Предупреждение: у нас нет цензуры и предварительного отбора публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Профиль пользователя: sbo

По убыванию: гг., %, S ;   По возрастанию: гг., %, S

25.04.2019, Новые истории - основной выпуск

С лихой собаки хоть шерсти клок

Несколько лет назад поехал я с дочкой на озерцо. Дело было в Москве, неподалёку был пустырь, примыкающий к промзоне, вот там среди деревьев и притаилось небольшое озеро. Сейчас этот пустырь превратили в парк, а тогда туда можно было спокойно доехать на машине по грунтовке, которая начиналась сразу после тротуара, как только с дороги съедешь. Только перед этим шли хорошие дожди и сразу после тротуара образовалась огромная лужа, которую не получалось объехать. Туда я как-то проехал, а вот обратно застрял, прямо посередине лужи. Машина у меня не вездеход, обычный хэтбек, поэтому, погоняв немного воду колёсами, я вылез и осмотрелся, во что я влип.
Машина сидела капитально. Точнее, она лежала на брюхе, а колеса висели в воде и близко не доставали до твёрдого грунта. С места я мог бы тронуться, если бы на колеса прикрепили лопатки, как на старых теплоходах.
Там явно не один джип уже садился, судя по размерам ям под колёсами. Достал я из багажника домкрат и топор, лопаты у меня не было. Но она бы и не пригодилась, под днищем была плотная глина, которую только вырубать небольшими кусочками и получалось. Нашёл пару досок под домкрат и приступил к процессу.
И тут возле меня начали регулярно останавливаться большие внедорожники и предлагать помощь. Это было довольно неожиданно, все-таки это Москва, а владельцы дорогих машин - не те люди, от которых ожидаешь помощь на дороге. Возможно, они видели маленькую дочку, или их веселила картина наполовину застрявшей в солнечный день в городе машины, но факт - таких машин было немало. Но чем они могли мне помочь? Дёрнуть тросом? Но, судя по
брызговикам и прочим деталям обшивки, которые потом из лужи выковыривались, это была не лучшая идея, я бы эту глину пузом вспахал, а она и топором только маленькими кусочками поддавалась. Поэтому я их благодарил и продолжал дальше долбить ямку под домкрат.
Одну сторону поднял, насовал под колеса доски и кирпичи, которые нашёл в окрестностях, и приступил ко второй стороне. И тут возле меня остановилась машина ДПС.
"А что это вы тут делаете?“
"Землю рублю".
"А вы знаете, что за это штраф полагается?"
"За что!? За рубку земли?"
"За порчу зелёных насаждений. Закон города Москвы такой-то, штраф 5 тысяч рублей."
Тут я уже слегка психанул. Мало того, что я тут минут сорок уже в грязи ковыряюсь, меня ещё и разводить будут.
"Каких, блять, зелёных насаждений? Если вы в этой луже хоть одну травинку найдёте, можете составлять протокол!“
"Ну тогда за выезд на тротуар. На тротуар-то вы заезжали?“
Тут парировать было нечем. Я и сейчас собирался его пересечь, только пока не мог.
"Сколько там, рублей пятьсот? Я бы заплатил, только у меня с собой денег нет, они дома. Но я туда не пойду, мне ещё машину вытащить надо."
И тут они стали мне помогать. Один крутил домкрат, второй искал и подкладывал доски. Не знаю, почему, то ли им пятьсот рублей для чего-то недоставало, то ли принцип не отпускать без денег сработал, то ли бросать машину на месте происшествия в том же виде профессионализм не позволил, или наличие дочки сыграло роль, но вместе мы быстро подняли машину и я в сопровождении машины ДПС приехал домой. Зашёл в квартиру и вынес им пятьсот рублей.
Никогда я с таким лёгким сердцем не отдавал деньги гаишникам. Заработали, в полном смысле слова.

24.04.2019, Новые истории - основной выпуск

Тенгиз, скважина, трубы

Шёл третий день бурения. Буровики изо всех сил старались наработать задел, который помог бы им получить "ускорение" - премию по итогам завершения бурения скважины, которую выдавали при уменьшении плановых сроков, причём чем больше экономия времени, тем больше премия. А чего бы им не стараться? По факту буровая ещё находилась в монтаже, бумаги о передаче буровой не были подписаны, время начала отчёта ещё не наступило. Бури себе и радуйся.
У нас была обратная ситуация. Мы югрюмо сидели и думали, что тут можно сделать? У нас была обратная ситуация - с каждым днем наши шансы на премию таяли, а её размер становился меньше. Мы - это бригада вышкомонтажников, которая на неделю раньше срока смонтировала и подготовила к бурению эту буровую. Я работал там вышкомонтажником, сразу после армии. А теперь из-за мелочных придирок бурового мастера мы никак не могли сдать работу.
Придирки действительно были мелкими - тут покрасить, там что-то подтянуть. Причём выдавались они дозировано, сегодня устранили одни замечания, к утру выдавались другие. Процессу бурения это никак не мешало, и было понятно, что бумаги будут подписаны ровно в последний день, когда у буровой бригады будет неделя запаса, а мы останемся без шансов на премию.
И тут Михаил, наш бригадир, хлопнул себя по коленкам и спросил у нашего сварного: "Ты резак уже упаковал? Доставай!" Мы подогнали к буровой кран и отрезали кусок желоба метров десяти длиной, по которому стекал буровой раствор. Без раствора бурить невозможно и буровая сразу остановилась.
Через пять минут прибежал буровой мастер. "Что случилось?“
"Желоб криво смонтирован был, править будем."
"Сколько времени вам нужно? Мне быстро надо!“
“Дня четыре. Или пять. Сложный случай, быстро не справимся."
У мастера началась истерика. Вместо того, чтобы обсудить патовую ситуацию, он убежал в свой вагончик и по рации доложил своему  начальству в конторе, что мы, бригада вышкомонтажников, украли у его бригады три буровые трубы (для справки - буровые трубы толстостенные, длиной двенадцать метров, с резьбой на обоих концах. Именно их опускают в скважину в процессе бурения. Подразделяются на несколько классов по качеству). Мы действительно взяли эти трубы для недостающего куска водовода из ближайшего солёного озера, причём взяли те, которые нам указали и которые все равно пошли бы в отбраковку. Но тут это было преподнесено как воровство, и на следующий день должен был прилететь вертолёт с начальством для расследования происшествия, о чем он нам с довольным видом и сообщил.
Наступил вечер. Мы с Михаилом сидели и грустно смотрели на закат в степи. Остальные разбрелись по вагончикам. Мало того, что без премии остались, так ещё и воровство пришьют. На горизонте засветились два факела. Это горела скважина номер 37, которая открыла огромное нефтяное месторождение Тенгиз в западном Казахстане. Она горела уже год, и за это время все, что смогли сделать - вместо одного горящего ствола сделали два. До неё было примерно 50 км.
"А давай туда съездим" - вдруг предложил Мишка. Мы разбудили водителя Камаза-полуприцепа, который как раз сегодня привёз на буровую какие-то детали, объяснили ему ситуацию. Тот сразу согласился, мы прыгнули в кабину и поехали на огонёк.
Неподалёку от горящей скважины стояла новая буровая, которая должна была пробурить наклонную скважину и попасть в ствол горящей 37-й. Если не ошибаюсь, 101-я скважина. Но что-то пошло не так и в ствол даже близко не попали. Вот на эту буровую мы и приехали. Она больше походила на завод, чем на обычную буровую, на огромном основании, вокруг на стеллажах несметное количество обсадных труб из нержавейки. К тому времени уже знали, что нефть там содержит огромное количество сероводорода и к бурению подготовились основательно. Неподалеку с самолетным ревом продолжал гореть нефтяной факел.
Мы с Мишкой нашли там бурового мастера, довольно молодого парня, казаха, и откровенно рассказали ему про свою проблему. "Трубы? Три штуки? Подгоняйте свою машину вон туда, мы вам пять штук загрузим. Хорошие трубы, новые, японские. Да нет, ничего мне за это не надо, спасибо достаточно!“
Утром мы привели своего бурового мастера к стеллажу, на котором ночью разгрузили трубы. "Сколько там труб не хватало, трех? Здесь пять. Конечно, не твои, эти намного лучше. Будешь в контору звонить, вылет отменять?“
К обеду все бумаги были подписаны, желоб восстановлен и бурение продолжилось.

18.03.2019, Новые истории - основной выпуск

Вещдоки, или... мой лысый череп

Не все смотрят НТВ, поэтому уточняю: вещдоки - это вещественные доказательства или улики по уголовному делу.
Теперь к самому делу. Работали мы тогда в райотделе милиции в Чимкенской области. Точнее, служили. Ещё точнее - и служили, и работали. Служили в стройбате Туркестанского военного округа, а в райотделе милиции делали ремонт, по договорённости между командованием части и местной милиции. Нас было немного, человек пять-семь. Каждое утро нас отвозили на автобусе за полсотни км и мы белили, красили, штукатурили райотдел. Для хранения  инструмента и материалов требовалось отдельное помещение и нам выделили комнату, в которой и лежали те самые вещдоки. Тогда мы ещё не знали, что это, зачем и как они называются. Мы просто обрадовались - столько ненужной одежды, которую можно использовать в качестве спецовок, чтобы свою форму не пачкать! Часть одежды была в каких-то бурых пятнах, мы её пустили на тряпки. Там ещё много интересного было, на стеллаже, к примеру, стояла коробка из-под телевизора, в которой лежали груда костей и череп. Вовке череп особенно приглянулся, он пару дней его регулярно доставал и осматривал. Не дать ни взять - Гамлет, разговаривающий с Йориком. Череп, судя по набору всех зубов, принадлежал кому-то молодому. В конце концов Вовка не выдержал и взял череп с собой, в часть. Там он выковырял засохшие остатки мозгов и каждый вечер его любовно шлифовал наждачной шкуркой. Вначале грубой, потом все мельче и мельче. Через неделю он дошёл до нулевки. Череп уже блестел, как полированный мрамор. "Володя, зачем тебе череп?“ “Я из него светильник сделаю!"
В то утро сразу после приезда нас завели в кабинет начальника милиции. "Кто из вас взял череп?“ “Какой череп? Не понимаем, о чем вы говорите!"
Оказалось, что в райцентр приехал эксперт из области, которого ждали целый месяц после того, как в горах нашли чей-то скелет. Эксперт должен был определить, кому он принадлежал, но без черепа это было затруднительно сделать. Поэтому нас попросили на следующий день вернуть его туда, где взяли. И Вовке пришлось, скрепя сердце, привезти череп и положить его в коробку. Вряд ли эксперт в своей жизни видел такой гладкий, блестящий и красивый артефакт.
А Володе в утешение осталась кличка "Череп", которую он носил до самого конца службы.

06.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Дикий домашний пес

Столкнулся я однажды с настоящей тундровой собакой. Довелось мне поработать пару летних месяцев помбуром на буровой в енисейской тундре, во время институтских каникул. Как и положено на Севере, возле вагончиков обитало несколько собак. Обычные тундровые собаки, беспородные лайки, которые изредка прибиваются от оленеводов. Отличаются эти собаки тем, что живут полудикой жизнью и питаются в основном подножным кормом. Всегда находятся на открытом воздухе, спят прямо на снегу, свернувшись калачиком и укрывшись хвостом. Собака, вывезенная во взрослом состоянии в квартиру, обычно не приживается, начинает тосковать и быстро впадает в депрессию. Отличаются неагрессивностью по отношению к людям.
Среди этих собак выделялся габаритами один пес, Буран. Он был на голову выше остальных собак и поэтому не участвовал в различных собачьих разборках, его авторитет был непререкаем и не подвергался сомнению. Такой патриарх, стоящий вроде бы среди остальных собак, но все равно слегка особняком, обычно в окружении щенков, большинство которых было явно от него.
Буран обожал тундру, стоило только направиться в сторону от вагончиков или буровой, как он тут же подбегал и с надеждой смотрел на тебя – пойдем, мол, погуляем! Иногда он куда-то пропадал на длительное время, наверное, отправлялся путешествовать один. Однажды я пошел прогуляться по тундре и он, конечно, тут же увязался следом.
Тогда я первый раз увидел, как охотятся на леммингов. Я даже не подозревал, что их там настолько много обитает, обычно они в глаза не бросаются. Буран вынюхивал лемминга, засовывал нос в нору, которая уходила куда-то вглубь кочки, и громко делал «Фррр!» вглубь норы. Испуганный лемминг вылетал с другого конца норы, а там его уже поджидал пес, который хватал лемминга прямо на лету. Тут же разжевывал его, превращая в котлету, а потом заглатывал. Проглотив трех штук, он наелся, и мы пошли дальше.
Пес бегал поблизости, изучая окрестности.
Неподалеку он вспугнул утку. Буран подбежал к тому месту, откуда она вылетела, и оглянулся на меня, как будто призывая посмотреть. Я подошел – на земле было гнездо, в котором лежало больше десятка крупных яиц. Мы не стали их трогать и пошли дальше.
Из-под куста вылетел какой-то очень крупный кулик. Буран сразу побежал к месту вылета. Я пошел следом и увидел, что в гнезде было три или четыре только что вылупившихся птенца, которые еще голову толком держать не умели.
Птенцов стало жалко, и я решил спасти их от собаки. Схватил Бурана за хвост и потащил от гнезда. Пес обернулся и удивленно посмотрел на меня. Не настолько хорошо мы были знакомы, чтобы так фамильярничать. Не самое успокаивающее зрелище – морда размером с волчью, по которой еще продолжает стекать кровь от ранее съеденных леммингов. Но отступать было поздно. Оттащив пса от гнезда, я вернулся к нему и начал разглядывать птенцов. Пес вернулся к гнезду и осторожно протянул к нему морду. Агрессивности он не проявлял, и я решил его не останавливать. Пес засунул нос в гнездо и широко раскрытыми ноздрями вдыхал запах новорожденных птенчиков. Он явно получал от этого удовольствие, даже глаза прикрыл от блаженства.
Еще несколько раз после этого мы с ним ходили гулять в тундру. С ним было интересно и не страшно далеко отходить. Ему, наверное, тоже было интереснее блуждать в компании, а не одному.

