесь аптеки, хлорки и стоматолога.
И я слышу много звуков. Какой-то надрывный гул, шум мехов, пиканье приборов, причем я понимаю, что их несколько.
И голоса. Их тоже несколько, два молодых, женских, и два мужских, уверенных и сильных.
- Ну что тут плохого на понедельник?
- Два перитонита, желудочно-кишечное кровотечение, двусторонняя пневмония и овощ.
- Давай коротко обо всех, мне на пятиминутку…
- Перитониты пятничные, зонды поудаляли вчера, пьют, газы отходят.
- Ясно, нахер, в смысле в хирургию переводим, дальше?
- Кровотечение свежее, ведется консервативно, гемоглобин при поступлении 70, сейчас 98
- Остается, дальше?
- Пневмония.
- Пневмонию я знаю, что анализы?
- Лучше, попали, видимо, антибиотиками.
- Конечно, по 100 баксов за флакон, тут не промахнешься. А чё за овощ? Ныряльщик?
- Долбоеб он, филателист хренов.
- Не понял? Ты чё это при заведующем материшься? А ну рассказывай.
- Вова Огурцов, 21 год, поступил в воскресенье в 7.30 утра. Придурок поехал с друзьями на ночевку, нахавался ЛСД, начал убегать от кого то и сиганул с моста в реку. А там глубина полметра и камни. Короче, полбашки нахер, ну и перелом шейного, как положено. Вот надо же им было живого довезти, теперь трахайся полгода…
- Ясно. Еще один. Урожайное лето, ничего не скажешь. И фамилия у него для овоща подходящая, Огурцов. Судьба видимо... Давай нейрохирурга к нему, невропатолога, травматолога, массажиста и всю остальную бесполезную хрень, а я на пятиминутку и в операционную, надо помогать тем, кто с головой дружит… А что за ребенок сидит у нас на лестнице?
- Это девушка филателиста нашего…
- Надо же, совсем еще ребенок. Ей сказали?
- Нет.
- Почему?
- Я не могу…
- Ясно. Опять мне… Ну чё глаза в пол? Дописывай истории и за коньяком собачей рысью!

- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского бриза.
Это Она.
Я хочу улыбнуться, открыть глаза и увидеть в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
Я не могу улыбнуться. Я ничего не вижу.
Я не чувствую себя.
Я ощущаю какой-то странный запах, очень смутно знакомый...
Только это уже не смесь аптеки, хлорки и стоматолога. Так весной пахнет кошка, которая сдохла поздней осенью и пролежала всю зиму под снегом… А еще так в ноябре пахнет сырая яма в ночном лесу, которую ты только что вырыл сам под дулом пистолета... Так пахнет смерть...
И я слышу много звуков. Какой-то надрывный гул, шум мехов, пиканье приборов, но он уже один. И голоса, женский и мужской, но не уверенный и сильный, а усталый и безразличный.
- Ну и вонища…
- А ты думала - синегнойка. Одну ногу отрезали, так теперь жопа гниет. Все отделение завонял, никого к нему положить невозможно.
- А как наркоз прошел при ампутации?
- Да ты что, какой наркоз? Он же овощ, ему похер.
- Сколько он у нас уже?
- Пятый месяц.
- И что, нельзя отключить по-тихому? Все равно ведь толку не будет.
- Девку жалко.
- Какую девку?
- Ту, что на лестнице.
- Я там только старуху видела страшную, седую всю, с черными глазами, как смерть, испугалась даже…
- Это девушка его, Лена, ей 18 лет позавчера исполнилось. Живет у нас на лестнице, саму уже раз 5 откачивали… Твердит, что они всегда должны быть вместе… Шеф боится, что если мы его отключим, она тоже умрет...
- Даа, дела… А я ведь ее помню, совсем ребенок, на ангела была похожа. Вот мудак...