PS. Улетал я с другой буровой, где работали вышкомонтажники. Она находилась в нескольких километрах от нашей. Приехал я туда за пару часов до прилета вертолета и сразу увидел среди местных собак Бурана, вокруг которого резвились щенки. «О, Буран, иди сюда!» Меня поправил кто-то из вышкомонтажников: «Его же Граф зовут!» Как это? Оказалось, что часть времени он проводил там, вышкомонтажники считали его своей собакой, и даже имя у него там было другое. И щенки, наверное, тоже были его.

05.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Пришельцы в тундре

У нас на Таймыре газопроводы были надземной прокладки. Трубы диаметром 720 мм лежали на сваях на всем протяжении трассы. Чтобы они не ржавели и не нагревались на солнце, их покрывали специальной смазкой, смесью жировой смазки с алюминиевым порошком – серебрянкой. Держалась она долго, но все равно лет через десять надо было обновлять. В то лето приехали к нам студенты подработать, они и взялись за покраску. Пачкается эта штука страшно и очень плохо отстирывается. Вначале они пытались размазывать смазку валиками, брезгливо держа их на длинных рукоятках вытянутыми руками. Но потом, когда вымазались окончательно и терять было уже нечего, придумали другой способ. Один наливал из ведра смазку, а двое других брали старый полушубок мехом вниз за рукава с разных сторон трубы и размазывали смазку по всей длине. Особым шиком считалось надеть старую фуфайку, плеснуть смазку на трубу и, разбежавшись, животом проскользить и покрасить как можно большую площадь с одного раза.
Надо ли говорить, что к вечеру они выглядели как космонавты. Одежда серебрилась, как скафандр, на блестящем лице только глаза оставались естественного цвета.
Как-то к нам прилетел кто-то из подрядчиков. Поселили его в вагончик, в котором уже жила пара студентов. Прилетел он с явного бодуна и сразу после вертолета отправился отсыпаться. Вечером вернулись студенты и, перед тем, как идти отмываться, зашли в вагончики за мылом и сменной одеждой.
Через несколько секунд весь поселок содрогнулся от истошного крика «Инопланетяне!!!». Мужик, который спросонья открыл глаза и увидел, как к нему приближается пара блестящих существ, вытянув руки (чтобы ничего случайно не испачкать), выскочил из вагончика в одних трусах и рванул в тундру, на вездеходе еле догнали. Это было время расцвета «Секретных материалов»…

04.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Соляной столп

Многие знают историю жены Лота (как ее звали-то кстати?), которая превратилась в соляной столп, за то, что посмотрела куда не положено. У нас в уезде был аналогичный случай.
Отдыхал я в одной арабской стране. Дело было в конце весны, море было еще прохладное для большинства европейцев, поэтому отель был полупустой. Познакомился я там с коллегой из Анадыря и журналисткой из Архангельска, которые приехали чуть раньше и были единственными русскоязычными в отеле. Ближе к отъезду выяснилось, что у девушки была мечта – искупаться в море ночью голой. Ну кто же будет девичьи мечты разрушать, тем более что это нам ничего не стоило. И вот темной южной ночью мы отправились на пляж купаться. Как честные люди, мы вдвоем с приятелем отошли в сторону, разделись и дружно полезли в воду. Водичка как у нас летом, пустынный пляж, на море дорожка лунного света серебрится и мы такие, дельфины и русалка, в воде вдоль этой дорожки резвимся. Романтика! Потом вылезли, вытерлись, оделись и пошли в отель.
Отель был отгорожен от пляжа живой изгородью из высоких кустарников. Дорожку ночью от посторонних охранял молодой араб в бурке, как у Чапаева, который стоял прямо возле прохода. Мы про него и забыли совсем, когда купались. А тут, проходя мимо него, вспомнили. Хотя его немудрено было не заметить, он стоял абсолютно неподвижно, как статуй. И ни на что не реагировал. Мы прошли мимо – ноль реакции, даже головы не повернул. Я специально вернулся и помахал рукой у него перед лицом – даже глазами, кажется, не повел. Стоял, застыв как в трансе, в полной отключке.
Парень, наверное, недавно откуда-то из пустыни приехал, а тут такие картинки, несанкционированные. Какой молодой правоверный организм такое выдержит?

02.02.2019, Новые истории - основной выпуск

Как я с таксистом торговался

Поехал я несколько лет назад в командировку, в поселок на границе Челябинской области. Вылез в Челябинске на вокзале, пошел такси искать. На привокзальной площади стоят несколько желтых машин с шашечками, рядом таксисты тусуются. Подошел к одному: «Сколько будет стоить доехать до Мишкино?» Тот, не задумываясь, отвечает – две тысячи. Ладно, подумаю немного. Я же знаю, что возле вокзалов и аэропортов у таксистов цены всегда задранные. Отошел чуть в сторону, смотрю на дорогу. Мимо проезжает такси с рекламой своего таксопарка и номером телефона. Набираю номер, спрашиваю: «Девушка, сколько будет стоить доехать до Мишкино?» Та отвечает – сейчас спрошу. И слышно, как она набирает чей-то номер. «Петрович? Сколько будет стоить доехать до Мишкино?» Краем глаза замечаю, что тот таксист тоже разговаривает по телефону. Услышав ответ, она попрощалась и объявила цену – две тысячи. В этот момент таксист отключает трубку и машет мне рукой - поехали, мол.
От судьбы не уйдешь, пришлось с ним ехать. Раз уж в миллионном городе не у кого больше стоимость уточнить…

12.12.2018, Новые истории - основной выпуск

И пусть никто не уйдет голодным

Провел я как-то летом неделю в поселке Кабардинка, под Геленджиком.
В последний день вспомнил, что перепробовал все местные деликатесы, включая чурчхелу, барабульку и даже «домашнее вино», но вот шашлык так и не ел. А что за море и Кавказ без шашлыка? И я отправился на его дегустацию.
С приличной едой там, откровенно говоря, дело обстоит так себе, большинство заведений работает по принципу «куда ты денешься». Но у меня права на ошибку не было, вечером надо было уезжать. Поэтому я тщательно подходил к выбору. Заходил в кафе или ресторан, приглядывался к мангалам. Какое мясо готовится, как выглядят угли и шашлычник. Где-то одно не устраивало, где-то другое.
Так вышел на набережную, пошел изучать кафешки вдоль моря. Наконец зашел в предпоследний ресторан. Спрашиваю у официантки «А где у вас шашлыки готовят?»
Она меня проводила за угол, где располагался мангал, на котором аппетитно шкворчали разные виды шашлыков. И распоряжался этой красотой настоящий, аутентичный специалист – кавказец с таким выдающимся носом, что он мог разжигать угли, просто слегка покачивая головой над мангалом. Он даже бревна, наверное, мог колоть таким великолепием.
Разумеется, я тут же присел за столик и заказал шашлык. «Какой именно?» Конечно, бараний, какой я еще мог заказать, чтобы насладиться настоящим кавказским шашлыком!
И через полчаса непрерывного слюноотделения после нагулянного во время прогулки аппетита мне его принесли. Я подождал немного, пока он чуть остынет, и впился зубами в сочную мякоть. Никогда не мог пожаловаться на свои зубы, на рыбалке свинцовые грузила спокойно перекусывал. Но от этого шашлыка кусок я так и не смог отгрызть.
Я не знаю, кто в этом виноват, баран – ровесник мамонта, или баран-шашлычник, но таким голодным из ресторана я никогда не выходил.

Мамин-Сибиряк (с)

10.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Здравствуй, море!

Знакомая по приезду из Сочи рассказала.
Лето, жара, галечный пляж, усеянный людьми.
Со стороны дороги к пляжу подходит небольшая группа отдыхающих мужчин. Судя по бледности кожи, они недавно приехали, но уже явно приняли на грудь, причем неплохо.
То ли еще в дороге начали выпивать, то ли в отеле сидели за очередной бутылочкой и вдруг вспомнили, что тут еще и море есть.
Один из них, который наиболее крепко держался на ногах, отделяется от компании, вскидывает руки вверх и бежит к воде с криком «Здравствуй, море!»
Когда до воды остается метров пять, ноги у него все-таки заплетаются и он со всего размаху пролетает мордой по гальке. Нос разбит, эйфория сразу прошла. Подбегают остальные ребята, хватают его под руки и тащат обратно в сторону дороги.
И весь пляж, в едином порыве, вслед им громко выдыхает: «Море, прощай!»

Мамин-Сибиряк (с)

10.12.2018, Новые истории - основной выпуск

Крылья, ноги… Голова!

Многие слышали про Кольскую сверхглубокую скважину, самую глубокую в мире. Но это была не единственная сверхглубокая скважина в Союзе, их было около десятка.
В стройотряде от института мы работали на Ямале, неподалеку от одной из них, Тюменской. Было грешно не воспользоваться такой ситуацией, и мы с приятелем заехали на буровую. И попали на самый интересный момент – подъем керна с глубины около 6 км.
Керн – это столб породы толщиной со стакан и длиной несколько метров, который при бурении входит внутрь трубки – керноприемника, в котором и поднимается на поверхность.
Шла последняя стадия подъема. На бетонном полу буровой лежали приготовленные носилки с отделениями для последовательной укладки керна, возле которых стояли пожилой профессор и аспирант, с горящими от возбуждения и нетерпения глазами. Первый раз в этом регионе с такой глубины поднимали горную породу, которая миллионы, а то и миллиарды лет находилась в нетронутом состоянии.
Наконец достали керноприемник и осторожно положили его на пол. У профессора аж руки затряслись от нетерпения. К керноприемнику неторопливо подошел невысокий помбур (помощник бурильщика), взял гаечный ключ длиной с метр и зевом размером с раскрытую ладошку, вставил в прорезь на конце керноприемника и попытался открутить муфту, которая удерживала керн внутри. Не получилось. Тогда он вставил в гаечный ключ двухметровую трубу в качестве рычага и потянул за нее. Не поддалось. Помбур поджал ноги, повис на конце трубы и начал подпрыгивать, пытаясь отвернуть муфту всей массой. Не вышло, муфта была как приваренная. На профессора было больно смотреть.
За этими махинациями наблюдал второй помбур, здоровенный детина под два метра ростом и весом в полтора центнера. Он подошел к ключу, вежливо отодвинул ладошкой первого помбура и взялся за трубку. «Ну, у этого-то точно должно получиться!» - сказал приятель. Здоровяк вынул ключ из прорези, вставил его в другую, в десяти сантиметрах от первой прорези, и легко, одним движением руки, провернул муфту.
Проблема была вовсе не в недостатке массе. Это была наглядная иллюстрация того, насколько голова важнее физической силы.

Мамин-Сибиряк (с)

07.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Имплантация

Перед дембелем у многих крышу сносит. Одни начинают добывать гвардейские значки и все свободное время начищать бляху на ремне, чтобы всех встречных на гражданке волной света отбрасывало. Другие начинают делать татуировки, именно тогда и появляются на теле всякие якорьки, ДМБ+год и К О Л Я на пальцах.
Фоме этого было мало. Удивлять так удивлять, зря, что ли, он столько времени в Туркестанском военном округе служил? Фома решил вставить себе в конец шарик. В конец – в обоих смыслах слова, в конец конца. Шарик он выточил из ручки зубной щетки, полупрозрачный, небесно-голубой. Полировал он его неделю, не меньше, из рук не выпускал. Отполировал до состояния хрустального шара и решил – пора!
В тот день как раз завезли в магазин при части «Тройной», самый лучший, одеколон. Фома с приятелем, Акимом, взяли три флакона (я был третьим) и отправились за забор, в степь.
Аким тоже заранее готовился к этому торжественному дню. Кому попало операцию на крайней плоти не доверят! Аким не был потомственным раввином, но у него был Инструмент! Он неделю точил и наводил отвертку, так что ее кончик сиял на солнце ярче патентованных швейцарских ножей. Ею можно было даже бриться, Аким всем предлагал попробовать, но никто так и не согласился. Отверткой предполагалось сделать дырку в коже, чтобы вставить туда шарик. Поэтому мы направились к заранее найденному деревянному брусу.
Что положено сделать перед операцией? Продезинфицировать место операции, инструмент и докторов.
Аким достал армейскую кружку и вылил в нее флакон Тройного. Потом экономно плеснул на брус и достал свою гордость - отвертку. Проспиртовал ее в кружке и приступил к самому ответственному – дезинфекции себя. Крякнул и выпил полкружки одеколона.
Фома почувствовал себя обделенным вниманием. «Аким, ты мне тоже налей! Мне-то важнее!» Аким достал второй флакон и вылил его в кружку. Фома тоже крякнул и понес кружку ко рту. В последний момент Аким его остановил: «Фома, ты не забыл? Тебе другое место надо проспиртовать.»
Фома с сожалением отставил кружку, снял штаны и сходу засунул в кружку свое хозяйство. Аким аж дар речи потерял от возмущения. А Фома комментировал: «Я думал, будет щипать, а оно вовсе не щиплет. Ну разве что немного. Нет, не немного!» Судя по тому, как быстро он вскочил и побежал вокруг бархана, пекло уже вовсю.
Через пару кругов с развевающимся на ветру добром он вернулся к нам. Аким продолжал с сожалением смотреть на кружку. «Фома, зачем ты это сделал? Надо было всего лишь кончик смазать. И ты теперь будешь Это пить?» «Нет, конечно!» - Фома схватил кружку и вылил ее на брус. На Акима было больно смотреть. «Фома, это вообще-то твой одеколон был. У нас по одному флакону на человека всего.»
Я уже пил с ними одеколон, одного раза мне хватило на всю жизнь, поэтому с готовностью предложил – да забирайте мой!
И ребята наконец-то приступили к тому, ради чего собрались.
Как на плаху, на лобное место, Фома выложил свою гордость, которая продолжала от страха съеживаться. «Врешь, не уйдешь!» - и Фома схватил за кончик кожи и вытянул ее вдоль бруса. «Бей, Аким!» - пересохшим голосом просипел он. Но Аким подходил к делу обстоятельно. Он долго примерялся отверткой, потом молотком, замахнулся и ударил.
Когда я слышу про Павленского, я говорю так – пффф! Подумаешь, приколотил мошонку к мостовой и сидит, фотографируется. Картина с лежащим в обмороке Фомой, оттянутый конец которого был намертво приколочен отверткой к брусу, и потрясенным Акимом рядом, с распахнутым от изумления ртом и стеснительно зажатым в руке молотком, была живописнее.
Я не буду дальше описывать, как они вытаскивали надежно застрявшую отвертку, что при этом говорил и чувствовал Фома. Мне до сих пор стыдно, что я не состоянии был помочь Акиму. Я просто сидел рядом и ржал.
К концу службы у Фомы было вставлено уже несколько шариков. Так что, если кто встречал человека с обоймой от шарикоподшипника на конце, знайте – это мог быть он.

Мамин-Сибиряк (с)

Все совпадения случайны. Фома, если читаешь – это не про тебя. А если даже и про тебя – мало кто может сказать «Да я вас всех на конце вертел!» не фигурально.

06.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Воздушный конфискат

Девяностые я застал на Таймыре. Талоны на водку к тому времени уже закончились, наступало изобилие сортов спирта Рояль. Но вот зарплату регулярно задерживали, поэтому самогон еще кое-где варили.
В то время я как раз перешел работать в контору, небольшим начальником. Но по промыслам так же продолжал регулярно летать, иногда на наших вертолетах, иногда на попутных. В тот раз вертолет был чужой, бригада буровиков летела на точку. Работа у мужиков тяжелая, поэтому в первый и последний день вахты выпить – было в порядке вещей.
Сели мы – двадцать буровиков и я - в вертолет и полетели. Лететь долго, часа три, я пригрелся и задремал. На полпути отрываю глаза и вижу натюрморт – посередине вертолета на одном из чемоданов импровизированный стол: нарезанные хлеб и сало, рядом огурчики соленые и в центре – трехлитровая банка самогона. Еще не начатая практически, только крышка отрыта. Спросонья думаю – совсем обнаглели, прямо при мне пьют, ни в грош не ставят! Вслух громко говорю, пытаясь перекричать двигатель: «Вы что, совсем ох…хамели?!!», беру со «стола» банку, закрываю крышкой и кладу себе в сумку. Потом сажусь на свое место, закрываю глаза и пытаюсь заснуть дальше.
Но что-то подспудно не дает. Приоткрываю глаз и понимаю – это не наши работники. Вокруг сидят двадцать чужих сердитых мужиков и молча и злобно смотрят на меня.
Сон у меня пропал сразу. Но глаза я все равно больше не открывал. Вертолет летит хоть и низенько, но над тундрой, а дверь там открывается элементарно.
Выходить мне надо было раньше, сумку я забрал с собой. И мы с приятелями за пару дней эту банку сами выпили, надо же было стресс снять.

Мамин-Сибиряк (с)

05.03.2018, Новые истории - основной выпуск

Одиночество–сука

Приятель рассказывал.
В давние времена поехал он в подмосковный санаторий отдохнуть. Санаторий хороший, но в лесу. Казалось бы, самое время заскучать, но тут заехала туда молодая женщина неземной красоты. Радость глазам, отрада сердцу. И окрестные березки сразу расцветали, как сакуры, как только он ее видел.
Но смотрел он только издалека. И так застенчивый был, а тут такая красавица писаная! Как тут подойти-то с непривычки, страшно! Отошьет ведь сразу. Да и конкуренция огромная, полный санаторий мужиков, и все на нее облизываются.
Несколько дней он собирался с духом, чтобы хотя бы поздороваться, и уже почти собрался. Но однажды увидел, как она вышла с чемоданом и направилась в сторону подъехавшего такси. Сердце екнуло, терять было уже нечего, и он обреченно спросил: «Уже уезжаете? Так быстро?»
И девушка ему доверчиво ответила: «А что мне тут делать? Неделю уже тут живу, хоть бы один из мужиков подошел, познакомиться!»

Мамин-Сибиряк (с)

26.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Расист

Во время очередного приезда в Мурманск знакомая переводчица рассказала историю про норвежца. Там их часто встречается, местные к ним привыкли и обычно называют их норвегами или норгами.
Как-то она сопровождала очередного норвежца, который уже бывал в России и даже немного понимал по-русски.
Однажды она куда-то отошла, а когда вернулась, увидела клиента в расстроенных чувствах.
- Я с ним больше не поеду! - заявил норвег и показал на водителя, сидящего в машине.
- Почему?
- Он расист!
- ??
- Он нас за людей не считает!
Пока я судорожно пыталась представить, чем общительный и добродушный Коля мог обидеть гостя, тот продолжил.
- Он думает, я ничего не понимаю! Я сам слышал, как у него по телефону спросили, кто с ним едет, и он ответил: "Два человека и норг!"

Мамин-Сибиряк (с)

25.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Ралли Калуга-Москва

Ехал я несколько дет назад из Брянска в Москву на машине.
Обратил внимание, что в тот день на дороге встречалось много гаишников. Регулярно встречные машины подмигивали, да и я часто моргал фарами.
На полпути, сразу за Калугой, увидел указатель направо - "Тихонова пустынь". Вроде что-то слышал про этот монастырь, решил заехать. Свернул, доехал до пустынного поселка с таким названием, объехал его вдоль и поперек, ни монастыря, ни указателя к нему не нашел. Нарвал веточек вербы (была суббота перед вербным воскресеньем) и поехал обратно на трассу. Забегая вперед - монастырь Тихонова пустынь находится ближе к Калуге, по другую сторону дороги, и указателей там не было.
Перед выездом на перекресток (за трассой дорога тоже продолжалась в другую деревню) стоял автомобиль какого-то местного жителя, а прямо перед ним - автомобиль ГИБДД. Полицейский подошел к машине и о чем-то разговаривал с водителем. Я начал их объезжать, полицейский махнул палкой, чтобы я остановился, и продолжил разговаривать с водителем Жигулей.
На горизонте засверкали огоньки, которые быстро приближались. Через минуту мимо нас пронеслась кавалькада из нескольких машин полиции и восьми членовозов между ними. Я жестом показал полицейскому, махнув вперед - можно ехать? Возможно, решив, что я собираюсь поехать прямо, он махнул - можно. Я выехал на дорогу, свернул, объехав машины и поехал в сторону Москвы. И тут увидел в зеркалах заднего вида опять красно-синюю гирлянду. Снизил скорость, ушел на правую полосу и пропустил еще одну колонну из нескольких полицейских машин с мигалками и одного членовоза между ними. А потом разогнался и поехал за ними.
Колонна ехала со скоростью больше 160 км в час. Дорога была абсолютно пустая. Это меня вначале удивило, потом я увидел, что все автомобили стоят вдоль обочины в определенных местах, под присмотром гаишников. Тут я подумал - а вдруг остановят? А у меня превышение скорости на лишение прав с запасом тянет. Потом решил - а ведь наверняка сейчас никто с радаром не стоит. А так, даже если и остановят, ну максимум штраф, да и то - попробуй докажи, что я свыше девяносто ехал. Колонну я точно не обгонял, а ведь их не остановили, значит, они по правилам ехали. И я спокойно поехал в некотором отдалении от колонны.
До Москвы доехали за час. Никогда я так быстро от Калуги не доезжал. Но главное развлечение оказалось не в скорости.
На каждом перекрестке стояли полицейские, которые не выпускали другие машины на трассу, и отдавали честь проезжающей колонне. Через несколько секунд проезжал я, и они автоматом, провожая взглядом машину, продолжали отдавать честь.
Никогда еще я не нарушал ПДД по лишенческой статье, и чтобы при этом все встречные гаишники отдавали мне честь!

Мамин-Сибиряк (с)

24.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Денежный мешок

В ту пору я еще был относительно молодым и мусор выносить ходил без кашне. В чем попало ходил выносить, что первое под руку попадется. Однажды выбросил мусор после ремонта и шел обратно домой.
И тут меня остановил мужчина интеллигентного вида и вежливо, на Вы, попросил помочь ему. "А что надо сделать?" Мешок ему надо было помочь донести до квартиры. Тогда в Норильске многие заказывали продукты мешками. До подъезда ему мешок довезли, а дальше - сам. А мешок на вид тяжелый, килограммов пятьдесят будет. Тогда я такие мешки свободно таскал, но как раз перед этим только-только закончил лечить в очередной раз сорванную на морозе спину.
Но помочь-то надо, человек вежливо просит, а отказывать в просьбах я тогда не умел. Спрашиваю, куда нести? И думаю про себя: "Только бы не пятый этаж!" Бинго! Пятый, последний.
Обреченно нагибаюсь к мешку, чувствуя, как похрустывают позвонки. И тут он неожиданно добавляет: "Донеси, я тебе пятьдесят рублей дам."
Радостно разгибаюсь, достаю из кармана сотню и вручаю ее со словами: "Вот тебе сто рублей, и неси свой мешок сам!"

Мамин-Сибиряк (с)

23.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Танцы с волками

Начали меня на работе гнобить. Иди, говорят, учиться. А я только во вкус вошел, разряд вышкомонтажника повысил. Ну ладно, учиться так учиться.
Решил я до отъезда в керосинку форму спортивную улучшить. И в последний приезд на вахту начал бегать. Буровая стояла в степи, в Прикаспийской низменности. Это недавнее дно моря, поверхность идеально ровная, как ламинат в новой квартире. Залезаешь на буровую вышку - ни одного дерева на полсотни километров вокруг, только кустики по колено высотой редко, как волоски после некачественной эпиляции, торчат. И только одна дорога к буровой подходит, по которой ее тащили, покрытая мягкой пылью. Вот по этой дороге я и начал бегать.
В первый день пробежал полчаса, потом развернулся и побежал обратно. На второй день на пять минут больше бежал, на третий - на десять минут. Через неделю я уже бежал час в одну сторону и столько же - в другую. Был май месяц, дождей уже не было, и следы в пыли четко печатались. Бегал я босиком, в одних трусах, чтобы еще загореть напоследок, следы босых ног были хорошо заметны. Вот здесь я свернул в первый раз, дальше - во второй. Чем дальше от буровой, тем меньше было следов, а последние пять минут бежишь по девственной поверхности.
В тот день я бежал уже примерно полтора часа. Солнце клонилось к закату, на фоне краснеющего неба буровая виднелась вдали, как Эйфелева башня из яйца киндер-сюрприза.
На обратном пути, примерно через пару километров, я вдруг увидел что-то новенькое. Поперек дороги поверх моих следов виднелись собачьи следы. Я остановился и огляделся - где собака? Никого не видно, кроме отдельных кустиков. Интересно, а откуда тут взялась собака? У нас на буровой их не было. Ближайшая была видна на горизонте, да и то только с верхней площадки буровой.
И тут я вспомнил, как неподалеку в соседней бригаде зимой в дороге заглох трактор. Тракторист пошел пешком, и от него нашли только разорванную фуфайку. Волки напали.
Я огляделся по сторонам в поисках палки. Какая палка в степи? Разве что веник надрать в кустах, но им только похлестать можно, как в парной. И тут мне стало страшно. Больше всего от того, что на мне не было даже штанов. В штанах было бы не так страшно, я это чувствовал.
И тогда я припустил бегом на буровую. И если туда я бежал полтора часа, то обратно мне хватило и получаса. И даже не запыхался. На этом мой ЗОЖ закончился.