- Милый, вставай!
Такой теплый и знакомый голос. Нет, это не просто голос, это одновременно ласковый солнечный лучик, это пьянящий аромат майского сада, это нежное прикосновение вечернего августовского морского бриза.
Это Она.
Я улыбаюсь, открываю глаза и вижу в ярких солнечных лучах ее лицо, ее золотистые волосы, детские пухлые губы, и глаза, совершенно дикие кошачьи глаза, перед которыми меркнет даже солнечный свет…
- Ну, давай же, ленивый тюлень, поворачивайся, уже 8, скоро Максим с Анькой приедут. Или ты забыл?
Как я мог забыть? Конечно, нет, я помню, я все помню... наверное...

+33
Обсудить (1)

16.05.2015, Новые истории - основной выпуск

Звонок раздался в десять утра. Мария Ивановна отложила вязание шерстяных носков и сняла трубку.
— Ваш внук только что совершил серьезное ДТП, — торопливо объяснял неизвестный. — Вдребезги разбита дорогая иномарка, есть жертвы, а это от трех до пяти лет лишения свободы… Чтобы помочь внуку избежать уголовной ответственности, нужны деньги!
— Сколько?
— Двести тысяч! — решительно заявил незнакомый голос. — Готовьте деньги — сейчас к вам приедет наш человек! И об этом звонке никому, а то внучонок точно загремит по этапу!
— Но у меня дома нет таких денег, — всхлипнула Мария Ивановна. — Нужно ехать в банк, а это на другом конце города.
— Выходите на улицу — к дому подъедут серебристые «жигули» и отвезут туда, куда нужно. И помните: чтобы никому ни слова! В интересах внука.

Проехав полгорода и остановившись возле банка, водитель прижал палец к губам.
Мария Ивановна ответила ему тем же. Вернулась через полчаса:
— Пин-код пластиковой карточки забыла, — тяжело вздохнула она. — На дачу надо ехать — он у меня там, в тетрадке записан…
Дачу, которая была в тридцати километрах от города, Мария Ивановна покинула с двумя сумками картофеля и сеткой лука.
— Грузи в багажник и поехали! — сказала она заскучавшему было парню.
— В банк? — переспросил тот.
— Домой, — бросила Мария Ивановна. — Не с картофелем же в банк ехать?! А по дороге возле супермаркета тормозни, надо хлеба и молока купить…

Водила насупился, но промолчал. Темнело. Парень нервничал, а Мария Ивановна была как слониха спокойна.
— Чем сидеть без дела, помог бы бабушке, — заметила она, вылезая из машины. И мошенник покорно потащился за ней на пятый этаж. А там его уже ждали ребята в полицейской форме.
— А как же внук?! — растерялся задержанный.
— Нет у меня никакого внука, — спокойно ответила жертва мошенничества. — Как, впрочем, и ДТП с человеческими жертвами… Я сразу вас раскусила!
— Зачем тогда было в банк ездить?
— Чтобы за квартиру и телефон заплатить.
— А на дачу?
— Чтобы картошку и лук домой перевезти, — объяснила Мария Ивановна. — Иди-иди! Я тебе не бабушка с кошкой, а майор полиции в отставке!

Автор - © Олег Гонозов.

+1731
Обсудить (14)

09.02.2015, Новые истории - основной выпуск

Цена желания

На задворках Вселенной находится один магазинчик.
Вывески на магазине нет уже давно, её когда-то унесло космическим ураганом, а новую хозяин не стал прибивать, потому, что каждый местный житель и так знал, что магазин продаёт желания.

Ассортимент магазина был огромен: здесь можно было купить практически всё.
Огромные яхты, квартиры, замужество, пост вице-президента корпорации, деньги, детей, любимую работу, большую грудь, победу в конкурсе, большие машины, футбольные клубы, власть, успех, колечки с бриллиантами и многое-многое другое.
Не продавались только жизнь и смерть (этим занимался головной офис, который находился в другой Галактике).

Каждый пришедший в магазин (а есть ведь и такие желающие, которые ни разу не зашли в магазин, а остались сидеть на своей попе и желать) в первую очередь узнавал цену своего желания.
Цены были разные.