Мамин-Сибиряк (с)

22.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Осторожно, двери закрываются

Ехали мы как-то с приятелями в московском метро по оранжевой ветке. С ними была дочка лет четырех. Прозвучало очередное объявление: "Следующая станция - Бабушкинская".
Дочка спросила: "Бабушкинская - это потому, что там бабушки живут?"
"Нет", - ответила ей мама. - "Станция так называется в честь летчика Бабушкина, который... который... В честь летчика она называется, в общем!"
Мы подъехали к станции, голос объявил: "Станция Бабушкинская!"
Открылись двери и в них поочередно вошли сразу три старушки. Дочка молча смотрела на маму скептическим взглядом, в котором ясно читалось: "Ты, конечно, можешь мне тут сказки рассказывать! Но я и сама прекрасно вижу, почему эта станция так называется!"

Мамин-Сибиряк (с)

21.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Как надо есть черную икру.

Начну сразу с ответа на этот сакральный вопрос.
Черную икру надо есть ложками.
Теперь, когда вы всё знаете, интрига закончена, можно дальше не читать, ибо много букв.

Призыв.

В советскую армию меня забирали из города Гурьева (ныне Атырау), в устье Урала рядом с Каспием. После медкомиссии в военкомате мне сообщили, что надо будет прийти пятнадцатого мая, отправят меня служить подо Ржев.
"Ржев,"- подумал я. - "Что-то знакомое. Вспомнил! Твардовский, "Я убит подо Ржевом, в безымянном болоте..." Не, не надо нам Ржева!"
И я скромно намекнул офицеру, что у меня день рождения в конце мая. Типа, рано мне еще подо Ржев, "восемнадцать мне уже" к тому времени еще не наступит. "Не хочешь в середине мая, пойдешь в середине июня".
Так я сэкономил месяц на гражданке. И вместо Ржева попал служить в Туркестанский военный округ. В стройбат.
Дело в том, что в обычные войска призыв начинался еще в апреле. А на июнь обычно оставляли самых боеспособных, самых отморозков, которых и призывать-то страшно. Поэтому их забирают в стройбат.
В общем, я уже забыл про это обещание военкома, тем более что в мае-июне на Урале самая лучшая рыбалка на осетровых была. Как обычно, в холодильнике лежал балык и несколько банок с черной икрой. И тут, как гром среди ясного неба, приносят повестку. "Вам надлежит явиться...в соответствии с Законом..." Пришел. Завтра утром, говорят, с вещами приходите, забирать вас будем. А куда, главное дело, не говорят. "Ну хоть не подо Ржев?" Нет, говорят, точно не туда. Ну и слава Богу!
Пришел я домой, собрал всех приятелей со двора. Все, говорю, накрылась медным тазом наша рыбалка, это дело надо отметить. И начали мы пить. И впервые в жизни я напился до похмелья. До жестокого похмелья. Утром 15 июня, когда нас выстроили на вокзале перед поездом, у меня была только одна мысль. Какие там речи, какое там прощание! Быстрее в вагон и лечь на полку. И еще голову чем нибудь перевязать покрепче, чтобы не треснула.

Дорога.

Наконец нас посадили в плацкартный вагон, я лег на вторую полку и закопался головой в подушку. И тут поезд тронулся. А-аааа! Он, когда едет, качается! И почему я не сдох вчера?!
Через пару часов у кого-то взял журнал "Крокодил", хотел отвлечься. До этого я никогда не обращал внимания, сколько внимания в нем уделялось алкоголю. Начал читать рассказы - пьяница на пьянице. А мне любое напоминание - как кочергой по голове. Перешел на картинки - на каждой второй персонажи с большими красными носами. Дай, думаю, стишки почитаю, может хоть там без питейной темы обойдутся. В первом же стихотворении описывался какой-то бардак, который кто-то создал. Это сейчас все знают, что если где-то в подъезде нагажено, то это Обама приходил, а тогда Обамы еще не было. Поэтому вместо Барака нашли других виновников бардака. Стихотворение заканчивалось примерно так "...прилетали винопланетяне!" И ладно бы хотя бы так написали, скромненько, но там было еще хуже: "...прилетали ВИНОпланетяне!" Вот для кого они это писали? Мне от любого напоминания душевно больно становилось, а тут большими буквами прямо в мозг без наркоза полезли. Выкинул я журнал и сутки просто лежал, мучался.
На второй день смог осмотреться по сторонам. Нас было тридцать человек, несколько городских, остальные с аулов. Везли нас капитан и сержант. Капитан, как настоящий офицер стройбата, после посадки в поезд ушел в запой. Он пропал на все время дороги и появился только после приезда. Сержант был с нами и все время по доброте душевной рассказывал, как нам там будет плохо, как все нас будут чморить и кто такие дедушки. Он был после учебки и прослужил всего год, поэтому для него это было еще актуально.
Когда я немного оклемался, я присоединился к компании из четырех человек и нас стало пятеро. Молодой организм быстро справился с интоксикацией (А то! Чай, в армию-то задохликов не призывали! Ну разве что в стройбат…), и мы продолжили отмечать призыв уже в новой компании.

Рембо. Первая кровь.

С нами ехал самый маленький боец в части, маленький казах с дальнего аула. Рост у него был 152 см, зато он был уже пожилой. Ему был двадцать один год, и он был единственным из нас кандидатом в члены партии. Ему-то и выпала тяжелая доля пролить первую кровь за Отечество.
Спал он в нашем отсеке, на третьей, багажной, полке в коридоре. Ночью я проснулся от странного звука: «Бум! Ой!» Оказалось, что он упал с третьей полки головой прямо на угол нижней полки, обшитый алюминиевым уголком. Повезло, что вскоре была остановка минут на пятнадцать, мы оттащили его в медпункт на вокзале, там ему сделали перевязки и мы притащили его обратно, сохранив тем самый для Родины бойца.

Стояние на Угре.

Через три дня нас привезли в Джамбул. Для меня до сих пор остается загадкой, как мы там оказались? Наша часть находилась в Чимкентской области, все дороги и связи были с Чимкентом, Джамбул даже территориально находился намного дальше и ехать до него на поезде было значительно дольше. Может быть, чтобы вражеских шпионов запутать? Или просто капитан, когда указывал дорогу, не протрезвел и ошибся? Как бы то ни было, наш приезд туда оказался неожиданностью для всех. И мы двое суток ждали автобуса, находясь все это время на вокзале.

Учитывая, что на пять суток нахождения в дороге мы никак не рассчитывали и активно отмечали дорогу и сидение на вокзале, на пятый день деньги и запасы продуктов закончились. Пить уже не хотелось, а вот голод появился. И вот тут-то наконец мы добрались до икры (sic!). Интересно, хоть кто-нибудь досюда дочитал? А ведь это только первая часть из еще ненаписанной истории службы. Не пугайтесь, может и последняя.

Икра и ложки.

У меня в сумке лежала литровая банка черной икры, которую я взял перед отъездом. Мы решили ее продать, а на вырученные деньги купить продуктов и поесть. Коммерсанты из нас были те еще, поэтому мы долго думали, кому бы ее предложить? Пассажирам на вокзале? Но большинство из них там черную икру в глаза не видели, а объяснять, что это действительно она, не хотелось. И мы решили продать ее в привокзальном ресторане. Женщина, которой мы предложили икру за относительно небольшую цену, согласилась ее купить, только просила подождать с часок, пока она деньги соберет. Мы прождали полчаса, потом голод взял свое, мы поскребли по всем карманов и нашли немного мелочи. Как раз на две буханки хлеба. И мы купили хлеб, достали большие ложки и прямо на виду у всего вокзала съели с хлебом всю банку. Это была вкусная икра, еще свежая, вкуснее, чем дома.
Ночью за нами приехал автобус и отвез нас в часть.
Началась новая жизнь, уже без икры.

Мамин-Сибиряк (с)

20.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Пони бегает по кругу

Не знаю, как сейчас, а раньше в Московском зоопарке недалеко от перехода со старой территории на новую всегда стоял маленький, размером с деревянную лошадку, пони с фотографом. На пони сажали маленьких детей, фотограф их щелкал и через полчаса выдавал фотографии.
Пони был смирный, флегматично-меланхоличный, с вечно опущенной головой с длинной гривой, поэтому детей на него сажали без опаски. Он напоминал скорее даже не лошадь, а ослика Иа из нашего бессмертного мультфильма про Винни-Пуха.
А рядом был большой круг, по которому пара больших красивых коней катала детей и взрослых в разукрашенной повозке.
Мы ходили в зоопарк с первой дочкой, потом со второй. Ничего не менялось - пони все так же неподвижно стоял с грустно опущенной большой головой, кони все так же катали посетителей по кругу.
Теплым весенним днем мы с дочкой в очередной раз поехали в зоопарк. Обошли старую территорию и уже подошли к переходу на новую. И тут сзади раздалось восторженное ржание. Мы обернулись и увидели незабываемую картину - пони удирал от фотографа! Он скакал, подняв голову и задрав хвост, грива развевалась по ветру, и громко ржал, как настоящий жеребец. И столько радости было в этом ржании! За много лет я ни разу не слышал, что этот пони издал хотя бы звук, он всегда был безмолвным. И тут он, видимо, отрывался за все годы молчания. Даже бегущий следом фотограф с криками "Стой!" не мог его перекричать.
Крики слышали не только люди, но и кони. Они остановились, перебирая ногами, и тоже громко заржали. Я думал, они сейчас побегут следом, но кучер уже сильно натянул вожжи, не позволяя им двигаться. Им оставалось только ржать. В этом крике была слышна поддержка пони, радость за него и даже легкая зависть - он так смог, а они - нет. В этот момент остро ощущалось, что и высокие стройные кони, и маленький нелепый пони - абсолютно одной породы.
Пони вместе с бегущим следом фотографом убежал по кругу за какое-то препятствие и пропал с виду. Мы увидели его в следующий приезд на том же месте. Пони стоял, все также флегматично опустив голову, а на него один за другим сажали маленьких детей. Но теперь я знал, что за этой флегматичностью и неказистой внешностью скрывается свободолюбивая душа романтика.

Мамин-Сибиряк (с)

19.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Придет серенький волчок и укусит

Многие, наверно, видели в Московском зоопарке волка, который вместе с волчицей жил в открытом вольере, отделенном от посетителей бетонным рвом и стенкой высотой метра четыре. Высокая стенка была со стороны волков, а со стороны посетителей - примерно по пояс.
Волки там скорее всего степные, маленькие, меньше овчарки, с узкой грудью. А когда они весной линяют и шерсть клочками висит - вообще жалкие дворняжки. Никакого сравнения с полярными волками, которых я в тундре встречал. Те размером с северного оленя, весом за 80 килограммов и ростом до метра в холке. А резцы больше, чем клыки у моего боксера.
Мы с дочкой весной приехали в зоопарк, прошлись мимо волков (вслух: "Смотри, дочка, это волк!" Про себя: "Да какой это волк! Овчарка какая-то") и пошли дальше. Через несколько минут обернулись на крики и вернулись обратно к вольеру с волками.
Кричала полупьяная компания из нескольких парней и пары девушек, которые перед этим там стояли. Двое держали парня, нога которого свисала в вольер, остальные криком пытались отогнать волка.
Парень перед этим решил показать свою молодецкую удаль девицам и засунул ногу в вольер, подразнить волка. Он был обут в модные по тем временам в узких кругах сапоги-казаки, с острым носом и высоким каблуком.
Вот на этом каблуке, зажав его в клыках, и висел волк, смиренно согнув лапки на груди, как зайчик на утреннике.
Парень уже был трезвый как стеклышко и бледный, как шпорцевая лягушка. Он не мог даже пошевелить ногой, на которой висело с полсотни килограммов живого веса, и только что-то шептал собутыльникам, наверно, держите крепче, братцы! Перспектива оказаться в вольере наедине с волком, которого он только что дразнил, как шавку, ему совсем не нравилась.
Девицы визжали, волк продолжал скромно висеть, а за этой картиной с интересом, наклонив голову, со стороны наблюдала волчица.
Через несколько минут на крики прибежал милиционер и, оценив ситуацию, начал резиновой дубинкой тыкать волку в морду. Тому это не понравилось, он отпустил каблук и мягко приземлился на дно рва. Поднялся к волчице и они на пару легли на солнышке, наблюдая за окрестностями. Безобидные облезлые собачки на отдыхе.
До сих пор жалею, что я не видел самого волчьего прыжка, когда пьяный придурок решил засунуть ногу в немытой обуви к нему домой. Тому надо было пролететь метров пять-шесть по воздуху и с лету поймать каблук.
После этого над вольером протянули провода и пустили ток.
Многие, наверное, думают, что это для защиты людей от злых волков. Но я-то знаю, что это защита волков от дураков.

Мамин-Сибиряк (с)

18.01.2017, Новые истории - основной выпуск

В круге света

Дали мне на сдачу китайскую зажигалку с фонариком. Дело было в Находке, Китай под боком, такие зажигалки там копейки стоили. Тогда я еще курил, поэтому зажигалка была не лишней. Проверил зажигалку - горит, фонарик - светит.
Работы тогда было много, в день по три совещания. Последнее начиналось в одиннадцать вечера в штабе, под который мы снимали квартиру на третьем этаже в старом доме с высокими потолками.
В тот вечер я вышел из квартиры последним. Начал спускаться по ступенькам в полной темноте, ни одна лампочка не горела. В тишине было слышно, как внизу открылась дверь и кто-то начал подниматься по широкой лестнице. И судя по энергичному цокоту каблучков, кто-то молодой и интересный.
А насколько интересный? Заговорить, что ли? Ага, в полной темноте из тишины (я был в кроссовках) сказать что-нибудь басом, типа "Бог в помощь!"
И тут я вспомнил про зажигалку. Достал из кармана и приготовился заранее осветить перед ней путь. Типа, вон он я - путеводная звезда! А там и первую фразу какую-нибудь можно сказать.
И вот, когда мы с разных сторон подошли к промежуточной площадке между лестничными пролетами, я жестом фокусника нажал на кнопочку и направил луч света на площадку прямо перед ней.
И мы вдвоем уставились на световое пятно. В круге была отчетливо, как в диафильме, видна картинка обнаженного мужика, совокупляющегося с грудастой девицей.
Пауза длилась долго. Мы тупо стояли и смотрели на картинку. Потом я выключил фонарик и в полной темноте и тишине осторожно пошел к выходу. Я так и не смог придумать первой фразы. А что подумала девушка, перед которой в полной темноте кто-то включил такоэ, я до сих пор стараюсь не представлять.

Мамин-Сибиряк (с)

17.01.2017, Новые истории - основной выпуск

О бренном и вечном.

В очередной раз очередные депутаты выдвинули новые предложения по изменению закона. У них на каждое событие одно предложение - а давайте новый закон примем! Водитель скорой с пассажиром легковушки в Петропавловске добыковались до трупа - а давайте всех, кто скорой не уступит, пожизненно прав лишать!
Птичий грипп в стране - давайте запретим перелеты птиц. Чего они туда-сюда каждый год летают? Пусть определятся, наконец, с кем они!
Давайте с курением бороться! Начали. Мультфильм "Ну, погоди!" сразу начал идти с табличкой "до 16 лет", а некоторые каналы, на которых сигареты затирают, смотреть невозможно, особенно когда персонаж расплывчатую сигару курит. Ахтунги на марше!
У меня до сих пор смартфоны и планшеты разное время показывают, не успевают за "последним китайским" переводом зимнего времени в летнее и наоборот.
Пустили айфончика кресло погреть, он тут же "в последний раз, зуб даю" изменил время. Убрали айфончика, следом опять время поменяли, в другую сторону.

А тем временем...
Я прошлым лет был в Валенсии. Там у ворот кафедрального собора каждый четверг собирается водный трибунал. Больше тысячи лет назад мавры построили там восемь оросительных каналов, которые до сих пор текут по тем же, неизмененным, маршрутам. А чтобы решать споры между землевладельцами, начали собирать в четверг, перед мусульманской пятницей, суд из числа уважаемых людей, решения которого были окончательными и обязательными. Потом мавров выгнали, мечеть снесли, на ее месте построили собор, но суд продолжал работать. Возле тех же ворот каждый четверг собираются восемь представителей каналов, из числа самых уважаемых землевладельцев. Денег они за это не получают, работают бесплатно.

Прошлая Дума приняла больше законов, чем все остальные - 1817. Но, с другой стороны, они же не забесплатно работают, надо же и прозвище - бешеный принтер - оправдывать.

А тем временем в следующий четверг в Валенсии возле ворот кафедрального собора опять состоится заседание водного трибунала. Желающие посмотреть могут особо не торопиться, успеют.
Тысячу лет, каждый четверг.

Мамин-Сибиряк (с)

11.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Ундина

Первый раз я увидел ее на лежаке на самом краю пляжа. Она загорала топлесс и первое, что я подумал, было: "Оказывается, среди немок тоже встречаются красивые девушки!"
Впрочем, начну с описания дислокации. Я отдыхал на Кипре, отель находился возле пляжа, неподалеку начинался небольшой полуостров, который уходил метров на двести в море. Середина полуострова заросла кустами, дальше была тропинка, за которой начинался каменистый берег с острыми шипами вулканической породы. Подойти к воде можно было только в тапочках, желающих это сделать кроме меня не было. Я брал ласты и маску и плавал там, разглядывая среди камней подводных обитателей.
Обычно я ходил напрямую, по тропинке, выходящей напрямую к камням. Но в тот день я пошел длинной дорогой, вдоль берега полуострова. Дошел до последних зарослей и пошел по тропинке, идущей на границе кустов и камней. И тут на полянке среди кустов я увидел девушку, загоравшую на расстеленном полотенце. Ту самую, только обнаженную. Я узнал ее сразу. Не буду врать, что по лицу - по форме груди. Бесшумно проходить было неудобно, я негромко кашлянул, она услышала, обернулась и слегка прикрылась. А я пошел плавать.
Раньше я ходил туда плавать раз в день. После этого я начал плавать по трижды в день. Ходить я начал длинной дорогой, ведь прогулки вдоль моря, наверное, не менее полезны для здоровья, чем плавание? Через несколько дней я уже знал половину обитателей подводного мира в лицо. Я знал, где живет небольшая мурена, в каком месте обычно прячется осьминог, я даже узнал, чем питается рыба-флейта.
Девушка обычно была на одном и том же месте. При подходе я начинал слегка шуметь, чтобы неожиданно не пугать Мы уже улыбались друг другу и слегка кивали головой, как незнакомые сослуживцы из разных отделов.
Пару раз ее не было. Я разочарованно думал про себя: "Проклятые немцы! Мало мы вас с сорок пятом..."
Дней через пять-шесть я в очередной раз пошел плавать, груженный ластами, маской и трубкой. В этот раз я пришел слишком рано, она успела раздеться только наполовину и стояла, улыбаясь и растирая крем от загара по смуглом телу. На загорелых плечах и груди блестели капельки крема, как роса на спелом абрикосе.
И тут я не выдержал и вслух сказал то, что накипело: "Да когда же ты наконец-то уедешь!" И неожиданно услышал в ответ: "У меня завтра рано утром самолет." Мы разговорились, оказалось, что она никакая не немка, а практически соседка, из того же города. Что на пляж, где она загорала топлесс, она перестала ходить, потому что там же дети ходят. Что уже ночью она уедет, потому что самолет у нее вылетает с другого конца острова, с аэропорта Пафоса. Что.. да о многом мы успели поговорить тогда, с ней было интересно. Вот только весь разговор меня не покидала одна грустная мысль: ну и дурак же я был! С чего я решил, что она немка? И что стоило раньше хотя бы раз просто сказать: "Привет!"

Мамин-Сибиряк (с)

10.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Мухи и котлеты

Тогда я еще был совсем молодым. В то лето, в середине девяностых, я только перешел на работу с промысла в контору. Перед выходными вызвал меня главный инженер объединения и выдал ценную бумагу - записку киповцам, чтобы мне выдали полтора литра спирта. Да не технического и не "Рояля" какого-нибудь, а настоящего, чистого, как слеза младенца, которым только контакты серебряные протирать.
С этим спиртом мне надлежало полететь вместе с комиссией Госгортехнадзора в составе Юрия Юрьевича, начальника отдела по надзору за горными и газодобывающими производствами, и Гришей, инспектором из этого отдела, который нас курировал. Был август, самый разгар отпусков на Севере, поэтому эту ответственную миссию - сопроводить комиссию и сделать все, чтобы было как можно меньше предписаний - доверили мне.
Утром вместе со спиртом, двумя бутылками водки из своих запасов, Гришей и Юрием Юрьевичем мы вылетели на вертолете на газовый промысел. По пути неожиданно сели в Дудинке и там на борт поднялись еще два инспектора, один пожилой, второй помоложе. Прилетели, поднялись на второй этаж общежития, где была гостиница, там я оставил инспекторов и спустился на первый этаж, где обитал начальник промысла. Открыл сумку: "У меня с собой есть". В ответ он открыл холодильник, в котором стоял целый ряд водочных бутылок: "У меня тоже есть!"
Я пошел наверх, позвать комиссию, типа посидеть с дороги. Зашел к ним - у них тоже было! Стол уже был заставлен закуской и бутылками . "Заходи, присаживайся!" И мы присели.
К вечеру начальник промысла напился, его выпроводили, чтобы не портил компанию. И мы продолжили пить впятером. Тут я наглядно увидел разницу в классе между начальником и подчиненными. Кто-то пьянел больше или быстрее, кто-то меньше. Юрий Юрьевич дошел до нужной кондиции и остановился на этом уровне. Следующие стаканы уже никак не влияли на степень опьянения, она всегда оставалась одинаковой.
А вот мне нельзя было пьянеть. Первый раз с таким заданием, один с четырьмя инспекторами - да когда такое было, они больше двух вообще никогда не ездили! И не пить было нельзя, пару раз попробовал не допить налитое - заметили, поставили на вид.
Поэтому я пил со всеми четырьмя на одном уровне. Потом двое отправились спать, я пил с оставшимися. Потом была смена караула - двое проснулись, следующие пошли спать, а я продолжал пить уже с новой сменой. Водки во мне было уже столько, что я мог подойти к зеркалу, открыть рот и увидеть уровень жидкости. Я даже наклониться боялся, чтобы не перелить. При этом спиртное не брало абсолютно.
Когда выспались все (кроме меня, конечно), мы сели играть в преферанс. До этого я в него играл только с компьютером, живьем это был первый раз в жизни. Новичкам везет - в итоге я обыграл всех, даже у Юрия Юрьевича выиграл полторы тысячи. Я уже и рад был поддаться, но как это сделать, не умея играть?
На второй день Гриша вспомнил, где он работает, или просто решил развеяться. *А давайте что-нибудь проверим! Хотя бы в цех сепарации сходим."
И тут дедушка преподал ему урок. Он взял тетрадку, подсел к окну и отодвинул занавеску. Общежитие было крайним, окно даже не выходило в сторону промысла. Окно смотрело в сторону большого, больше километра в длину, озера, которое было неподалеку, за невысокими кустами.
На берегу озера слева был песчаный берег, на котором стоял старый экскаватор, оставшийся от строителей.
"Так, что это у нас? Экскаватор? А он у вас зарегистрирован? Пишем!"
Кто бы его регистрировал! Его строители и бросили, потому что он нерабочий был, мы сами потом починили и изредка использовали.
"А что вы тут, песок добываете? А разрешении на добычу полезных ископаемых у вас есть? А карьер для песка отведенный? Пишем - горный отвод отсутствует, незаконная добыча полезных ископаемых! Вы, наверное, и НДПИ не платите?"
Какое разрешение, если отведенный карьер находился в 10 км от поселка, и песок там закончился еще при строительстве. А отсюда мы иногда брали несколько машин песка, после паводка или дождей подсыпку делать. И ведь даже сказать нечего, возле экскаватора видны следы самосвала.
"А что это у нас за озеро? Что за речка из него вытекает? Это же приток Мессояхи! И рыба на нерест наверняка заходит? Это у вас прямо на берегу рыбохозяйственного водоема первой категории производственная деятельность осуществляется! Пишем!"
"Что там справа за сарай в воде на сваях стоит? Водозабор?....." Дедушка закончил писать четвёртую страницы и сказал: "Гриша, учись, пока я живой. "Пойдем куда-то, поглядим чего-то!" Зачем куда-то идти? Наливай!"
Потом-то я понял, что на самом деле они приезжали не нас проверять, а дедушку на пенсию проводить, но тогда-то я этого не знал. От одной мысли, что сейчас мы привезем такие предписания, за каждое из которых можно полконторы выгонять, мне стало как-то не себе. К слову, через пару часов эти листочки при мне выбросили в ведро.
На третий день мы отправились по грибы. Была прекрасная погода, светило солнце, комаров уже не было, тундра уже начинала окрашиваться в осенние цвета. Деревьев там не было, полярные ивы и березы не выше колена, поэтому подберезовики было видно издалека. Мы взяли по два ведра, чтобы не возвращаться, и отправились на прогулку. Я шел рядом с Юрием Юрьевичем, о чем-то разговаривал, и тут он меня спросил: "Скажи, мы тебя сильно за... заколебали?"
Я не сдержался: "Если честно, то уже вот где сидите!", и провел рукой ровно по границе, где плескалась водка.
"Да ладно, не обращай внимания! Ты лучше посмотри по сторонам - солнце светит, тепло, погода изумительная, никто не кусает, грибов полно! А красота-то какая, как сопки далеко видно! Это же главное. Мы тебе мозги покомпоссируем и уедем, а это-то все останется!"
И тут я подумал: "А ведь он прав!" Дошел до первого же оврага, быстренько по нему спустился и пошел в сторону озера возле общежития. Там, в кустах на берегу, был вкопан стол и скамейки. Я начинал работать на этом промысел, там было много молодежи после институтов, с которыми я работал. У одного был день рождения, собирались там отмечать, меня звали, но как я мог отойти, я же с комиссией сижу?
Подошел я туда, и мы до позднего вечера жарили шашлыки и пели песню под гитару. Было весело. Вернулся я в уже темноте. "Ты где был? Мы тут уже розыск объявили!"
А мне было уже море по колено: "Отдыхал! Наливайте!"
Прошло много лет. Юрия Юрьевича уже нет, но я изредка вспоминаю этот урок. Надо иногда остановиться, оглядеться и понять, что есть вещи проходящие, которые сейчас кажутся очень важными, но быстро забудутся, а есть - те, которые останутся навсегда.