Например, любимая работа стоила отказа от стабильности и предсказуемости, готовности самостоятельно планировать и структурировать свою жизнь, веры в собственные силы и разрешения себе работать там, где нравится, а не там где надо.
Власть стоила чуть больше: надо было отказаться от некоторых своих убеждений, уметь всему находить рациональное объяснение, уметь отказывать другим, знать себе цену (и она должна быть достаточно высокой), разрешать себе говорить «Я», заявлять о себе, несмотря на одобрение или неодобрение окружающих.

Некоторые цены казались странными: замужество можно было получить практически даром, а вот счастливая жизнь стоила дорого: персональная ответственность за собственное счастье, умение получать удовольствие от жизни, знание своих желаний, отказ от стремления соответствовать окружающим, небольшое чувство вины, умение ценить, то, что есть, разрешение себе быть счастливой, осознание собственной ценности и значимости, отказ от бонусов «жертвы», риск потерять некоторых друзей и знакомых.

Не каждый пришедший в магазин был готов сразу купить желание. Некоторые, увидев цену, сразу разворачивались и уходили.
Другие долго стояли в задумчивости, пересчитывая наличность, и размышляя где бы достать ещё средств.
Кто-то начинал жаловаться на слишком высокие цены и просил у хозяина скидку или спрашивал когда будет распродажа.

А были и такие, которые доставали из кармана свои сбережения и получали заветное желание, завёрнутое в красивую, шуршащую бумагу. На счастливчиков завистливо смотрели другие покупатели, перешептываясь между собой о том, что, наверное, хозяин магазина их знакомый и желание досталось им просто так, без всякого труда.

Хозяину магазина часто предлагали снизить цены, чтобы увеличить количество покупателей.
Но он всегда отказывался, говоря, что от этого будет страдать качество желаний.

Когда у хозяина спрашивали, не боится ли он разориться, то он качал головой и отвечал, что во все времена будут находиться смельчаки, которые готовы рисковать и менять свою жизнь, отказываться от привычной и предсказуемой жизни, способные поверить в себя и в свои желания, имеющие силы и средства для того, чтобы оплатить исполнение своих желаний.

P.S. На двери магазина висит объявление: «Если твоё желание не исполняется, значит оно ещё не оплачено».

+289
Обсудить

08.08.2014, Повторные анекдоты

Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело в отношении Сергея Лаврова, который назвал Александра Турчинова "клиническим идиотом", по статье 328 УК Украины "Разглашение государственной тайны"

+-4
Обсудить

29.07.2014, Свежие анекдоты - основной выпуск

У меня уроки с 8 утра. Каждый божий день я несусь в школу, перелезаю через забор, чтобы сэкономить время и не бежать через главный вход, и, взъерошенная, влетаю в кабинет со звонком. Я учитель.

+20
Обсудить

29.07.2014, Свежие анекдоты - основной выпуск

Оказалась, что русофобия лечится!
Всего одна повестка и человек перестает скакать и петь "Ще не вмерла...", надевает георгиевскую ленту и внезапно начинает любить Россию так, что даже едет туда жить...

+959
Обсудить

29.07.2014, Свежие анекдоты - основной выпуск

Однажды у моих родителей возник спор о том, как растет чеснок, отец утверждал, что на кустах, а мама говорила, что в земле. Теперь отец должен маме бриллиантовое кольцо. В случае проигрыша мамы - папа получил бы литр колы.

+80
Обсудить

29.07.2014, Новые истории - основной выпуск

Не моё, но очень мило.
Когда я рассказывал маме про девочку, которая мне нравится, она всегда задавала 2 вопроса: «Какого цвета ее глаза?» и «Какое мороженое она любит?». Мне уже 40 и мама давно умерла, но я до сих пор помню, что у нее были зеленые глаза и она любила стаканчик с шоколадной крошкой, как и моя жена.

+376
Обсудить

29.07.2014, Остальные новые анекдоты

Люблю свою семью. Спрашиваю у мамы:
- Мам, куда поставить пасхальные яйца?
- А прям под ёлку

+9
Обсудить

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня Рейтинг@Mail.ru TrendStat