Мамин-Сибиряк (с)

06.01.2017, Новые истории - основной выпуск

День перед Рождеством

Лет пять назад отмечали мы Новый год с семьей приятелей. После оливье, шампанского и салютов они сообщили, что второго января собираются поехать к родителям, на Украину. «А поехали с нами!» «Поехали!» И через день двумя машинами мы отравились в дорогу.
Нормальные герои всегда идут в обход, поэтому мы поехали через Беларусь. На самом деле, причина была в том, что приятель служил там, откуда выезд за границу категорически запрещен. Я только на третий год знакомства узнал, где он служит. За границей он бывал, но только по долгу службы, самостоятельно такие вещи не разрешались.
В то время никаких штампов и отметок в документах на границах между Россией и Беларусью и между Беларусью и Украиной не ставилось, так мы побывали и в Беларуси.
Родители у приятеля и его жены жили в пригороде Киева. Мы поселились там, потом съездили в Одессу, прошлись по Потемкинской лестнице, постояли на углу Дерибасовской и Ришельевской, заехали на Привоз, на обратном пути покатались на горных лыжах.
Рождество мы отмечали у родителей. С утра сходили с ними в церковь, а потом взяли «Киевские» торты фабрики «Рошен» и отправились с приятелями поздравлять их родственников и знакомых.
Вначале зашли к крестной приятеля. Нас встретила старушка, мы поздравили ее и вручили торт. «Заходьте, сидайте.» «Мы пойдем, бабушка.» «Як жетак? Заходьте, трохи посидьте.»
Пришлось зайти. Через десять минут стол был полный. И колбаса, и сало, и домашние соления, и горилка, разумеется, куда же без нее?
Уйти мы смогли только через час. Пошли к сестре приятельницы. С порога «Христов воcкрес, мы на минутку, с Рождеством, вот вам тортик!» Ха, тортиком захотели отделаться! «Заходьте, посидим хвилиночку. Зараз вареники поставили.»
Ушли через час.
У нас было шесть тортов. К вечеру мы перепробовали примерно столько же видов вареников, домашней колбасы и еще больше сортов сала, и белого, и розового, и с прожилками, и копченого, и с перцем, и какого там только не было. А какое же сало без горилки?
Домой к родителям приятельницы мы уже не шли, а практически катились. Я уже мог не открывать калитку, а просто пройти через забор, как знаменитый Волк из мультфильма, вот только петь сил уже не было.
Родители нас встретили возле порога. «Нагулялися? Мабуть, исти хочете? Сидайте за стол!» И они открыли дверь в комнату, где стоял трехметровый стол, полностью заставленный едой и напитками.

Мамин-Сибиряк (с)

04.01.2017, Новые истории - основной выпуск

Краска для волос

У меня была красивая жена.
Даже не столько красивая, сколько эффектная. Ей шло абсолютно все, даже полное отсутствие косметики и мятые футболки. Когда она в таком виде выходила в магазин, можно было не сомневаться, что один-два мужика попытаются познакомиться. Когда она была в полном боевом окрасе, подходить рисковал уже не каждый.
Ей также шел любой цвет волос. Мне даже интересно было, как она будет выглядеть с новым оттенком, поэтому я иногда сам покупал краску для волос. Она была блондинкой, брюнеткой, темно-каштановой, цвета красного дерева и, наверное, даже цвета маренго (если бы я еще знал, как этот цвет выглядит). Внешность менялась, но в любом облике она была хороша.
Вот только рыжей я ее ни разу не видел. Я несколько раз предлагал ей купить рыжую краску, но она почему-то отказывалась. «Я уже была как-то раз рыжей, больше не хочу».
Однажды мы гуляли по местному рынку и проходили мимо прилавка с разнообразными париками. И тут я увидел ярко-огненный парик, цвета пламенеющего заката. «Давай померяем!» - предложил жене. Она обреченно вздохнула: «Ну ладно, давай».
Продавщица протянула парик, жена его надела и обернулась к нам. Первой отреагировала торговка. Она восхищенно присвистнула и не смогла скрыть восторга: «Ух ты, такая блядь получилась!»
Больше я с рыжим цветом не приставал.

Мамин-Сибиряк (с)

28.04.2016, Новые истории - основной выпуск

Никогда не сдавайся

Вместо эпиграфа: многие наверняка видели рисунок с лягушкой, которая пережимает горло заглатывающему ее аисту.

Те, кто бывал на Севере, наверняка пробовали нежную северную рыбу сиговых пород: муксуна, сига, чира или королевскую рыбу – нельму, которую еще называют белорыбицей. Если и не пробовали, то про строганину из сырой рыбы наверняка слышали, только такая рыба на нее и годится.
Вот такую рыбку мы на Таймыре и ловили понемногу. Озера вокруг промыслового поселка были давно поделены между службами, на чужие участки никто не зарился. Наше озеро находилось километрах в пяти от поселка. Зимой добирались на «Буранах» или вездеходе, а летом только пешком, по болотам и кочкам. Обычно ставили сеть, на следующий день приходили и доставали уже с рыбой.
Про то, что рыба там вкусная, знали не только мы, но и местные бакланы. Рыбу в сетке они тоже прекрасно видели, ныряли и доставали ее оттуда. Иногда целиком, иногда, если не могли ее вытащить, то в сетке оставалась рыба без головы. Но это было далеко не самое неприятное. Бывало, что баклан сам запутывался в сетке. Птица большая, сильная, биться могла долго, перед смертью превращая сетку в клубок из веревок и лески, который оставалось только выбросить.
В один из дней пришли мы компанией к озеру с удочками, хариусов на мушку половить, вместе с коллегой, который вчера сеть поставил. В сетку только недавно влетел баклан и еще не успел ее как следует запутать. Приятель быстро прыгнул в резиновую лодку, которая в ближайших кустах лежала, и поплыл спасать сетку. Доплыл, вытащил баклана из воды в лодку, выпутал его из сети и решил отомстить ему за весь бакланий род, за всю испорченную рыбу и выброшенные сетки.
Взял птицу за голову и начал ее откручивать, как ботву у редиски. Сделал один оборот, второй, пошел на третий. Мало кому понравится, когда твою шею превращают в штопор, поэтому баклан напрягся и начал дергаться. Тут рука у рыбака соскочила, голова птицы быстро сделала несколько оборотов обратно. После такого кульбита баклан на пару секунд ошалело замер, а потом резко клюнул острым клювом, но не обидчика, как следовало ожидать, а прямо в борт лодки. Может, он и хотел в рыбака попасть, но голова закружилась, кто знает?
Лодка сказала «пшшш» и из нее начал выходить воздух. В Заполярье вода в озерах холодная даже летом, поэтому рыбаку сразу стало не до птицы. Рыбак схватился за весла и быстро погреб к берегу. С каждым гребком лодка все больше сдувалась. Почти успел, когда лодка спустила окончательно и он погрузился в воду, глубина была чуть больше метра.
А баклан благополучно улетел.

Мамин-Сибиряк (c)

09.04.2016, Новые истории - основной выпуск

Ушаночка.

В девяностые годы жил в Норильске один коммерсант, который был известен тем, что многих кинул, запугивал конкурентов, отжимал бизнесы. Многим он кровь попортил.
В один прекрасный день его все-таки посадили.
Я узнал об этом в тот же день, по местному радио «Модем».
Тогда можно было за небольшую плату заказать в эфир любую песню.
И весь день каждые десять минут по радио звучало: «А сейчас для нашего друга А. мы хотим передать песню «Ушаночка».
И до самого вечера хриплый голос напевал:
«А я ушаночку поглубже натяну
И в свое прошлое с тоскою загляну.
Слезу смахну.
Тайком тихонечко вздохну…»

08.04.2016, Новые истории - основной выпуск

Эротический массаж.

Приятель из Норильска рассказывал как-то, как он простатит лечил.
Одним из методов терапии ему прописали массаж простаты. Для тех, кто не знает – это действие, почти аналогичное тому, которым занимаются лица, из-за которых нас Европой пугают, только делается пальцем. Считается, судя по количеству тех, кто этим добровольно занимается, что это довольно приятная процедура.
Однако приятель рассказывал иное. Когда ему первый раз засунули палец в… туда, в общем, и начали массировать простату, было очень больно. У него аж слезы невольно выступили. Некоторое время он выдержал, потом стало неудобно – в полной тишине врач ковырялся у него сзади. Решил он, что надо сказать хоть пару слов, обернулся к врачу и с дрожью в голосе спросил: «Доктор, со мной что-то не так? Вы во мне уже пять минут, а я к вам еще ничего не испытываю!»

Мамин-Сибиряк (с)

05.04.2016, Новые истории - основной выпуск

Мужик.

Прочитал тут несколько выдуманных историй про "настоящих мужиков" и вспомнилось.
Вырос я на Урале, в Гурьеве (нынешний Атырау). В то время весной в реку поднимались на нерест из Каспия осетровые, поэтому в мае к реке даже подходить запрещалось, не то что рыбачить. Но браконьерам закон не писан, каждая севрюга килограмм по десять весом, да половина с икрой черной, поэтому вечером на берегу собирались группы мужиков до десятка человек, рыбачить. По реке сновали катера рыбоохраны, вылавливали якорями снасти и разгоняли браконьеров. Обычно на них было несколько вооруженных ракетницами инспекторов, поэтому при виде катера народ разбегался в кусты.
В этот раз то ли компания была большая и сплоченная, то ли рыба слишком хорошо шла, но толпа катера не испугалась. Мало того, когда он направился к берегу, в воду с матом полетели камни, и катер остановился, инспектора попытались пригрозить рыбакам оружием, но только их распалили. Тогда катер дал задний ход от берега и уплыл дальше под ехидные комментарии толпы.
Минут через пять-десять ниже по течению послышалось тарахтение моторной лодки. Вскоре она уже проплывала мимо нас. На личных моторках тогда по реке плавать было запрещено, поэтому все лодки знали наперечет. Это плыл... не помню уже, как его звали... пусть будет Вася. Вася тоже был инспектором рыбоохраны, с тяжелым характером, неуживчивый, принципиальный - не договоришься. Обычно он плавал один.
В толпе, раззадоренной победой над целой командой рыбоохраны, послышались смешки в его адрес, потом кто-то громко крикнул в сторону лодки что-то непристойное. Вася это услышал и тут же заложил вираж в сторону берега. Когда "Казанка" подлетала к берегу, Вася заглушил мотор и тут же выскочил из лодки.
"Кто это сказал?" - громко крикнул он и бегом направился в сторону толпы. Он бежал большими шагами, в болотных сапогах с широкими голенищами, которые громко бУхали при каждом прыжке.
И браконьеры, которые только что не испугались нескольких вооруженных людей, поджав хвосты, бросились врассыпную в кусты, как тушканчики от степного волка.
Вася в болотных сапогах вряд ли кого-нибудь догнал бы, поэтому он остановился, крикнул что-то приглашающее всех желающих вернуться к нему (ответом ему была полная тишина), развернулся и пошел к лодке. Достал "кошку" (большие крюки на веревке), сделал несколько рейсов вдоль берега вверх и вниз по течению, выгреб в лодку все найденные снасти и поплыл дальше по своим делам.
Вроде бы ничего героического, но я до сих пор помню мужичка в болотниках, бесстрашно бегущего прямо в толпу поджидающих его браконьеров. Немного я в жизни видел настоящих мужиков.
Недавно был весной в Гурьеве, осетровых там уже практически нет. Рыбаков стало много, а Вась никогда много и не было.

Мамин-Сибиряк (с)

02.04.2016, Новые истории - основной выпуск

Звезда эфира.

Как-то весной подвернулся у нас попутный борт из Норильска в Новый Уренгой. Самолет летел за взрывчаткой для геофизиков, от нас он улетал порожняком. Нерационально - решили сверху, и направили пять человек из числа руководства в командировку, по обмену опытом. Мы надели костюмы, парадные дубленки и шапки, и полетели. Поездили по промыслам, походили на встречи, совещания и по ресторанам, и через пять дней собрались домой. Самолет наш уже улетел, прямых рейсов не было, поэтому пришлось лететь через Москву. Вылетели мы утром двадцатого апреля, в Уренгое было минус двадцать. Прилетели, вышли из самолета - в Москве плюс двадцать. А у нас дубленки и шапки в руках. У меня тогда была квартира под Москвой, предложил я коллегам - поехали ко мне, оставим вещи и денек-другой погуляем.
Подумали они, помяли в руках шапки и решили все-таки улететь домой, а я поехал к себе. Бросил зимние вещи и, как был, в костюмчике, галстуке и итальянских ботиночках, поехал на весну смотреть. Вышел на Тверском бульваре, тепло, солнце светит, на деревьях первые листики появились, толпы людей праздно гуляют или на скамейках сидят, пиво пьют - лепота! Весна наступила, на другом конце бульвара оператор с камерой на штативе стоит, пробуждение природы и людей снимает. Надо присоединиться к отдыхающим. Купил в ближайшем киоске бутылку пива, начал искать, куда присесть - все скамейки заняты. Наконец нашел просвет на скамейке между двумя компаниями, сел туда, закинул нога на ногу и начал блаженствовать, жмурясь на солнышке и попивая пиво прямо из горла бутылки.
Посидел, отдохнул и пошел дальше гулять, а на следующий день обратно в Норильск улетел.
Через месяц сижу дома, готовлюсь день рождения отметить, раздастся звонок телефонный. Звонит подруга с другого конца страны, между поздравлениями интересуется, а не был ли я недавно в командировке?
Был, говорю, а откуда ты знаешь?
Видела, говорит.
Была в то время известная передача, которая в тот раз была посвящена алкоголизму. Вначале показали меня, сидящего на скамейке в костюмчике и пьющего пиво из горла, под комментарий знакомого всем ведущего: "Смотрите, как все прилично начинается...", а следом - алкашей, которые ползают по детской песочнице и не могут перелезть через бортик, с продолжением: "...и чем все заканчивается! Лучше не начинайте пить!"
Так что теперь я знаю, что такое слава и где я закончу жизнь - во хмелю под забором.

Мамин-Сибиряк (с)

30.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Кухни народов мира

Часть первая. Как я ел артишоки.
Мы с подругой отдыхали в небольшом средиземноморском отеле. Она была очень видная девушка с обаятельной улыбкой, поэтому за ужином наш столик обычно обслуживали не официанты, а метрдотель, мужчина в возрасте, которому это явно было по душе. С языками у меня вообще беда, подруга учила немецкий, который благополучно наполовину забыла, поэтому обычно изъяснялись жестами и улыбками.
Как-то за ужином метрдотель торжественно принес тарелку с незнакомыми овощами или фруктами. Размером чуть больше куриного яйца, на вид это напоминало зеленую сосновую шишку. Я потрогал это вилкой – вроде вареное, значит – овощ. Будем есть с помощью вилки и ножа. Метрдотель стоял неподалеку и с улыбкой наблюдал, по его довольному лицу было видно, что он принес деликатес. Сейчас отведаем! Аккуратно отделил ножом мясистую чешуйку, подцепил ее вилкой и отправил в рот. Начал жевать, а внутри чешуйки жесткие волокна, как пеньковые веревочки. Долго жевал, пытаясь их измельчить, но получилось только измочалить. Кое-как проглотил. «Ну как это на вкус?» - спросила подруга. «Как будто ивовую кору жуешь, и на вкус, и по консистенции. Сейчас еще попробую, может, я чего-то не понимаю?» И я отделил еще одну чешуйку и также отправил ее в рот. Продолжая разжевывать это, я посмотрел на метрдотеля. Он видел мои манипуляции, и на его лице отражалась мучительная борьба. Профессионализм и вышколенность, не позволяющие вмешиваться в чужие манеры приема пищи, боролись в нем с желанием подсказать и помочь. Все-таки он не выдержал, подошел к столу и, улыбаясь, показал, как надо есть артишок – взять лепесток, откусить снизу мякоть и отложить жесткую часть в сторону. Не могу сказать, чтобы это было безумно вкусно, но, по крайней мере – это можно было спокойно глотать.

Часть вторая. Йа – криветко.
Это было в небольшом городе в центре Сибири. Местный приятель, с которым мы там познакомились по общим делам, как-то позвал меня в ресторан и предупредил, что должны подойти две его знакомые. Одну из них, бывшую одноклассницу, он описывал в восторженных тонах: «У нее автомобиль – Теана. С мужем она недавно разошлась. А какое у нее крутое бедро! Сам увидишь.» И работа у нее была непыльная, но престижная и денежная – директор местного филиала одной организации. У него аж глаза разгорались, когда он про нее говорил, но – нельзя, одноклассница и с женой знакома. Мне стало интересно, кто же там придет?
В ресторан зашли две подруги, сразу стало ясно, про кого приятель рассказывал. Гламурная молодая женщина в стильном строгом платье, настолько строгом, что это уже граничило с вызовом, натуральная блондинка с зализанной прической. Бедро было действительно крутое, примечательное бедро, что уж там скрывать. Мы начали чопорно разговаривать, потом все-таки лед понемногу растаял. Через два часа мы уже договаривались встретиться завтра в ресторане уже вдвоем, вдобавок оказалось, что она нередко бывает в наших краях в синекурных командировках. Некоторый налет гламурности, легкого снобизма и большого желания показать, что она птица высокого полета, еще оставался, но это было уже неистребимо. Например, рассказывая, как она отмечала Новый год где-то в Европе с кем-то из приятелей, она так старательно несколько раз произнесла «в ПЯТИЗВЕЗДОЧНОМ отеле», что это уже вызывало невольную улыбку. Или то, как гламурно она оттопыривала мизинчик в сторону.
И тут черт меня дернул заказать тарелку с морепродуктами. Ее принесли, вместе с рыбой и морскими гадами лежали и креветки в панцире. Она сразу взяла вилку, и, со словами «О, креветки!» подцепила одну, положила в прелестный ротик и начала жевать. Вместе с панцирем. Я даже не успел ничего сказать, успел только удивиться. Пожевав креветку (примерно, как я артишоки) она незаметно выплюнула ее в сторону и тихонечко, себе под нос, произнесла «Тьфу, гадость». Огромным усилием воли я все-таки сумел подавить улыбку и сделать вид, что я ничего не заметил. В том, что человек не знает, что креветку положено чистить, не было ничего смешного, но там был слишком разительный контраст со старательно позиционируемым образом гламурной светской львицы, которая разъезжает по Европам и живет только в ПЯТИЗВЕЗДОЧНЫХ гостиницах. И перевести все в шутку было нельзя, чувство юмора у нее было в разы меньше чувства собственной избранности.
Подавить-то первую улыбку я подавил, пару минут сидел с совершенно постным видом. Но тут вдруг в памяти всплыла известная фраза «Йа криветко» и все, я сломался. Стоило взглянуть на нее, как сразу в голове огненными буквами всплывало: «Йа – криветко» и рот сам собой растягивался в улыбке. Пришлось быстро попрощаться и уйти.
Мы все-таки встретились с ней еще раз, я надеялся, что в этот раз сумею все-таки удержаться. Какое там! Проклятое «криветко» никуда не делось, я продолжал регулярно и некстати лыбиться. Это было свыше моих сил. Вряд она догадывалась о причине, надеюсь, она решила, что я просто идиот.

Часть третья. Греческий салат.
После того, как я попробовал греческий салат в деревенских греческих тавернах (там он называется по-другому, точно не «греческий»), он у меня служит в качестве экспресс-метода определения класса заведения в России. Обычно достаточно заказать в ресторане греческий салат, чтобы понять, что тебя там может ожидать. Если он приготовлен из спелых овощей, нарезанных крупными кусками, с крупными кусками сыра, и полит оливковым маслом, то, скорее всего, и остальные блюда там будут приличными. Если же он порезан кусочками среднего размера, то и кухня там почти наверняка будет средняя. Самый тяжелый случай, когда греческий салат порезан маленькими кусочками: заведение будет с претензией, цены при этом будут завышены, а кухня будет несъедобной.

27.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Давайте говорить друг другу комплименты…

Как-то в молодости мне нужно было попасть на прием к директору одной организации. Человек он был занятой, его покой бдительно охраняла секретарша, молодящаяся дама сорока с лишним лет. Сидел я в приемной уже пару часов и с тоской думал о том, сколько еще мне предстоит тут ждать. К секретарше в гости заскочила приятельница из бухгалтерии и они начали щебетать. В разговоре женщины кокетливо затронули тему возраста, и я понял – это мой шанс! Я начал говорить комплимент, и тут меня куда-то понесло. Через пару минут я замолчал, с ужасом понимая, что всю суть комплимента можно свести к одной фразе: «Вы не настолько стары, как выглядите».
К директору я попал только через три дня.

Мамин-Сибиряк (с)

26.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Риторика

Многие еще помнят Виктора Степановича Черномырдина, который был не только председателем правительства в течение многих лет, но и непревзойденным оратором.
Напомню только маленькую часть его перлов:
• Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.
• Все это так прямолинейно и перпендикулярно, что мне неприятно.
• Если делать — так по-большому!
• Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.
• Отродясь такого не видали, и вот опять!
• Раньше полстраны работало, а пол не работало, а теперь ммммммм… всё наоборот.
• У кого руки чешутся? У кого чешутся — чешите в другом месте.
• Как кто-то сказал, аппетит приходит во время беды.
• Какую бы общественную организацию мы ни создавали — получается КПСС.
Или великое и вечное:
• Мы хотели как лучше, а получилось как всегда.
Про то, как он разговаривал, лучше него самого никто не скажет:
• Я ничего говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.
• Сказал бы, этими вот, как говорится, руками.
Я думаю, многие догадываются о причинах его красноречия. Ему частенько не хватало знакомых связывающих слов, которые приходилось заменять другими, часто с непредсказуемым результатом.
Черномырдин много лет проработал в газовой отрасли. В начале 80-х годов, в должности замминистра газовой промышленности, Виктор Степанович прибыл к нам на Таймыр. Вместе с полным вертолетом свиты он прилетел на Факел, где готовились к летней навигации и приему грузов для строительства очередной нитки газопровода.
Виктор Степанович был не в духе. Проходя по поселку и причалам, он то и дело останавливался и в свойственной ему манере распекал руководство объединения и своих подчиненных. Если бы кто-нибудь в то время смог запикать все его эпитеты, то из всей речи остались бы только имена и должности на фоне сплошного «пипипипи…».
Так они дошли до одиноко работающего рядом с причалами сварщика. Наступило короткое северное лето, половина народа была в отпусках, поэтому вместо того, чтобы варить газовую трубу в плети по сдельным расценкам, дядя Вася, сварной шестого разряда, занимался тем, что варил сани для перевозки негабаритных грузов. Сани он обещал закончить сегодня, поэтому работать придется до позднего вечера. Надо бы перекурить, и так больше часа маску не снимал. Дядя Вася достал папиросу, сел на сани и закурил.
В это время комиссия в полном составе как раз проходила мимо него. Черномырдин остановился, остальные встали в почтительном отдалении. Дядя Вася попал под горячую руку. Черномырдин посмотрел на спокойно сидящего сварщика, набрал воздуха и начал: «Какого … ты тут расселся? Сидишь, …, … греешь! Ты что, б…., сюда, …., отдыхать прилетел? Где вас …. таких … работников ... набрали?» Он завелся и еще долго распинался в том же духе. Дядя Вася сделал последнюю затяжку, докуривая папиросу, погасил окурок, обернулся к Черномырдину и громко, но флегматично, сказал: «Мужик, пошел на х…!»
Наступила и повисла мертвая тишина. Дядя Вася спокойно надвинул на лицо маску и продолжил варить сани. После долгой паузы Черномырдин обернулся к свите и сказал: «Товарищи, пройдемте дальше!», и комиссия пошла в указанном направлении.

Мамин-Сибиряк (с)

25.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Граница на замке

Эту историю я услышал несколько лет назад на Кольском полуострове от одного из непосредственных участников, с которым мы тогда совместно работали и приятельствовали. За давностью я мог позабыть некоторые подробности и точные названия подразделений, но за суть рассказа ручаюсь.
Он уже много лет жил на севере Мурманской области, руководил серьезным строительным управлением и обзавелся всеми необходимыми знакомствами. В числе его знакомых был и руководитель местного погранотряда. Если посмотреть на карту, то видно, что сверху на небольшом протяжении Россия граничит с Норвегией, которая является членом НАТО. Противостояние между странами осталось в прошлом, но граница все равно усиленно охраняется: контрольно-следовая полоса, забор из колючей проволоки с датчиками движения, широкая нейтральная зона между границами, регулярные тревоги от шастающих там лосей и медведей. И нарушители границы там регулярно попадаются, только почему-то все в одну сторону бегут, от молдаван до афганских беженцев. Ловят их обычно на нашей половине, до норвежской границы они просто не доходят. Поэтому на той стороне границы служба расслабленная, вроде бы Норвегия даже доплачивала нашей стороне, чтобы наши пограничники бдительности не теряли.
В тот выходной день приятель вместе с начальником погранотряда отправился в море на рыбалку. Дружба и сотрудничество у них были старые, проверенные временем. Как раз в это время они совместно строили избушку и баню в нейтральной полосе на берегу озера. Место красивое, посторонние туда попасть не могут по определению, есть где спокойно отдохнуть приличным людям. Незадолго до выхода в море приятель направил туда одного из своих рабочих на уазике, привезти кое-какие материалы для обустройства сауны.
Пропуск через наш КПП в нейтральную зону ему выписали, поэтому он его спокойно проехал и поехал на заимку. Он там был всего один раз, да и то в качестве пассажира, поэтому неудивительно, что он перепутал направления и слегка заблудился. Догадываться об этом он начал уже после того, как проехал еще одно КПП, из которого никто почему-то не вышел. Ну, не вышел и не надо, рабочий поехал дальше, но задумался – вроде бы второй ККП они прошлый раз не проезжали? Он вернулся, подъехал к будке, вышел из машины и постучал в дверь. Оттуда выскочил сонный пограничник, ошарашено поглядел на него, быстро прыгнул обратно и выскочил уже с автоматом в руках. И неудивительно, нечасто на норвежскую территорию попадают нарушители, да еще и на уазиках!
Пока один пограничник держал его под прицелом, второй набирал по телефону собственное начальство. Шок у них уже начал сменяться радостью – за поимку нарушителя норвежцам полагается неплохая премия!
Между руководителями норвежского и нашего погранотрядов была прямая связь и личное знакомство, поэтому тот решил первым делом переговорить с нашим, чтобы решить, что дальше делать с нарушителем. Лишние шум и разборки никому не нужны. Но наш, как мы помним, был на рыбалке в Баренцевом море, вне зоны досягаемости. Поэтому, после нескольких безуспешных попыток дозвониться, пришлось выносить историю с нарушителем наружу, сообщать начальству. И все заверте…
Первым об инциденте узнало руководство пограничников в Мурманске. Руководство норвежского пограничного округа начало спрашивать у них, кто бы это мог быть и что бы это значило? Потом к делу начали подключаться политики. Через пару часов норвежский консул в Санкт-Петербурге уже неофициально встречался с нашими представителями, обсуждая, как можно выйти из щекотливой ситуации. В это время мы как раз дружили с блоком НАТО, поэтому боевые самолеты в воздух решили не поднимать, а постараться спустить дело на тормозах, без шума.
Когда катер причаливал к берегу, его там уже ждали погранцы. Уазик, уже другой, пограничный, рванул в сторону границы. На ККП бедного работягу, который так и не понял, что случилось, вместе с машиной передали нашей стороне. Самолеты на авианосцах Шестого флота опять зачехлили, ракеты перевели на оперативное дежурство, мир облегченно выдохнул. Рабочего привезли домой, в Заполярный, и строго-настрого наказали сидеть дома. Ближе к вечеру приятелю, который еще не успел отойти от этой истории, позвонили: опять случилось ЧП, приехали сотрудники ФСБ из Мурманска допрашивать рабочего, и нигде не могут его найти. Видать, не случайно он за границу пытался уйти, раз сейчас в бега ударился! Тот присел, подумал, и отправился в гаражи за городом. Точно, работяга был там! Он с двумя приятелями обмывал чудесное возвращение из постылой заграницы на Родину и уже лыка не вязал. Пришлось загрузить тело в машину и везти на допрос.
После нескольких допросов рабочего отпустили, приказав не подходить к границе даже на несколько километров. Баню достроить не разрешили, так она и осталась без каменки. Командир отряда получил строгий выговор, но остался на месте.
Только один вопрос остался не проясненным: неизвестно, выдали ли норвежским пограничникам премию за поимку нарушителя?

Мамин-Сибиряк (с)

24.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Когда хвост виляет собакой

Наверняка все слышали анекдоты про чукчей. И хотя мало кто воспринимает их всерьез, северные оленеводы действительно очень похожи на персонажей этих анекдотов, такие же наивные и доверчивые, как дети.
В девяностые для них наступили нелегкие времена. Колхозы начали разваливаться, продукты и товары завозить почти перестали, некому стало сдавать свою продукцию, в основном – оленину и рыбу. Тогда они начали регулярно приезжать на оленьих упряжках в вахтовые поселки, привозить на продажу мясо-рыбу, а также песцовые шкурки. Китайские и греческие шубы еще не заполонили прилавки, и пушнина пользовалась большим спросом. На вырученные деньги оленеводы покупали муку-сахар и прочие продукты, бензин, патроны и, разумеется, водку, которая в то время была чем-то вроде местной валюты, на нее можно было много чего поменять.
Большинство работающих на промысле старалось их не обижать, это как ребенка обидеть, у них и так жизнь тяжелая была. Скорее наоборот, привозили им из города старую одежду, покупали в магазине пакетики с конфетами: «Отвези детишкам». Но – в семье не без урода. Завелся и у нас такой.
Как-то поздним вечером в вагончик, где жил этот товарищ с соседом, постучали. Тот отрыл дверь, за которой стоял немолодой ненец-оленевод:
- Шкурка нада?
- Сколько их у тебя?
- Две привез.
- Обе возьму. Даю две бутылки водки.
Цена была совсем небольшая, поэтому немного поторговались, но сошлись все равно на двух: - Хорошо, неси.
Тот принес две бутылки водки: - Давай свои шкурки!
- Подожди, моя проверять будет.
- Да что там проверять? Вот бутылки, давай шкурки.
- Моя прошлый раз мешок рыбы привозил, ты три бутылки водки давал, в двух вода оказалась. Проверять буду.
- Да ладно, это не я был, а кто-то другой, наверное. Хорошая водка, смотри! Вот здесь пробка немножко помятая, так я тебе другую дам!
- Хорошо, только моя все равно проверять будет.
Он отвернул пробку, понюхал бутылку, потом проверил вторую: - Забирай шкурки.
Довольный покупатель зашел в вагончик и похвастался соседу: - Смотри, песцовые шкурки раздобыл, и всего-то за две бутылки!
- Опять ты их дуришь? Дай хоть посмотрю на шкурки.
Он взял шкурки, встряхнул, провел рукой по белоснежному меху. Затем развернул мехом наружу, внимательно присмотрелся и вдруг начал хохотать. Грубыми широкими стежками толстыми черными нитками к шкуркам зайца-беляка были пришиты песцовые хвосты.

Мамин-Сибиряк (с)

23.07.2013, Новые истории - основной выпуск

Монологи об охоте

«Вы знаете, как я вас уважаю, но вы ничего не понимаете! Вы не знаете, что такое гусь! Ах, как я люблю эту птицу! Это дивная жирная птица, честное, благородное слово. Гусь! Бендер! Крылышко! Шейка! Ножка!» - Паниковский

В мае у всех охотников Таймыра начинается гусиная лихорадка. Они начинают изучать прогноз погоды, горящими глазами вглядываются в небо, в южную сторону, уши у них оттопыриваются, как у чебурашек– гусь, гусь вот-вот пойдет! Важно не пропустить первый гусиный крик или силуэт! Они начинают собираться в стайки, как революционеры-заговорщики, возбужденно пересказывая последние новости, как будто ждут прихода союзных войск: «Мне свояк звонил, Игарку уже прошли, скоро и до нас дойдут!» Другие охлаждают пыл: «Вчера похолодало, по Енисею снег прошел, они обратно повернули. Еще недельку подождать надо бы.» «А у меня сосед-вертолетчик три дня на островах просидел, хоть бы один прилетел! Рано еще. А ты патроны уже заготовил? Сколько? Двести штук? Думаешь, хватит?»
В это время начальству не позавидуешь. У каждого из охотников находится объективнейшая причина, чтобы взять отгул или отпуск на несколько дней. У кого-то теща при смерти, у кого-то жена рожает, третьего в больницу должны положить на обследование, четвертый два года без отпуска, «ну хоть на недельку отпустите». И все настолько убедительны, как будто школу Станиславского успешно закончили.
Дикий серый гусь совсем не похож на своего домашнего собрата, он размером с домашнюю утку, и жира в нем весной не больше, чем в вяленом минтае, но охота на него – это вершина спортивной охоты. Попробуй подойди к компании охотников, которые с ностальгической истомой и поволокой в глазах вспоминают, как в прошлом году за неделю сидения в тундре добыли пару гусей, и скажи, что ты зимой трех оленей в течение пяти минут подстрелил, на тебя посмотрят, как на слабоумного: «Какие олени, дорогой, о чем ты вообще? Ты бы еще про ондатру начал рассказывать! Не видишь, тут серьезные люди про Гуся беседуют!»
Я тогда работал в тундре молодым специалистом, сразу после окончания вуза, и мне повезло в первую же весну съездить на гуся. Никого мы тогда не добыли, но зато я понял, что такое азарт гусиной охоты, когда мы брели по распадку по колено в мокром снегу, под которым уже вовсю бежали ручьи, и вдруг услышали где-то далеко в тумане перекликающиеся крики пролетающих гусей. «Ложись!» Плюх в снег, и закапываешься в ледяную жижу поглубже как крот, чтобы гуси как можно позже тебя увидели. Из тумана вдали появляется косяк гусей, который быстро проносится мимо. Встаешь, весь мокрый, и только выдыхаешь: «Эх, далеко прошли!»

«Вы знаете, Бендер, как я ловлю гуся? Я убиваю его, как тореадор, - одним ударом. Это опера, когда я иду на гуся! "Кармен"!» - Паниковский

Стояли полуголодные девяностые годы. То зарплату задерживали, то продукты не подвозили, поэтому охота в то время была не только удовольствием, но и средством добычи пищи. После той поездки «на гуся» прошел почти месяц, за это время мне одолжили ружье, с которым я начал вечерами ходить в тундру. Добывал я немного, по одной-две утки или куропатки, в зависимости от того, в какую сторону уходил. Трофеи нередко относил дежурной смене операторов добычи газа, которые круглосуточно дежурили на объекте и обедали там же. В тот вечер я подстрелил из скрадка на озере утку и решил отдать ее дежурной смене. Перед самым промыслом залез я на газовую трубу, диаметром около метра, и пошел по ней. Мне осталось пройти полсотни метров, как вдруг я услышал знакомые крики. Не может быть! Весенний пролет гусей закончился еще пару недель назад. Я посмотрел в сторону криков и на фоне огромного красного заходящего солнца увидел три силуэта, которые направлялись прямо на меня. Так, спокойно. Не шевелимся, чтобы не спугнуть. Медленно снимаем ружье с плеча. У двустволки двенадцатого калибра отдача приличная, поэтому пошире расставляем ноги и устойчиво становимся на трубе. Отворачиваемся в сторону, чтобы солнце не слепило и ждем, когда гуси подлетят поближе.
Крики раздавались все ближе и ближе. С такого расстояния уже можно было стрелять, но я терпеливо стоял столбиком и ждал, чтобы уже наверняка попасть. В книгах нередко перед смертью у героев нередко вся жизнь, начиная с раннего детства, умудряется пролететь перед глазами. У меня в те мгновения перед глазами мелькало не прошлое, а будущее. Гуси подлетали все ближе и ближе, вероятность подстрелить хоть одного из них с такого расстояния становилась все реальнее и реальнее. Передо мной пронеслась картина, как я стреляю в гуся и он по инерции падает прямо рядом с трубой. Я беру этого гуся и несу его операторам. Захожу к ним, небрежно держа его за шею, как будто это обычная куропатка. Операторы скапливаются вокруг меня и начинают удивленно охать: «Ух ты, смотри – гусь! Они же уже давно пролетели. Как это ты его подстрелил?! Ничего себе, ну ты уже настоящий охотник!» Тут я прерываю сам себя, резко оборачиваюсь к гусям и вскидываю ружье. Гуси летят прямо на меня, низко-низко на землей и до последнего момента меня не замечают. Тут они испуганно начинают тормозить, но свернуть в сторону уже не успевают и летят прямо надо мной. Они настолько близко, что их можно сбить длинной палкой. Я хладнокровно прижимаю приклад ружья к плечу и практически в упор стреляю. Зарядом дроби с такого расстояния промахнуться просто невозможно, прямо передо мной на расстоянии нескольких метров во всей красе распахнутые крылья трех гусей. Операторы, ждите, теперь мы (я и гусь) идем к вам! Я плавно тяну за курок – и тишина. Что такое? Осечка? Но щелчка не было! Может, не взвелось, ружье – бескурковка, снаружи не видно. Я быстро переламываю ружье об колено и вижу два патрона, одним из которых я полчаса назад подстрелил утку. И именно за этот курок я и дергал! Нет чтобы и на второй курок нажать! Быстро захлопываю ружье и навожу его вслед улетающим гусям. Поздно, за это время гуси удалились из зоны поражения. Вслед им звучит запоздалый бессмысленный выстрел. Все, опера закончилась. Дивные жирные птицы улетели навсегда.

Мамин-Сибиряк (с)

Рейтинг@Mail.ru